Просопографические исследования в библиотековедении: методологический аспект | Библиосфера. 2015. № 3.

Просопографические исследования в библиотековедении: методологический аспект

Просопографические исследования, являясь самостоятельным типом исследования, применяются в различных областях научного знания, в том числе в области библиотечно-информационной науки. Их проведение связано с изучением исторического прошлого библиотечного дела и библиотековедения по широкому спектру тем и направлений, которые приобретают актуальность на современном этапе развития науки и практики. В статье рассмотрены основные этапы просопографических исследований, связанных с составлением коллективной биографии группы лиц, проанализированы достоинства и ограниченность просопографического метода, являющегося по своей сущности междисциплинарным. Определены основные проблемы, требующие решения в ходе исследования: сбор, анализ, оценка репрезентативности и надежности материала, подлежащего изучению для выявления однотипной и уникально-неповторимой информации, формулировка критериев выбора членов изучаемой группы, разработка опросника, анализ и интерпретация полученных результатов. Выпущенные Российской национальной библиотекой, Библиотекой Российской академии наук и ГПНТБ России «Библиотечная энциклопедия» и справочники рекомендуются как источники проведения просопографических исследований. В статье обосновывается необходимость создания базы данных просопографического характера.

Prosopographic research in library science: a methodological aspect.pdf Сторическое прошлое, будучи многосторонне осмысленным, дает ключ к пониманию настоящего и способствует разработке стратегических сценариев развития библиотечно-информационной отрасли. История библиотечного дела и история библиотековедения находятся в фокусе пристального внимания современных специалистов. В вузах культуры и в крупнейших библиотеках страны организуются научные исследования, защищаются диссертации, издаются монографии, сборники научных работ, проводятся международные и региональные конференции, семинары и круглые столы. Все большее распространение получает мемориальная проектная деятельность с использованием множественности меморизаторских практик по увековечиванию имен отечественных библиотечных специалистов: празднование памятных дат, связанных с жизнью и творчеством ученых / руководителей / сотрудников библиотек; организация посвященных им конференций и чтений; публикация мемуарной литературы и др. Однако очевидно, что особая ответственность за постижение культурного и научного смысла отстоящих во времени предметов, процессов и явлений библиотечного мира ложится на специалистов, работающих в историко-библиотековедческом сегменте научной деятельности, качество исследований которых во многом предопределяется выбором методологического аппарата, позволяющего получить новое системное, непротиворечивое и обоснованное знание. В обширном методологическом арсенале библиотековедения особое место занимает просопографический метод, определяемый как метод создания коллективных биографий, позволяющий получить описание наиболее типичных представителей творческого меньшинства, выявить и изучить определенный круг лиц как типов, персонифицирующих те или иные процессы и события… [6]. Создание коллективной биографии предваряет работа по поиску, изучению и анализу источников, содержащих однотипную информацию об изучаемой группе, и источников, содержащих биографические данные членов выбранной группы, что и будет положено в основу коллективной биографии; а завершает - формирование базы данных просопографического характера с широкими программными возможностями. Просопографический метод междисциплинарен и интегративен. Это связано с тем, что просопография является самостоятельной вспомогательной исторической дисциплиной, обнаруживающей тесные связи с генеалогией, ономастикой (разделом языкознания, изучающим имена собственные), социографией. Очевидны ее связи с историей, социологией, психологией, педагогикой, культурологией, социальной антропологией, политологией, демографией, этнографией, этнологией, экономикой, историей экономики и др. [10]. Эвристические возможности просопографического метода обеспечили ему заслуженное признание представителей научного сообщества. Анализ электронных каталогов Российской национальной библиотеки (РНБ), Российской государственной библиотеки (РГБ), Библиотеки Конгресса показывает, что бόльшая часть книг, в которых отражаются результаты просопографических исследований, относятся к истории: античной / средних веков / новой / новейшей / политической / экономической. Однако это не отменяет необходимости просопографических разработок в других сферах, в частности, в науковедении, культурологии, педагогике, психологии, религиоведении и др. Просопографические исследования, вне всяких сомнений, являются значимым ресурсом развития библиотечно-информационной науки и востребуются отечественными и зарубежными специалистами. В