Оценка трансформации осушенного верхового болота (на примере участка Бакчарского болотного массива) | Вестн. Том. гос. ун-та. Биология. 2015. № 1 (29) .

Оценка трансформации осушенного верхового болота (на примере участка Бакчарского болотного массива)

Проблема изучения последствий осушения верховых болот является очень важной вследствие того, что в настоящее время эти территории не используются и представляют потенциальную опасность возникновения пожаров. Объект исследования - участок верхового болота, расположенного в Бакчарском районе Томской области. Проведена оценка последствий осушения на основе покомпонентного сравнительного анализа осушенного и естественного участков болота. Исследования показали, что в период максимального снижения уровня болотных вод после осушения на глубине 3040 см отложился слой торфа, степень разложения и ботанический состав которого резко отличаются от смежных слоёв. Влияние осушения сказалось также на росте размеров положительных форм микрорельефа, структуре растительности. Осушенный участок отличается увеличением высоты подроста сосны в полтора раза и повышением обилия кустарничков на 20%. В современном фитоценозе можно наблюдать восстановление болота, видовой состав мохообразных уже близок к таковому на аналогичном неосушенном участке.

Estimation of drained oligotrophic bog transformation (the example of the Bakchar bog area).pdf Введение Гидролесомелиорация на избыточно увлажнённых почвах считается одним из основных способов повышения продуктивности лесов. Первые опыты по осушению лесных земель, основанные на работах М.В. Ломоносова, А.Т. Болотова, М.И. Афонина и др., начались ещё в XVIII в. Основоположником современной гидролесомелиорации в нашей стране является А.Д. Дубах, который вместе с учениками и последователями уточнил ле-сопроизводственную эффективность осушения различных категорий земель лесного фонда и разработал рекомендации по эксплуатации осушенных земель [1]. Масштабное осушение болот, проведённое в СССР, оказалось уникальным экспериментом антропогенного влияния на болотные экосистемы, последствия его неоднозначны и нуждаются в планомерном изучении и осмыслении. Осушение верховых болот практически не дает экономически выраженного прироста древесной биомассы из-за бедности минерального питания. По этим причинам в настоящее время гидролесомелиорация на таких болотах признана нецелесообразной [2-4]. Кроме того, осушение болот приводит к ряду негативных последствий, связанных с опасностью возникновения торфяных пожаров, изменением биогеохимических циклов и загрязнением почв, вод, атмосферы, увеличением эмиссии углекислого газа, изменением флоры и фауны [5-7]. Восстановление болот может нивелировать негативные последствия, а мониторинг нарушенных гидролесомелиорацией болот представляет собой актуальную научную и прикладную задачи. Наибольшей степенью устойчивости к осушению, по сравнению с другими типами, обладают верховые болота [8]. Большинство исследований на осушенных болотах проводилось для оценки влияния осушения на рост древесного яруса [9-14], но практически нет работ по их комплексной оценке после осушения и в процессе восстановления. Таким образом, целью исследования является оценка последствий осушительной гидролесомелиорации верхового болота и выявление закономерностей его последующего восстановления. Материалы и методики исследования Объектами исследования являлись осушенный и естественный участки Бакчарского болотного массива (восточный отрог Васюганского болота), расположенного на междуречье рек Бакчар и Икса. В пределах рассматриваемой территории в 1973-1979 гг. проведено осушение с целью лесомелиорации. Осушенный участок расположен в 4 км к югу от автотрассы Томск-Бак-чар в 50 м от осушительного канала. Для сравнения выбран естественный участок, находящийся также в пределах Бакчарского болотного массива в 500 м за пределами осушительной сети. Выбранные участки имеют схожие характеристики растительного покрова и торфяной залежи и представляют собой сосново-кустарничково-сфагновое верховое болото. Проведен сравнительный анализ показателей микрорельефа, характеристик современного растительного покрова и торфяной залежи, уровней болотных вод осушенного и естественного участков. Основными источниками информации явились материалы полевых исследований, проведенных в 2013 г. на опытных площадках (10 х 10 м) на естественном и осушенном участках, включающие в себя: - определение типа микрорельефа, средней высоты и размеров положительных форм, а также съемка профиля вертикального сечения горизонта формирования микрорельефа с помощью нивелира (100 точек измерений с шагом 0,5 м) [15]; - геоботанические описания фитоценозов [16]; - отбор образцов торфа до минерального дна через 10 см (в 3 повторно-стях) и верхних слоев