Таксономическая и трофическая структуры биоты агарикоидных базидиомицетов горных тундр Приполярного Урала | Вестн. Том. гос. ун-та. Биология. 2016. № 3 (35).

Таксономическая и трофическая структуры биоты агарикоидных базидиомицетов горных тундр Приполярного Урала

Выявлено видовое разнообразие агарикоидных базидиомицетов в горных тундрах Приполярного Урала. Установлено, что на сегодняшний день биота насчитывает 139 видов и внутривидовых таксонов, относящихся к 35 родам, 17 семействам и трем порядкам. Ведущими семействами являются Russulaceae, Strophariaceae, Inocybaceae, Cortinariaceae, Tricholomataceae, ведущими родами - Lactarius, Inocybe, Cortinarius, Galerina, Russula. Эколого-трофический анализ показал преобладание в горных тундрах микоризообразователей (50%), подстилочных сапротрофов (19%) и бриотрофов (15%). Наибольшее видовое разнообразие агарикоидных базидиомицетов отмечено в нижней части горнотундрового пояса. С высотой происходит постепенное обеднение видового состава, но в то же время появляются арктоальпийские виды, предпочитающие кустарничковые и дриадовые тундры.

Taxonomic and trophic structure of the biota of agaricoid basidiomycetes in mountain tundras of the Subpolar Urals.pdf Введение Разнообразие агарикоидных базидиомицетов в горных тундрах на территории России исследованы до сих пор недостаточно. Специальных работ, посвященных этой тематике, очень мало. Сведения о грибах горных тундр Арктической зоны России обобщены в сводке «Грибы российской Арктики» [1]. Для горных тундр Хибинского горного массива отмечено 103 вида ма-кромицетов, из которых 25 видов характерны для тундр, остальные встречаются и в нижележащих растительных поясах [2]. В работе И.А. Горбуновой [3] сообщается о 80 видах агарикоидных и гастероидных базидиомицетов, обнаруженных в дриадовых тундрах Алтае-Саянской горной области. Практически белым пятном остается микобиота горно-тундровых ландшафтов Урала. Имеются лишь небольшие сведения о разнообразии агариковых грибов Полярного Урала. Для данной территории выявлено 79 видов [4]. Горные тундры Северного Урала также недостаточно обследованы в микологическом плане. Здесь выявлено всего 28 видов [5]. Сведения о разнообразии агарикоидных базидиомицетов Приполярного Урала до начала наших исследований полностью отсутствовали. В связи с этим микологические исследования высокогорного пояса Урала актуальны и представляют большой интерес. Цель данной работы - выявление видового разнообразия и анализ биоты агарикоидных базидиомицетов горных тундр Приполярного Урала. Материалы и методики исследования Материалом для данной работы послужили образцы грибов, собранные в полевые сезоны 2009-2010 и 2012-2015 гг. в северной части западного макросклона Приполярного Урала, на территории национального парка «Югыд ва» (Республика Коми). Большая часть сборов выполнена в бассейне верхнего течения р. Кожим на хребтах: Обеиз, Западные Саледы, Малды-нырд, Росомаха. Исследованиями охвачены все растительные сообщества и высотные пояса, представленные на данной территории. Приполярный Урал - наиболее возвышенная и широкая часть древних Уральских гор, простирающаяся от истоков р. Хулга на севере (65° 40' с.ш.) до г. Тельпосиз на юге (64° с.