Формирование библиотек первых научных учреждений Бурятии и Монголии | Библиосфера. 2019. № 2. DOI: 10.20913/1815-3186-2019-2-71-76

Формирование библиотек первых научных учреждений Бурятии и Монголии

В статье рассмотрены международные связи Бурят-Монгольского ученого комитета - Буручкома - с Комитетом наук Монголии - Монучкомом (Монгол судар бичгийн хүрээлэн), первых научных учреждений Бурятии и Монголии, легших в основу современных Академии наук Монголии и Института монголоведения, буддологии и тибетологии Сибирского отделения Российской Академии наук. В связи с предстоящим их 100-летним юбилеем становятся актуальными исследования по истории научных институтов в целом, и научных подразделений, в частности библиотек, которые сыграли огромную роль в истории развития современной науки. Они восполняют пробелы в историческом прошлом страны, привлекают внимание к национальным культурным традициям и связаны с проблемами сохранения письменных памятников истории и культуры. Для освещения истории формирования и пополнения фондов рукописного отдела Буручкома, библиотеки Монучкома были привлечены архивные документы по вопросам ксилографирования дацанских изданий и пополнения библиотечных фондов, хранящиеся в архивном фонде Центра восточных рукописей и ксилографов ИМБТ СО РАН: переписка деятелей Буручкома с сотрудниками Монучкома, дацанскими советами, хошунными исполнительными комитетами, отдельными ламами.

