Учебное чтение жителей Сибири и Дальнего Востока в конце XX - начале XXI в | Библиосфера. 2017. № 3. DOI: 10.20913/1815-3186-2017-3-56-62

Учебное чтение жителей Сибири и Дальнего Востока в конце XX - начале XXI в

Статья посвящена одной из наиболее распространенных модификаций чтения - учебному чтению. В состав читательской аудитории учебного чтения преимущественно входят по возрастному критерию дети, подростки, юношество, по гендерному - женщины. Учащиеся составляют основную по численности группу пользователей муниципальных и государственных библиотек. Большинство их запросов - это требования на учебную литературу, а ведущий мотив посещения библиотек - подготовка к занятиям.

Educational reading of Siberian and Far Eastern population in the late XX - early XXI centuries.pdf Сегодня вопросы чтения привлекают внимание ученых и специалистов самых разных отраслей знания и сфер человеческой деятельности, что обусловлено огромной ролью чтения в развитии личности и общества. Особое значение чтение имеет для подрастающего поколения, поскольку является важнейшим фактором интеллектуального развития и роста образовательного уровня учащихся, расширения их кругозора и повышения эрудиции, от которых в свою очередь зависят не только сформированность каждой отдельной личности, но и прогресс всего человечества в целом. На эту важнейшую функцию чтения указывала и известный читателевед Ю. П. Мелентьева: «Без чтения нет образования, формирования мировоззрения, профессионального становления, эмоционального и интеллектуального развития» [17, с. 10]. Ю. П. Мелентьевой выделены и охарактеризованы основные модификации чтения [18]. По ее мнению, самой распространенной из них сегодня может считаться модификация «учебное чтение», которая является преобладающей или даже основной в структуре чтения личности [16, с. 70]. Наиболее справедливым это замечание нужно признать в отношении формирующихся личностей, к которым относятся, прежде всего, дети и юношество, чьей главной деятельностью является учеба, в значительной степени определяющая место, время, условия, объем, содержание чтения и другие его характеристики. Теоретические аспекты модификации «учебное чтение» Распространение учебного чтения в рассматриваемый период было обусловлено многими социокультурными факторами. Так, в это время в городах Сибири и Дальнего Востока были открыты многочисленные филиалы высших учебных заведений, училища и техникумы трансформировались в колледжи, средние школы - в лицеи и гимназии, во всех типах учебных заведений изменились учебные программы и содержание учебных предметов, появились новые дисциплины, в том числе политология, социология, экология, философия, психология, история мировой и отечественной культуры. Широкое распространение получил региональный компонент, что значительно повысило обращаемость к краеведческой литературе. Домашние библиотеки, сформированные преимущественно в советский период, были не в состоянии удовлетворить новые требования читателей даже к изменившемуся перечню произведений и авторов изучаемой художественной литературы, не говоря уж о подготовке к другим учебным предметам по общеобразовательным, общественно-политическим, социально-экономическим, гуманитарным, профессиональным дисциплинам. Это определило большую востребованность учебной литературы у пользователей библиотек. Изменение парадигмы читательского поведения также было вызвано увеличением количества высших учебных заведений, факультетов в них и их филиалов и, соответственно, количества студентов, в том числе заочной формы обучения, временно ставших пользователями библиотечных фондов. Мощное развитие индустрии развлечений, особенно в крупных городах, компьютеризация и расширение интернета изменили роль чтения в формах проведения досуга и привели к тому, что при происходящем общем сокращении затрачиваемых на чтение времени и усилий доля делового, а для подрастающего поколения - учебного чтения возросла. Учебным автор статьи называет чтение, обеспечивающее удовлетворение познавательных потребностей людей, возникающих в процессе их учебной деятельности, осуществляемой в любых заведениях, которые оказывают образовательные услуги: школах, гимназиях, лицеях, колледжах, институтах, университетах и т. д., а также в учреждениях дополнительного образования, на разного рода обучающих курсах и т. п. Наряду с этим определением автор выносит на обсуждение научной общественности еще одну дефиницию данного термина: учебным чтением предлагается обозначать вид коммуникативно-познавательной деятельности, направленной прежде всего на решение учебных задач, а также на удовлетворение гносеологических, возникающих преимущественно в процессе учебной деятельности, потребностей личности средствами рукописной и/или печатной информации, содержащейся на любом носителе (бумажном, электрон-ном и т. д.). Учебное чтение имеет свою аудиторию, в основном это лица от 6-7 до 22-24 лет, входящие в такие возрастные группы, как дети, подростки, юношество. Среди учащихся наименьшую долю учебное в общей структуре чтения занимало у младших школьников. С каждым классом его присутствие возрастало, соответственно уменьшая долю других модификаций чтения. Наибольшую читательскую активность в этой модификации чтения проявляли, как правило, учащиеся старших классов. Студенты очной, заочной и вечерней форм обучения среднеспециальных и высших учебных заведений независимо от своего возраста также образовывали заметную часть аудитории учебного чтения. Дальнейшего изучения требует вопрос расширения аудитории учебного чтения за счет включения в нее взрослых людей, прежде всего педагогов, родителей, бабушек и дедушек, помогающих школьникам выполнять домашние задания. По гендерному признаку в данной читательской аудитории преобладали представительницы женского пола; это объясняется, вероятнее всего, тем, что они более ответственно и тщательно подходили к исполнению своих ученических обязанностей. Они же составляли большинство посетителей государственных и муниципальных библиотек. По мере взросления читателей, окончания обучения в учебных заведениях, число тех из них, кто читал учебную литературу, начинало резко сокращаться, а у достигших пенсионного возраста и тем более далеко перешагнувших его такая модификация чтения, как правило, отсутствовала вовсе. Однако это не только не умаляет роли учебного чтения в жизни человека и общества, но и, наоборот, свидетельствует о его огромном значении в развитии личности, социума, государства, поскольку определяет образовательный, интеллектуальный, духовно-нравственный уровни подрастающего поколения и тем самым обусловливает темпы, масштабы и результаты экономического, социально-политического, культурного развития страны в целом. Учебное чтение характеризуется особым корпусом текстов. К учебной литературе допустимо отнести не только учебники, учебные и учебно-методические пособия, но также и художественные, отраслевые, научно-популярные, справочные издания, энциклопедии, хрестоматии, газеты и журналы при условии, что они изучаются в учебных целях: выполнения домашних заданий, подготовки рефератов, докладов, составления кроссвордов, разработки проектов, презентаций и т. д. Учебное чтение выполняет не только образовательную, но и развивающую, воспитательную, информационную функции, а также функции социализации личности и трансляции социального опыта, поэтому необходим максимально внимательный отбор текстов для обучения. Учебное чтение, если оно будет не механическим, а вдумчивым, осознанным, переосмысливающим, сопереживающим, способно принести большую пользу в образовании, воспитании и развитии личности, ее общеобразовательной и профессиональной подготовке, усвоении ею этических норм и эстетических принципов и отчасти компенсировать отмечаемое исследователями сокращение места чтения в жизни человека. Библиотеки и модификации чтения В исследовании намеренно не учтены сведения о книговыдачах в библиотеках учебных заведений, поскольку они специально создавались для сопровождения учебного процесса, для читательской аудитории, состоящей исключительно из учащихся и преподавателей, а их фонды целенаправленно комплектовались только для этой категории читателей в помощь успешной реализации ими учебной деятельности. Все это определило господство, порой монопольное, в них учебного чтения над всеми остальными его модификациями. Обращение к учебным библиотекам позволяет выявить масштабы и содержание учебного чтения лишь в специально созданной для этого среде, в которой наличие в них преимущественно, а иногда и исключительно учебной литературы не оставляет выбора пользователю и возможности для существования других, помимо учебной, модификаций чтения. Такая безальтернативность чтения не может быть основанием для выводов о распространенности определенной модификации чтения. Говорить о распространенности той или иной модификации чтения можно лишь при условии, что читателю