ш.). Климат района исследований резко континентальный, с длительной суровой зимой и коротким прохладным летом. Активный вегетационный период составляет 40-50 дней. Среднегодовая температура воздуха варьирует от -3 до -7°С, количество осадков колеблется от 500 до 800 (1 000) мм, большая часть которых приходится на май-октябрь [6]. Рассматриваемая территория располагается в подзоне северной тайги. Согласно ботанико-географическому районированию относится к Урало-Западносибирской провинции Евразиатской таежной области [7]. В горных ландшафтах изменение характера растительности происходит по высотному градиенту. На Приполярном Урале предложено выделять горно-лесной (до высот 450-500 м), подгольцовый (500-550 м), горно-тундровый (от 550 до 800-850 м) пояса и пояс холодных гольцовых пустынь (выше 850 м) [8]. Горно-лесной пояс начинается с еловых, из ели сибирской (Picea obo-vata), и березово-еловых лесов, с подъемом в горы они замещаются лиственничными лесами из лиственницы сибирской (Larix sibirica), а еще выше - лиственничными редколесьями. Лесная растительность горных долин и ложбин стока более разнообразна. Здесь формируются травянистые типы ельников с пихтой (Abies sibirica) и лиственничников, чередующиеся с участками горных лугов. В травостое таких сообществ присутствуют аконит (Aconitum septentrionale), чемерица (Veratrum lobelianum), из злаков - вей-ник пурпурный (Calamagrostis purpureus). Наличие сомкнутого яруса трав подавляет развитие мохового покрова. На сухих склонах доминируют луговик извилистый (Avenella flexuosa), овсяница овечья (Festuca ovina). Выше границы леса располагается полоса кустарников. Она состоит из нескольких видов ив - филиколистной (Salix phylicifolia), лапландской (S. lapponum), серой (S. glauca), карликовой березки (Betula nana), можжевельника сибирского (Juniperus sibirica), ольхи кустарниковой (Duschekia fruticosa) [9]. Участки горных кустарничково-моховых и мохово-лишайниковых тундр появляются уже среди горно-лесных редколесий [10]. Их площади увеличиваются по мере нарастания высоты гор. Растительный покров кустарничко-во-моховых тундр включает багульник (Ledumpalustre), голубику (Vaccinium uliginosum), чернику (Vaccinium myrtillus), бруснику (Vaccinium vitis-idaea), карликовые ивы (Salix polaris, S. reticulata), карликовую березку (Betula nana). Из трав наиболее обычны осока арктосибирская (Carex arctisibirica), овсяница овечья (Festuca ovina), луговик извилистый (Avenella flexuosa), виды ожик (Luzula), ситников (Juncus), морошка (Rubus chamaemorus). Моховой покров состоит из Pleurozium schreberi, Hylocomium splendens, видов Polytrichum, которые при нарастании влажности субстрата замещаются сфагновыми мхами (Sphagnum). В мохово-лишайниковых горных тундрах, кроме мхов, значительную ценотическую роль играют лишайники родов Cladina, Cladonia, Cetraria, Alectoria, Peltigera. На перевалах и плоских вершинах встречаются фрагменты осоково-моховых с Carex arctisibirica и дри-адовых с дриадой восьмилепестной (Dryas octopetala) тундр, мелкотравные луговины [9]. В работе использовался наиболее распространенный в микологии маршрутный метод. Материал гербаризировали по стандартной методике [11, 12]. Идентификацию образцов осуществляли в отделе флоры и растительности Севера, Института биологии Коми НЦ УрО РАН. Микроскопирование кар-пофоров проводили с использованием традиционных реактивов (КОН 5%, реактив Мельцера для определения амилоидной и декстриноидной реакции). Изученные образцы хранятся в гербарии Института биологии Коми НЦ УрО РАН (SYKO). Таксоны расположены по системе, принятой в 10-м издании «Словаря грибов Айнсворта и Бисби» [13], за исключением рода Panaeolus, который рассматривается в семействе Psathyrellaceae. Авторские знаки даны в соответствии с рекомендациями сводки «Авторы названий грибов» [14]. При анализе трофической структуры микобиоты использована шкала трофических групп, предложенная М.В. Столярской и А.