Восприятие текста произведения художественной литературы как второй этап процесса чтения | Библиосфера. 2014. № 1.

Восприятие текста произведения художественной литературы как второй этап процесса чтения

Рассмотрено восприятие художественной литературы как центральная фаза читательской деятельности. Отдельные процессы и характеристики восприятия проиллюстрированы примерами из отзывов чита- телей на повесть Н. В. Гоголя «Вий» и роман Г. Г. Маркеса «Сто лет одиночества», опубликованных в Интернете.

Perception of a fiction text of as the second stage of reading.pdf Начение чтения художественной литературы для формирования личности неоспоримо. По- этому библиотекари организуют различные мероприятия с целью популяризации произведе- ний художественной литературы, а библиотековеды включаются в обсуждение различных проблем чи- тателеведения. Одна из таких проблем – воспри- ятие художественной литературы. В ходе непосредственного восприятия текста решаются главные вопросы взаимоотношений ав- тора и читателя: • Будет ли прочитано произведение? • Будет ли понято и как? • Окажется ли удовлетворена информационная потребность читателя? • Возникнет или нет эстетическое удовольст- вие от чтения? Восприятие художественной литературы иссле- довали многие ученые, представляющие разные гу- манитарные науки: литературоведение – М. М. Бах- тин, В. Е. Хализев, Л. В. Чернец, Л. П. Кременцов, М. Зубрицкая; психологию – Л. С. Выготский, О. И. Никифорова, Л. Г. Жабицкая, Е. П. Крупник; книговедение – Н. А. Рубакин, А. А. Гречихин, М. Г. Ханин, Ю. П. Мелентьева и др. Определен- ную долю в осмысление этого этапа чтения внесли писатели – Л. Н. Толстой, А. М. Горький, В. В. На- боков, М. И. Веллер и др. Тем не менее многие аспекты этапа непосредственного восприятия текста остаются до настоящего времени спорными. Для уяснения границ этого этапа чтения куль- туролог А. Моль предлагает использовать понятие «предел восприятия» [11, с. 151]. Ученый полагает, что «идеально средний индивидуум пред- ставляет собой чрезвычайно редкое явление» [11, с. 113], потому что «предел восприятия непосред- ственно зависит от образованности субъекта» [11, с. 154]. Кроме уровня интеллекта и образованности чи- тателя есть еще один предел, определяемый физи- ческим объемом, количеством информации, дозой, которую воспринимающий способен осознать. Для разных читателей физический объем информации тоже свой. Однако значимость произведения не за- висит от его объема. Каждый жанр выполняет свое особое предназначение, от которого зависят как его выразительные средства, так и объем. Разницу в во- сприятии крупного и небольшого по объему про- изведения отметил М. Веллер [3]. Аналогично оценивается объем эстетического переживания. М. Веллер определяет даже пример- ный уровень эстетической дозы: «Любитель по- эзии может потребить за раз 100 строк хороших стихов. Дальше наступает насыщение и пресыще- ние, эмоциональный ресурс израсходован, воспри- ятие притупляется...» [3, с. 55]. В течение фазы непосредственного восприятия литературного текста наиболее активен диалог между двумя субъектами – читателем и автором. Но происходит он не непосредственно, а через 45 КНИГОВЕДЕНИЕ объект, которым является коммуникационное со- общение – литературное произведение. В это время осуществляется двойная связь: прямая – от автора через литературное произведение к читателю и об- ратная – от читателя к автору. «Книга является не монологом, а диалогом с “абстрактным” собе- седником», писал выдающийся украинский уче- ный-энциклопедист Д. И. Чижевский [18]. Думается, что под непосредственным воспри- ятием литературного произведения следует пони- мать воссоздание в сознании читателя содержания произведения в той или иной мере адекватности, соответствия авторскому представлению, в самом процессе чтения. Разные методы изучения процесса чтения дополняют друг