Типология мемуарно-автобиографических изданий: динамические аспекты | Библиосфера. 2015. № 2.

Типология мемуарно-автобиографических изданий: динамические аспекты

Рассматриваются актуальные для современной практики виды мемуарно-автобиографических изданий. Уточняются типологические характеристики, связанные с появлением новых информационных технологий и, как следствие, способов коммуникации. Группу таких изданий образуют не только традиционные книжные издания, но и онлайн-тексты, поскольку они представляют собой самостоятельные публикации и/или зачастую становятся источником традиционной книги. В основе рабочей типологии мемуарно-автобиографических изданий - жанровые признаки текста с учетом следующих категорий: «актуализация прошлого», «автоописание», «материальная конструкция издания» (печатная или электронная) и др.

The typology of memoirs and autobiographical editions: dynamic aspects.pdf Ложившиеся в научном историческом и филологическом дискурсах типологии мемуарно-автобиографических текстов отчасти противоречат, отчасти друг друга дополняют. Это свидетельствует о том, что данный вид литературы (и шире - издательских практик) развивался, а исследователи фиксировали живой процесс [1, 3, 13, 14, 18, 21 и др.]. Развитие мемуарно-автобиографической литературы в XXI в. не прекратилось. Более того, появляются новые формы ее материального воплощения. Цель данной статьи - обозначить тенденции развития мемуарно-автобиографических изданий в XXI в. и представить их рабочую актуальную классификацию. При формировании данной классификации принималось в расчет то, что понятие «публикации» сегодня существенно расширилось. Так, несмотря на то, что в официальной интерпретации издание - «документ, предназначенный для распространения содержащейся в нем информации, прошедший редакционно-издательскую обработку, самостоятельно оформленный, имеющий выходные сведения» [2], пространство опубликованных текстов с точки зрения их социально-психологической оценки включает в себя самопубликации, самиздатовские произведения. Это подтверждает и общественный интерес к интернет-ресурсам, которые дают возможность опубликовать тексты, и научный интерес к данной проблеме [10]. В XXI в. самиздатовская литература практически полностью утратила идею подпольности[7] и включила в круг своих интересов не столько публицистику, сколько художественные произведения. Необходимость уточнить классификацию мемуарно-автобиографических изданий объясняется объективными и субъективными факторами, кардинально меняющими характер коммуникации. Объективные факторы - появление новых технических средств и платформ для электронной коммуникации (проводной и беспроводной Интернет, переносные и мобильные устройства, интернет-порталы). Субъективные факторы являются следствием объективных: сокращается время непосредственного (лицом к лицу) контакта людей, что компенсируется практически постоянным присутствием в сети и/или отслеживанием текущих событий в жизни членов референтной группы. Таким образом, редкие, но глубокие личностные контакты заменяются на частое и поэтому более поверхностное личное и публичное взаимодействие. Лакуну личной информации заполняет Интернет в виде блогов, чатов, социальных сетей, онлайн-дневников, форумов и пр.[8] Динамические процессы в сфере публикации автобиографических текстов Г. М. Агеева вводит понятие «автобиографический медиатекст» и анализирует интернет-порталы Livejournal.com, LiveInternet.ru, Сноб.ру, называя их «гигантскими мемориями». Г. М. Агеева справедливо указывает, что «овладение инструментарием анализа мемориального текста сегодня невозможно без привлечения медиаисточников. Межкультурное и межнациональное взаимодействие, переписывание истории и конструирование националь-ной идентичности - все ключевые моменты проявления работы памяти воспроизводятся в медиасреде» [1, с. 105]. Традиционный автобиографический текст также переживает очередную волну переосмысления. Прежде всего, меняется отношение к факту публикации тех или иных видов изданий. К примеру, издание дневников как личных, интимных текстов всегда вызывало споры. Однако дневниковая речевая практика изначально, т. е. в