Е. Коваленко [15], с небольшими дополнениями. Принадлежность видов к трофической группе указана в соответствии с литературными источниками и наблюдениями автора. Результаты исследования и обсуждение В горных тундрах Приполярного Урала выявлено 139 видов и внутривидовых таксонов агарикоидных базидиомицетов, относящихся к 35 родам, 17 семействам и трем порядкам (табл. 1). Т а б л и ц а 1 [Table 1] Распределение агарикоидных базидиомицетов горных тундр Приполярного Урала по порядкам, семействам и родам [Distribution of agaricoid basidiomycetes of mountain tundras of the Subpolar Urals within the orders, families and genera] Порядок (число родов/видов) [Order (Number of genera/ species)] Семейство (число родов/видов) [Family (Number of genera/species)] Род (число видов) [Genus (number of species)] Agaricales (29/103) Agaricaceae (2/2) Cystoderma (1), Cystodermella (1) Amanitaceae (1/3) Amanita (3) Cortinariaceae (1/14) Cortinarius (14) Entolomataceae (1/7) Entoloma (7) Hydnangiaceae (1/3) Laccaria (3) Hygrophoraceae (3/6) Ampulloclitocybe (1), Hygrocybe (2), Lichenomphalia (3) Inocybaceae(1/15) Inocybe (15) Lyophyllaceae (1/1) Tephrocybe (1) Marasmiaceae (1/7) Gymnopus (7) Mycenaceae (3/9) Mycena (7), Roridomyces (1), Xeromphalina (1) Psathyrellaceae (2/2) Panaeolus (1), Psathyrella (1) Strophariaceae (6/22) Agrocybe (2), Galerina (13), Hebeloma (1), Hypholoma (3), Phaeogalera (1), Psilocybe (2) Tricholomataceae (6/12) Arrhenia (4), Cantharellula (1), Clitocybe (2), Infundibulicybe (3), Lepista (1), Omphaliaster (1) Boletales (4/8) Boletaceae (2/6) Leccinum (5), Xerocomus (1) Paxillaceae (1/1) Paxillus (1) Suillaceae (1/1) Suillus (1) Russulales (2/28) Russulaceae (2/28) Lactarius (16), Russula (12) 3 порядка [3 orders] 17 семейств [17 families] 35 родов, 139 видов [35 genera, 139 species] Ведущими семействами являются Russulaceae (20,1% от общего видового разнообразия), Strophariaceae (15,8%), Inocybaceae (10,8%), Cortinariaceae (10,1%), Tricholomataceae (8,6%), Mycenaceae (6,5%), Entolomataceae и Ma-rasmiaceae (по 5%) (табл. 2), что характерно для всей лесной зоны Голаркти-ки. На первые три семейства приходится 46,8%, тогда как в лесном поясе 36,6%, т.е. с высотой доля трех ведущих семейств в биоте увеличивается. Подобная закономерность отмечена и при продвижении с юга на север [5, 16, 17]. По сравнению с горно-лесным поясом Приполярного Урала в горных тундрах увеличивается роль семейства Inocybaceae, представленного одним родом - Inocybe (см. табл. 2). Ведущее положение рода Inocybe в родовом спектре характерно и для равнинных тундр [18]. Снижается разнообразие семейства Tricholomataceae, большинство представителей которого предпочитают лесные местообитания (см. табл. 2). Т а б л и ц а 2 [Table 2] Ведущие по числу видов семейства в биоте агарикоидных базидиомицетов Приполярного Урала [Leading families in the biota of agaricoid basidiomycetes of the Subpolar Urals] Горные тундры Горные леса Семейство [Mountain tundras] [Mountain forests] [Family] Ранг Число видов Ранг Число видов [Rank] [Number of species] [Rank] [Number of species] Russulaceae 1 28 3 24 Strophariaceae 2 22 1 37 Inocybaceae 3 15 6 18 Cortinariaceae 4 14 5 20 Tricholomataceae 5 12 2 25 Mycenaceae 6 9 4 21 Entolomataceae 7-8 7 8-9 10 Marasmiaceae 7-8 7 8-9 10 Boletaceae 9-10 6 11-13 6 Hygrophoraceae 9-10 6 7 13 Ведущими родами по числу видов являются Lactarius (11,5% от общего числа видов), Inocybe (10,8%), Cortinarius (10,1%), Galerina (9,4%), Russula (8,6%), Entoloma, Gymnopus, Mycena (по 5%) (табл. 3). Эти роды включают 91 вид, или 65% всего видового состава. Остальные 27 родов имеют невысокое видовое богатство, причем 16 - являются одновидовыми (46% всех родов). В горных тундрах Приполярного Урала род Lactarius выходит на первое место, тогда как