Cooperation between the Buryat-Mongolian scientific committee and mongolian scientific institute in forming research lib.pdf Введение В связи с предстоящим 100-летним юбилеем Бурят-Монгольского ученого комитета - Буручкома - и Комитета наук Монголии - Монучкома (Монгол судар бичгийн хүрээлэн), первых научных учреждений Бурятии и Монголии, легших в основу современных Академии наук МНР и Института монголоведения, буддологии и тибетологии Сибирского отделения Российской академии наук (ИМБТ СО РАН) [1, 4], становятся актуальными исследования по истории научных институтов в целом и научных подразделений, в частности библиотек, которые сыграли огромную роль в истории развития современной науки. Такие исследования восполняют пробелы в историческом прошлом страны, привлекают внимание к национальным культурным традициям и связаны с проблемами сохранения письменных памятников истории и культуры. Интересным (с точки зрения современных проблем научных коллабораций) является вопрос о международных связях Буручкома с Монучкомом [5, 6]. Они прежде всего проявились в формировании и пополнении фондов рукописного отдела Буручкома. Для освещения истории фондов рукописного отдела Буручкома и библиотеки Монучкома были привлечены архивные документы по вопросам ксилографирования дацанских изданий и пополнения библиотечных фондов, хранящиеся в архивном фонде Центра восточных рукописей и ксилографов (ЦВРК) ИМБТ СО РАН, - переписка деятелей Буручкома с сотрудниками Монучкома, дацанскими советами, хошунными исполнительными комитетами, отдельными ламами. 1. История формирования источниковой базы научных исследований Бурят-Монгольского ученого комитета Формирование источниковой базы научных исследований и библиотечных фондов является необходимым условием успешного развития академической среды, становления научно-исследовательских институтов, научных и просветительских кадров. Руководство Буручкома ставило перед собой задачу организации научной библиотеки и комплектования ее фондов с самого начала своей работы в 1922 г. Первые члены Буручкома жертвовали личные собрания книжных памятников для пополнения востоковедческой научной библиотеки комитета. Ряд изданий имеет владельческий экслибрис, например: «Из книг Г. Ц. Цыбикова». В личном фонде Г. Цыбикова (1873-1930) хранится список книг, переданных в библиотеку Буручкома, насчитывающий более 100 наименований востоковедческой литературы. Редкие издания, специальная литература приобретались разными путями: существовал книгообмен между научными организациями, с издательствами и библиотеками; ряд книг закупался у библиофилов и на аукционах. Руководство учкома обращалось в органы власти и центральные библиотеки по вопросам формирования научной библиотеки комитета. В 1927 г. первый председатель ученого комитета Б. Барадин (1878-1937), находясь в служебной командировке, занимался отбором книг в Государственном книжном фонде Ленинграда. Было отобрано около 800 томов книг. Помимо научной литературы, как правило, на европейских языках, для формирования источниковой базы и изучения письменных традиций Тибета, Монголии и Китая приобретались рукописи и ксилографы на восточных языках. Прежде всего это образцы буддийской письменной культуры Тибета, Монголии, Китая и Бурятии. Значительное содействие в собирании образцов литературы на классическом монгольском языке сыграл Монгольский ученый комитет, при котором через 4 месяца после победы Народной революции, 19 ноября 1921 г., была создана первая государственная библиотека. В 1940 г. она была преобразована в Государственную публичную библиотеку МНР. Практически с самого основания двух научных организаций Бурятской республики и Монголии был заключен договор о сотрудничестве и о книжном обмене, согласно которому учкомы обязывались не только высылать друг другу все печатные издания, но и способствовать пополнению библиотек научной литературой. Начало XX в. характеризуется ростом общественного самосознания, вызванным национально-государственным строительством. В этот период как в Улан-Баторе, так и в Верхнеудинске издается большое количество литературы общественно-политического, агитационного, просветительского, нормативно-инструктивного характера, а также учебной и художественной. Обмен книжными изданиями являлся мерой, необходимой для дальнейшего развития языка и литературы. 19 ноября 1924 г. зав. библиотекой Монучкома А. Бадмаин подтверждает получение следующих книг, изданных Буручкомом: 1) В. И. Ленин «Чему учиться и как учиться»; 2) Г. Ц. Цыбиков «Грамматика бурят-монгольского языка»; 3) Ч. Базарон «Метрическая система мер»; 4) Коваленко «Политграмота». Все издания поступили в 10 экз. Однако, как показывает письмо от 14 ноября 1924 г., потребность в монголоязычных бурятских изданиях была гораздо больше. Представители Монучкома были заинтересованы в приобретении учебной литературы. В прилагаемом списке запрашиваемых книг числятся: работа Б. Барадина «Алфавит» (Čaүan toluүai), которую предполагалось закупить по цене 15 коп. в количестве 200 шт.; «Книга для чтения после азбуки, называемая “Красный воин”» (Ulaүan čereg kemekü čaүan toluүai-yin darаү-a ungsiqu debter) стоимостью 15 коп., требовалась в количестве 500 экз.; в том же количестве приобреталась книга для детей Намжила «Книга для чтения, называемая «Красный луч»» (Ulaүan tuyaү-a kemekü baү-a keüked ungsiqu debter); грамматику Г. Цыбикова «Правила бурят-монгольского письменного языка» (Buriyad mongүol-un nom bičig-ün kelen-ü dürim) стоимостью 25 коп. планировали закупить в количестве 200 шт. Помимо учебно-просветительской литературы, были востребованы издания общественно-политического характера: переводы трудов Ленина, разнообразные методические, вспомогательные публикации, например «Таблица соответствий метрических систем» (Mitr-un kemjigür-i orus-un kemjigür-tü oruүulsan debter) заказывалась в количестве 500 шт. [1, с. 227-233]. В свою очередь Монгольский ученый комитет