Русская эмигрантская коллекция Гавайского университета | Библиосфера. 2015. № 3.

Русская эмигрантская коллекция Гавайского университета

Статья посвящена русской коллекции библиотеки им. Гамильтона Гавайского университета (Гонолулу, США). Основой ее формирования является русская эмигрантская литература, изданная в Китае, Корее, Японии, Австралии, на Аляске, тихоокеанском побережье США и в Южной Америке. Особую цен-ность представляет детская литература. Также в коллекции имеются архивные материалы, посвященные русским в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Описана история формирования коллекции.

The Russian emigrant collection at the University of Hawaii.pdf Ейчас много переиздают эмигрантскую литературу, но это скорее мода, чем серьезное изучение. Оторванные от настоящей истории эти произведения стали уделом одиночек. Настоящее же погружение в эмигрантскую жизнь прошлого до сего дня является невозможным, так как совершенно недостаточно источников, в данном случае - литературы, изданной русскими эмигрантами. Одну из первых попыток собрать эмигрантскую литературу сделал Русский зарубежный архив в Праге [3]. Одновременно с Прагой русские книги стала собирать библиотека Гуверовского института в США [6] и частично Калифорнийский институт в Беркли [8]. После окончания Второй мировой войны русские эмигрантские книги вывезли в Хабаровск [1]. С основанием Музея русской культуры в Сан-Франциско ее деятели стали собирать эмигрантские печатные издания [4]. Одной из основных коллекций русской литературы, изданной в странах АТР, является собрание Гавайского университета. Бывший вице-президент этого университета по академическим делам Антони Марселла поддерживала идею расширения русской коллекции и выделила библиотеке им. Гамильтона средства для покупки книг. Это счастливо совпало с появлением на антикварном рынке большого числа русских изданий из Китая. Тогда основными дилерами были нью-йоркский магазин Russica Book & Art Shop и сан-францисский магазин «Знание». Увеличению коллекции способствовал большой интерес к России во времена перестройки. Это было самое благоприятное время для сбора книжной коллекции. Появилась собственная сеть дилеров по всему миру: присылали книги из Парижа (Andre Savine - Русский Библиофил / Le Bibliophile Russe, Saint Petersbourg), из Израиля (Jacob Tversky), Германии (Kubon & Sagner - Munich), Голландии (Nijhoff), Канады (Troika) и США (Veronica Ahrens-Pulawski - Globus, Е. Szein’s Antiquary (Conn.), Igor Kozak - East-West Features, Washington D.C.) и др. Видя неподдельный интерес к эмигрантским книгам, некоторые дилеры посылали книги в дар. Надо обратить внимание и на то, что многие специалисты и любители такой литературы бесплатно жертвовали книги библиотеке им. Гамильтона. Профессор Торонтского университета в отставке Ольга Бакич передала книги по русской эмиграции в Китае. Видный знаток ее истории, она и сегодня считается лучшим знатоком книгоиздания в Харбине и автором интересных работ на эту тему [5]. Значительному увеличению собрания библиотеки им. Гамильтона способствовал активный книгообмен, который наладила русский библиограф П. Полански с ведущими библиотеками России. Библиотека посылала некоторые дубликаты в Российскую государственную библиотеку в Москву, но больше всего - на российский Дальний Восток, например, в Общество изучения Амурского края во Владивостоке или Дальневосточную государственную научную библиотеку в Хабаровске. С 1993 г. П. Полански стала регулярно организовывать российско-американские конференции библиотекарей бассейна Тихого океана. Используя гранты IREXа, а затем Сороса, она организовала приезд дальневосточных библиотекарей в Гонолулу (1993) и Сиэтл (1997), привезла своих американских коллег в Хабаровск (1995). Результатом интереса библиографа П. Полански к литературе российской дальневосточной эмиграции стало не только увеличение числа ее последователей из других университетских библиотек, но и резкий рост цен на книжном рынке. В настоящее время общий фонд библиотеки им. Гамильтона составляет свыше 45 тыс. названий книг о России (на русском, западных и азиатских языках) и русскоязычных материалов самого широкого аспекта. Особенность Гавайской коллекции по сравнению с другими ведущими собраниями (Гуверовский институт, Университет в Беркли, Музей русской культуры в Сан-Франциско и др.) заключается в том, что она стала интенсивно собираться в 1970-1980-е гг. Так как основная часть Гавайской коллекции поступила уже в 1960-1980-е гг., когда по естественным причинам умирали авторы или собиратели, то на многих книгах имеются их уникальные автографы. По экслибрисам или печатям можно видеть, как перемещались книги в пространстве: от Китая до США, Европы или Австралии. Так были получены книги из собраний известного деятеля эмиграции в Калифорнии Н. А. Слободчикова, известного писателя, автора двухтомника «Финал в Китае» П. П. Балакшина, а также других авторов. Парадоксом можно считать и то, что некоторые американские библиотеки стали в то время «чистить» свои дублетные экземпляры и продавать некоторые книги. Так, П. Полански удалось купить редкие экземпляры из книжного