Особенности первого перевода конфуцианского текста «Луньюй» на русский язык | Библиосфера. 2019. № 2. DOI: 10.20913/1815-3186-2019-2-65-69

Особенности первого перевода конфуцианского текста «Луньюй» на русский язык

Статья посвящена исследованию рукописи «Книга Сышу или Шан Лунь июу Китайскаго кунфудзыскаго закону. Филозофические разные разсуждения. Переведена на российский язык Яковом Волковым», которая представляет собой первый перевод конфуцианского канонического текста «Луньюй», выполненный в XVIII в. Целью исследования являлось выявление специфики рассматриваемой рукописи. В основу исследования лег сравнительный анализ рукописи с оригинальной китайской версией, составленной Чжу Си. В ходе исследования установлено, что в рукописи Волкова присутствует ряд существенных отличий от канонической версии «Луньюя». Наиболее вероятной причиной этих различий представляется то, что перевод был выполнен с неизвестной и, судя по всему, утраченной версии «Луньюя».

Features first translation confucian text “Lunyu” on russian language.pdf Введение Текст «Луньюй» входит в состав конфуцианского письменного канона и является важной частью письменного наследия китайской цивилизации. Тексты, входящие в этот корпус, заложили основу китайской традиционной культуры, в частности системы общественного устройства, образования и государственного управления, и играли важную роль в жизни этой страны на протяжении двух тысяч лет. «Луньюй» представляет собой собрание записей высказываний Конфуция и отдельных эпизодов из его жизни. Этот текст был написан учениками Конфуция после его смерти. Поначалу у этой книги существовало множество существенно отличавшихся друг от друга вариантов. Единая версия текста оформилась ко II в. до н. э. Свой окончательный вид «Луньюй» приобрел в XII в., когда выдающийся мыслитель династии Южная Сун (1127-1280) Чжу Си (1130-1200) произвел масштабную редакторскую обработку всего корпуса конфуцианской литературы и написал комментарий к этой книге. Можно сказать, что изучение конфуцианских текстов продолжается столько же, сколько существует сама китаеведческая наука. Первые переводы конфуцианской литературы на европейские языки появились в XVIII в. Одним из первых авторов, переведших «Луньюй» на европейский (французский) язык, был французский иезуит Пьер-Марциаль Сибо. Его труд был помещен в многотомной энциклопедии «Записки, надлежащие до истории, наук, художеств, нравов, обычаев и проч. китайцев, сочиненные проповедниками веры христианской в Пекине»31. Данная энциклопедия на протяжении многих лет являлась главным источником сведений о Китае в Европе и России. Тот факт, что конфуцианская литература лежит в основе китайской традиционной культуры, осознавали основоположники русского китаеведения, коими являлись члены Русской Православной миссии в Пекине. Стремясь глубже познать специфику китайской культуры и особенности китайской государственной идеологии, они занимались изучением и переводами основополагающих текстов в этих областях. Это касается как непосредственно канонических текстов, так и любых произведений, имеющих отношение к конфуцианской идеологии. Первым опубликованным переводом «Луньюя» на русский язык является «Сышу или Четверокнижие с пространным толкованием в двух томах». Данный перевод был выполнен в первой половине XIX в. отцом Иакинфом (Никитой Яковлевичем Бичуриным) [1]. В дальнейшем этот текст переводился на русский язык разными авторами, среди которых П. С. Попов [4], И. И. Семененко [6], А. С. Мартынов [7] и др. Помимо переводов конфуцианских канонических произведений, существует множество теоретических работ, посвященных конфуцианской идеологии. Одна из первых попыток разобраться в конфуцианской философии представлена в статье Н. Я. Бичурина «Источник религии ученых». Философия конфуцианства описана также в работе В. П. Васильева «Религии Востока: Конфуцианство, буддизм, даосизм» [2]. Ряд работ по теме конфуцианства был написан Л. С. Переломовым, среди которых «Конфуций. Жизнь, учение, судьба» [8], «Конфуций и конфуцианство. С древности по настоящее время» [9], «Конфуцианство и легизм в политической истории Китая» [10]. Этой тематике посвящены также работы А. И. Кобзева и др. Из зарубежных работ можно отметить монографии Дж. Легга «Религии Китая» и «Жизнь и учение Конфуция»32. Из работ китайских авторов выделяется работа профессора Фэн Ю-ланя «Краткая история китайской философии» [13], труд академика Го Мо-жо «Философы Древнего Китая» [3] и др. Несмотря на то что первая публикация «Луньюя» на русском языке была сделана в XIX в., впервые на русский язык этот текст был переведен в середине XVIII в. Этот перевод был выполнен Яковом Волковым - учеником И. К. Россохина - одного из основоположников русского китаеведения и маньчжуристики. Перевод Волкова упоминался в работах по истории русского китаеведения, среди которых фундаментальная монография П. Я. Скачкова «Очерки истории русского китаеведения» [11], работа В. Г. Дацышена «Изучение истории Китая в Российской империи (XVIII - начало XX вв.)» [4] и статья В. П. Тарановича «Илларион Россохин и его труды по китаеведению» [12]. При этом упоминания перевода Волкова ограничиваются, как правило, одним предложением. До сих пор изучением данной рукописи никто не занимался, и работы, специально посвященные переводу Волкова, отсутствуют. Настоящая статья посвящена детальному анализу этого текста и, таким образом, претендует на роль первого специального исследования, посвященного рукописи «Книга Сышу или Шан Лунь июу Китайскаго кунфудзыскаго закону. Филозофические разные разсуждения. Переведена на российский язык Яковым Волковым». Анализ рукописи первого русского перевода текста «Луньюй» В научно-исследовательском отделе рукописей Библиотеки Академии наук хранится рукопись под названием: «Книга Сышу или Шан Лунь июу Китайскаго кунфудзыскаго закону. Филозофические разные разсуждения. Переведена на российский язык Яковом Волковым». Этот текст представляет собой первый перевод конфуцианского канонического текста «Лунь юй» на русский язык. Авторство перевода приписывается Якову Волкову (1728 - ?) - ученику Иллариона Россохина (1707-1761). Известно, что Яков Волков родился в 1728 г. в семье военного. 10 августа 1741 г. он, а также еще четыре человека: Леонтий Савельев, Степан Чекмарев и Семен Корелин, поступили в ученики к Иллариону Россохину и обучались в его школе. Илларион Россохин преподавал китайский и маньчжурский языки, пользуясь традиционными методами, принятыми в Китае - заучивание классических текстов - начиная с «Саньцзыцзин» и «Цяньцзывэнь» и заканчивая Четверокнижием. В 1746 г. Волков вместе с Савельевым поступил в гимназию. В 1751 г. школа Россохина была закрыта, и возможности отправить его учеников в Китай в составе Пекинской миссии уже не было. Дальнейшая их судьба, в том числе и судьба Волкова, неизвестна. Рукописи многих переводов Россохина, хранящиеся в БАН и Архиве РАН, являются трехъязычными: сначала идет текст на маньчжурском, потом - на китайском, и в конце дается русский перевод. Все три текста писались разными людьми: русский перевод - Россохиным, а маньчжурский и китайский тексты писали его ученики. Волков также принимал в этом участие. П. Я. Скачков называет Волкова самым способным из учеников Россохина и отмечает, что он являлся его единственным учеником, чьи труды дошли до наших дней [11, с. 45]. Самым крупным его трудом в области китаистики является рукопись «Книга Сышу или Шан лун июу китайскаго конфудзыйскаго закону филозофические разные разсуждения» - первый русский перевод одного из главных конфуцианских текстов - «Луньюй». Данное исследование посвящено особенностям перевода «Луньюй», выполненного Я. Волковым, и основано на сравнительном анализе рукописи Волкова и оригинального китайского текста. В процессе проведения данного сравнения было установлено, что перевод Волкова и китайский оригинал в целом совпадают друг с другом по содержанию, однако имеют некоторые расхождения. Например, высказывание, приведенное в седьмом параграфе первой главы 學而 («Учиться и…»), которая в переводе Волкова звучит как «Об Учении»: «子夏曰:賢賢易色,事父母,能竭其力,事君,能致其身,與朋友交,言而有信,虽曰未學,吾必謂之學矣» [14], в канонической версии «Луньюя» с комментариями Чжу Си приписывается ученику Конфуция Цзы Ся, в то время как в переводе Волкова оно приписывается самому Конфуцию: «Говорит Кундзы (Учитель) ежели кто будет тою любовию любить всякое добро, которою любит красоту, родителей своих столько почитать, сколько возможность его допустить, государю своему не щадя живота своего служить, а между дружеством слово свое верно держать, то хотя никто такого человека за учонаго не признал. Но я онаго всемерно учоным назову»33. Также в четвертой главе 里仁 («О соседе милостивом») в версии Волкова присутствует параграф: «Человек никогда противен милости не бывает. Хотя б столь было кратко время как можно откушать. Но всегда состоит в том. Хотя б он был при самом строгом и скоропостижном случае или же привелики беды и напасти»34. В оригинальном китайском тексте данный фрагмент отсутствует. В переводе Волкова он идет после параграфа «子曰:我未見好仁者,惡不仁者。好仁者,無以尚之;惡不仁者,其為仁矣,不使不仁者加乎其身。有能一日用其力于仁矣乎?我未見力不足者。