в горных лесах занимает второе-третье, а в микобиотах таежной зоны обычно не поднимается выше четвертого места. Лидирующая позиция рода Lactarius характерна для арктических и альпийских местообитаний [19, 20]. Помимо этого, заметно увеличивается роль и таких родов, как Inocybe, Galerina и Russula. Высокое видовое разнообразие родов Inocybe и Galerina типично для равнинных и горных тундр [18]. В то же время в горно-тундровом поясе значительно снижается разнообразие рода Mycena, тогда как в лесах его представители занимают лидирующие позиции (см. табл. 3) [5, 17]. В горных тундрах Приполярного Урала выявлено три вида, новых для территории России (Cortinarius durus P.D. Orton, Inocybe argenteolutea Vauras, I. subhirsuta Ktihner). Часть видов, отмеченных в районе исследования, редко встречаются на территории России и представлены несколькими находками: Lactarius brunneoviolaceus M.P. Christ., Hygrocybe cinerella (Ktihner) Arnolds, Omphaliaster borealis (M. Lange et Skifte) Lamoure, Cortinarius minutalis Lamour, C. septentrionalis Bendiksen, K. Bendiksen. et Brandrud, Entoloma alpicola (J. Favre) Noordel., E. bipelle Noordel. et T. Borgen. Т а б л и ц а 3 [Table 3] Ведущие по числу видов роды агарикоидных базидиомицетов Приполярного Урала [Leading genera in the biota of agaricoid basidiomycetes of the Subpolar Urals] Род Горные тундры [Mountain tundras] Горные леса [Mountain forests] [Genus] Ранг Число видов Ранг Число видов [Rank] [Number of species] [Rank] [Number of species] Lactarius 1 16 2-3 18 Inocybe 2 15 4 12 Cortinarius 3 14 1 19 Galerina 4 13 6 9 Russula 5 12 9-11 6 Entoloma 6-8 7 5 10 Gymnopus 6-8 7 9-11 6 Mycena 6-8 7 2-3 18 Leccinum 9 5 15-20 4 Arrhenia 10 4 15-20 4 Субстрат - важнейший фактор в жизни шляпочных грибов, поскольку они как гетеротрофные организмы получают из него все необходимые питательные вещества. По типу и источнику питания выявленные агарикоид-ные базидиомицеты могут быть разделены на восемь групп: симбиотрофы (микоризообразователи), сапротрофы на опаде, на подстилке, на гумусе, на древесине (ксилотрофы), на мхах (бриотрофы), лихенизированные грибы, паразиты и копротрофы (рис. 1). При этом около 5% видов могут питаться за счет двух и более субстратов, такие виды включены одновременно в разные трофические группы. Микоризообразователи лидируют почти во всех голарктических микоби-отах, но особенно велика их роль в тундровой зоне равнины и гор, где они преобладают или занимают равные позиции с сапротрофами [4, 21]. Так, в субарктических тундрах на долю микоризообразователей приходится 50% [21], в горных тундрах Полярного Урала - 58% [4], Алтае-Саянской горной области - 56% [3]. В анализируемой микобиоте на их долю приходится 50% от общего видового разнообразия (73 вида). В горных лесах Приполярного Урала микоризообразователи составляют 40% (см. рис. 1). То есть с подъемом в горы доля микоризообразователей увеличивается. Подобная закономерность наблюдается и при движении с юга на север: доля участия микори-зообразователей в сложении микобиоты растет. В тундровых сообществах они выполняют исключительно важную функцию. Симбиоз грибов с низкими кустарниками и кустарничками позволяет последним с помощью эк-тотрофной микоризы получать элементы минерального питания, почти отсутствующие в почвенном растворе и поглощающем комплексе тундровых почв [4]. Большинство представителей данной группы относится к семействам Russulaceae (28 видов), Inocybaceae (15), Cortinariaceae (14) и родам Lactarius (16), Inocybe (15), Cortinarius (14) и Russula (12). Широта специализации у симбиотрофных грибов различна. Так, мико-ризообразователи с лиственными породами представлены