торфа (в 30 повторностях), сформировавшихся после осушения [17]. Глубина отбора верхних слоев торфа (до 40 см) рассчитана на основе данных о возрасте и скорости накопления торфа этого болотного массива [18]; - отбор образцов мохового очёса (30 повторностей); - измерение уровней болотных вод относительно средней поверхности болота [15]. Последующая обработка материалов включала в себя: - определение ботанического состава торфа [19-21] и видового состава мохообразных [22, 23]; - сравнение долей присутствия видов мха в торфе и очёсе посредством критерия Фишера; - сравнение высоты сосен на двух участках с использованием теста Ман-на-Уитни; - статистический анализ данных таксационных измерений микрорельефа модельных участков с расчётом средней ординаты профиля горизонта формирования микрорельефа (х) и построением дифференциальной кривой распределения высот микрорельефа w^) с параметрами среднеквадратиче-ское отклонение (S) и коэффициент вариации (Cv), характеризующими степень расчленённости поверхности болота [15]. Статистический анализ собранных данных и графическое отражение результатов проведены общепринятыми методами [23] с использованием Statsoft STATISTICA for Windows 6.0. и Excel 7.0. Результаты исследования и обсуждение Результатом осушительной мелиорации является смена водного и воздушного режимов верхнего слоя торфа и как следствие - изменение растительного сообщества. В первые годы после осушения отмечается увеличение темпов прироста древесины на осушенных участках. В последующие годы темпы прироста обычно падают, из-за частых пожаров ожидаемый эффект не всегда ощутим. Осушение верховых болот вследствие бедности минерального питания практически не дает прироста древесной биомассы [4]. По этим причинам в настоящее время общая эффективность осушения таких болот подвергается сомнению. Кроме этого, осушение сопровождается комплексом негативных последствий для флоры, фауны и ландшафтов. Понижение уровня болотных вод вызывает процесс сработки торфяной залежи и изменение почвообразовательного процесса, происходит увеличение степени разложения торфа. Эффективность дренажной системы наблюдается в среднем в течение 20 лет после осушения [10], без реконструкции каналов болото начинает восстанавливаться, что приводит к вторичному заболачиванию территории [25, 14]. Проблема трансформации антропогенно измененных болот особенно актуальна для южных районов Томской области, где в 1970-1980 гг. на обширных площадях восточных отрогов Васюганского болота проведено осушение с целью лесомелиорации. По данным дешифрирования космических снимков участки гидролесомелиорации на территории Бакчарского и Ик-синского болотных массивов занимают 77 и 70 км2 соответственно [2]. В настоящее время многие осушенные болота Томской области не используются и представляют потенциальную опасность возгорания сухого торфа. Один из массовых торфяных пожаров произошел в пределах Иксинского болотного массива на общей площади 37 км2 в 1998 г. [2, 26]. На осушенных болотах, особенно при наложении других антропогенных факторов, наблюдается накопление тяжёлых металлов в растениях [27]. Рассмотрим последствия осушительной мелиорации на примере осушенного и естественного участков, расположенных в пределах восточной окраины Бакчарского болотного массива, растительность которых представляет собой сосново-кустарничково-сфагновый фитоценоз. Мощность торфа на естественном участке составляет 250 см, на осушенном - 225 см; уровень болотных вод различается незначительно, средние значения в период наблюдения практически одинаковы - 8 см относительно средней поверхности болота, осушительные каналы перестали выполнять свою функцию, и гидрологические условия на естественном и осушенном участках в настоящее время становятся одинаковыми. Кроме того, в периоды интенсивного таяния снега или при выпадении осадков отметки уровня на осушенном участке выше, чем на естественном [28, 29]. Древесный ярус болота представлен сосной (Pinus sylvestris L. f. litwi-nowii). Проективное покрытие, средняя высота и диаметр взрослых деревьев примерно одинаковы на двух участках. Статистически значимые различия наблюдались только в высоте подроста (U test = 5,7; p < 0,001; рис. 1). На естественном участке вдвое меньше взрослых деревьев и примерно 5% деревьев погибших, подрост угнетён, в его составе преобладают сосны высотой 40-50 см; на осушенном - в подросте доминируют сосны высотой около 1 м в возрасте 20 лет. Следует отметить, что осушение не повлияло на прирост взрослых деревьев, однако положительно сказалось на росте молодых деревьев, это согласуется с данными других авторов [12]. Кустарничковый ярус естественного участка отличается присутствием Andromeda polifolia L. и Vaccinium vitis-idaea L. Кустарнички Ledum palustre L. и Chamae-daphne