друга, благодаря чему может быть выстроена адекватная целостная картина. Нами использованы отзывы читателей, опубликованные на веб-сайтах, организаторы которых заинтересо- ваны в изучении чтения и популяризации художе- ственной литературы. Изучены отзывы на повесть Н. В. Гоголя «Вий» – одного из ярчайших класси- ческих произведений, опубликованные на сайте «Лаборатория Фантастики» с июня 2007 г. до фев- раля 2013 г., всего 50 отзывов [4] и на роман лау- реата Нобелевской премии Г. Г. Маркеса «Сто лет одиночества» (сайт «Лабиринт», с июня 2011 г. до июля 2013 г.) – всего 30 отзывов [13]. Отзывы читателей привлекаются как для характеристики восприятия произведения в целом, так и для рас- смотрения отдельных его аспектов. Фаза непосредственного восприятия литературно-художественного произведения состоит из четырех процессов: 1) предварительное ознакомление; 2) первичное понимание; 3) эстетические переживания; 4) первая оценка произведения. Рассмотрим каждую фазу последовательно. 1. Предварительное ознакомление осуществ- ляется, как правило, по следующим элементам произведения: заглавие и подзаголовочные данные, оглавление, пролог, эпилог, примечания. Л. В. Чер- нец придает особое значение заглавию в подготовке читателя к восприятию текста [17]. С самого начала читателю целесообразно озна- комиться со структурой произведения. Л. Н. Тол- стой писал об удобстве «маленьких глав»: «Каждая глава должна выражать одну только мысль или одно только чувство» [16]. Но не все писатели сле- дуют этой «манере». Огромный роман Г. Маркеса «Сто лет одиночества» имеет неудобную структуру. Один из читателей (Шуляков Роман), оставивший отзыв об этом произведении, особо отметил нетам есть, и их 20 штук. Но разделять их всего од- ной пустой строкой? По-моему, это реально не- удобно. Я не привык прерывать чтение посреди действия и всегда читаю до конца главы... поверьте, с таким разбиением это не есть удобно...»1. В результате предварительного ознакомления с произведением читатель принимает решение: читать или не читать его дальше. При этом возможно три варианта того, насколько читатель справляется с задачей ознакомления: • не справляется – предлагаемое произведение представляется непонятным, сложным, неинтересным; вероятно, от его чтения следует отказаться; • справляется частично – какие-то ориентиры видит, одни направления понимает, другие трактует неправильно, третьи не восприни- мает вовсе; может попытаться читать в на- дежде при чтении понять, что к чему; • справляется адекватно – все ориентиры ви- дит, понимает их правильно. 2. Первичное понимание – задача, стоящая перед читателем в процессе непосредственного чтения. Понимание в это время – еще не полное и не окончательное осознание литературного про- изведения, которое наступит только после прочте- ния и осмысления произведения, т. е. на этапе по- слечтения. В основе понимания литературного произведе- ния лежит понимание языка, на котором написано произведение. Понимание языка писателя – одна из причин дифференциации читателей. О. И. Никифорова говорит о трехслойном анализе текста литературного произведения читате- лем: «анализ слов по обычной грамматической схеме», «анализ образных предложений» и анализ «крупных элементов художественного текста» [12, с. 49–52]. С этим утверждением можно согласиться, если заменить слово «анализ» на «понимание». По мнению Л. Г. Жабицкой, естественный язык плюс общеязыковая метафоричность, которая ис- пользуется для выражения эстетического содержа- ния – это первый слой произведения [8, с. 12]. Од- нако трудно согласиться с тем, что язык – это только первый слой, который отделен от «второго слоя – описываемой действительности» [8, с. 13] и от «третьего слоя – философского осмысления жизни и жизненных ценностей» [8, с. 14]. Язык литературного произведения – инструмент, при помощи которого решаются все авторские задачи: доведение читателя до понимания «слоя фактов», предоставление читателю эстетического удоволь- ствия, убеждение читателя в идейной направлен- ности произведения, передача писательского пафоса. удобства, испытанные им при чтении книги: «По- казалась неудобной система разбиения. Да, роман не разделен четко на главы с названиями. Но они 1 Здесь и далее цитируются отзывы читателей, разме- щенные на веб-сайтах. 