Библиотеки и распространение научных знаний в Беларусиво второй половине ХVIII в. | Библиосфера. 2012. № 1.

Библиотеки и распространение научных знаний в Беларусиво второй половине ХVIII в.

Рассматриваются деятельность библиотек учебных заведений, создание частных книжных коллекцийи их роль в распространении научных знаний в Беларуси во второй половине ХVIII в.

Библиотеки и распространение научных знаний в Беларусиво второй половине ХVIII в..pdf Несмотря на актуальность изучения роли библиотек в развитии науки и образования в Беларуси в дореволюционный период, эта тема не была предметом специального научного исследования.Во второй половине ХVIII в. в развитии науки и образования в Беларуси произошли значительные изменения, связанные с распространением идей передовых ученых России и Западной Европы, которые становились известными даже в провинциальных городах. Сочинения Декарта, Спинозы, Вольтера, Локка, французских материалистов и просветителей, Канта, Коперника, Ньютона, Лавуазье, Ломоносова, Козельского и многих других мыслителей и естествоиспытателей читались и изучались, их идеи получали отражение в трудах, научных исследованиях и выступлениях мыслителей Беларуси [5, с. 21].Важную роль в распространении книг светского содержания сыграл новый шрифт, отлитыйв 1707 г. по поручению Петра І под руководством уроженца Беларуси Ильи Копиевича (1651-1714) и получивший в дальнейшем название гражданского. Как утверждал сам И. Копиевич в прошении к Петру І, «более 20 книг написал я на славу твоего пресветлейшего царского величества и на всемирную пользу великороссийского государства» [9, т. 1, с. 522]. И. Копиевич подготовил и издал «Введение краткое во всякую историю...» (1699), в котором приведено большое количество сведений из истории, географии, помещен календарь, первыйв России учебник по арифметике «Краткое и полезное руковедение во арифметику» (1699), первые словари, в том числе «Номенклятор на русском, латинском и немецком языке», лучший для своего времени учебник по латинской грамматике «Latina grammatica…» [9, т. 2, с. 12-13, 27-28]. Учебники, изданные Копиевичем, долгое время использовались в российских школах. Огромную ценность имела «Книга, учащая морского плавания...» (1701) - перевод голландского учебникаА. Деграфа, первая на русском языке печатная книга по мореплаванию, в которой даны сведения по геометрии, математической географии, о способах определения местонахождения корабля, о компасе, странах света, географических картах и многих других понятиях, использовавшихся моряками на протяжении всего ХVIII в.Как установил профессор Б. А. Воронцов-Вельяминов, именно И. Копиевич издал первую на русском языке карту звездного поверстания неба - «Уготование и толкование ясное и зело изрядное красно образного поверстания кругов небесных» (1699) [2, с. 552], что имело большое значение для расширения астрономических знаний в России.И. Копиевич одним из первых разработал для восточных славян научную терминологию по многим отраслям знаний, так как до этого времени в русском языке не существовало некоторых понятий, категорий, определений, терминов, уже выработанных европейской наукой, ввел написание арабских цифр.В Беларуси гражданский шрифт впервые был использован в могилевской придворной типографии, основанной в 1774 г. писателем и ученым-лингвистом С. Богушем-Сестренцевичем, который получил разрешение печатать книги на семи языках [10, с. 434]. Станислав Богуш-Сестренцевич получил фундаментальное образование, знал инженерное дело и архитектуру, увлекался изучением памятников древности, собирал манускрипты. После его смерти осталась библиотека в 3 тыс. томов. Согласно указу Екатерины ІІ (1780), типография была обязана печатать официальные материалы [10, с. 945-946], выполняя таким образом функции губернской типографии. Из типографии выходили духовная и светская литература, правительственные постановления.Вхождение Беларуси в состав Российской империи имело прогрессивное значение для укрепления связей белорусского и русского народов, создавало благоприятные условия для развития светского образования, распространения прогрессивных идей, увеличения количества светских библиотек, расширения их функций как просветительных учреждений. В восточных районах Беларуси активно распространялась система российского образования. Новая система обучения открывала возможность получения светского образования на русском языке всем слоям городского населения без учета социального положения и вероисповедания.