собрания знаменитого Г. В. Юдина, находящегося в библиотеке Конгресса. Подлинной же удачей считает П. Полански то, что она смогла купить буквально за бесценок раритеты из собрания И. И. Серебренникова, многие с автографами. Необычность гавайской коллекции и в том, что все уникальные издания, увидевшие свет в странах Дальнего Востока, находятся в изолированном помещении. Во многих американских университетских библиотеках существует открытый доступ к книгам. Редко кто может позволить себе изъять книги из общего пользования в отдельное хранилище. С одной стороны, конечно, это затруднило доступ к книгам, но, с другой, безусловно, сохранило их. Кражи существуют и в Америке, несмотря на обилие контролирующей техники. Недостаток открытого доступа заключается и в том, что порой трудно, а иногда и невозможно найти нужную книгу. Русская, особенно дореволюционная, орфография нередко затрудняет процесс поиска материалов через электронные каталоги, да и проще для исследователей видеть в одном месте всю литературу по данной теме. Наиболее весомая и ценная часть Гавайской коллекции посвящена Китаю [7]. П. Полански не делает разницы между известной литературой, авторами популярных книг, учебниками или изданиями разового потребления (листовками или буклетами). Она тщательно собирает всю печатную литературу, которая имеет отношение к русскому Китаю. Если в каких-то библиографических справочниках могут ошибочно посчитать какую-нибудь книгу, изданную, например, в Харбине, а на самом деле она увидела свет в Дайрене или Шанхае. Окончание Гражданской войны разбросало участников Белого движения по всему миру. Множество русских поселились в Китае, выбрав местожительством Харбин, бывшую столицу Китайско-восточной железной дороги (КВЖД), или Шан-хай, наполненный иностранцами. Сегодня опубликованы работы, посвященные истории русской эмиграции, изданы мемуары, появляются и первые обзорные библиографические работы. К сожалению, пока остаются малоисследованными многие аспекты духовной жизни эмиграции, в частности, забота о подрастающем поколении. Особая ценность русской коллекции в уникальном собрании детской книги. Только формально в каталоге Гавайского университета названа Корея. Поэтесса Виктория Юрьевна Янковская (1909-1996) указала, что ее сборник напечатан в корейской «Новине». Вероятно, ее книга увидела свет в типографии в Харбине, как это произошло с книгой ее отца. В коллекции П. Полански находится еще одна уникальная книга, имеющая отношение к Корее. Ее автор - архимандрит Феодосий (в миру Перевалов Федор Иванович) (1875-1933) был начальником Духовной миссии в Корее. Весьма необычно в Гавайской коллекции выглядят скромные издания, увидевшие свет на Филиппинах, на Тубабао (о. Самар), где русские из Китая останавливались по пути в Америку и другие страны. В Гавайском университете имеются об этом архивные фонды: папка Терентьева (сведения о русских на Тубабао, Филиппинах). К сожалению, нам мало что известно о русском книгоиздании в Японии. Для подавляющего числа русских Страна восходящего солнца была временным пристанищем перед их переездом в другие страны. Лишь десятки беженцев оставались здесь на постоянное местожительство. По этой причине в Японии не было ни большого числа русских периодических изданий, ни крупных библиотек. Хотя эти книги не имели прямого отношения к русской эмиграции, но от этого они не потеряли своей ценности. После окончания Второй мировой войны, когда японские военнопленные стали возвращаться в Японию, они проходили досмотр. При этом американские военные конфисковали любую литературу, изданную в России и Советском Союзе, включая словари и русские учебники. Хотя Гавайский университет и находится далеко от Калифорнии, но П. Полански решила собирать книги, изданные в этом штате, тем более что никто из местных университетов регулярно этим не занимается. Первые типографии были открыты при редакциях русских газет или журналов. Они нередко брали заказы на выполнение издательских работ. Этот список возглавляет газета «Русские новости» (1930-е гг.), владелец которой П. П. Балакшин открыл издательство «Земля Колумба». Немало литературы издавали общественные организации. Особенно много напечатал Литературно-художественный кружок. Издавал литературу Музей русской культуры в Сан-Франциско. Регулярно печатало небольшие брошюры Общество ветеранов великой войны. Из других общественных формирований, выпускавших свою литературу, нужно отметить Русское монархическое объединение. 