доступна литература, характерная для каждой из них, и он может выбирать книгу в соответствии со своими духовными потребностями, жизненными целями, практическими задачами. Анализ состава читателей в государственных и муниципальных библиотеках и предъявляемых ими требований как раз позволяет более полно восстановить картину учебного чтения, его распространенности, поскольку такие библиотеки доступны всем социальным группам, а их функциональное поле и, следовательно, роль в жизни личности и общества значительно больше. В таких библиотеках репертуар имеющейся литературы, доступной для читателей, значительно шире, он может выступать корпусом текстов всех остальных модификаций чтения. Возможность и осознанность выбора позволяет выявить читательские интересы и ранжировать модификации чтения в жизни современного общества. Доля учащихся в контингенте пользователей государственных и муниципальных библиотек Широкая распространенность учебного чтения подтверждается данными многочисленных локальных опросов, проводимых преимущественно в библиотеках, а также сведениями из отчетов государственных и муниципальных библиотек областей, краев и республик Сибири и Дальнего Востока. На протяжении всего рассматриваемого периода основной контингент читателей крупных библиотек составляла учащаяся молодежь, на долю которой приходилось, например, в Алтайской краевой универсальной научной библиотеке им. В. Я. Шишкова (АКУНБ) в 1993 г. 53% от общего числа читателей[53], в 1996 г. - 60,4%[54], в 1997 г. - 79%[55]. В начале XXI в. студентов среди пользователей Новосибирской государственной областной научной библиотеки было 46,2% [2, с. 25], Иркутской областной государственной универсальной научной библиотеки им. И. И. Молчанова-Сибирского (ИОГУНБ) - 68,2 %[3, с. 68]. Активной группой пользователей централизованной библиотечной системы (далее ЦБС) им. М. Е. Салтыкова-Щедрина Заельцовского района Новосибирска также являлись учащиеся школ, среднеспециальных и высших учебных заведений, составлявшие 76% ее читателей [10, с. 106]. В 1999 г. юношество от общего количества пользователей библиотек в городах Кемеровской области составляло более 50% (Новокузнецк - 51%, Кемерово - 56%). Самой многочисленной группой были учащиеся старших классов [9]. На рубеже XX-XXI вв. отмечался рост числа пользователей-студентов из-за открытия в области новых учебных заведений с очными, заочными, вечерними отделениями, а также появления коммерческих учебных заведений, вовсе не имевших собственных библиотек или имевших, но со слабым учебным фондом. Наиболее многочисленными посетителями библиотек Иркутской области были читатели в возрасте от 14 до 28 лет, они составляли 70% в крупных городах, до 40,3% в северных районах [4, с. 33]. В первые годы XXI в. дети до 14 лет составляли 52,7% от общего числа пользователей Центра для детей и юношества Научной библиотеки Республики Саха (Якутия), юношество - 44,4% [11, с. 6]. Многочисленную читательскую аудиторию библиотек Республики Тыва также составляли посетители в возрасте от 13 до 23 лет. Наиболее активными читателями среди них были школьники, затем шли учащиеся средних специальных учебных заведений и студенты вузов [14, с. 90]. Учеба как основная мотивация чтения и посещения библиотек Такой возрастной и образовательный состав читателей, представленный большей частью учащимися разного типа учебных заведений, объясняется мотивами посетителей, главным из которых была необходимость решения учебных задач. Так, основные мотивы обращения в Новосибирскую областную юношескую библиотеку носили преимущественно - от 60 до 78% - учебный или сугубо деловой характер [12, с. 16]. В отчете о работе АКУНБ за 1995 г. особо подчеркивалось, что посетители приходили в библиотеку в основном в учебных целях[56]. В 2003 г. 49% потребителей правовой информации в этой библиотеке составили студенты. Соответственно составу читателей главным мотивом обращения к ней стала учеба, заметно опередившая даже профессиональную деятельность: первой было обусловлено 52% запросов, второй - 41%[57]. На рубеже XX-XXI вв. в сельских районах Алтайского края сложилась аналогичная ситуация: в районные и сельские библиотеки учащиеся приходили в первую очередь за художественными произведениями, изучаемыми по школьной программе, и литературой для подготовки сообщений, докладов, написания рефератов. Подобная картина читательских запросов была характерна для библиотек