период ее формирования и массового использования в XIX в., не обладала такой высокой степенью интимности, как, скажем, в XX в., поскольку дневник писали и для себя, и для своих родителей, воспитателей, учителей. «Дневник контролировался матерью или учительницей. Они следили за тем, чтобы он велся регулярно, исправляли орфографию и стиль, давали советы относительно содержания» [10, с. 23]. Сегодня публикация дневниковых записей в Интернете носит массовый характер. Кроме того, появляются издания «по следам онлайн-публикаций». Так состоялись книги Евгения Гришковца: «Год ЖЖизни» (АСТ/Астрель, 2009), «Продолжение ЖЖизни» (Астрель, 2010), «151 эпизод ЖЖизни» (Махаон, 2011). Впоследствии автор, отказавшись от онлайн-дневников, стал вести обычные записи и публиковать их через некоторое время: «Почти рукописная жизнь» (Махаон, 2013), «Одновременно. Жизнь» (Эксмо, 2014). Иной вариант - публикация текстов, изначально разрозненных и предназначавшихся только для себя, но затем осмысленных как единое целое, представляющее интерес для других. Например, в книге писателя и журналиста Ольги Кучкиной «Другие голоса» (Эксмо, 2003) опубликованы ее записки, которые она вела всю жизнь для себя. Публикация личных писем рождает новые аргументы в споре об этичности этого действия. Помимо известных доводов о том, что письмо - документ эпохи, представляющий огромную историческую ценность для потомков, а ряд авторов не относится к своей переписке как к чему-то заведомо личному[9], можно назвать еще один: осознание совокупности писем в качестве результата специфической коммуникационной деятельности, нуждающейся в изучении. Так, А. В. Курьянович пишет: «Эпистолярный дискурс определяется нами как ряд текстов определенной жанрово-стилевой принадлежности в единстве их лингвистических и экстралингвистических аспектов рассмотрения, за которыми стоит одна и та же языковая личность автора» [8, с. 146]. Данный ряд (совокупность писем) представляет особый интерес для читателя в силу своей завершенности и целостности[10]. Примером подобного восприятия можно назвать недавно изданные письма Андрея Платонова [16]. Составители данного эпистолярного сборника указывают: «Обладая самостоятельной исторической и художественной ценностью, письма Платонова складываются в книгу для чтения (выделено нами. - Прим. М. Л.) - о жизни писателя и биографиях его произведений. Деловые и дружеские, шутливые и мрачные, посвященные семейной жизни и серьезным вопросам современности и литературы - все вместе своей специфической диалектикой отношения жизни и искусства они представляют течение жизни писателя Платонова, его внешнюю и внутреннюю биографию и одновременно образцы его эпистолярной прозы, обладающей все тем же неповторимым стилем, по которому мы узнаем автора “Чевенгура” и “Фро”, “Котлована” и “Афродиты” [7, с. 8]. Этот фрагмент предисловия призван сформировать восприятие писем, опубликованных в данном сборнике, как целостного текста. «Мемуарная» и «автобиографическая» компоненты текста в аспекте идентичности автора Переходя к актуальной классификации мемуарно-автобиографических изданий, обратим внимание на специфику использования этого термина. В нем неразрывно связаны категории «мемуарный характер» и «автобиографичность». Первая указывает на то, что при описании задействуется воспоминание, вторая - что объектом описания оказывается сам автор. При этом принципиально важно, что процессы памяти неотделимы от авторского «Я», поэтому целесообразно использовать именно составное название этого вида изданий - «мемуарно-автобиографические». Мемуарно-автобиографическим произведениям присуща разная степень интереса к самому себе: в мемуарах «Я» говорящего может отходить на второй план, а в автобиографиях, наоборот, иметь первостепенное значение - автору интересны события, с ним произошедшие, и его переживания. В то же время линии «мемуарности» и «автобиографичности» в мемуарно-автобиографической литературе развивались неравномерно. Специалист по русской мемуаристике А. Г. Тартаковский указывает, что зарождение автобиографической тенденции в мемуарной литературе - более позднее явление. Лишь со второго 30-летия