направлял в адрес Бурятского учкома художественную, общественно-политическую, научно-просветительскую литературу. В монгольском фонде ЦВРК ИМБТ СО РАН хранятся книги на старописьменном монгольском языке, изданные в Монголии. На многих из них есть надпись: «В библиотеку Буручкома». Среди них стоит отметить сочинение Жамьяна по филологии (Urtu edür-ün uliү ügen-ü bičig), с дарственной надписью Б. Барадину. Согласно акту от 6 октября 1924 г., составленному при проверке содержимого трех ящиков с книгами, присланных из Монучкома, представители БУК Б. Барадин и Ч. Базарон (1878-1937) подтвердили, что пломбы были целые. Ими было принято шесть наименований книжной продукции: 1) «Синее знамя монголов» в двух частях - 400 экз; 2) «Труд и капитал» - 100 экз.; 3) «Сумерки Востока» - 100 экз.; 4) «Два скакуна Чингис-хана» - 150; 5) «Наставления Чингис-хана» - 100; 6) «Материалы по организации национальной школы» - 10 экз. Как следует из письма Бурлито от 7 ноября 1924 г., для распределения среди бурятских школ I и II-й ступени Буручкомом были одобрены первые четыре наименования. Наличие монгольских (улан-баторских) изданий в школах Бурятской республики, библиотеках учебных заведений и научных организаций способствовало снижению дефицита школьной, художественной литературы для бурятского населения. В 1924-1925 гг. учкомами был реализован проект по пополнению библиотечных фондов образцами печатной продукции бурятских дацанов. По заказу Буручкома в ряде бурятских дацанов были отпечатаны сочинения на классическом письменном монгольском языке. Для исполнения заказа Буручком высылал бумагу и китайскую тушь, оплачивал работу людей, занятых в ксилографировании сочинений. Заказывая дацанские издания, Буручком пополнил не только собственную библиотеку [4], но и выступил посредником для Монучкома, который был заинтересован в приобретении ряда бурятских ксилографов. Более подробная информация по исполнению данного проекта есть в служебной переписке Бурят-Монгольского ученого комитета на монгольском языке, содержащей сведения по истории бурятского книгоиздания, комплектованию научной библиотеки, книгообмену между Буручкомом и Монучкомом46. Эти архивные документы впервые вводятся в научный оборот и позволяют уточнить библиографические сведения о ксилографах, изданных в бурятских дацанах, и информируют о стоимости издательских работ. В письме Монгольского ученого комитета от 18 июня 1924 г. на письменно-монгольском языке излагалась просьба заказать тибетские и монгольские книги в бурятских дацанах согласно договоренности об обмене литературой между двумя учеными комитетами. К письму прилагался список на 12 листах с перечнем книг, издаваемых в ряде бурятских дацанов: на монгольском языке в Цугольском дацане было заказано 27 наименований сочинений, в Гусиноозерском - 2, в Агинском - 24, в Эгитуйском - 12, в Анинском - 3, в Ацагатском - 13, в Джидинском - 1 сочинение. Менее были востребованы тибетоязычные издания: так, в Агинском дацане - 22 текста, в Ару-Хэрэтском - 1, в Ацайском - 1 и в Гэгэтуйском - 147. В перечне книг встречаются грамматические сочинения (Украшение языка / Kelen-ü čimeg, Восемнадцать монгольских букв / Mongүol-un arban naiman üsüg), медицинские тексты (Монгольский лхантаб / Mongүol lqantabs), ритуально-обрядовые сочинения (Правила почитания божества огня / Гal-un tngri-yi takiqu yosun), биографии-намтары буддийских святых (Биография Будды / Burqan baүsi-yin namtar, биография Марпы / Marpa-yin namtar, биография Миларайпы / Mila-yin namtar), канонические тексты (Сутра золотого блеска / Altan gerel), дидактическая литература (Субхашита / Sayin nomlal-tu erdeni-yin sang subašida) и др. При этом ряд однотипных сочинений был заказан в разных печатнях. Например, биография Цзонхавы на монгольском языке была заказана в двух печатнях: Гусиноозерского дацана - «Boɣda Сongkapa-yin namtar» в 1 экз. на 335 л. и Агинского дацана - «Congkapa-yin namtar» в 5 (?) экз. на 429 л. А текст «Итигэла» в двух редакциях на 3 и 5 лл. был заказан в Агинском дацане. Буручкомом были разосланы письма в хошунные администрации, советы верующих с предложением отпечатать заказанные книги. Стоит подчеркнуть, что в начале 1920-х гг. активно создавались советы верующих и в ряде бурятских дацанов произошел раскол между священнослужителями, были нарушены внутрицерковные связи. В архивном деле не представлены документы, отражающие факт обращения к главе буддийской церкви Пандито Хамбо-ламе за содействием в исполнении печати. Представители Буручкома напрямую обращались к надежным и ответственным ламам-исполнителям или в хошунные исполкомы; рассылали на места деньги, бумагу и тушь. Как следует из письма совета верующих Агинского дацана, уже в то время не все бары - деревянные клише - имелись в наличии: часть из них состарилась и была непригодна к использованию, а местонахождение некоторых было сложно определить, так как тибетские и монгольские бары не были поставлены на учет. В письме также содержится подробное изложение расхода бумаги в зависимости от размера ксилографических досок. Так, для печати с длинных баров, на которых были вырезаны буддийские сочинения по философии (шойрын урту хэб), следовало согнуть бумажный лист пополам - всего для печати сочинений данного типа должно было потребоваться 4600 листов, что составляет более 3 пачек бумаги. Для печати с широких баров (үргэн бар) лист требовалось загнуть три раза. Сочинений с подобных досок было заказано на 10 666 л., что составляло 15 пачек бумаги. Для печати узкоформатных сочинений требовалось 150 002 л. (более 8 пачек бумаги), при этом лист складывался в четыре раза. Итого просили выслать 26 пачек бумаги, 6 фунтов чернил и 100 руб. золотом. Особо отмечалась необходимость исполнения заказа до наступления холодов, поскольку с понижением температуры бары замерзают, а чернила трескаются. Оговаривалось, что при условии немедленной отправки требуемых вещей заказ может быть исполнен к концу месяца 48. Как видно, в этом архивном деле много свидетельств, дополняющих и характеризующих ксилографическую печать: потребности в бумаге, туши, стоимость работ и скорость печати. Например, в ответном письме Лхамацыренова, главы Участкового совета Ацайского дацана, от 31 июля 1924 г. за № 36 сообщалось, что заказываемое медицинское сочинение «Лхантаб» объемом в 212 л. может быть отпечатано одним человеком за 7 дней, при этом расход туши, которую приобретут на месте, составит 50 коп. золотом49. В Эгитуйском дацане из желаемых 12 сочинений могли отпечатать лишь восемь. 