рамках установленных исследователями географических и хронологических ограничений создавались коллективные биографии руководителей библиотек различных типов; библиотечных специалистов определенной специализации конкретных регионов; ведущих ученых в области информационных наук, имеющих докторскую степень; библиотекарей - афроамериканок, работавших в публичных библиотеках южных штатов Америки в период расовой сегрегации; филантропов, оказавших финансовую помощь в становлении публичных библиотек Шотландии и др. [9, 11-13]. Просопографический подход используется при разработке проблем становления и развития научных школ [5], при рассмотрении персонологических и профессиологических вопросов, о чем свидетельствует доклад профессора МГИК Т. Ф. Каратыгиной на тему «Просопография деятелей библиотечно-информационной и культурологической сферы: некоторые размышления о перспективах исследования», представленный на Московском форуме культуры-2013. Просопографическое исследование в методологическом отношении включает в себя основные компоненты, характерные для любого научного исследования: объект исследования, предмет анализа, цель, задачи исследования (проблемы), исследовательские средства, представления о последовательности познавательных действий в процессе решения поставленной задачи [8]. Безусловным достоинством просопографического исследования является возможность использования в нем методов, представляющих как качественную, так и количественную парадигму [3, 4]. В исследованиях данного типа применяются идеографические и номотетические методы. Идеографический метод направлен на выявление, описание и интерпретацию индивидуально-неповторимых особенностей единичного объекта [1]. При изучении биографий каждого специалиста, входящего в изучаемую группу, в библиотековедческих исследованиях наиболее активно используются исторический, биографический, аксиологический и метод культурно-исторических типов. Номотетический метод предполагает описание и объяснение закономерных, всеобщих связей класса объектов [1], что предполагает применение системного, логико-гносеологического и структурно-функционального методов. Просопографические исследования, в которых органично используются идеографические и номотетические методы на основе взаимодополнительности, позволяют получить синтезированное знание, открывающее простор для выявления, с одной стороны, уникального, индивидуально-неповторимого в биографии каждого члена группы, а с другой стороны, общего для всей группы, которое может определяться как типическое. Это обеспечивает системность получаемых сведений, надежность доказательной базы и верифицируемость результатов исследования. В просопографическом исследовании наиболее сложной является проблема выбора группы лиц, чья коллективная биография создается, и определение их числа. Непременно встает задача разработки системы критериев, которые могут быть положены в основу этого выбора. При этом очевидно, что члены группы должны обладать неким набором общих качественных / количественных признаков. Это предопределяет выявление массива документов, содержащих однотипную информацию: энциклопедий, справочников, словарей с предварительным выявлением информационных возможностей каждого типа привлекаемого к изучению документа и пригодности его структуры для использования в исследовании. Выявление структурированной информации не только позволяет провести данное исследование, но и закладывает основы для дальнейшего научного поиска, так как предопределяет возможность проведения процедуры измерения и сравнения с другими однотипными явлениями, событиями, процессами, характерными для других групп библиотечного сообщества и т. д. Потребность в однотипной структурированной информации тем ощутимее, чем больше временное отстояние изучаемых лиц от сегодняшнего дня. На этом этапе первостепенную значимость имеют энциклопедии, справочники и словари универсального, отраслевого и регионального характера. При изучении групп библиотечных специалистов необходимо изучение «Библиотечной энциклопедии» (РГБ), справочника «Кто есть кто в библиотечно-информационном мире России и СНГ» (ГПНТБ России), биографического словаря сотрудников Библиотеки Академии наук за 300 лет (Библиотека Российской академии наук), биографического словаря «Сотрудники РНБ - деятели науки и культуры» (РНБ). В зависимости от задач исследования могут быть полезны справочники «Кто есть кто в библиотечном мире Кузбасса», «Российские библиотекари: Москва» и др. Далее представляется важным выявление и оценка достаточности и надежности источников, содержащих сведения биографического характера обо всех членах группы. При недостаточности материала встанет вопрос о репрезентативности получаемых сведений, а поставленная под вопрос надежность не позволит прийти к доказательности и обоснованности выводов исследования. В просопографическом исследовании чаще всего выдвигаются следующие критерии: гомогенность / гетерогенность группы, количество входящих