calyculata (L.) Moench. выше примерно на 10 см, но их проективное покрытие (70%) меньше, чем на осушенном участке (90%). Меньшая высота и большее обилие кустарничков, вероятно, связано со снижением уровня болотных вод в период их роста и формирования. Vaccinium uliginosum L. и Oxycoccus microcarpus Turcz. ex Rupr. встречаются единично на обоих участках. Травяной ярус более разрежен на осушенном участке, представлен в основном Eriophorum vaginatum L., единично встречаются Rubus chamaemorus L. и Drosera rotundifolia L. Рис. 1. Характер высотного распределения подроста сосны на естественном (1) и осушенном (2) участках верхового болота. Данные представлены в виде средней с ошибкой и доверительными интервалами (р < 0,01). [Fig. 1. Character of pine undergrowth altitudinal distribution in the native (1) and drained (2) bog sites. Data are presented as a mean with an error and confidence intervals (р < 0.01)] Мохообразные наиболее чувствительны к изменению увлажнения [30], поэтому быстрее, чем другие растения, реагируют на изменение уровня болотных вод как при осушении, так и при восстановлении болота. Моховой ярус обоих участков представлен доминирующим видом Sphagnum fuscum (Schimp.) Klinggr., являющимся мезогигрофитом и занимающим положительные формы рельефа вместе с зелёными мхами Dicranum polysetum Sw., Pleurozium schreberi (Brid.) Mitt. Между кочками в воде преобладают гигрофиты Sphagnum magellanicum Brid., S. angustifolium (Russ. ex Russ.) C. Jens. Calypogeia spagnicola (H. Arnell et J. Perss.) Warnst. et Loeske встречается в дернине сфагновых мхов. Различные виды лишайника Cladonia занимают проплешины в понижениях. Различия наблюдаются в частоте встречаемости видов в моховом ярусе двух участков и выражаются в статистически значимом двукратном уменьшении (p < 0,05) доли Pleurozium schreberi и Cladonia sp. на осушенном участке (рис. 2). Рис. 2. Характер изменения частоты встречаемости видов мха естественного (1) и осушенного (2) участков (p < 0,05). [Fig. 2. Nature of the change of moss species' occurrence frequency within native (1) and drained (2) sites (p < 0.05)] Анализ частоты встречаемости видов сфагнума в верхних слоях торфа показал, что на осушенном участке доля S. magellanicum снижается в 5 раз по сравнению с естественным - с 18,7 до 3,5% (p < 0,01) (рис. 3). Причём в моховом очёсе различия сокращены до 1,5 раза (с 9,5 до 6,3%) и уже становятся незначимыми (см. рис. 2). Снижение частоты встречаемости S. magellanicum в верхнем слое торфа свидетельствует о вытеснении его в период действия осушения менее требовательным к влаге S. fuscum. Сокращение различий частоты встречаемости S. magellanicum на рассматриваемых участках свидетельствует о происходящем в настоящее время возвращении естественного соотношения видов на осушенном участке. Этот вид в данном случае является фитоиндикатором продолжительного повышения уровня болотных вод. Sphagnum fuscum Sphagnum magellanicum Sphagnum angustifolium 0 1 0 2 Рис. 3. Характер изменения частоты встречаемости видов мха в верхнем слое торфа на естественном (1) и осушенном (2) участках (р < 0,01). [Fig. 3. Nature of the change of moss species' occurrence frequency in the upper peat layer within native (1) and drained (2) sites (р < 0.01)] Ботанический состав торфяной залежи в целом сходен на двух участках (рис. 4). Нижние слои сложены осоковым низинным торфом, на глубине 175-200 см он сменяется переходным древесно-сфагновым, затем начинают преобладать S. angustifolium и S. magellanicum. С глубины 150 см и выше доминирует фускум-торф со степенью разложения до 10%. Наиболее заметны изменения в залежи осушенного участка на глубине 30-40 см, где резко увеличивается доля Chamaedaphne calyculata с 5 до 25%, что, вероятно, связано с усилением роли вересковых кустарничков в период понижения уровня болотных вод при осушении. Степень разложения этого слоя торфа возрастает до 28%. В верхнем слое торфа осушенного участка степень разложения вновь падает до 8%, а доля кустарничков вновь снижается до значений меньше 5%, что может быть свидетельством восстановления естественного соотношения видов в настоящий период. Понижение уровней болотных вод после осушения отразилось на некоторых показателях микрорельефа. Микрорельеф на осушенных участках обычно видоизменяется и оказывает влияние на гидрологические условия на микроуровне и, как следствие, - на распределение растительности внутри фитоценоза, его характеристики можно использовать как один из показателей степени трансформации болотных геосистем в результате антропогенной нагрузки [31]. Проведенные исследования показали, что микрорельеф обоих участков крупнокочковатый, образован моховыми подушками, в понижениях между которыми расположены пушицевые кочки. Положительные формы занимают около 