1 марта 1937 г. открылось Морское издательство при Кают-компании морских офицеров в Сан-Франциско, которое печатало книги не только американских авторов, но и европейских. Русская издательская деятельность значительно расширилась после окончания Второй мировой войны, когда увеличилось русское население за счет приехавших из Европы и Китая. Формально русский Сиэтл не считается крупным издательским центром, но в этом городе выходили интересные периодические издания. Одной из самых сложных тем в истории печати русской эмиграции является ее деятельность в странах Южной Америки. Во многом это обусловлено ее изолированностью от европейской, североамериканской или даже дальневосточной ветвей российской эмиграции, несмотря на то, что здесь собрались представители многих стран рассеяния. Больше всего в коллекции П. Полански книг, увидевших свет в Аргентине и Бразилии. Как известно, очень много выходцев из Китая живет в Австралии. Одним из первых периодических изданий стал журнал «Политехник», посвященный русскому Харбину. Первый номер увидел свет 2 апреля 1969 г. Инициаторами издания выступили выпускники Харбинского политехнического института. В нем постоянно публиковались хроника объединения, воспоминания, статьи по истории Харбина и Маньчжурии, новости из мира техники, некрологи. Другим интересным изданием является «Австралиада». Первые редакторы - А. И. Закромчинский и Н. А. Мельникова (Грачева), инициатор, затем единственный редактор. Вместе с материалами по истории русского присутствия «Австралиада» публиковала материалы об эмигрантах, приехавших из Китая, их биографии и воспоминания. К 100-летию г. Харбина вышло два юбилейных выпуска «Русские харбинцы в Австралии» (1999. № 1. 93 с. : ил.; 2000. № 2. 132 с. : ил.). Из других интересных периодических изданий следует отметить листовку «Друзьям от друзей». Ее выпускал центральный президиум Союза окончивших учебные заведения Харбинского Христианского союза молодых людей (ХСМЛ). Публиковались материалы, связанные с историей учебных заведений ХСМЛ в Харбине, воспоминания, проза, поэзия и т. д. Регулярно освещались юбилеи окончания учебы. В декабре 2000 г. вышел № 53. Несмотря на то, что лишь некоторые книги из «Русской морской зарубежной библиотеки» (РМЗБ) имеют отношение к Азиатско-Тихоокеанскому региону, Патриция Полански попыталась собрать и ее. Моряки, заброшенные эмигрантским лихолетьем в разные страны, издавали там на свои средства произведения. Они только сообщали в Прагу о предстоящем выходе своей книги и спрашивали номер, который могли бы поставить на титульном листе. Первые издания вообще не имели даже упоминания о принадлежности к серии. Интересно, что некоторые из заявленных книг так и не увидели свет. Все книги РМЗБ давно стали библиографической редкостью. В последнее время некоторые произведения из этой серии перепечатываются в России (Г. К. Граф, М. Ю. Горденев и др.). И тем не менее библиограф Патриция Полански считает, что ее коллекция недостаточно широко используется исследователями. До сих пор немногие специалисты знают, что в ней находится. Практически недосягаемыми раритеты библиотеки им. Гамильтона остаются для российских историков и библиографов. Научные фонды по обмену исследователями крайне редко дают гранты для поездки в Гонолулу. Существует предвзятое мнение, что Гавайи - место для экзотического отдыха, а вовсе не для серьезной работы. По мнению многих исследователей, для Русской коллекции библиотеки им. Гамильтона давно уже наступило время подвести итоги своей собирательской деятельности и издать каталог. Патриция Полански была весьма рада, что издательство «Пашков дом» решило издать каталог Гавайской коллекции [2]. В настоящее время выходит второе издание Каталога. В персоналиях в скобках даны годы рождения и смерти, а также профессия и местожительство. К сожалению, не во всех случаях удалось выявить исчерпывающие сведения. Большую сложность представляет написание иностранных имен на русском языке. В 1930-е гг. в эмиграции не существовало общепринятой системы. Не имея специалистов или профессиональных переводчиков и редакторов, многие издательства давали иностранные имена с сильными искажениями. Поэтому, где это возможно, даны написания имен в их первоначальном виде. Особенную сложность представляет написание японских имен. Для них было решено давать их дополнительно в латинской транскрипции ro:maji, как принято в мире. К сожалению, в некоторых случаях пока невозможно определить и подлинное место издания, так как некоторые авторы или издатели ставили город издания произвольно. Трудность вызывает и определение страниц в каждом издании. Здесь также не существовало специальной системы: иногда в общий листаж включалось оглавление или реклама. Поэтому было решено вносить оглавление в число страниц издания. В рекламу вошли сведения о книгах, увидевших свет в настоящем издательстве. Для периодических изданий и сборников, где это возможно, нами было предложено дать и краткие сведения по разделам или же направлению издания. Во многих случаях оказалось возможным дать сведения и по экслибрисам или книжным штампам, что поможет исследователям получить сведения о бывших владельцах или проанализировать движение книги. Необходимо отметить, что в библиотеке Гавайского университета имеются книги, находившиеся в свое время в Китае или Японии. В частности, на первом издании словаря В. Даля есть штамп библиотеки КВЖД. В некоторых случаях составитель и комментатор сочли возможным сократить описание, в основном это касается штампов, экслибрисов или помет. Как уже отмечалось, наиболее тесные связи П. Полански установила с Россией, со специалистами, знатоками, а также выходцами из Китая. Сведения о том, как формировались зарубежные коллекции о Дальнем Востоке, в частности, о русской эмиграции, имеются в обзорных статьях библиографа П. Полански.