в нее лиц, а также географический, хронологический, социально-демографический критерии. Обязательным критерием является возможность доступа к источникам информации: однотипной, а также содержащей сведения биографического характера обо всех членах группы, и их надежность. Система критериев обеспечивает возможность проверки выдвинутой гипотезы, предопределяет полноту анализа и качество интерпретации материала, полученного в результате исследования, и в дальнейших исследованиях может служить базой для выводов о более широких группах специалистов, которые могут рассматриваться как целое и в состав которых как часть входит изучаемая группа. Комплексность и многосторонность просопографических исследований предполагают привлечение широкого массива документов, позволяющих синтезировать уникальные черты / события / явления, характерные для каждого члена изучаемой группы, а также общее и типическое. Биографический метод в совокупности с историческим и логическим позволяет получить палитру сведений о каждом члене изучаемой группы, выявить личностно-индивидуальное, уникальное, неповторимое, единичное и особенное в личной и профессиональной жизни человека. А. Н. Ванеев утверждает, что основным методом извлечения фактов в историческом исследовании является изучение письменных источников - опубликованных и неопубликованных [2]. Это могут быть официальные и личные документы (энциклопедии, справочники, книги, брошюры, статьи, рецензии, библиографические указатели трудов, отчеты о научно-исследовательской работе, отчеты о командировках, автобиографии, дневники, письма и др.). Изучение и анализ каждой биографии дают возможность получить сведения о неповторимых и уникальных фактах и событиях в жизни отдельного человека в контексте пережитых эмоций, чувств, разочарований; о его психологических и ментальных особенностях; о причинах и мотивах его интенций и действий; о свершившихся и несвершившихся планах. Они позволяют выявить информацию об истории его отношений с другими людьми, о демонстрируемом при этом алгоритме поведения в профессиональной и личной жизни, во время знаковых событий и в условиях повседневности и др. Использование биографического метода в совокупности с библиометрическим и наукометрическим помогает составить представление о научной работе: о приоритетных и любимых темах исследования, о научной продуктивности, о способах и механизмах получения нового знания, о вкладе конкретного специалиста в разработку тех или иных проблем библиотечно-информационной науки и практики, которые выдержали проверку временем, были оценены, развиты следующими поколениями и восприняты другими научными дисциплинами. По завершении данного этапа исследования собранный и проанализированный материал представляет собой сложную динамическую систему, находящуюся в неравновесном состоянии. Задачей исследователя является придание ему соразмерности, сопоставимости и сравнительности за счет выявления общего, типического, характерного для всей изучаемой группы. Строго говоря, в просопографическом исследовании выявление уникально-неповторимой информации о каждом индивиде необходимо потому, что достигается лучшее понимание представленности в ней общего для группы, появляется возможность демаркировать характерное от нехарактерного, типическое от нетипического. Исследователю, располагающему таким обширным материалом, большую помощь окажет составление опросника, который значительно упростит и сделает более оперативной процедуру определения типического. На этом этапе могут быть выявлены типическая траектория жизненного и профессионального пути, типичные показатели научной продуктивности, типичные механизмы взаимодействия членов группы, общие правила, которыми они руководствуются при коммуникации с профессиональным сообществом, и т. п. Однако в зависимости от поставленных в исследовании цели и задач, энциклопедий, справочников, словарей, сведений, полученных в ходе использования биографического, библиометрического и наукометрического методов, может оказаться недостаточно. В данном случае в качестве источника дополнительной и уточняющей информации можно использовать результаты исследований персонологического характера, отраженные в кандидатских и докторских диссертациях, посвященных специалистам, которые входят в изучаемую группу, так как они, как правило, содержат сведения, конкретизирующие материалы энциклопедий и справочников. Важны серии изданий, выпускаемых в библиотеках и вузах культуры, которые посвящены выдающимся ученым, внесшим большой вклад в разработку проблем библиотечной науки и практики. Необходимо обращение к трудам отечественных библиотековедов, в фокусе внимания которых - история библиотечного дела и библиотековедения: К. И. Абрамов, А. Н. Ванеев, Т. Ф. Каратыгина, В. П. Леонов, А. В. Соколов, Ю. Н. Столяров, Л. И. Сальникова, Г. П. Фонотов и др. В высшей степени полезны материалы международных научных конференций «Библиотека в контексте истории», на протяжении многих лет успешно