50% поверхности болота (рис. 5, 6). Рис. 4. Торфяная залежь естественного (слева) и осушенного (справа) участков [Fig. 4. Peat deposit of native (left) and drained (right) sites] Рис. 5. Цифровая модель микрорельефа естественного участка (синим цветом показаны высоты ниже средней поверхности) [Fig. 5. Digital model of the microrelief of native sites (the average surface height is shown in blue below)] Естественный участок [Native site] - Осушенный участок [Drained site] Рис. 6. Дифференциальные кривые распределения высот относительно средней поверхности [Fig. 6. Differential height distribution curves relative to the average surface] При общем сходстве осушенного и естественного участков детальные исследования позволили выявить следующие различия. Осушенный участок отличается более крупными размерами форм микрорельефа (таблица), что определяется более низким уровнем болотных вод в первые годы после осушения, увеличением продуктивности растительности в понижениях; следствие - увеличение скорости торфонакопления и слияние моховых подушек в единые формы крупных размеров. Количественные показатели микрорельефа осушенного и естественного участков Бакчарского болота [Quantitative microrelief indicators of the drained and native sites of the Bakchar bog] Показатели микрорельефа [Microrelief indicators] Естественный участок [Native site] Осушенный участок [Drained site] Амплитуда, см [Amplitude, cm] 50 33 Высота моховых подушек, см [Height of moss cushions, cm] 20 30 Размер моховых подушек, см [Size of moss cushions, cm] 70x150 120x200 Высота пушицевых кочек, см [Height of cotton grass tussocks, cm] 10 30 Диаметр пушицевых кочек, см [Diameter of cotton grass tussocks, cm] 15-20 20 Анализ дифференциальных кривых распределения высот относительно средней поверхности позволил выявить различия между участками. Для осушенного участка характерно преобладание высот 10-15 см ниже и 12-17 см выше средней поверхности, в отличие от естественного участка, где преобладают высоты около средней поверхности (см. рис. 6), что свойственно большинству ненарушенных болотных геосистем [29, 31]. Зарастание мелиоративных каналов в настоящее время препятствует сбросу болотных вод и способствует периодическому увеличению их уровня, что стало причиной образования крупных осоковых и пушицевых кочек в понижениях между моховыми подушками, которые отсутствуют на естественном участке. Проведенный покомпонентный сравнительный анализ осушенного и естественного участков позволил оценить изменения болотной геосистемы, произошедшие в результате осушительной мелиорации, и выявить закономерности ее восстановления на современном этапе развития. При этом основными индикаторами состояния геосистемы в первые годы после осушения явились структура микрорельефа и верхний горизонт торфяной залежи. Процесс восстановления болота прослеживается главным образом в структуре современной растительности, которая в свою очередь определяется гидрологическим режимом территории. Заключение Проведенные исследования показали, что понижение уровня болотных вод вследствие осушительной мелиорации оказало влияние на все компоненты болотной геосистемы - микрорельеф, растительный покров и ботанический состав слоя торфа, сформировавшегося в условиях снижения уровня болотных вод. При анализе микрорельефа осушенного участка наблюдаются различия в распределении высот относительно средней поверхности болота, преобладание положительных форм крупных размеров, образовавшихся при слиянии моховых подушек в результате снижения уровня болотных вод. В период максимального снижения уровня на глубине 30-40 см отложился слой торфа с большей степенью разложения и увеличением доли кустарничков в его составе. Влияние осушения также положительно сказалось на росте древесно-кустарничкового яруса, в особенности на увеличении высоты подроста сосны и обилии кустарничков, на составе мхов, сформировавших за период осушения верхние слои торфа, что проявилось в кратном снижении доли S. magellanicum в торфе. Этот вид выступает в роли фитоиндика-тора - маркёра продолжительного увеличения уровня болотных вод в фито-ценозах с преобладанием в моховом покрове S. fuscum. В настоящее время в связи с неудовлетворительной работой осушительной сети происходит интенсивное восстановление болота, что выражается в появлении крупных кочек, образованных травяной растительностью в результате повышения уровня болотных вод, а также изменении состава современного фитоценоза. В очёсе встречаемость S. magellanicum увеличивается и приближается к таковой на естественном участке. Таким образом, в результате изучения последствий осушения можно сделать вывод, что в настоящее время наблюдается возвращение болота к естественному состоянию, что свидетельствует о высокой степени устойчивости верховых болот.