В конце ХVIII в. с ростом количества народных училищ увеличилось и число библиотек. Библиотеки народных училищ стали важными центрами распространения прогрессивных идей русских и зарубежных мыслителей. В некоторых училищах имелись значительные книжные собрания. Особенно широко были представлены русская и западноевропейская (главным образом французская) литература, философия и естествознание, на книги богословского содержания приходилось лишь около 7%. В библиотеке Полоцкого народного училища имелись полные собрания сочинений М. В. Ломоносова, работы видных русских философов и математиков Д. С. Аничкова, Я. П. Козельского, академиков М. Е. Головина, С. К. Котельникова, произведения Вольтера, Руссо, Монтескье, Мольера, Локка, Бюффона, «Навигация» французского физика Буггера (его высоко ценил М. В. Ломоносов) и др. [7, с. 99].Учителя следили за развитием социологических, философских и педагогических теорийв России и Западной Европе, использовали литературу в учебных целях, о чем свидетельствует, например, документ под названием «Книги, употреблявшиеся учителями Полоцкого главного училища», в котором вместе с изданиями, официально рекомендованными уставом училища, упоминаются такие книги, как «История знаний, наук и искусств китайских», «Об электрической материи» Локка, «Путешествие вокруг света», «Физические письма» Эйлера и другие произведения [7, с. 100]. Всегос 1789 по 1794 г. в училища Беларуси из Петербурга поступило около 30 названий учебников и методических пособий (17 тыс. экз.), а также большое количество разных таблиц, приборов, карт, гербариев и коллекций.Во второй половине ХVIII в. в восточной части Польши, Беларуси и в Литве не было медицинских учебных заведений, поэтому создание в Гроднов 1776-1781 гг. Медицинской школы имело большое значение. Известный реформатор Антон Тизенгауз пригласил из Лиона для научной работы и руководства учебным процессом Жана Эммануэля Жилибера (1741-1814), который вел занятия не только по основам медицины, но и по минералогии, зоологии и ботанике. Он был первым исследователем флоры Беларуси, изучал растительный и минеральный мир в окрестностях Бреста, Новогрудка, Несвижа, в других местностях Беларуси, составил большой гербарий.Первой медицинской библиотекой в Беларуси является библиотека, созданная при Медицинской школе в Гродно. За неполные шесть лет своего существования Гродненская медицинская школаи ее библиотека, насчитывавшая 3 тыс. томов, сыграли значительную роль в развитии науки. В библиотеке имелись все необходимые книги для изучения естественной истории и медицины, в том числе «Энциклопедия, или Толковый словарь наук, искусств и ремесел», издаваемая видными французскими материалистами XVIII в., энциклопе-дия Планше, редкие медицинские и астрономические издания. Этой библиотекой восхищался швейцарский ученый И. Бернулли, и именно здесь он познакомился с новейшей книгой «Флора Австрии» [24, с. 19]. В 1781 г. Гродненская медицинская школа и библиотека были переведеныв Вильно.В 70-х гг. ХVIII в. Жилибером был заложенв окрестностях Гродно ботанический сад, первый не только в Беларуси, но и во всей Речи Посполитой, который по количеству и разнообразию своих коллекций не уступал ботаническим садам Европы. В 1778 г. сад насчитывал около 2000 видов растений, некоторые из них были привезены из Южной Америки. Многие растения были присланы из Императорской академии наук, с которой Жилибер установил научные связи. О научных контактах Гродненской медицинской школы с российскими учеными, об оценке наследия Жилибера в России свидетельствует и тот факт, что сообщения о лечебных свойствах местных растений и о минералах Беларуси, направленные Ж. Э. Жилиберомв Петербургскую академию наук, были опубликованы в «Академических известиях» в 1780 г. на русском и французском языках.Важную роль в научной и учебной работе Виленской академии играла библиотека, которой пользовались не только студенты и профессора,но и посторонние лица. После реорганизации академии в 1773 г. улучшилась работа библиотеки:в ней появилось больше книг и учебных пособий по естественным и гуманитарным наукам, медицине. Значительное количество книг по медицине и естественным наукам передали библиотеке профессора Ж. Э. Жилибер, И. Г. Форстер, Дж. Сарторис и др. В 1777 г. Эдукационная комиссия приобрела для библиотеки собрание медицинских изданий доктора С. Бизио [19, с. 15]. «На умножение библиотеки» Эдукационная комиссия ежегодно «отпускала по 2000 злотых» [14, с. 335]. «Важным источником пополнения фондов библиотеки был обязательный экземпляр, который, согласно постановлению сейма 1780 г., должны были передавать ей уже все типографии Великого княжества Литовского» [6, с. 96].