проводившихся под руководством отечественного библиотековеда М. Я. Дворкиной. При этом трудоемкость просопографического исследования очевидна: большая часть массива документов, использованная на этапе составления биографий, вновь подлежит изучению и анализу, но теперь уже с иной целевой фокусировкой, а именно стремлением выявить общее и типическое. Коллективная биография позволяет восстановить исторический фон, в рамках которого существовала группа, определить влияние на нее социальных, экономических, политических, культурных и других факторов, обусловивших определенный образ действия и способ существования группы, выявить сущность изменений, происходящих в ее жизни, установить причины и следствия этих изменений, их положительное или негативное влияние на группу во временном континууме. Коллективная биография позволяет определить общее для группы отношение к значимым для профессиональной жизни изменениям в библиотечно-информационной сфере: сокращение сети библиотек, введение нового закона о библиотечном деле, профессиональный стандарт, поддержка или неприятие научных идей, одобрение или критика сложившихся научных подходов и др. Одновременно коллективная биография дает возможность выявить мотивы поведенческого алгоритма: уклонение от обсуждения какой-либо темы, отказ от участия в работе профессиональных объединений и т. д. В ходе создания коллективной биографии могут быть очерчены нравственные категории, которыми группа руководствуется в профессиональной и личной жизни, общность ценностных ориентаций, морально-этических норм и правил поведения. Полученные при изучении группы сведения подлежат обработке и анализу с использованием статистических методов. Статистическая информация, многопланово характеризующая коллективную биографию группы, должна стать основой создания базы данных. База данных с системой современных программных и организационно-методических средств трансформирует статичную коллективную биографию в динамическую, позволяя провести тщательный мониторинг изменений, происходящих в жизни изучаемой группы в определенный исследователем период. В заключение следует отметить, что просопографические исследования в области библиотечных и информационных наук немногочисленны. При этом достоинства их очевидны и прежде всего заключаются в том, что они дают не статичную, а динамичную картину, характеризующую изучаемую группу, показывают историко-культурные изменения и степень их влияния на группу во временном континууме. В ходе создания коллективной биографии непременно открываются новые страницы в жизненном и творческом пути каждого члена группы, восполняются лакуны в биографии, не позволявшие ранее найти истоки и причины событий, мотивы поступков человека и т. п. Одновременно появляются возможности для определения особенностей того или иного этапа в развитии библиотечного дела и библиотечной науки. В связи с этим попытки выстраивать научную реконструкцию биографии того или иного ученого в историческом контексте, основываясь на биографическом методе и методе анализа документов, вне использования просопографического, библиометрического и наукометрического методов, вызывают вопросы относительно надежности полученных результатов и их интерпретации. Тем более что ведущие ученые - представители социальных наук, указывают, что главный недостаток биографического метода состоит в том, что нередко субъективные оценки превращаются в показатели объективных процессов. Для преодоления этого изъяна биографического метода его все более соединяют с просопографией [6]. Однако нельзя не отметить, что просопографические исследования отличает большая трудоемкость, огромные временные затраты, неуверенность в возможностях получения доступа к необходимой информации и в ее надежности, недостаточный уровень методологических знаний и знаний в области программных средств и др. Ученые указывают, что средняя длительность разработки и реализации исследований данного типа составляет не менее пяти лет. Все это, безусловно, снижает число исследователей, ориентированных на использование просопографического подхода, а по мнению зарубежных специалистов, также вызывает большие трудности и с поиском потенциальных финансовых партнеров, готовых к оказанию поддержки таких исследований [10]. При этом эффективность просопографических исследований применительно к разработке проблем библиотечно-информационной науки очевидна: их результаты обладают теоретической и практической значимостью. Они могут приводить к радикальным прорывам в глубине понимания проблемы, ее более точном структурировании и вписывании в предметное поле библиотековедения, в преодолении ограниченности использованных для ее решения подходов в предыдущие годы и в определении диапазона возможностей в современных условиях. Будучи сосредоточенными на прошлом, просопографические исследования помогают выстраивать настоящее, предлагать научно обоснованные прогнозы потенциально возможных перспектив и тенденций развития библиотечного мира.