в горных тундрах Приполярного Урала 44 видами, не специализированы в отношении симбио-трофа 28 видов грибов. Особенностью микобиоты тундр является практически полное отсутствие видов, связанных симбиотическими отношениями с хвойными породами, так как они редко заходят в горные тундры, встречаются лишь одиночные угнетенные ели и лиственницы. Из микоризообразовате-лей хвойных пород в горных тундрах Приполярного Урала отмечен только Suillus clintonianus (Peck) Kuntze, собранный под небольшой лиственницей. Mr St М Ни Lh Fd Р Е Le ■ Горные тундры □ Горные леса [Mountain tundras] [Mountain forests] Рис. 1. Распределение агарикоидных базидиомицетов Приполярного Урала по трофическим группам: Mr - микоризообразователи, St - подстилочные сапротрофы, M - бриотрофы, Hu - гумусовые сапротрофы, Lh - лихенизированные симбиотрофы, Fd - сапротрофы на опаде, P - факультативные паразиты, E - копротрофы, Le - ксилотрофы. * - в случае принадлежности вида к двум трофическим группам он учитывался при подсчетах дважды [Fig. 1. Distribution of agaricoid basidiomycetes of the Subpolar Urals within trophic groups. On the X axis - Trophic groups, on the Y axis - Proportion of species, %. Mr - Mycorrhizal fungi, St - Saprotrophic on litter, M - Saprotrophic on bryophytes, Hu - Saprotrophic on humus, Lh - Lichenicolous fungi, Fd - Saprotrophic on leafs, P - Facultative parasites, E - Saprotrophic on dung, Le - Saprotrophic on wood. *In case if a species belongs to two trophic groups it is double counted] Большая часть микоризообразователей встречается только в нижней части тундрового пояса и характерна для кустарниковых тундр. В горные тундры эти виды заходят из лежащих ниже по склону лесов и редколесий. Как правило, это бореальные виды с широкой экологической амплитудой, способные менять своих партнеров по симбиозу. Эта группа представлена 28 видами: Cortinarius argentatus (Pers.) Fr., C. caperatus (Pers.) Fr., C. croceus (Schaeff.) Gray, Laccaria laccata (Scop.) Cooke, Inocybe lacera (Fr.) P. Kumm., I. napipes J. E. Lange, I. rimosa (Bull.) P. Kumm., Paxillus involutus (Batsch) Fr., Lactarius rufus (Scop.) Fr., Russula clavipes Velen., R. puellaris Fr. и др. Кроме того, в кустарниковые тундры заходят и узкоспециализированные симбионты березы, способные в тундрах образовывать микоризу с карликовой березкой. Это такие виды, как Leccinum scabrum (Bull.) Gray, L. variicolor Watling, L. versipelle (Fr. et Hok) Snell, Lactarius fuliginosus (Fr.) Fr., L. glyciosmus (Fr.) Fr., L. vietus (Fr.) Fr., Russula aeruginea Lindblad, R. claroflava Grove и др. Вторая группа микоризных грибов представлена гипоарктоальпийски-ми и арктоальпийскими видами, больше тяготеет к пятнистым кустарнич-ково-мохово-лишайниковым и дриадовым тундрам, расположенным выше по склону. Эти грибы образуют микоризу с карликовой березкой, различными видами ив и дриадой: Cortinarius alpinus Boud., C. durus, C. minutalis, C. polaris Hoil., C. septentrionalis, Entoloma alpicola, Laccaria pumila Fayod, Inocybe acuta Boud., I. agardhii (N. Lund) P.D. Orton, I. dulcamara (Alb. et Sch-wein.) P. Kumm., I. giacomi J. Favre, I. salicis-herbaceae Ktihner, I. subhirsuta, Lactarius brunneoviolaceus, L. dryadophilus Ktihner, L. pseudouvidus Ktihner, L. torminosulus Knudsen et T. Borgen, Leccinum rotundifoliae (Singer) A.H. Sm., Thiers et Watling, Russulapascua (F.H. Moller et Jul. Schaff.) Ktihner и др. На долю грибов с сапротрофным типом питания приходится 50% от общего видового разнообразия. Среди них преобладают подстилочные сапротро-фы. К ним относится 27 видов (19%). В горных лесах Приполярного Урала их доля немного меньше (17%) (см. рис. 