Быстроистокского[58], Залесовского[59], Хабарского[60], Шелаболихинского[61], Шипуновского[62] и других районов Алтайского края. Наряду со школьниками значительную по численности группу взрослых посетителей районных ЦБС Алтайского края составляли студенты заочной формы обучения, которым нужна была учебная литература по самым разным предметам. Например, большим спросом пользовались книги по экономике, праву, психологии, философии, экологии, ОБЖ у читателей библиотек ЦБС Ребрихинского[63] и Немецкого национального районов этого края[64]. В районной библиотеке Шипуновского района Алтайского края отмечался повышенный спрос на учебники по экономике, политологии, философии, психологии, социологии, экологии. Читатели чаще всего спрашивали такие учебники и учебные пособия, как «Экономика» С. Фишера, «Основы политологии» Д. П. Зеркина, «Бухгалтерский учет» Н. П. Кондракова, «Психология» Р. С. Немова, «Философия» А. Г. Спиркина, «Экономикс» К. Р. Макконелла, «Основы маркетинга» Ф. Котлера[65]. Многие из названных учебников были востребованы и у пользователей библиотек соседней с Алтайским краем Кемеровской области. Кроме них в перечень самых спрашиваемых изданий отраслевых отделов городских и сельских библиотек этой области вошли: «Экономика» под редакцией А. С. Булатова, «Культурология» под редакцией А. А. Радугина, «Философия: курс лекций» А. А. Радугина, «Основы менеджмента» М. Мескона, «Педагогика» И. П. Подласого, «История России» М. И. Зуева, «Введение в политологию» А. С. Панарина, «Финансы» под редакцией В. М. Родионовой, «Информатика» под редакцией М. В. Макаровой, «Экономика без тайн» И. В. Липсица, «Концепции современного естествознания», «История России с древнейших времен до наших дней» [6]. В Кемеровской области на рубеже XX-XXI вв. запросы по школьной программе занимали от 40 до 60%, а в группе читателей-старшеклассников от 70 до 90% всех требований на издания в библиотеках, до 75% подростков г. Ленинск-Кузнецкий интересовались прежде всего учебной литературой [8]. В библиотеках городов Осинники, Кемерово и Новокузнецк, Промышленновского, Ижморского и Яшкинского районов запросы, связанные со школьными заданиями, то есть учебное чтение, составляли до 70% от их общего числа [9]. В детской библиотеке г. Мариинска литература в помощь школе составляла 80% книговыдач [5]. 90,5% опрошенных школьников и студентов Новокузнецка обращаются в библиотеку в учебных целях [7]. Высокий процент выдачи книг из отдела социально-экономической и политической литературы обеспечили запросы школьников и студентов [22, с. 26]. В 2000 г. в Яйской районной библиотеке Кемеровской области проранжировали спрос на литературу разных типов. На первом месте рейтинга спроса оказалась справочная литература, на втором - учебная, на третьем - периодика, на четвертом - развлекательная, на пятом - научно-популярная, дополняющая учебники [5]. Анализ читательских формуляров также показал, что школьники приходили в библиотеки за учебной литературой по различным отраслям знаний и художественной литературой по учебной программе [15, с. 81]. Исследование, проведенное в ЦБС Тисульского района Кемеровской области, показало, что учащиеся 5-11-х классов читали в основном литературу из школьной программы [1, с. 65]. Вообще наибольшее количество запросов в детских библиотеках Кемеровской области было продиктовано школьной программой [25, с. 4]. Пользователи ЦБС им. М. Е. Салтыкова-Щедрина в Новосибирске среди целей чтения на первое место поставили обучение. Такой выбор сделали 85% читателей ЦБС до 20 лет и 72% - старше 21 года. При этом учебное чтение превалировало у женщин: учеба стала главным мотивом обращения к печатному слову у 89 % женщин и 56 % мужчин [10, с. 106]. И хотя в сравнении с женской читательской аудиторией у мужчин учеба как мотив чтения была заметно слабее, но в абсолютном показателе на него пришлось более половины всех обращений к книге, что позволяет признать модификацию учебного чтения основной в читательской культуре детей, подростков и юношества. Анализ формуляров молодежной группы, проведенный в центральных библиотеках Иркутской области, показал, что в большинстве своем ее составляют учащиеся и студенты, а ее основные потребности заключаются в поиске материала для написания рефератов, курсовых, дипломных работ [19, с. 16]. Для анализа читательских потребностей и предпочтений в 2006 г. был проведен анкетный опрос читателей ИОГУНБ. Было опрошено 220 человек (52%) из 420 читателей, посетивших библиотеку