46 М. Я. Серебряная, Г. Н. Швецова-Водка, 2014, № 1, с. 45–51 Добавим, что при восприятии каждого кон- кретного литературного текста играют роль и дру- гие факторы. Более-менее адекватное совпадение содержания, вложенного автором, с тем, которое воспринял читатель, не является величиной одно- мерной. Нам представляются возможными не- сколько вариантов понимания: • непонимание, при котором «индивидууму недостает критериев [выработанных на основе предшествующего опыта], его ум тонет в обилии оригинальности данного сообще- ния и теряет к нему интерес» [11, с. 130]; • частичное, неполное, неправильное, неадек- ватное понимание; С. И. Поварнин характеризует его так: «Понять книгу часто вовсе не так легко, как кажется. Тут опаснее всего “иллюзия понимания”: кажется, что понял, а на деле – понял, да не совсем, или понял, да неправильно» [14]; • полное и правильное понимание, при кото- ром в сознании читателя формируется именно то содержание, которое видел в нем автор; • творческое, креативное понимание, когда чи- татель видит в произведении больше, чем хотел сказать автор. Отзывы на два произведения художественной литературы, взятые нами для изучения, показывают разный уровень понимания их содержания читате- лями. «Вий» Н. В. Гоголя поняли все. Исходя из текстов отзывов можно заключить, что во всех случаях это понимание было правильным, полным и адекватным авторскому. В отдельных случаях можно говорить о понимании, выходящем за пре- делы предложенного автором текста, когда чита- тели рассуждают о философском, мировоззрен- ческом смысле повести. Иная картина вырисовывается из отзывов на книгу Г. Г. Маркеса «Сто лет одиночества». Три читательских отзыва из 30 (10%) свидетельствуют о непонимании содержания книги и необходимости прекратить чтение. Например, Трифонова Татьяна пишет: «“Сто лет одиночества” подойдет не для каждого читателя. Содержание запутанное, непо- нятное, сложное. Для меня эта книга уж точно не читалась на одном дыхании. В итоге прочитала почти половину, ничего не поняла, закрыла и до сих пор не открывала. Даже желания нет». Четыре отзыва (13%) дают общую отрицатель- ную характеристику книге, что, безусловно, тоже свидетельствует о непонимании или неправильном понимании ее содержания. Среди этих отзывов отметим мнение Nataliliya: «Если и бывает беспо- лезная литература, то это про эту книгу об- щий настрой книги мрачен и оставляет неприят- ный осадок. На каждой странице что-то или про мертвых, или тема ниже пояса». Forever-1-ever пишет: «...Книга “Сто лет одиночества” стала одной из худших книг, прочитанных мной за послед- нее время смысл покрыт таким количеством странных деталей, переплетением семейных уз и, са- мое страшное, имен, что на середине книги пони- маешь, что дальше читать уже не хочется. Я дочи- тала до конца.., но перечитывать это точно не буду». Разумеется, есть совершенно другие отзывы, отражающие глубину понимания произведения. Например, Рата: «Маркес велик и прекрасен. Хвала гениальному Маркесу! Это, собственно, все, что можно сказать о самом произведении. Оно гени- ально. Точка». Иванов Егор: «Эта книга как-будто создана, чтобы оставить свой след на полке каждого читателя». Инна Плеханова: «Прочла на одном дыхании Фантастическое, философское про- изведение». Понимание текста может привести к такому осознанию «слоя фактов», когда у читателя воз- никнет ощущение соучастия, своей причастности описываемым событиям, чувство близости, родства с персонажами