1). В основном это широко распространенные бореальные виды, заходящие в горно-тундровый пояс из лесов и редколесий (Cystodermella adnatifolia (Peck) Harmaja, Entoloma cetratum (Fr.) M.M. Moser, Ampulloclitocybe clavipes (Pers.) Redhead, Lutzoni, Moncalvo et Vilgalys, Gymnopus confluens (Pers.) Antonm, Halling et Noordel., G. dryophilus (Bull.) Murrill, Mycena filopes (Bull.) P. Kumm., M. galopus (Pers.) P. Kumm., M. pura (Pers.) P. Kumm., Cantharellula umbonata (J.F. Gmel.) Singer, Clitocybe gibba (Pers.) P. Kumm. и др.). Только в тундровых местообитаниях из представителей этой группы отмечены Gymnopus alpinus (Vilgalys et O.K. Mill.) Antonm et Noordel., Infundibulicybe dryadum (Bon) Harmaja, Omphaliaster borealis. К группе бриотрофов - грибов, участвующих в разложении отмерших частей зеленых и сфагновых мхов, относится 22 вида (15% от общего видового разнообразия). Доля их заметно увеличивается с подъемом в горы (см. рис. 1). Высокое видовое разнообразие бриотрофов характерно и для равнинных тундр. Практически все виды этой группы относятся к семейству Strophariaceae (16 видов) и роду Galerina (12). Типичными представителями данной группы являются Tephrocybe palustris (Peck) Donk, Galerinapaludosa (Fr.) Ktihner, G. pumila (Pers.) M. Lange, G. vittiformis (Fr.) Singer, Hypholoma elongatum (Pers.) Ricken, H. polytrichi (Fr.) Ricken, Phaeogalera stagnina (Fr.) Pegler et T.W.K. Young, Arrheniaphilonotis (Lasch) Redhead, Lutzoni, Moncalvo et Vilgalys, A. sphagnicola (Berk.) Redhead, Lutzoni, Moncalvo et Vilgalys и др. Эти виды обычны и для равнинных болот и заболоченных лесов. К аркто-альпийцам из группы бриотрофов относятся только Galerina arctica (Singer) Nezdojm., G. pseudomycenopsis Pilat. и G. pumila var. subalpina A.H. Sm. Гумусовые сапротрофы представлены 14 видами (10%), их разнообразие заметно снижается с высотой (см. рис. 1). Среди представителей данной группы отмечены такие виды, как Entoloma conferendum (Britzelm.) Noordel., E. pallescens (P. Karst.) Noordel., Hygrocybe substrangulata (Peck) P.D. Orton et Watling, Agrocybepaludosa (J.E. Lange) Ktihner et Romagn. ex Bon, A. prae-cox (Pers.) Fayod и др. Гумусовые сапротрофы предпочитают луговинные тундры. Практически все эти виды встречаются и в лесном поясе. Только тундровые, альпийские местообитания предпочитают Hygrocybe cinerella, Entoloma bipelle, Infundibulicybe lapponica (Harmaja) Harmaja и Lepista multiformis (Romell) Gulden. Остальные группы (ксилотрофы, лихенизированные грибы, паразиты, сапротрофы на опаде и копротрофы) представлены небольшим числом видов. Обычны и часто встречаются в тундрах представители группы лихе-низированных грибов - Lichenomphalia alpina (Britzelm.) Redhead, Lutzoni, Moncalvo et Vilgalys, L. hudsoniana (H.S. Jenn.) Redhead, Lutzoni, Moncalvo et Vilgalys, L. umbellifera (L.) Redhead, Lutzoni, Moncalvo et Vilgalys. К паразитам относятся два вида, паразитирующие на мхах. Psilocybe chionophila Lamoure растет на мхах из рода Polytrichum, Arrhenia lobata (Pers.) Redhead -на мхах родов Drepanocladum и Calliergon. Сапротрофы на опаде представлены двумя видами - Gymnopus androsaceus (L.) J.L. Mata et R.H. Petersen и G. terginus (Fr.) Antonin et Noordel. Из группы дереворазрушающих грибов в тундрах отмечен только один вид - Mycena rubromarginata (Fr.) P. Kumm. Этот вид собран в нижней части горно-тундрового пояса на опавшей ветке рябины. Отсутствие дереворазрушающих грибов на тундровых кустарниках и кустарничках отмечали многие исследователи. По мнению Б.