Ключевые слова

русская коллекция, эмигрантская литература, собрание Гавайского университета, книгообмен, Russian collection, emigrant literature, University of Hawaii collection, book exchange

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Хисамутдинов Амир АлександровичЦентральная научная библиотека Дальневосточного отделения Российской академии наукдоктор исторических наук, ведущий библиограф, тел.: (423) 271-01-59khisamut@yahoo.com
Полански ПатрицияГавайский университетрусский библиографPolansky@hawaii.edu
Всего: 2

Ссылки

Печатные издания Харбинской россики : аннот. библиогр. указ. печ. изд., вывезенных хабаров. архивистами из Харбина в 1945 г. / сост. Н. А. Соловьева. - Хабаровск, 2001. - 127 с.
Полански П. Русская печать в Китае, Японии и Корее : кат. собр. Б-ки им. Гамильтон Гавайс. ун-та / предисл., пер. с англ. и науч. ред. А. А. Хисамутдинова. - М. : Пашков дом (Рос. гос. б-ка), 2002. - 204 с.
Политика, идеология, быт и ученые труды русской эмиграции. 1918-1945 : библиогр. : из кат. б-ки Рус. загранич. ист. арх. в Праге : в 2 т. / сост. С. П. Постников. - New York : Norman Ross Publ., 1993. - Т. 1. - XVII, 256 с. ; Т. 2. - 265-526 с.
Русские в Калифорнии : ил. справ. = Russians in California : ill. guide. Т. 1 / гл. ред. М. К. Меняйленко ; пер. на англ. И. Франкьен. - San Francisco : Museum of Rus. Culture, 2012. - IV, 44 с.
Bakich O. Harbin Russian imprints : bibliogr. as history, 1898-1961 : materials for a definitive bibliogr. - New York ; Paris : Norman Ross Publ., 2002. - V-XX, 584 p.
Guide to the collections in the Hoover Institution archives relating to Imperial Russia, the Russian revolutions and civil war, and the first emigration / comp. by C. A. Leadenham. - Stanford, Calif. : Hoover Inst. Press, Stanford Univ., 1986. XX, 208 p. - (Hoover Press bibliogr. ser.).
Khisamutdinov A. Russian Emigre Collections from China // Russian Emigrants in East Asia, Europe and the United States : papers read at two panels at the 7th Intern. congr. of East. Europ. studies, July, 2005. - Berlin, 2005. - P. 7-14.
Russian émigré serials : a bibliogr. of titles held by the Univ. of California, Berkeley, Libr. / comp. by A. Urbanic. - Berkeley, 1989. - 125 p.
 Русская эмигрантская коллекция Гавайского университета | Библиосфера. 2015. № 3.

Русская эмигрантская коллекция Гавайского университета | Библиосфера. 2015. № 3.