произведения, восприятия их как живых знакомых людей. В отзывах на произведение Г. Маркеса «Сто лет одиночества», несмотря на абсолютную не- схожесть жизни его героев с жизнью российских читателей, мы тоже находим ощущение сопри- частности и соучастия. Читатель Настя Настя от- мечает: «Читаешь и видишь себя»; anko пишет: «ощущения чуть ли не личного присутствия там, внутри этого мира». Е. П. Крупник называет один из возможных ти- пов психологического воздействия искусства на личность «эффектом присутствия» [9, с. 8]. Ученый обнаруживает, что у каждого читателя по-своему проявляется художественное сознание, первой сто- роной которого следует считать сопереживание, «эффект присутствия» в событиях, изображенных в произведении [9, с. 57]. Л. С. Выготский пишет о двух разновидностях соучастия читателя в траге- дии: 1) сочувствие жертве, страдающему, гибну- щему – аффект; 2) сочувствие виновнику трагедии, так как он тоже страдает – соаффект [5]. Если во время непосредственного восприятия литературно-художественного текста читатель не ощущает эту сторону произведения, то он вообще не понимает его. Если же читателю доступна только эта сторона произведения, можно говорить о его низком уровне эстетических переживаний, но факт чтения все-таки следует признать состоявшимся. 3. Эстетические переживания могут возник- нуть исключительно на этапе непосредственного восприятия литературно-художественного произ- ведения. И читатель – единственное лицо, способ- ное определить, является ли то или иное произве- дение художественным [1]. Л. И. Беляева полагает, что природа эстетической информации, ее колос- сальная емкость при кажущейся избыточности, 47 КНИГОВЕДЕНИЕ эффект ее воздействия до сих пор остаются загад- кой для науки [2, с. 151]. Однако есть люди, рожденные с отсутствием чувства эстетического. Ученые утверждают, что этот недостаток может быть устранен в процессе образования и воспитания. При условии создания определенной эстетической среды можно привить некоторые навыки понимания прекрасного. Проблема изучения эстетических переживаний заключается еще и в том, что не существует какого- либо особого чувства, которое является эстетиче- ским. Оно проявляется через многообразные про- стые чувства, такие как восторг, радость, отвраще- ние, презрение, страх, ненависть и др. Основой эстетического переживания при вос- приятии художественного текста могут служить различные факторы: • Физическое состояние читателя в ходе непо- средственного восприятия текста. • Образы, которые формируются под влия- нием воображения и ассоциативной памяти. Сопереживания могут быть по-разному окрашены: это и радость, восторг за счастливо складывающиеся обстоятельства полюбив- шегося героя, и соболезнования, и тревога, и другие чувства. • Язык и литературный стиль писателя. Если они богаты, оригинальны, специфичны, образны, то они в состоянии доставить своему читателю эстетическое наслаждение. • Чувства, изображенные писателем. • Форма литературного произведения. Л. С. Выготский писал об «эмоции формы» и ее значении для возникновения эстетического пе- реживания [5]. Тем не менее эстетическая ценность произве- дения не всегда является главной целью писателя. Например, Л. Н. Толстой на первое место ставил мо- ральную, нравственную сторону произведения. Этой позиции придерживались и другие писатели [17]. С точки зрения восприятия эстетического начала всех читателей можно разделить на следующие типы: совершенно «глухие» и «слепые» в эстети- ческом отношении; обладающие тонким чувством прекрасного и способные оценить эстетическое начало в литературном произведении; читатели с недоразвитым чувством прекрасного. Вероятно, именно последняя категория читателей нуждается в наибольшем внимании со стороны тех руководи- телей чтением, которые способны оказать помощь в развитии эстетических способностей. Воздействие художественного произведения