П. Василь-кова [22], это связано с недостаточной толщиной стволов этих видов и как следствие скудностью субстрата. Один вид Panaeolus semiovatus (Sowerby) S. Lundell et Nannf. собран в горной тундре на конском навозе и относится к группе копротрофов. Распределены агарикоидные базидиомицеты по горно-тундровому поясу неравномерно. Так, наибольшее их разнообразие отмечено в его нижней части. Здесь встречаются типично бореальные виды, которые заходят сюда из горно-лесного пояса и горных редколесий. Из 139 видов, отмеченных в тундрах, 94 вида (68% от общего видового разнообразия) встречаются и в лесном поясе. С высотой происходит постепенное обеднение видового состава, но в то же время появляются арктоальпийские виды, предпочитающие кустарничковые и дриадовые тундры. Только в горно-тундровом поясе Приполярного Урала выявлено 45 видов. К арктоальпийским видам, определяющим своеобразие и специфику горных тундр Приполярного Урала, относится 35 видов (25% общего видового разнообразия горных тундр): Amanita nivalis Grev., Cortinarius alpinus, C. durus, C. fennoscandicus Bendiksen, K. Bendiksen et Brandrud, C. minutalis, C. norvegicus H0il., C. polaris, C. sep-tentrionalis, Entoloma alpicola, E. bipelle, Hygrocybe cinerella, Lichenomphalia alpina, L. hudsoniana, Inocybe argenteolutea, I. giacomi J. Favre, I. salicis-her-baceae, I. subhirsuta, Mycena epipterygia var. badiceps M. Lange, Galerina arc-tica, G. pseudomycenopsis, G. pumila var. subalpina, Psilocybe chionophila, Ar-rhenia lobata, Gymnopus alpinus, Infundibulicybe dryadum, I. lapponica, Lepista multiformis, Leccinum rotundifoliae, Lactarius brunneoviolaceus, L. dryadophi-lus, L. pseudouvidus, L. salicis-reticulatae Ktihner, L. torminosulus, Russula nana Killerm., R. pascua. Заключение В результате многолетних исследований в горных тундрах Приполярного Урала выявлено 139 видов и внутривидовых таксонов агарикоидных базидиомицетов. В таксономическом спектре микобиоты горных тундр лидируют семейства Russulaceae, Strophariaceae, Inocybaceae и рода Lactarius, Inocybe, Cortinarius. По сравнению с горно-лесным поясом Приполярного Урала в горных тундрах увеличивается роль семейства Inocybaceae, родов Lactarius, Inocybe, Galerina, в то же время снижается разнообразие семейства Tricholomataceae и рода Mycena. В трофической структуре горных тундр увеличивается роль микоризообразователей и бриотрофов, а разнообразие ксилотрофов и гумусовых сапротрофов снижается. Наибольшее видовое разнообразие агариковых грибов отмечено в нижней части горнотундрового пояса Приполярного Урала, с высотой происходит постепенное обеднение видового состава и появление арктоальпийских видов. Полученные сведения вносят значительный вклад в познание разнообразия агарикоидных базидиомицетов горных тундр, сведения о которых на территории России до сих пор недостаточны и фрагментарны.

Ключевые слова

Ural, arctic-alpine species, mountain-forest belt, mountain-tundra belt, agaricoid basidiomycetes, mycobiota, Урал, аркто-альпийские виды, горно-лесной пояс, горнотундровый пояс, агарикоидные базидиоицеты, микобиота

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Паламарчук Марина АнатольевнаИнститут биологии Коми НЦ УрО РАНканд. биол. наук, н.с. лаборатории геоботаники и сравнительной флористики, отдела флоры и растительности Севераpalamarchuk@ib.komisc.ru
Всего: 1

Ссылки

Васильков Б.П. Ксилофильные грибы восточноевропейской и западносибирской лесотундры // Ботанический журнал. 1966. Т. 51, № 5. С. 660-669.
Cripps C.L., Barge E. Notes on the genus Lactarius from the Rocky Mountain alpine zone in regard to Finnish arctic-alpine species // Karstenia. 2013. № 53(1). P. 29-37.
Нездойминого Э.Л. Шляпочные грибы российской Арктики // Микология и фитопатология. 1997. Т. 31, вып. 3. С. 47-53.