盖有之矣,我未之見也», который был переведен Волковым как «Я не знаю я не ведал говорит Кундзы, чтоб кто любил милостиваго и ненавидел немилостиваго. Надлежит так любить, что ничто иное в таком почтении содержано не было. А немилостиваго так ненавидеть, что кто желает быть милостивым ничего немилостиваго до себя не допускал а тому оное возможно кто как скоро всю свою силу употребит в милости, ибо я еще не знаю такого человека, которой бы не имел у себя столько силы, а может быть и есть такия однакож я не видывал»35. В той же главе в версии Волкова отсутствует перевод пункта «子曰:三年無改父之道,可謂孝矣»36 («Учитель сказал: три года неизменно следовать пути отца, вот что можно назвать сыновней почтительностью»37). В пятой главе «公冶長 » (О Гунь-Ечане) в параграфе «子貢聞曰:孔文子何以謂之“文”也?子曰:敏而好學, 不恥下聞,是以謂之“文”也。» (Цзы Гун спросил: Почему Кун Вэньцзы называют «образованным»? Учитель сказал: «Он умен и любит учиться, не стыдится прислушиваться к народу. Вот что называется “образованность”»38). В переводе Волкова слово文(«образованный») по неизвестным причинам заменено на 王(«правитель, государь»): «Вопросил Дзы-гун Кун Вень дзы для чего назван ваном (князь). Сказал ему Кундзы он был остроумен и любил науку. А у подлых совету требывать не стыдился, и для того назван ваном»39. В той же главе пункт «子曰:伯夷,叔齊不念旧惡,怨是用希。»40 был переведен так: «Говорит Кундзы Ию и Шунь не помнили стараго зла и для того редко на них жаловался»41. Однако под 伯夷и叔齊 подразумеваются не Яо и Шунь. Бо И ( 伯夷) и Шу Ци (叔齊) - два царевича, жившие в конце эпохи Шан. Покончили с собой, уморив себя голодом в знак протеста против свержения государя Чжоу Синя. Вполне возможно, что Волков просто ошибся, приняв Бо И и Шу Ци за соответственно Яо и Шуня. В одиннадцатой главе, в пункте, где рассказывается о том, как Конфуция покинули все ученики, в канонической версии действие происходит в княжествах Чэнь (陳) и Цай (蔡), в то время как в переводе Волкова они заменены соответственно на Чу (楚)и Ци(齊)42. В переводе Волкова в конце 16 главы пункт «邦君之妻,君称之曰夫人,夫人自称曰小童;邦人称之曰君夫人;称諸异邦曰寡小君;异邦人称之,亦曰君夫人» («Удельный правитель называет свою супругу женой, он же называет себя маленьким ребенком; Подданные удельного правителя называют ее княжной; правители других княжеств называют ее малой государыней; жители других княжеств называют ее княжной»43) заменен на фразу «Говорит Кун-дзы природа друг с другом ближе нежели повадна»44. В канонической версии «Луньюя» с комментариями Чжу Си эта фраза присутствует в 17 главе, во втором параграфе45. Самой главной особенностью перевода Волкова является отсутствие последних четырех глав: 17, 18, 19, 20. Вполне возможно, что Волков и Россохин были уверены, что они имеют дело с канонической версией текста, так как в конце рукописи стоит слово «конец» и не дается никаких пояснений о возможном продолжении перевода. Имеются менее значительные различия, например, в переводе Волкова в некоторых главах два пункта, которые в канонической версии Луньюя являются отдельными и следуют друг за другом, объединены в один. Присутствуют также различия в названиях некоторых глав, например: третья глава, которая в оригинале называется 八佾 , в версии Волкова озаглавлена как «О Гиши», по имени, фигурирующему в первом пункте данной главы季氏. Седьмая глава 述而 («Я передаю») в версии Волкова озаглавлена «Об истинном учении». Во второй главе, в оригинале называющейся為政 («Для правления»), в версии Волкова-Россохина опущено название. Выводы Между оригинальным каноническим текстом и переводом Волкова имеется ряд несоответствий: 1. В ряде параграфов не совпадают собственные имена и названия. 2. В переводе Волкова отсутствуют некоторые параграфы, имеющиеся в каноническом тексте. 3. В версии Волкова имеется несколько параграфов, отсутствующих в оригинальном китайском тексте. 4. В переводе Волкова во многих местах параграфы, которые в канонической версии являются отдельными, объединены в один. 5. В переводе, выполненном Я. Волковым, отсутствуют последние четыре главы, имеющиеся в канонической версии «Луньюя» с комментариями Чжу Си. 6. Совершенно очевидно, что «Луньюй» был переведен Я. Волковым с попыткой разобраться в основах конфуцианского учения, однако остается непонятным, чем объясняются столь существенные различия в обеих версиях текста. Рукопись перевода не похожа на черновик, т. к. в ней отсутствуют какие-либо маргиналии, помарки, исправления и др. Можно предположить, что рассмотренная рукопись могла быть черновым вариантом перевода, но это не объясняет всех расхождений перевода Волкова с каноническим вариантом. Вполне возможно, но не доказуемо окончательно, что рукопись Волкова представляет собой перевод некой неизвестной версии «Луньюя». Перевод был выполнен в Петербурге, однако ни в библиотеке, ни в Рукописном отделе ИВР РАН текст, с которого мог быть сделан перевод, не обнаружен. Вполне вероятно, что текст оригинала перевода Я. Волкова утрачен, например, он мог погибнуть при пожаре в Кунсткамере в 1747 г.