на личность вызывает эстетические реакции. В зави- симости от модуса/типа художественности литера- турного произведения (героический, идиллически- сентиментальный, романтический, умилительно-со- страдательный, комический, мелодраматический, элегический) эстетические реакции читателей от- личаются по виду выражаемых ими чувств. Ра- дость, восторг, удовольствие выражаются улыб- ками, смехом, хохотом, громким хохотом, жела- нием прочитать привлекательный отрывок текста вслух, привлечь к читаемому произведению вни- мание друзей, соседей по парте, столу, комнате, написать письмо, послать SMS, позвонить по те- лефону, обратить внимание на это произведение друзей по социальным сетям в Интернете. Сочувствие, сострадание, жалость выражаются в слезах, плаче, рыданиях над персонажами и со- бытиями. Пушкинская строчка – «над вымыслом слезами обольюсь» – не выдумка. Чувство страха чаще всего возникает у читате- лей в процессе непосредственного восприятия про- изведений, написанных в жанре фэнтези, хоррор, мистических текстов, иногда – фантастики. Среди отзывов на повесть Н. В. Гоголя «Вий» очень мало таких, в которых не обозначено эсте- тическое переживание. Тем не менее такое тоже есть, например, Knyajna отметила, что «прочитала, но не испугалась». Минимальные эстетические переживания пред- ставлены в отзывах, авторы которых главное вни- мание уделили философской, мировоззренческой характеристике, оценке идейного содержания повести. Значительное количество отзывов сводится к об- щей высокой оценке повести и общим впечатле- ниям: «потрясен» и «благодарность автору» (new- comer); «читать прикольно» (Unicorn); «интересная повесть» и «в детстве потрясла» (Alien); «фило- софская притча» (aндрос); «очень понравилось» (Охотник); «захватывает не на шутку» и «новые поколения будут читать Гоголя» (fox mulder); «ве- ликолепное произведение» (peter), «эффект потря- сающий» (Demarko) и т. п. Самое большое количество отзывов указывает на конкретное эмоциональное содержание воздей- ствия: «ужас» и «предчувствие ужаса» (necrotigr); «русская настоящая жуть» (Alexey); «такой страх» и «бррррр ааааййй» (Kelden); «жутко», «мрачно» и «страшно» (Alex_kr); «ожидание страшного» (Jazewa); «страшно, очень страшно», «ужас» и «не- передаваемый ужас» (Alexandre); «безысходный ужас захлестнул своей заунывной давящей атмо- сферой» и «Его Величество стопроцентный кош- мар» (Flex); «кошмарный ужас» и «самая страшная вещь, прочитанная в детстве» (Vladimir). В отзы- вах часто обнаруживаются как будто противоре- чащие друг другу слова в выражениях, обозна- чающих эмоциональное переживание читателя: «интересно – жуть» и «страшно» (Duduka), «заме- чательная страшилка» (Pupsiara), «страшно читать – получила истинное удовольствие» (Wahnsinn), «вещь прекрасная, жуткая» (Ensis). 48 М. Я. Серебряная, Г. Н. Швецова-Водка, 2014, № 1, с. 45–51 Эстетические реакции читателей художествен- ной литературы выражаются по-разному в зависи- мости от двух факторов: 1) от художественных особенностей и уровня эстетических свойств ху- дожественного произведения, 2) эстетических спо- собностей читателя. В зависимости от эстетических реакций можно выделить четыре читательские группы. Представители первой группы – читатели, переживающие слабые реакции, так сказать, про себя – не выра- жают их вслух, не делятся ими. Можно сказать, что они в своих чувствах и переживаниях не уве- рены, не могут выразить их словами. Например, среди отзывов на книгу Г. Маркеса «Сто лет оди- ночества» есть такое мнение Бернацкой Валерии: «Говорят, эту книгу любил патриарх Алексий». Другой читатель Greuzi пишет: «“Вий” не показался ничем примечательным. Прочитав последнее предложение, я, не испытав ни толики волнения, не говоря уже о страхе, огорченно закрыл книжку и пошел спать». Небольшое количество таких, «нулевых» с эстетической точки зрения, оценок объясняется очень