26 июля 1924 г. настоятель-ширетуй Эгитуйского дацана Михулайн сообщал: «Согласно Вашего письма № 229 от 19 июля 1924 г. о желании отпечатать ксилографические сочинения, то в наличие имеются бары согласно списка №№ 1-7, 12. Всего на 14276 листах. Для их печати потребуется восемь пачек бумаги и 1 фунт китайской туши. Плата за работу составит золотом 45 руб. 72 коп. Вышлите бумагу, тушь и деньги» 50. Уже к 27 сентября 1924 г. заказ был выполнен, и представитель дацана Соднам Цыденов получил под расписку требуемую сумму денег. В письме представителей совета верующих Анинского дацана от 5 октября 1924 г. сообщалось, что в типографии данного дацана Буручкомом были заказаны два текста: каноническое сочинение «Цагаан лянхуа» на 268 л. в двух экземплярах и этико-дидактическое «Субхашита» на 322 л. также в двух экземплярах. Всего на изготовление заказа потребовалось 1192 л. Стоимость работ составила золотом 5 руб. 96 коп. - по 50 коп. за один лист. Помимо высланных Буручкомом полпачки бумаги и двух упаковок китайской туши, было докуплено еще полпачки бумаги на 3 руб. золотом. Совет верующих просил срочно оплатить 8 руб. 96 коп. В ходе реализации обмена книжной продукцией между двумя учкомами возникали некоторые недоразумения, например в ноябре 1924 г. библиотекарь Монучкома Дугаров сообщал о получении книг с недостачей: было получено три экземпляра сочинения Цзонхавы «Ступени пути к просветлению» (Bodi mör-ün jerge) вместо заказанных двух и всего пять экземпляров этико-дидактического сочинения «Субхашита» вместо десяти 51. Также для Монучкома в Агинском дацане были заказаны ксилографические доски для печати тибето-монгольского словаря «Источник мудрецов» (Merged үarqu-yin orun) [2]. После того как бары-клише словаря были вырезаны, Буручком обратился в Совпарком с просьбой предоставить пропуск на имя Аюра Жамцарано для беспрепятственного вывоза в Монголию 200 ксилографических досок. Монучкомом на счета Буручкома были перечислены средства в размере 1000 руб. К 1927 г. был произведен окончательный расчет за печать дацанских книг. Буручкомом был возвращен остаток в сумме 47 руб. 50 коп. В письме от 1927 г. подтверждается завершение работ и расчетов по ксилографированию книг бурятской дацанской печати и закрытию банковских счетов 52. Данный проект по ксилографированию книг бурятских дацанов осуществлялся при посредстве Гомбожаба Цыбикова. Библиотечные фонды Бурят-Монгольского ученого комитета со временем были разделены между научной библиотекой (сейчас Научная библиотека Бурятского научного центра (НБ БНЦ)), куда был передан книжный фонд, и рукописным отделом (ныне ЦВРК ИМБТ СО РАН), в котором сосредоточены архивные коллекции и рукописи и ксилографы на восточных языках. 2. Современное состояние исторической коллекции, сформированной на основе международных связей с Комитетом наук Монголии В настоящее время в ЦВРК ИМБТ СО РАН хранится огромный массив памятников тибетской, классической монгольской и старо-кириллической письменности, представляющий собой ценную источниковую базу для исследования разных аспектов истории, истории культуры и языка и свидетельствующий о существовании тесных культурных и духовных связей между народами Южной Сибири и Внутренней Азии. К числу которой относится коллекция книжных изданий на старописьменном монгольском языке, переданная в 2014 г. из НБ БНЦ в ЦВРК. На ее базе формируется новая коллекция монгольского фонда - M-IV, включающая в том числе и поступления 1920-1930-х гг. из Улан-Батора. Помимо художественной, научной и учебной литературы, стоит отметить литературу общественно-политического характера и ее преобладающее количество; среди этих изданий стоит выделить протоколы Монгольской народно-революционной партии (МНРП), протоколы заседаний и постановления правительства МНР, переводы классиков марксизма-ленинизма, работы Ленина, Сталина, Зиновьева, агитационно-просветительскую литературу. Как показывают материалы коллекции, книгообмен между Буручкомом и Монучкомом был гораздо шире и охватывал издания не только научных организаций, но и других ведомств, главным образом издания МНРП. Интерес представляют и периодические издания: журнал «Работница», «Правительственный журнал МНР». В настоящее время сотрудниками ЦВРК проводится их каталогизация и научно-техническое описание. 3. Заключение Формирование коллекций Центра, как уже отмечалось выше, началось с основания Бурят-Монгольского ученого комитета в 1922 г., и важную роль в создании и пополнении научной библиотеки источниками начала XX в. на старописьменном монгольском языке сыграли соглашения о книгообмене с Монгольским ученым комитетом. Материалы коллекции M-IV являются ценными источниками по истории становления новой идеологии, формирования гражданского общества и развития новых форм культурного строительства в Бурятии и Монголии, где проходили схожие процессы по борьбе с неграмотностью, высоким уровнем религиозности, феодальными пережитками. Книжные издания 1920-1930-х гг. также представляют собой источниковую базу для широкого спектра лингвистических исследований, например при составлении диахронического корпуса бурятского и монгольских языков. История формирования и функционирования академических библиотек, зафиксированная в архивных материалах, отражает историческую повседневность и политические реалии своего времени.