Ключевые слова

текстология, источниковедение Китая, конфуцианская философия, история российского китаеведения, textology, source study of China, confucianistic philosophy, history of Russian sinology

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Цветков Д. В.Институт восточных рукописей РАНаспирантdmitry.tswetckov@yandex.ru
Всего: 1

Ссылки

Бичурин Н. Я. Записки первого русского китаеведа. Москва : Изд-во «Э», 2017. 352 с.
Васильев В. П. Религии Востока. Конфуцианство, буддизм, даосизм. Санкт-Петербург : Тип. В. С. Балашева, 1873. 185 с.
Го Мо-жо. Философы Древнего Китая. Москва : Изд-во иностр. лит., 1961. 741 с.
Дацышен В. Г. Изучение истории Китая в Российской империи (XVIII - начало XX вв.). Новосибирск : Новосиб. гос. ун-т, 2011. 197 с.
Изречения Конфуция, учеников его и других лиц / пер. П. С. Попова. Санкт-Петербург : Первая Центр. «Восточная» электропечатня И. Бораганского, 1911. 156 с.
Лунь юй. Изречения / пер. И. И. Семененко. Москва : Эксмо, 2009. 400 с.
Мартынов А. С. Конфуцианство. «Лунь юй» / пер. А. С. Мартынова. В 2 т. Т. 1. Санкт-Петербург : Петерб. востоковедение, 2001. 368 с.
Переломов Л. С. Конфуций. Жизнь, учение, судьба. Москва : Вост. лит., 1993. 410 с.
Переломов Л. С. Конфуций и конфуцианство. С древности по настоящее время. Москва : Стилсервис, 2009. 706 с.
Переломов Л. С. Конфуцианство и легизм в политической истории Китая. Москва : Вост. лит., 1981. 340 с.
Скачков П. Е. Очерки истории русского китаеведения. Москва : Наука, 1977. 503 с.
Таранович В. П. Илларион Россохин и его труды по китаеведению // Советское востоковедение. Москва ; Ленинград, 1945. С. 225-241.
Фэн Ю-лань. Краткая история китайской философии. Санкт-Петербург : Евразия, 2017. 317 с.
论语/ 译注 张燕婴。北京:中华书局,2006。308 页。
 Особенности первого перевода конфуцианского текста «Луньюй» на русский язык | Библиосфера. 2019. № 2. DOI: 10.20913/1815-3186-2019-2-65-69

Особенности первого перевода конфуцианского текста «Луньюй» на русский язык | Библиосфера. 2019. № 2. DOI: 10.20913/1815-3186-2019-2-65-69