просто: написание отзыва не было обязательным, никто к нему не принуждал. К группе читателей, переживающих слабые реакции, можно отнести и тех, в чьих мнениях эстетические впечатления заменены рассуждениями о содержании произве- дения, его идейном смысле, значении повести, даже о ее месте в мировой литературной истории, кото- рое оценивается очень высоко. У читателей второй группы отмечаются переживания средней интенсивности, которые стано- вятся темами для бесед с друзьями. Читатели ре- комендуют им прочитать книгу, не настаивая, впрочем, на ее достоинствах. Например, MikaL пишет: «Большое количество противоречивых от- зывов подтолкнуло меня к прочтению романа “Сто лет одиночества”». Возможно, по прошествии вре- мени появится более осмысленное впечатление от романа, но сейчас я не стала бы ни восхищаться им, ни критиковать, ни ругать...». В отзывах на «Вий» у читателей этой группы оценки выставлены однозначно, но эстетические переживания не кон- кретизированы: «понравилось», «читать приколь- но», «потрясен», «благодарность автору» и т. п. Представители третьей группы испытывают яркие, насыщенные переживания, которые рвутся наружу. Читатели с такими переживаниями готовы писать отзывы на прочитанные книги, они делают выписки из книг, записи в своих личных дневни- ках, пишут о книгах в письмах своим друзьям. Они могут быть активными участниками читательских конференций и круглых столов, выступают на диспутах, встречах с писателями, презентациях новых книг. Кроме того, выступают как инициа- торы чтения новых книг, лидеры чтения, как бы создают вокруг себя наэлектризованное читатель- ское поле. В отзывах читателей «Вия», чувствую- щих нюансы литературного текста, проявилось энергичное и тонкое переживание в ответ на эсте- тические посылы автора повести: «ожидание страш- ного», «жуть» и т. п. Последняя, четвертая группа – читатели, кото- рые ощущают изменение своего психического состояния, толкающее их к творчеству: они сами на- чинают писать. Из них вырастают не только ли- тературные критики и переводчики, но и поэты, писатели. Генрих Гессе полагал, что «желающих писать – почти столько же, сколько любителей чтения» [7]. 4. Первая оценка произведения служит ито- гом его непосредственного восприятия. На этом этапе читатель отвечает на два основных вопроса: Как он оценивает «слой фактов», бытийную сто- рону произведения, жизненность картин, образов, событий? Какие чувства вызвало у него это про- изведение? Собственно говоря, описание эстети- ческого переживания – это и есть эстетическая оценка. Если переживаний нет – оценка нулевая. Усвоение всех аспектов литературного произ- ведения возможно только на основе понимания его языка. Банальный, простой, написанный «глад- кими и почти не ощутимыми фразами» текст способен передать читателю лишь первый, предмет- ный слой художественного произведения, «слой фактов» и сюжет: ход событий, характер персона- жей, обстановку, расстановку политических и об- щественных сил и т. п. На этом основании чита- тель в состоянии дать первичную, самую общую оценку произведения, которая чаще всего выража- ется либо общей характеристикой своего отноше- ния к тексту (понравилось – не понравилось), либо мнением о главных персонажах (хороший, добрый, умный – вредный, злой, недобрый). Ни о какой эстетической реакции в данной ситуации речь идти не может. В то же время язык произведения, если он богат, оригинален, специфичен, образен, в со- стоянии доставить читателю эстетическое наслаж- дение, как уже говорилось ранее. Читатели повести Н. В. Гоголя «Вий» высоко оценили язык повести: «язык великолепный» (Lord D/A); «язык искрящийся от народных метафор» (fox mulder). В одном из отзывов дается характе- ристика того эстетического наслаждения, которое читательница получила от мастерства писателя: «Изумительная работа автора», «как прописаны образы!», «ощущаешь все мелочи, описанные