Широкие научные исследования в Виленской обсерватории проводил с 1765 г. ее директор Мартин Почобут-Одляницкий (1728-1810), уроженец Гродненского уезда, пламенный популяризатор астрономических знаний. Дневники его наблюдений за 1772-1806 гг. составляют 34 тома. Король Станислав Август присвоил обсерватории название «королевской» и пожаловал М. Почобуту звание «королевского астронома». Большую ценность для обсерватории имела библиотека, в которой, кроме книг по астрономии и математике, было немало книг из других областей знания: по физике, анатомии, географии, архитектуре, военному делу [12, с. 59-62].В ХVIII в. продолжалась просветительная деятельность Радзивиллов. Жена Кароля Станислава Радзивилла (1669-1719) Анна Екатерина (1676-1746) пополнила несвижское книжное собрание своей домашней библиотекой из Белой Подляской, в которой были представлены книги по истории церкви, труды по экономике, истории и политической географии, юридические трактаты и законодательные документы. Собрание из бельской библиотеки вошло в библиотеку Несвижской ординации как особый отдел. Анна Екатерина Радзивилл ежегодно выделяла определенную сумму на покупку новых книг. По ее повелению неоднократно проводились описи и составлялись каталоги архивных и книжных собраний. Первые два каталога бельской библиотеки появились в 1713 г., из них сохранился только «Catalogus librorum arcis Nesvisiensis». К 1720 г. относится «Katalog książek Madam Radziwiłł». «Французская», или «подручная» библиотека А. Радзивилл, которая насчитывала 1260 названий [21, т. 30/3, z. 126, с. 386], описанав 1731 г. в «Katalog biblioteki podręczney Xżney Anny z Sanguszków Radziwiłłowey [ok. 1730-1731]».Получив привилегию короля Августа ІІІ, Михаил Казимир Радзивилл Рыбонька (1702-1762) в 1750 г. открыл типографию и через год подарил ее иезуитам, подтвердив свой дар особой записью с требованием передавать два экземпляра напечатанных книг в библиотеку несвижского замка [21, т. 30/2, z. 125, с. 304]. Его жена Франтишка Уршуля Радзивилл (1705-1753) была женщиной образованной, старалась распространять интереск литературе среди своего окружения, навела порядок в библиотеке, увеличила количество книгв ней до 9 тыс. томов [17, с. 640; 21, т. 30/3, z. 126, с. 389; 23, с. 904]. «Всегда неутомимая в чтении книг, изданных на разных языках, о чем свидетельствует ее собственная библиотека, состоящая из 2 тыс. книг лучших авторов, которые она все прочитала» [23, с. 903], она сама часто брала перо в руки, время от времени писала разные поэтические произведения.Как указывает исследователь Ф. Радишевский, в 1750 г. библиотека в Несвиже содержала более 14 тыс. томов [22, с. 52]. Для размещения библиотеки в 1749 г. было построено отдельное здание. Библиотечный зал был украшен «несколькими колоссальной величины фаянсовыми бюстами древних философов, изготовленными на княжеской фабрике» [17, с. 643].Михаил Казимир Радзивилл унаследовал несколько крупных семейных архивов и библиотек. К нему перешли архив и богатое книжное собрание саксонского военачальника и дипломатаЯ. Г. Флеминга (1667-1728), мужа его сестрыТекли. В 1760 г. М. К. Радзивилл получил имущество своего брата Иеронима Флориана (1715-1760), в состав которого входила крупная библиотека, ранее хранившаяся в имении Белая, а также архив и библиотеку прервавшейся в 1699 г. биржанской (слуцкой) линии Радзивиллов. Отдельные издания из этих библиотек в настоящее время хранятся в фондах ЦНБ НАН Беларуси.Как отмечают исследователи, библиотека Несвижской ординации в 1770 г. состояла из 20 тыс. томов книг по разным отраслям знаний на различных европейских языках и значительного количества рукописей [4, с. 33; 18, с. 202; 22, с. 52].В 1772 г. Несвижская библиотека как военный трофей была вывезена в Санкт-Петербург и вскоре по указу императрицы Екатерины II передана Императорской академии наук. Кароль Станислав Радзивилл, прозванный Пане Коханку (1734-1790), последний владелец этой библиотеки, пытался добиться ее возвращения, но вынужден был согласиться на частичную денежную компенсацию. Весной 1775 г. он получил в Венеции от российского посланника Отто Магнуса графа фон Штакельберга шесть миллионов злотых выкупа за все конфискованные в его владениях ценности [13, с. 8].