XIX в. в мемуарных публикациях начинает отчетливо пробиваться «автобиографическая струя» [19, с. 42]. Характеризуя жанр воспоминания, Н. С. Степанова и другие пишут: «Жанр воспоминания¸ каким он оформился в XIX в., генетически связан прежде всего с жизнеописанием, поскольку воспроизводит композиционную схему жанра-“прототипа” и принцип его пространственно-временной организации» [17, с. 93]. Это выделение автобиографической литературы из биографической не было безболезненным. Так, один из самых первых русских авторов автобиографического произведения - протопоп Аввакум, избавляясь от чувства неловкости за то, что ставит в центр описания свою жизнь, делает приписку в своем Житии: «Аввакум-протопоп понужен бысть житие свое написати иноком Епифанием (понеже отец ему духовный - инок), да незабвению предано будет дело Божие, и сего ради понужен бысть отцем духовным на славу Христу-Богу» [4, с. 162]. Если в истории становления мемуарно-автобиографической литературы автобиографичность, исповедальность - более позднее направление, то в настоящее время именно линия «эго» (самовыдвижение, самопрезентация) выдвигается на первый план. При этом часто важны не столько сами события, произошедшие с автором, а то, как он их воспринял и какое впечатление он хочет произвести на адресата. Поэтому появление в послед-нее время специального жанра официально-деловой речи - «самопрезентации» - неслучайно. В целом, тенденция самовыдвижения, конструирования идентичности отражается сегодня на всех мемуарно-автобиографических текстах. Данные тексты и создаются, и читаются людьми, принадлежащими (желающими принадлежать) к одному социальному слою или одной профессиональной/ конфессиональной группе. Функцию сохранения идентичности, вызванную ее кризисом, отмечают уже у самых ранних отечественных мемуарно-автобиографических произведений: «Индивидуализирующий биографический момент в досовременных обществах регулярно обнаруживается в тех случаях, когда мы имеем дело с увеличивающейся неопределенностью и контингентностью человеческого существования. Хороший пример тому - «Хождение за три моря» Афанасия Никитина» [7]. Актуальные жанры мемуарно-автобиографических изданий Опираясь на вышесказанное, мы считаем наиболее актуальными для мемуарно-автобиографических изданий следующие жанры: мемуары (воспоминания), мемуары-рерайты, интервью-беседу мемуарного характера, автобиографию (официально-деловую), самопрезентацию (резюме), автобиографию (художественную), дневник (личный), дневник путешественника (травелог), онлайн-дневник, письмо (традиционное), онлайн-переписку (рисунок на с. 50). Некоторые из названных жанров нуждаются в особом комментарии. Мемуары (воспоминания) - литературное произведение, автор описывает события, участником и очевидцем которых он был, и людей, с которыми встречался лично. В русском языке эти слова в определенных значениях тождественны друг другу: «мемуары» (1-й лексико-семантический вариант - литературное произведение в форме записок о прошлых событиях, современником или участником которых был автор) и «воспоминания» (2-й лексико-семантический вариант - род литературного произведения, описывающего события, очевидцами которых был автор) [20, с. 97, 438]. Однако при употреблении данных слов им могут приписываться отличия, проявляющиеся в лексической сочетаемости. «Мемуары» (за счет своего Актуализация прошлого Автоописание Дневник-эпистолярий Автобиография Мемуары Классификация мемуарно-автобиографических изданий: акцент на актуализации прошлого или автоописании иноязычного происхождения слова) относятся к более официальным текстам, опирающимся на документы, пишутся более «солидными» авторами, например, военными. Так, словосочетание «военные мемуары» типично, а выражение «военные воспоминания» не употребляется для названия жанра5. «Воспоминания» за счет существования другого лексико-семантического варианта этого слова, употребляемого в форме ед. ч., - показатель менее претенциозного текста. Характерный комментарий автора мемуаров: «По справедливости, я не могу найти у себя никаких талантов. Я не могу писать мемуары, они были бы недостаточно интересны, и это произведение можно