за один месяц (март 2006 г.). Основная масса читателей - 82,72% - посещала библиотеку в целях получения литературы, необходимой для выполнения учебных заданий [3, с. 67]. Структура читательских запросов в основном определялась интересами обучения в вузах, что было и в предшествовавшие данному оп-росу годы. Превалировала общественно-политическая литература: ее количество опережало любую научно-техническую отрасль почти на порядок. Так, в 2005 г. было выдано 229,6 тыс. экз. книг по общественно-политическим наукам, 33,7 тыс. - по естественным наукам, 30,8 тыс. - по техническим, еще меньше по медицине - 16,5 тыс. Много выдавалось книг по искусству (62,2 тыс.) и справочной литературы универсального характера (82,7 тыс.) [3, с. 69]. В ЦБС Тулунского района Иркутской области 10% от реального чтения посетителей составляла русская классика, входящая в учебные программы, да и в целом преобладало деловое, прагматическое чтение. Первое место занимало чтение справочной информации, связанной с учебой; второе - чтение молодежных периодических изданий; третье - чтение для души [4, с. 47]. В ЦБС Республики Тыва также наиболее востребованной была учебная литература. Спросом пользовались учебники по отечественной истории, политологии, социологии, экономике, праву и другим предметам [14, с. 93]. Мотивы чтения жителей этой республики М. С. Маадыр сгруппировала по следующим критериям: «…чтобы узнать что-то полезное для себя» (52,2%); «…в помощь учебе» (31,2%); «…читаю просто так» (11,6%); «…читаю в связи с производственной необходимостью» (4,7%) [14, с. 91]. В Республике Бурятии в рамках исследования «Читающая Бурятия» было опрошено 667 учащихся 10-х классов из городов, районных центров и сел. Для 61,8% респондентов чтение - это способ получения информации, 54,5% - необходимая часть учебы, 22% - любимое занятие, 5,4% - «обязательная повинность» [20, с. 75-76]. Схожая ситуация с преобладанием модификации учебного чтения была характерна и для других областей, краев и республик Сибири и Дальнего Востока. В этом отношении чтение в регионе развивалось в общероссийском русле. Например, московские подростки посещали Российскую государственную детскую библиотеку, прежде всего, чтобы брать нужные учебные материалы, в том числе дополнительную литературу для подготовки к урокам [26, с. 25]. Чтение художественной литературы как элемент учебного чтения Чтение художественной литературы учащимися допустимо отнести как минимум к двум модификациям чтения - учебному и развлекательному (досуговому) в зависимости от мотивов обращения к ней, поскольку читателями она может быть востребована как для решения учебных задач, выполнения классных и домашних заданий, так и в целях отдыха и развлечения. Проблемы двойственности целей обращения учащихся к художественной литературе и трудностей определения ее модификации уже ставились автором статьи ранее [23, с. 107; 24, с. 35]. В данной статье дополнительно хотелось бы обратить внимание на то, что оно может быть отнесено еще и к другим модификациям чтения, таким как ученое (научное) - литературоведами, культурологами, философами и т. д., самообразовательное, «терапевтическое», экзистенциальное чтение, что значительно повышает роль художественной литературы в становлении и развитии личности и расширяет возможности ее бытования в жизни каждого человека. Это актуализирует проблему определения модификации чтения художественной литературы, которая в некоторой степени может быть решена дополнительными исследованиями, в том числе целенаправленными углубленными анкетированиями и интервьюированиями. В 2014 г. автором статьи был проведен письменный опрос студентов Новосибирского областного колледжа культуры и искусств (НОККиИ). В нем приняли участие 240 человек - 189 девушек и 51 юноша в возрасте от 15 до 20 лет. Результаты анкетирования представлены в таблице. Т а б л и ц а Рейтинг читательских предпочтений студентов Новосибирского областного колледжа культуры и искусств T a b l e Rating of readers' preferences of Novosibirsk Regional College of Culture and Arts’ students Литература Юноши Девушки Всего абс. отн. (%) абс. отн. (%) абс. отн. (%) Художественная 19 37,3 129 68,3 148 61,7 Учебная 17 33,3 82 43,4 99 41,3 Развлекательная 22 43,1 66 34,9 88 36,7 Первое место по востребованности у студентов НОККиИ занимала художественная литература, второе - со значительным отставанием - учебная, третье - развлекательная. При этом последняя уступала учебной