Geml J., Laursen G.A., Timling I., Mcfarland J.M., Booth M.G., Lennon N., Nusbaum C., Taylor D.L. Molecular phylogenetic biodiversity assessment of arctic and boreal Lactarius Pers. (Russulales; Basidiomycota) in Alaska, based on soil and sporocarp DNA // Molecular Ecology. 2009. № 18. P. 2213-2227.
Нездойминого Э.Л. Макромицеты дельты реки Лены // Микология и фитопатология. 2003. Т. 37, вып. 2. С. 22-26.
Морозова О.В. Таксономический и географический анализ агарикоидных базидиомицетов Ленинградской области // Микология и фитопатология. 2002. Т. 36, вып. 5. С. 42-50.
Столярская М.В. Агарикоидные базидиомицеты Нижнесвирского заповедника : дис.. канд. биол. наук. СПб. : Ботанический институт им. В.Л. Комарова, 1998. 200 с.
Столярская М.В., Коваленко А.Е. Грибы Нижнесвирского заповедника. Вып. 1: Макромицеты (преимущественно агарикоидные базидиомицеты): Аннотированные списки видов. СПб. : Ботанический институт им. В.Л. Комарова, 1996. 59 с.
Kirk P.M., Cannon P.F., Minter D.W., Stalpers J.A. Ainsworth and Bisby's Dictionary of the Fungi. 10th edition. Wallingford : CAB International, 2008. 771 p.
Kirk P.M., Ansell A.E. Authors of Fungal Names. Wallingford : CAB International, 1992. 95 p.
Гербарное дело: справочное руководство. Рус. изд. / пер. с англ. Е.Ю. Еремеевой, Д.В. Гельтмана, И.В. Соколовой ; под ред. Д.В. Гельтмана. Кью : Королевский ботанический сад, 1995. 341 с.
Бондарцев А.С., Зингер Р.А. Руководство по сбору высших базидиальных грибов для научного их изучения // Тр. Бот. ин-та. им. В.Л. Комарова АН СССР. Сер. 2. 1950. Вып. 6. С. 499-572.
Непомилуева Н.И., Лащенкова А.Н. Охрана флоры и растительности природного парка Коми АССР // Растительный мир охраняемых территорий. Рига : Зинанте, 1978. С. 43-46.
Мартыненко В.А., Дегтева С.В. Конспект флоры природного национального парка «Югыд-Ва» (Республика Коми). Екатеринбург : УрО РАН, 2003. 93 с.
Горчаковский П.Л. Растительный мир высокогорного Урала. М. : Наука, 1975. 282 с.
Атлас Республики Коми по климату и гидрологии. М. : ДиК, Дрофа, 1997. 116 с.
Исаченко Т.И., Лавренко Е.М.Ботанико-географическое районирование // Растительность европейской части СССР. Л. : Наука, 1980. С. 10-22.
Паламарчук М.А. Агарикоидные базидиомицеты Печоро-Илычского заповедника (Северный Урал). Сыктывкар : Институт биологии Коми НЦ УрО РАН, 2012. 152 с.
Нездойминого Э.Л. Базидиальные макромицеты в горных тундрах Полярного Урала // Микология и фитопатология. 2001. Т. 35, вып. 2. С. 26-29.
Горбунова И.А. Биота агарикоидных и гастероидных базидиомицетов дриадовых тундр Алтае-Саянской горной области (Южная Сибирь) // Сибирский экологический журнал. 2014. Т. 21, № 1. С. 53-60.
Каратыгин И.В., Нездойминого Э.Л., Новожилов Ю.К., Журбенко М.П. Грибы Российской Арктики. СПб. : Изд-во Санкт-Петербургской гос. хим-фарм. академии, 1999. 212 с.
Михайловский Л.В. Макромицеты ерниково-вересковой тундры в долинах озер Большого и Малого Вудъявров Хибинского горного массива // Микология и фитопатология. 1975. Т. 9, вып. 4. С. 293-298.
 Таксономическая и трофическая структуры биоты агарикоидных базидиомицетов горных тундр Приполярного Урала | Вестн. Том. гос. ун-та. Биология. 2016. № 3 (35).

Таксономическая и трофическая структуры биоты агарикоидных базидиомицетов горных тундр Приполярного Урала | Вестн. Том. гос. ун-та. Биология. 2016. № 3 (35).