назвать только Воспоминаниями. У меня сохранилось много драгоценного из них, и они часто занимают мои мысли» [12, с. 49]. Мемуары-рерайты - произведения, подготовленные при помощи лиц, обладающих литературным талантом. Отдельные разновидности таких текстов описаны в пособии по источниковедению [5, с. 637-638]. Мемуары-рерайты существенно отличаются от мемуарных записей, т. е. записей устных воспоминаний современников тех или иных событий прошлого другими лицами [18, с. 57], утративших свою былую актуальность. Сложность в идентификации данного жанра в том, что литературные рерайтеры, применяющие разные методы сбора информации (беседу, интервью, анализ архивов, расшифровку магнитофонных записей), часто не упоминаются в издании, чтобы сохранить авторство субъекта описания. Интервью-беседа мемуарного характера, напротив, метод получения информации автобиографического характера не только не скрывает, но и представляет как самоценный и значимый. Таким образом родились известные книги «Соломон Волков. Диалоги с Иосифом Бродским» (Независимая Газета, 1998), «Беседы В. Д. Дувакина с М. М. Бахтиным» (Прогресс, 1996). Особенность создания подобных книг в том, что они фиксируют содержание устных бесед интервьюера и лица, чья биография становится предметом беседы. В этих разговорах и И. Бродский, и М. М. Бахтин занимают позицию «второго» собеседника, т. е. к ним направлен вопрос и они могут оказать «поддерживание» или «придерживание» речевой инициативы первого собеседника [11]. В случае, если такие собеседники не оставили своих воспоминаний, публикация интервью-бесед мемуарного характера бесценна. Самопрезентация - новый жанр для современной коммуникации, находится между деловым текстом (предназначенным для внутреннего пользования) и неким «ярким» текстом, «блестящей обложкой», который, возможно, будет опубликован, доступен многим пользователям Интернета, в том числе потенциальным работодателям. В таблице (с. 51) указаны ведущие жанрообразующие характеристики мемуарно-автобиографических текстов: временной фактор (прошлое/настоящее), участие другого человека в создании текста, планируется или нет публикация текста в момент его создания. Жанрообразующие признаки мемуарно-автобиографических текстов Жанр Прошлое Настоящее Участие другого человека в создании Публикация планируется Мемуары (воспоминания) + -/+ - + Мемуары-рерайты + -/+ + + Интервью-беседа мемуарного характера + -/+ + + Автобиография: официально-деловая + + - художественная + -/+ - + Самопрезентация (резюме) + + - -/+ Дневник личный -/+ + - - Дневник путешественника (травелог) -/+ + - + Онлайн-дневник -/+ + -/+ + Письмо традиционное -/+ + + - Онлайн-переписка -/+ + + -/+ Анализ актуальных для современной издательской практики видов мемуарно-автобиографических изданий показал следующее: 1. Мемуарные записи (тексты мемуаристов, записанные исследователями) теряют прежнюю актуальность, а мемуары-рерайты (произведения, подготовленные при помощи лица, обладающего литературным талантом) выходят на первый план. 2. Развиваются новые жанры (самопрезентация) и модифицируются существующие (травелог); потерял актуальность подпольный самиздат автобиографического характера. 3. Эпистолярный и дневниковый тексты получают свои модифицированные аналоги в интернет-коммуникации: онлайн-переписка и онлайн-дневник. При этом последние утрачивают свои традиционные признаки - интимный характер, адресацию только себе или одному лицу, отсроченный характер публикации в случае значимости данных материалов для истории и культуры. 4. Так называемый гигантский меморий, или автобиографический медиатекст, существующий в виде публикаций в чатах, живых журналах, комментариев на интернет-порталах, блогах, личных страниц в социальных сетях и пр., формирует новые правила человеческой коммуникации: стираются прежние границы интимности, уходит ценность персональной адресации, большую важность приобретает актуальная информация (события здесь и сейчас), появляется возможность и потребность в актуальной обратной связи. В то же время часть данных текстов, опубликованных самостоятельно в Интернете, впоследствии издается в традиционной книжной форме.