Несвижская библиотека в течение всего XVIII в. хранилась в Академии наук как особая коллекция, которая не отражалась в библиотечных каталогах. Сотрудник библиотеки Иоганн Бакмейстер отмечал, что «полученное библиотекою в 1772 г. другое приращение, о котором никак умолчать не можно, превосходит все преждепомянутыя… Многочисленное собрание книг, хранимое по то время в Несвице, что в Литовском княжестве, привезено и приобщено к нашему. Дивно, что война наукам везде зловредная, в России им полезна. Она пособием нам служила в начальном еще заведении библиотеки, и доставила ей наибольшую часть скопленных ею книг» [1, с. 43].Наличие библиотеки в ХVIII в. было характерной чертой образованного человека. Некоторые частные библиотеки Беларуси представляли собой богатые собрания, насчитывавшие десятки тысяч томов. Личные библиотеки Сапег, Радзивиллови многие другие были доступны для широкого пользования. Библиотеку И. Хрептовича посещали ученые, писатели, общественные деятели Беларуси и Польши. Несколько раз работал в библиотеке поэт Адам Мицкевич. Поэт и фольклорист Ян Чечот с 1841 г. был библиотекарем в Щорсах. Существовала библиотека в Щорсах со второй половины ХVIII в. до 1913 г. Основал ее граф Иоахим Литавор Хрептович (1729-1812), известный государственный и общественный деятель, философ, просветитель, библиофил, реформатор. С целью активизации научной деятельности и объединения единомышленников Хрептович основал в конце ХVIII в. в Варшаве «Общество друзей науки», сам занимался наукой, выступал за расширение естественнонаучных знаний, внедрял рациональные методы агротехники и переработки сельскохозяйственной продукции, был одним из самых активных членов Эдукационной комиссии, превратил свое имение Щорсы в крупный центр культурыи науки.Как писал Н. Эрнст, «страстным библиофилом граф Иоахим был уже с молодости. Он ревностно собирал книги и он умел их собирать» [16, с. 17]. Во время своих многочисленных путешествий за границу И. Хрептович не упускал случая обогатить свое собрание интересными и редкими изданиями из Германии, Франции и Италии. До самой смерти он не переставал «ревностно пополнять свою библиотеку новыми приобретениями» [16,с. 18]. В своем родовом имении Щорсы Хрептович построил замок со специальным помещением для библиотеки, куда и перевез ее из Варшавы.Основой ценной коллекции европейских изданий ХVI-ХVII вв. в собрании И. Хрептовича стали редкие книги из богатейшей библиотеки римского кардинала Иосифа Империали, приобретенной после его смерти в 1737 г. [11, с. 7; 16, с. 19]. Хрептович купил также собрание польского государственного и религиозного деятеля, основателя Варшавской публичной библиотеки, епископа Иосифа Залусского, сосланного в 1768 г. в Калугу, книги из библиотек католических монастырей, закрытых по указу Иосифа II после присоединения Галиции к Австрии [11, с. 8; 16, с. 18].Так как каталог библиотеки не был опубликован, определить точное количество книг не представляется возможным. Данные, приводимые в различных источниках, отличаются: 6 тыс., 10 тыс.,12 тыс., 20 тыс. …[4, с. 67; 15, с. 35; 16, с. 20].В XVIII в. большие книжные собрания находились в родовых имениях Сапег - Ружаны (Рожана) и Кодань. Среди печатной продукции эпохи Просвещения было множество работ в области точных наук, естествознания, описаний стран и народов, философских трактатов [8, с. 66]. Как писал А. Киркор, 12 сентября 1784 г. канцлер литовский князь А. Сапега принимал в своем имении Рожана короля Станислава Августа: «король с любопытством рассматривал богатую библиотеку, в которой было много библиографических редкостей,а также фамильный Сапежинский архив» [3, с. 199]. В 1786 г. Александр Сапега решил перевести из Ружан в Деречин свою личную резиденцию, построил дворец по проекту архитектора Беккера, перевез богатую библиотеку, которую начал собирать еще в XVI в. Лев Сапега, фамильный архив, художественные полотна [8, с. 65].Перемены в духовной жизни были связаныс проникновением в Беларусь и Литву идей новой западноевропейской науки и философии. В конце ХVIII в. в Беларуси были широко распространены учения французских просветителей, естествоиспытателей, крупнейших философов Западной Европы, с одной стороны, и передовых мыслителей и общественно-политических деятелей России - с другой.