незначительно, а у юношей вообще опережала ее. Однако в репертуаре читаемой ими художественной литературы, наряду с широко представленным свободным чтением, заметное место занимали программные произведения, в том числе А. С. Пушкина, Н. В. Гоголя, Ф. М. Достоевского, Л. Н. Толстого и др. У старшеклассников и студентов Кемеровской области из художественной литературы самыми востребованными в библиотеках были программные произведения [5]. Прагматическое чтение классики было достаточно характерно для тех, кто учился и учил. Книги по школьной программе в Дальневосточной государственной научной библиотеке запрашивались взрослыми для своих детей. Значительное место классика занимала в чтении школьников и студентов педагогического вуза, для которых она являлась программной литературой. Пик востребованности классических произведений здесь совпадал с периодом изучения их творчества в учебных заведениях. В таких случаях книги Ф. М. Достоевского, Н. А. Некрасова, Л. Н. Толстого и других шли «нарасхват». Студенты педагогического вуза разбирали сочинения А. Данте, Вольтера, В. Шекспира, Дж. Г. Байрона. Полки в считанные дни пустели, но только на месяц [13, с. 101]. В анкетировании, проведенном в отделе художественной литературы и литературоведения ИОГУНБ, приняли участие 155 читателей разных возрастных и социальных категорий. 23% из них читали художественную литературу для учебы, 6% - для работы. По фактической выдаче на первом месте стояли программные тексты по изучению литературы в школе и на филологических факультетах [21, с. 73-74]. Все вышесказанное позволяет говорить о принадлежности многих художественных текстов к модификации учебного чтения. Таким образом, большинство посетителей государственных и муниципальных библиотек Сибири и Дальнего Востока в конце XX - начале XXI в. составляли учащиеся школ, лицеев, гимназий, училищ, колледжей, студенты высших учебных заведений. Наибольшим спросом у них пользовались книги, необходимые для учебного процесса, и программные художественные произведения. В целом же, как свидетельствуют данные многочисленных отчетов государственных и муниципальных библиотек о своей работе и проведенных в них локальных опросов, обращение к их фондам было вызвано преимущественно учебной деятельностью посетителей.

Ключевые слова

модификации чтения, учебное чтение, художественная литература, учебная литература, библиотека, Сибирь, Дальний Восток, reading modifications, educational reading, fiction, educational literature, library, Siberia, Far East

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Тимофеева Юлия ВикторовнаГосударственная публичная научно-техническая библиотека Сибирского отделения Российской академии науккандидат исторических наук, старший научный сотрудник лаборатории книговеденияknigoved@spsl.nsc.ru
Всего: 1

Ссылки

Алексеева О. Н. Исследовательская деятельность библиотек Кемеровской области // Библиотечная жизнь Кузбасса. Кемерово, 2009. Вып. 1. С. 63-73.
Анфиногенова Н. М. О деятельности Новосибирской государственной областной научной библиотеки в 2008 г. // Библиотеки Новосибирской области в 2008 году : обзор деятельности. Новосибирск, 2009. С. 25-49.
Бобровников В. Н. Библиотека и читатель: грани взаимодействия // Библиотечный вестник Прибайкалья. 2006. № 1. С. 67-71.
Государственные и муниципальные библиотеки Иркутской области в 2004 году : ежегод. аналит. обзор. Иркутск, 2005. 80 с.
Ежегодный доклад о деятельности библиотек Кемеровской области: год 2000. URL: http://www.kemrsl.ru/ documents/Otchet_2000.pdf (дата обращения: 10.09.2014).
Ежегодный доклад о деятельности библиотек Кемеровской области: год 2001. URL: http://www.kemrsl.ru/ documents/Otchet_2001.pdf (дата обращения: 10.09.2014).
Ежегодный доклад о деятельности государственных и муниципальных библиотек Кемеровской области: год 2006. URL: http://www.kemrsl.ru/documents/Otchet_2006.pdf (дата обращения: 10.09.2014).
Ежегодный доклад о деятельности муниципальных библиотек Кемеровской области: год 1998. URL: http://www. kemrsl.ru/documents/Otchet_1998.pdf (дата обращения: 10.09.2014).
Ежегодный доклад о деятельности муниципальных библиотек Кемеровской области: год 1999. URL: http://www. kemrsl.ru/documents/Otchet_1999.pdf (дата обращения: 10.09.2014).
Зырянова И. К. Интересы и потребности читателей ЦБС им. М. Е. Салтыкова-Щедрина Заельцовского района г. Новосибирска // Книга, общество, читатель: современные аспекты. Новосибирск, 2004. С. 105-115.