Ключевые слова

научные библиотеки, источниковая база, дацанские издания, ксилограф, книгоиздание, Бурят-Монгольский ученый комитет, Монгольский ученый комитет, research libraries, source studies base, Buddhist monastic printed editions, xylographs, book printing, Buryat-Mongolian Scientific Committee, Mongolian Scientific Committee

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Ванчикова Ц. П.Институт монголоведения, буддологии и тибетологии СО РАНдоктор исторических наук, профессор, главный научный сотрудникvanchikova.ts@gmail.com
Аюшеева М. В.Институт монголоведения, буддологии и тибетологии СО РАНкандидат исторических наук, старший научный сотрудникayagma@yandex.ru
Всего: 2

Ссылки

Ванчикова Ц. П., Аюшеева М. В., Ринчинова О. С. Бурят-Монгольский ученый комитет (1922-1929). Улан-Удэ : Изд-во БНЦ СО РАН, 2017. 248 с.
Источник мудрецов. Тибетско-монгольский терминологический словарь буддизма. Парамита и Мадхьямика / подгот. текста, пер. и примеч. Р. Е. Пубаева, Б. Д. Дандарона. Улан-Удэ : Бурят. кн. изд-во, 1968. 168 p.
Список книг, изданных Буручкомом на старописьменном монгольском языке // Бурят-Монгольский ученый комитет (1922-1929) / Ц. П. Ванчикова, М. В. Аюшеева, О. С. Ринчинова. Улан-Удэ, 2017. С. 227-233.
Сыртыпова С.-Х. Д., Гармаева Х. Ж., Базаров А. А. Буддийское книгопечатание Бурятии XIX - начало ХХ в. Улан-Батор, 2006. 222 с.
Юсупова Т. И. Советско-монгольское научное сотрудничество: становление, развитие и основные результаты (1921-1961). Санкт-Петербург : Нестор-История, 2018. 312 с.
Туухийн хурээлэнгийн 2010, 2011 оны эрдэм шинжилгээ, уйл ажиллагааны тайлан. Улаанбаатар, 2012. 271 х.
 Формирование библиотек первых научных учреждений Бурятии и Монголии | Библиосфера. 2019. № 2. DOI: 10.20913/1815-3186-2019-2-71-76

Формирование библиотек первых научных учреждений Бурятии и Монголии | Библиосфера. 2019. № 2. DOI: 10.20913/1815-3186-2019-2-71-76