Ключевые слова

библиотековедение, научные исследования, просопографические исследования, просопографический метод, достоинства и ограниченность просопографического метода, library science, research, prosopographic research, prosopographic method, advantages and limitations of prosopographic method

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Варганова Галина ВладимировнаСанкт-Петербургский государственный институт культурыдоктор педагогических наук, профессор кафедры библиотековедения и теории чтения, тел.: (911) 980-87-89, 750-37-05interel@mail.ru
Всего: 1

Ссылки

Бучило Н. Ф., Исаев И. А. История и философия науки. - М. : Проспект, 2012. - 432 с.
Ванеев А. Н. История библиотечного дела и библиотековедения : сб. ст. - СПб. : Рос. нац. б-ка», 2012. - 308 с.
Варганова Г. В. Качественная парадигма в научных исследованиях // Библиосфера. - 2011. - № 3. - С. 3-7.
Варганова Г. В. Количественная парадигма в научных исследованиях: преодолен ли «кризис числа» // Библиосфера. - 2014. - № 1. - С. 3-8.
Захарчук Т. В. Научные школы в библиографоведении: проблемы формирования и идентификации. - СПб. : Изд-во СПбГУКИ, 2013. - 240 с.
Касавин И. Т. Энциклопедия эпистемологии и философии науки. - М. : Канон+, 2009. - 1247 с.
Лаврик О. Л. Наукометрический анализ отечественного библиотековедения и библиографоведения // Библиосфера. - 2000. - № 2. - С. 51-59.
Юдин Э. Г. Методология науки. Cистемность. Деятельность. - М. : Эдиториал УРСС, 1997. - 444 с.
Goedeken E. A. The rainbow survivors of some vanished grey moment of reality: a prosopographical study of the Dictionary of American library biography and its supplement // Libraries of Culture. - 1995. - Vol. 30, № 2. - P. 153-169.
Prosopography research. Modern history research union. University of Oxford. - URL: http://prosopography. modhist.ox.ac.uk/course_syllabuses.htm (дата обращения: 22.02.2015).
Sked K., Reid P. H. The people behind the philanthropy: an investigation into the lives and motivations of library philanthropists in Scotland between 1800 and 1914 // Library History. - 2008. - Vol. 24, iss. 1. - P. 48-63.
Sturges R. P. From collected biography to prosopography // Library Review. - 1976. - Vol. 25, iss. 5/6. - P. 210-213.
Sugimoto C., Cronin B. Biobibliometric profiling: аn examination of multifaceted approaches to scholarship // Journal of the American Society for Information Science and Technology. - 2012. - Vol. 63, № 3. - P. 450-468.
 Просопографические исследования в библиотековедении: методологический аспект | Библиосфера. 2015. № 3.

Просопографические исследования в библиотековедении: методологический аспект | Библиосфера. 2015. № 3.