Ключевые слова

мемуарно-автобиографические издания, типология, виды изданий, мемуары, автобиография, дневник, эпистолярий, автобиографический медиатекст, идентичность, memoirs and autobiographical editions, typology, publication types, memoirs, autobiography, diary, epistolary, autobiographical mediatext, identity

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Лаппо Марина АлександровнаНовосибирский государственный педагогический университеткандидат филологических наук, доцент кафедры современного русского языка, заместитель директора ИФМИП, тел.: (383) 244-01-26lappo2000@mail.ru. lama2046@yandex.ru
Всего: 1

Ссылки

Агеева Г. М. Образы книжности в мемуарно-автобиографическом дискурсе. - М., 2012. - 153 с.
ГОСТ 7.60-2003 Издания. Основные виды, термины и определения. - URL: http://www.ifap.ru/library/gost/ 7602003.pdf (дата обращения: 07.10.2014).
Дмитриев С. С. Мемуаристика как феномен культуры // История СССР. - 1981. - № 6. - С. 125-131.
История субъективности. Древняя Русь / Рос. акад. наук, Ин-т всеобщей истории. - М. : Гаудеамус, 2010. - 348 с.
Источниковедение: Теория. История. Метод. Источники российской истории : учеб. пособие / И. Н. Данилевский [и др.]. - М. : Рос. гос. гуманит. ун-т, 1998. - 702 с.
Корниенко Н. Андрей Платонов по его письмам // «…Я прожил жизнь» : письма. 1920-1959 гг. / А. Платонов. - М, 2013. - С. 7-72.
Куренной В. FAQ: Персональная идентичность. - URL: http://postnauka.ru/faq/10442 (дата обращения: 07.10.2014).
Курьянович А. В. Функциональные возможности эпистолярного дискурса как особой формы межличностной коммуникации // Вестник Томского государственного педагогического университета. - 2009. - № 9. - С. 146-150.
Лежен Ф. «Я» молодых девушек // Автобиографическая практика в России и во Франции. - М., 2006. - С. 13-29.
Мароши В. В. Авторы-самиздатели в современной России: опыт типологической характеристики // Библиосфера. - 2012. - № 3. - С. 3-8.
Матвеева Т. В. Управление собеседником в диалогическом речевом общении // Проблемы речевой коммуникации. - Саратов, 2004. - Вып. 4 : Власть и речь. - С. 152-165.
Мемуары графини Головиной. Записки князя Голицына / Составление, предисловие, подготовка текста, комментарии С. А. Никитина. - М. : Три века истории, 2000. - 480 с.
Минц С. С. Об особенности эволюции источников мемуарного характера // История СССР. - 1979. - № 6. - С. 55-70.
Николина Н. А. Поэтика русской автобиографической прозы : учеб. пособие. - М. : Флинта ; Наука, 2002. - 424 с.
Перфильева Н. П. Современный географический атлас как текст // Библиосфера. - 2012. - Спецвып. - С. 91-94.
Платонов А. «… Я прожил жизнь» : письма. 1920-1959 гг. - М. : Астрель, 2013. - 686 с.
Степанова Н. С., Коковина Н. З., Самохвалова Е. А. Антропологический дискурс категории памяти в автобиографических текстах конца XIX - первой половины XX века. - Курск : ООО «Учитель», 2012. - 246 с.
Тартаковский А. Г. 1812 год и русская мемуаристика: опыт источниковедческого изучения. - М. : Наука, 1980. - 312 с.
Тартаковский А. Г. Русская мемуаристика и историческое сознание XIX века. - М. : Археогр. центр, 1997. - 356 с.
Ушаков Д. Н. Большой толковый словарь современного русского языка. - М. : Альта-Принт, 2005. - 1239 с.
Шеретов С. Г. Проблемы классификации мемуарных источников в советской историографии источниковедения. - URL: http://www.studmed.ru/view/sheretov-sg-problemy-klassifikacii-memuarnyh-istochnikov-v-sovetskoy-istoriografii-istochnikovedeniya_867bcdba999.html (дата обращения: 07.10.2014).
 Типология мемуарно-автобиографических изданий: динамические аспекты | Библиосфера. 2015. № 2.

Типология мемуарно-автобиографических изданий: динамические аспекты | Библиосфера. 2015. № 2.