мастером, слышишь, как жужжит муха, чувствуешь сквозняк и отражающееся от свода эхо молитвы», «мастерство Гоголя неоспоримо!» (Nicolle). Не- которые читатели обратили внимание на строчки в повести, которые вошли уже в разговорную речь, например: «Поднимите мне веки» (Квилинн, Jazewa, 49 КНИГОВЕДЕНИЕ Knyajna, Vladimir); «Вот тут бы жить, ловить рыбу в Днепре. Да не мешает подумать и о том, как бы улизнуть отсюда», «Тсс... Панночка померла! Вже померла? померла», «Когда стара баба, та и ведьма» (Vladimir). Особое значение имеет для читателя язык пе- ревода. В отзывах на «Сто лет одиночества» мно- гие сравнивают разные переводы одной книги и отдают предпочтение тому или иному из них: «И дело... в качестве перевода. Нет, если вы, гос- пода, раньше Маркеса не читали вообще, вы как- нибудь переживете и этот вариант перевода. Но мы, благоговеющие перед старыми изданиями Маркеса, сразу заметили слабость нового перевода. Слабость эта особенно проявляется в тех участках текста, которые переведены настолько коряво, что их невозможно правильно понять. Учтите, если что: это не автор виноват» (Рата); «Само произ- ведение захватило меня, очень понравилось, хотя я этого не ожидала после прочтения “Полков- нику никто не пишет” и прочих рассказов из сборника “Последнее путешествие корабля при- зрака”... сам язык или его перевод были ужасны» (Чистякова Вера). Первые оценки можно получить, прежде всего, от тех, кто отказался читать произведение дальше. Эти читатели не поняли текст, на основе чего только и была возможна оценка; они не почувст- вовали ничего, кроме раздражения по отношению к автору. Можно сказать, что здесь оценкой явля- ется отсутствие оценки. Среди опубликованных отзывов на гоголевскую повесть «Вий» таких читателей не оказалось. Все, кто оставил отзыв на эту повесть, прочитали ее до конца, некоторые перечитывали. Среди от- кликов на книгу Г. Г. Маркеса «Сто лет одино- чества» мы обнаружили несколько таких, чьи ав- торы не дочитали книгу. Эти мнения очень важны, так как показывают ошибки, допущенные читате- лями на предыдущем этапе – предчтения. Важно увидеть, что отвратило читателей от избранного ими произведения. Авторы таких отзывов обращают внимание на следующие положения: • непонятность текста; • неприятные чувства, вызванные прочитанной частью произведения; • разочарование – книга не оправдывает в гла- зах читателя тех восторженных оценок, которые привлекли к ней внимание. Претензии тех, кто дочитал книгу до конца, но оценил ее отрицательно, следующие: • плохое качество, низкий уровень языка пе- ревода; • неудобная структура произведения, в кото- ром отдельные части не только не названы, но и четко не отделены одна от другой; • обилие одинаковых имен у персонажей книги, трудность в установлении их родства, свой- ства, места на генеалогическом древе. Итак, в результате непосредственного воспри- ятия литературного произведения у читателя, как правило, формируется его оценка. Она носит пред- варительный характер, поскольку осуществлена на основе первичного понимания произведения, кото- рое может потом уточняться, стать более глубоким. *** Рассмотрев характеристику восприятия лите- ратурно-художественного текста, мы видим, что для классификации читателей на этом этапе чита- тельской деятельности пришлось бы учесть мно- жество самых разнообразных признаков. Чаще всего классификация по тому или иному признаку может быть только дихотомической, но во многих случаях возможна дифференциация читателей на несколько групп. Мы достигли дифференциации читателей по различным признакам. Выделение же типов тре- бует характеристики каждого из них по совокуп- ности признаков. Есть ли в этом необходимость? Думается, что четких типов читателей в рассмат- риваемой фазе чтения не существует. В зависи- мости от того или иного признака дифференциа- ции каждый читатель проявляет себя по-разному.