Ключевые слова

верховое болото, осушительная мелиорация, ботанический состав, торф, микрорельеф, уровень болотных вод, bog, drainage melioration, botanical composition, peat, micro relief, bog water level

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Гашкова Людмила ПавловнаСибирский научно-исследовательский институт сельского хозяйства и торфа (г. Томск)м.н.с. лаборатории торфа и экологииgashkova-lp@rambler.ru
Синюткина Анна АлексеевнаСибирский научно-исследовательский институт сельского хозяйства и торфа (г. Томск); Томский государственный университетканд. геогр. наук, с.н.с. лаборатории торфа и экологии; ассистент кафедры географииankalaeva@yandex.ru
Всего: 2

Ссылки

Великанов Г.Б., Константинов В.К., Кудряшев А.В. Гидролесомелиорация - осушение и лесохозяйственное освоение переувлажненных земель лесного фонда (к истории исследований в СПБНИИЛХ) // Труды Санкт-Петербургского научно-исследовательского института лесного хозяйства. 2014. № 2. С. 80-93.
Большое Васюганское болото. Современное состояние и процессы развития / под общ. ред. М.В. Кабанова. Томск : Изд-во Института оптики атмосферы СО РАН, 2002. 230 с.
Ефремова Т.Т., Аврова А.Ф., Ефремов С.П. Опыт построения бонитировочной шкалы местообитаний болотных сосняков южнотаёжной подзоны Западной Сибири // Хвойные бореальной зоны. 2008. Т. XXV, № 3-4. С. 269-276.
Матюшкин В.А., Мошников С.А., Бердников И.А. Формирование и продуктивность сосновых насаждений на осушенных болотах // Ученые записки Петрозаводского государственного университета. Сер. Естественные и технические науки. 2010. № 4. С. 56-60.
Минаева Т.Ю., Сирин А.А. Торфяные пожары - причины и пути предотвращения // Наука и промышленность России. 2002. № 9. С. 3-8.
Więcek M., Martin P., Lipinski А. Water mites as potential long-term bioindicators in formerly drained and rewetted raised bogs // Ecological Indicators. 2013. № 34. Р. 332-335. doi: 10.1016/j.ecolind.2013.05.019
Hommeltenberg J., Schmid H.P., Droesler M., Werle P. Can a bog drained for forestry be a stronger carbon sink than a natural bog forest? // Biogeosciences Discuss. 2014. № 11. Р. 2189-2226. doi: 10.5194/bgd-11-2189-2014
Синюткина А.А. Классификация болотных геосистем Томской области // Вестник Томского государственного университета. 2012. № 357. С. 192-195.
Красильников Н.А. Биологические особенности мелиорированных лесных земель. Минск : Изд-во В.М. Скакун, 1998. 216 с.
Корепанов Д.А., Корепанов С.А. Влияние состояния осушительной сети на водный режим и рост леса // Аграрная наука Евро-Северо-Востока. 2005. № 6. С. 90-93.
Бех И.А., Данченко А.М. Лесоводственные возможности повышения продуктивности сосновых лесов Западной Сибири // Вестник Томского государственного университета. Биология. 2009. № 4 (8). С. 62-65.
Солнцев Р.В., Гулин А.Н. Реакция соснового древостоя и трансформация свойств лесоболотного торфа на экстенсивное осушение сфагнового болота в условиях Среднего Урала // Аграрный вестник Урала. 2010. Т. 67, № 1. С. 72-74.