Иванова А. Н. Создание среды развития детей через чтение: опыт и проблемы на пути достижения культурной компетенции // Вестник Национальной библиотеки республики Саха (Якутия). 2006. № 1. С. 3-12.
Ковалева О. В. Юношеская библиотека: год 2009-й // Библиотеки Новосибирской области в 2009 году : обзор деятельности. Новосибирск, 2010. С. 15-25.
Лютова Н. К. Современное состояние чтения на абонементе Дальневосточной государственной научной библиотеки // Книга, общество, читатель: современные аспекты. Новосибирск, 2004. С. 97-105.
Маадыр М. С. Республика Тыва: чтение в массовых библиотеках в современных условиях // Книга, общество, читатель: современные аспекты. Новосибирск, 2004. С. 89-96.
Майнгардт Н. Л. Количественный и качественный анализ в исследовании библиотечного фонда // Библиотечная жизнь Кузбасса. Кемерово, 2013. Вып. 3. С. 77-84.
Мелентьева Ю. П. Общая теория чтения. Москва, 2015. 230 с.
Мелентьева Ю. П. Феномен чтения: поиск сущности // Чтение как стратегия жизни : материалы Междунар. науч.-практ. конф. (Москва, 14 дек. 2006 г.). Москва, 2006. С. 7-13.
Мелентьева Ю. П. Чтение: модели и модификации // Чтение. XXI век : коллектив. моногр. Москва, 2015. С. 55-73.
Мосеева Л. Н. Муниципальные библиотеки Иркутской области в цифрах и фактах за 2001 г. // Библиотечный вестник Прибайкалья. 2002. № 2. С. 8-25.
Олзоева Г. К. Современный читатель-подросток // Библиопанорама. 2009. № 1. С. 75-82.
Попова М. П. К вопросу о чтении художественной литературы в ИОГУНБ // Библиотечный вестник Прибайкалья. 2006. № 1. С. 72-74.
Сбитнева Г. И., Туева Л. М. Чтение современных школьников: мотивация и интересы // Библиотечный вестник Прибайкалья. 2003. № 3. С. 24-28.
Тимофеева Ю. В. Модификация чтения студентов Новосибирского областного колледжа культуры и искусств // Доклады Научного совета по проблемам чтения РАО. Москва, 2016. Вып. 13 : Материалы Общероссийской конференции «Зачем России нужны читатели?». С. 106-110.
Тимофеева Ю. В. Чтение детьми художественной литературы в библиотеках Сибири и Дальнего Востока (конец XX - начало XXI в.) // Библиосфера. 2016. № 3. С. 31-36.
Чарыкина Л. А. Все начинается с детства. О работе детских библиотек Кузбасса // Библиотечная жизнь Кузбасса. Кемерово, 1997. Вып. 4. С. 3-9.
Чудинова В. П., Колосова Е. А., Армадерова Е. А., Косенко Л. Н. Читатели Российской государственной детской библиотеки (по результатам исследования) // Социолог и психолог в библиотеке. Москва, 2010. Вып. 7. С. 18-32.
Государственный архив Алтайского края (ГААК). Ф. Р-484. Оп. 4. Д. 2966. Л. 13.
Там же. Д. 3131. Л. 11.
Там же. Д. 3184. Л. 2.
Там же. Д. 3064. Л. 17.
ГААК. Ф. Р-484. Оп. 4. Д. 3415. Л. 8.
ГААК. Ф. Р-1198. Оп. 3. Д. 1817. Л. 133.
ГААК. Ф. Р-484. Оп. 4. Д. 3350. Л. 121.
ГААК. Ф. Р-1198. Оп. 3. Д. 1829. Л. 49.
Там же. Л. 137-138.
ГААК. Ф. Р-484. Оп. 4. Д. 3353. Л. 127.
Там же. Д. 3352. Л. 81.
Там же. Л. 19.
Там же. Л. 127.
 Учебное чтение жителей Сибири и Дальнего Востока в конце XX - начале XXI в | Библиосфера. 2017. № 3. DOI: 10.20913/1815-3186-2017-3-56-62

Учебное чтение жителей Сибири и Дальнего Востока в конце XX - начале XXI в | Библиосфера. 2017. № 3. DOI: 10.20913/1815-3186-2017-3-56-62