Ключевые слова

knowledge, education, science, printing houses, educational institutions, books, libraries, знания, образование, наука, типографии, книги, учебные заведения, библиотеки

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Берёзкина Наталья ЮрьевнаЦентральная научная библиотека НАН Беларусикандидат исторических наук, директор,заслуженный деятель культуры Республики Беларусь,тел.: 375(017)284-14-28natalyb@kolas.bas-net.by
Всего: 1

Ссылки

Sławiński W. Dr. Jan Emmanuel Gilibert, profesor i założyciel Ogrodu Botanicznego w Wilne // Ateneum Wileński. - Wilno, 1925. - Z. 9. - S. 8-45.
Radziwiłłowa (Ursula Franciszka) / F.M.S. // Encyklopedja Powszechna. - Warszawa, [1865]. - Z. 21. - S. 903-904.
Radziszewski F. Wiadomość historyczno-statystyczna o znakomitsyzch bibliotekach i archiwach, publicznych i prywatnych, tak niegdyś byłych jako i obecnie istniejących w krajach dawną polskę. - Kraków : Nakl. aut., 1875. - 126 s.
Polski Słownik Biograficzny / Pol. Akad. nauk, Inst. Historyi. - Wrocław [etc.] : Zakład Nar. Imienia Ossolińskich, 1987. - Z. 30.
Kwartalnik historyczny. - 1911. - Z. 2. - S. 340 ; 1914. - Z. 2. - S. 306.
Brensztejn M. Biblioteka Uniwersytecka w Wilnie do roku 1832. - 2-e wyd. - Wilno : J. Zawadzki, 1925. - 160 s.
Bartoszewicz K. Radziwiłłowie. - Warszawa ; Kraków : Księgarnia J. Czerneckiego, [1928]. - 320 s.
Baliński M., Lipiński T. Starożytna Polska pod względem historycznym, jeograficznym i statystycznym opisana : w 3 t. - Warszawa, 1846. - T. 3 : Wielkie księztwo Litewskie. - 866, [XXVIII] s.
Цыбуля В. А. Прыватная бібліятэка Храптовічаў // Помнікі гісторыі і культуры Беларусі. - 1973. - № 3. - С. 34-35.
Эрнст Н. Библиотека графов Хрептовичей: к передаче ее Университету Св. Владимира // Рус. библиофил. - 1914. - № 6. - С. 16-21.
Учебные заведения Литвы до присоединения ея к России // Журн. М-ва нар. просвещения. - 1862. - Ч. 116, отд. 1, № 12. - С. 310-346.
Славенас П. В. Астрономия в высшей школе Литвы ХVІ-ХІХ вв. // Историко-астрономические исследования. - М., 1955. - С. 49-84.
Собрание польских старопечатных книг в славянском фонде БАН. - СПб., 1999. - Вып. 1 : Несвижская ординатская библиотека Радзивиллов / сост. О. В. Гусева, Е. В. Комиссарова; отв. ред. В. П. Леонов. - 345 с.
Пташицкий С. Л. Щорсовская библиотека графа Литавора Хрептовича: краткие сведения о собрании рукописей. - М. : Печ. А. И. Снегиревой, 1899. - 31 с.
Полное собрание законов Российской империи с 1649 года. - СПб. : Тип. II Отд-ния Собст. Его Имп. Величества канцелярии, 1830. - Т. 20 : 1775-1780. - 1034, 7 с.
Пекарский П. Наука и литература в России при Петре Великом. - СПб. : Тип. Товарищества «Общественная польза», 1862. - Т. 1-2.
Нікалаеў М. Аблічча сярэдневяковай бібліятэкі: кнігазборы Сапегаў // Мастацтва Беларусі. - 1985. - № 7. - С. 64-67.
Нарысы гісторыі народнай асветы і педагагічнай думкі ў Беларусі. - Мінск : Нар. асвета, 1968. - 624 с.
История Вильнюсского университета, 1579-1979 / Вильнюс. гос. ун-т им. В. Капсукаса. - Вильнюс : Мокслас, 1979. - 373 с.
Из истории философской и общественно-политической мысли Белоруссии : избр. произведения XVI - нач. XIX в. - Минск : Изд-во АН БССР, 1962. - 524 с.
Иваск У. Г. Частные библиотеки в России: опыт библиогр. указ. - СПб., 1912. - Ч. 2. - 80 с. - (Приложение к «Русскому библиофилу» 1911 года).
Воронцов-Вельяминов Б. А. Первая русская звездная карта // Астроном. журн. - 1953. - Т. 30, вып. 5. - С. 552-556.
Живописная Россия: отечество наше в его земельном, историческом, племенном, экономическом и бытовом значении / под общ. ред. П. П. Семенова. - СПб. : Изд-во М. О. Вольфа, 1882. - Т. 3. - 496 с.
Бакмейстер И. Опыт о библиотеке в Кабинете редкостей и истории натуральной Санктпетербургской академии наук. - СПб. : Тип. мор. шляхетного кадет. корпуса, 1779. - 191 с.
 Библиотеки и распространение научных знаний в Беларусиво второй половине ХVIII в. | Библиосфера. 2012. № 1.

Библиотеки и распространение научных знаний в Беларусиво второй половине ХVIII в. | Библиосфера. 2012. № 1.