Cedro A., Lamentowicz M. Contrasting responses to environmental changes by pine (Pinus sylvestris L.) growing on peat and mineral soil: An example from a Polish Baltic bog // Dendrochronologia. 2011. Т. 29, № 4. Р. 211-217. doi: 10.1016/j.dendro.2010.12.004
Ракович В.А., Ратникова О.Н. Восстановление нарушенного мелиорацией лесного болота Червенское (Галое) // Природопользование. 2012. Вып. 21. С. 155-165.
Наставления гидрометеорологическим станциям и постам. Вып. 8: Гидрометеорологические наблюдения на болотах. Л. : Гидрометеоиздат, 1990. 360 с.
ВороновА.Г. Геоботаника. М. : Высшая школа, 1973. 384 с.
ГОСТ 17644-83 Торф. Методы отбора проб из залежи и обработки их для лабораторных испытаний. М. : Издательство стандартов, 1883. 14 с.
Прейс Ю.И., Бобров В.А., Сороковенко О.Р. Современная аккумуляция торфа в южнотаежных рямах Западной Сибири // Восьмое Сибирское совещание по климатоэкологическому мониторингу : материалы науч. конф. / под ред. М.В. Кабанова. Томск : Аграф-Пресс, 2009. C. 249-251.
Домбровская Ф.В., Коренева М.М., Тюремнов С.Н. Атлас растительных остатков, встречаемых в торфе. М. ; Л. : Гос. энергет. изд-во, 1959. 90 с.
Кац Н.Я., Кац С.В., Скобеева Е.И. Атлас растительных остатков в торфах. М. : Недра, 1977. 376 с.
ГОСТ 28245-89 Торф. Методы определения ботанического состава и степени разложения. 2-е изд. М. : Стандартинформ, 2006. 7 с.
Мульдияров Е.Я. Определитель листостебельных мхов Томской области : учеб. пособие. Томск : Изд-во Том. ун-та, 1990. 208 с.
Игнатова Е.А., Игнатов М.С., Федосов В.Э., Константинова Н.А. Краткий определитель мохообразных Подмосковья. М. : КМК, 2011. 320 с.
Ивантер Э.В., Коросов А.В. Основы биометрии: Введение в статистический анализ биологических явлений и процессов. Петрозаводск : Изд-во Петрозаводского ун-та, 1992. 168 с.
Linden M., Geel B. Late Holocene climate change and human impact recorded in a south Swedish ombrotrophic peat bog // Palaeogeography, Palaeoclimatology, Palaeoecology. 2006. Vol. 240, № 3-4. Р. 649-667. doi: 10.1016/j.palaeo.2006.03.039
Хакимов И.Р., Синюткина А.А. Комплексная система оценки пожароопасности заболоченных территорий (на примере Шегарского района Томской области) // Известия Самарского научного центра Российской академии наук. 2014. Т. 16, № 1 (3). С. 688-691.
Гашкова Л.П., ИвановаE.C. Аккумуляция тяжёлых металлов в растениях-доминантах антропогенно нарушенных участков болот на территории Томской области // Известия Самарского научного центра Российской академии наук. 2014. Т. 16, № 1 (3). C. 732-735.
Харанжевская Ю.А. Оценка современных процессов восстановления болот в южно-таежной подзоне Западной Сибири на основе многолетних данных о водном режиме // Современные проблемы генезиса, географии и картографии почв: сборник материалов V Всероссийской конференции с международным участием (1-5 октября 2011 г.). Томск : ООО «Копи-М», 2011. С. 237-240.
Ландшафты болот Томской области / под ред. Н.С. Евсеевой. Томск : Изд-во НТЛ, 2012. 400 с.
Бабешина Л.Г., ДмитрукВ.Н., Дмитрук С.Е. Экологические группы сфагновых мхов Томской области // Доклады ТУСУРа. Томск : Изд-во ТУСУРа, 2004. № 1(9). С. 61-63.
Синюткина А.А. Особенности микрорельефа болот таежной зоны Западной Сибири // География, история и геоэкология на службе науки и инновационного образования : материалы Всероссийской научно-практической конференции. Красноярск, 2012. С. 63-65.
 Оценка трансформации осушенного верхового болота (на примере участка Бакчарского болотного массива) | Вестн. Том. гос. ун-та. Биология. 2015. № 1 (29) .

Оценка трансформации осушенного верхового болота (на примере участка Бакчарского болотного массива) | Вестн. Том. гос. ун-та. Биология. 2015. № 1 (29) .