Ключевые слова

восприятие художественной литературы, отзывы читателей, критерии классификации читателей на этапе восприятия художественной литературы, perception of fiction, readers reviews, criteria of readers classification on the stage of fiction per- ception

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Серебряная Мария ЯковлевнаРовенский государственный гуманитарный университеткандидат педагогических наук, доцент по кафедре библиографии, библиотекарь-библиографmiri.serebro@gmail.com
Швецова-Водка Галина НиколаевнаРовенский государственный гуманитарный университетпрофессор, доктор исторических наук, профессор кафедры библиотековедения и библиографииshvetsova43@yandex.ua. shvetsova1943@gmail.com
Всего: 2

Ссылки

Белецкий А. И. Об одной из очередных задач историко-литературной науки (изучение истории читателя) (1922) // Введение в литературоведение : хрестоматия : учеб. пособие. – М. : Высш. шк., 2006. – С. 408–411.
Беляева Л. И. К вопросу о типологии читателей // Проблемы социологии и психологии чтения. – М. : Книга, 1975. – С. 143–161.
Веллер М. Песнь торжествующего плебея // ЛитМир.net : электрон. б-ка. – URL: http://www.litmir/net/br/?b= 90473 (дата обращения: 11.06.2013).
Все отзывы на произведения Николая Гоголя // Лаборатория фантастики : [сайт]. – URL: http://fantlab.ru/ autor249/responsespage1 (дата обращения: 16.07.2013).
Выготский Л. С. Психология искусства. – Изд. 3-е. – М. : Искусство, 1986. – 573 с.
Геннекен Э. Опыт построения научной критики. (Эстопсихология). – СПб. : Изд. журнала «Рус. богатство», 1892 ; То же. – URL: http://rudocs.exdat.com/docs/ index-189104.html (дата обращения: 11.06.2013).
Гессе Г. Пять эссе о книгах и читателях // Иностр. лит. – 2004. – № 10. – С. 210–231.
Жабицкая Л. Г. Восприятие художественной литературы и личность. Литературное развитие в юности. – Кишинев : Штиинца, 1974. – 133 с.
Крупник Е. П. Психологическое воздействие искусства. – М. : Ин-т психологии РАН, 1999. – 238 с.
Мелентьева Ю. П. Модели, практики и приемы чтения: эволюция во времени и пространстве // Библиотековедение. – 2009. – № 1. – С. 59–64.
Моль А. Теория информации и эстетическое восприятие. – М. : Мир, 1966. – 351 с.
Никифорова О. И. Восприятие художественной литературы. – М. : Книга, 1972. – 152 с.
Отзывы на книгу Габриэля Маркеса «Сто лет одиночества». – URL: http://www.labirint.ru/reviews/goods/ 275169 (дата обращения: 16.07.13).
Поварнин С. И. Как читать книги. – URL: http:// www.mpda.ru/publ/text/540361.html (дата обращения: 11.06.2013).
Рубакин Н. А. Психология читателя и книги. Краткое введение в библиологическую психологию. – М. : Книга, 1977. – 264 с.
Толстой Л. Н. Дневник // ЛитМир.net : электрон. б-ка. – URL: http://www.litmir.net/br/?b=121487 (дата обращения: 11.06.2013).
Чернец Л. В. Образ в литературном произведении // Костромка – история и культура Костромского края : [сайт]. – URL: kostromka.ru/revyakin/literature/458.php (дата обращения: 11.06.2013).
Чижевський Д. До психології читача та читання // Бібл. вісник. – 1996. – № 3. – С. 35.
 Восприятие текста произведения художественной литературы как второй этап процесса чтения | Библиосфера. 2014. № 1.

Восприятие текста произведения художественной литературы как второй этап процесса чтения | Библиосфера. 2014. № 1.