Сравнительная оценка биологической активности почв верхней дельты р. Селенга по содержанию ферментов | Вестн. Том. гос. ун-та. Биология. 2018. № 42. DOI: 10.17223/19988591/42/1

Сравнительная оценка биологической активности почв верхней дельты р. Селенга по содержанию ферментов

Почвы верхней дельты р. Селенга формируются в засушливых условиях и испытывают значительную пастбищную нагрузку, что негативно сказывается на их способности выполнять экосистемные функции. Цель исследования -оценить биологическую активность почв дельты, развивающихся в условиях климатических и антропогенных стрессов. В качестве индикаторов степени биологической активности выбраны ферменты каталаза, протеаза и уреаза. Показано, что в период максимального прогревания в почвах всех биотопов наиболее высокое содержание имеет протеаза. Установлено, что для гумусовых горизонтов всех исследованных почв характерно высокое содержание каталазы, а в погребенных гумусовых горизонтах и песчаном аллювии (гор. С) - среднее. По содержаниюуреазы почвы характеризуются слабой биологической активностью. Выявлено повышение биологической активности в почвах биотопов, где имело место поступление свежего растительного опада по причине засушливыхусловий, а в центральной пойме ещё и отходов жизнедеятельности крупнорогатого скота. Почвы понижений в центральной пойме более увлажнены, имеют более высокое содержание гумуса и физической глины, чем почвы островов, поэтому биологическая активность у них выше (PU<0,05).

A comparative assessment of the biological activity of soils in the Selenga river upper delta according to the content o.pdf Введение Дельта р. Селенга (далее - дельта) представляет собой во всех отношениях уникальное природное образование. Это - единственная в мире пресноводная дельтовая экосистема площадью более 1 тыс. км2, включенная в список особо охраняемых природных объектов Рамсарской конвенции о водно-болотных угодьях [1]. Существенна роль современной дельты этой реки - главного притока уникального оз. Байкал как естественного природного фильтра. Сам же Байкал внесен в Список мирового природного наследия ЮНЕСКО в 1996 г. Отсюда актуальность рассматриваемой темы исследования предопределена значимостью данных природных объектов. В целом для дельты характерен полузасушливый с умеренно теплым летом и умеренно малоснежной зимой тип климата. Причинами временного избыточного увлажнения почв здесь являются близко расположенные грунтовые воды и режим ежегодного затопления всей дельты в многоводный период. Почвенный покров верхней дельты лучше прогревается в вегетационный сезон по сравнению с остальными частями дельты вследствие относительной приподнятости рельефа местности и отдаленности от холодного водоема оз. Байкал [2]. Кроме того, растительный покров биотопов ее центральной поймы подвержен влиянию неконтролируемого пастбищного использования, отразившегося на гумусном состоянии почв [3]. Год исследований для региона характеризовался засушливым летом по причине относительной маловодности и высокой температуры воздуха в Забайкалье [4]. Изменение климата региона в сторону потепления происходит «волнообразно» [5], поэтому можно предположить, что погодные условия года исследований могут стать в будущем климатической нормой. Примеры использования показателя ферментативной активности (ФА) почв отражены во многих публикациях. Так, в работе S. Marinari et al. [6] ФА является одним из эффективных показателей изменения биохимических свойств пойменных почв при повторяющихся вторжениях соленой озерной воды в районе Равенны (Италия). Есть примеры использования этого показателя для оценки воздействия тяжелых металлов на аллювиальные почвы долины р. Висла (Польша) [7]. В последней из названных работ показано, что максимальная ФА присуща для поверхностных слоев (0-10 см) почв по сравнению с нижележащими горизонтами профилей. Применительно к альпийской пойме показано, что гидрологический режим оказывает более существенное влияние на активность ферментов, чем на функционирование микроорганизмов [8]. При исследовании изменения ФА почв дельты р. Желтая (или Хуанхэ, КНР) под влиянием засоления и различных доз свинца (Pb) показано нижеследующее. В почвах с повышением степени солености выявлено уменьшение количества ферментов (каталазы, уреазы). Повышение солености почвы приводило к большей токсичности при влиянии Pb [9]. Биохимические показатели почв, в том числе ФА по каталазе и уреазе, успешно применены для оценки качества влияния четырех видов мелиорантов на засоленные почвы дельты р. Желтая с целью использования этих почв в сельском хозяйстве [10]. Уреазная активность почв использовалась с целью оценки скорости минерализации органического азота в соленых почвах дельты этой реки при использовании в качестве мелиоранта биоугля [11]. Для этих почв показано, что на активность ферментов влияют соленость почвы и микробный состав сообщества. Активность каталазы, протеазы и уреазы в почве сообщества с доминированием тамарикса (Tamarix chinensis Lour.) значительно выше, чем в растительных сообществах с иными доминантами - сведы (Suaeda salsa (L.) Pall.) и тростника (Phragmites australis (Cav.) Trin. ex Steud) [12]. В почвах современной дельты (выдвижения) р. Селенга ранее исследовалась ФА почв [13, 14]. Наряду с дерновой лесной и луговой почвами исследовалась ФА аллювиальной пойменно-луговой и лугово-болотной почв в краевой юго-восточной придельтовой части р. Селенга, хотя в названиях звучит выражение «Selenga river delta» [15, 16]. Авторами работ установлена средняя степень ФА почв по обогащенности их каталазой и уреазой, судя по их численным значениям. Существует необходимость тщательного исследования почвенного покрова дельты по состоянию на данный период времени в связи с прогнозом уменьшения речного стока, которое может быть обусловлено строительством трех ГЭС в Монголии: на р. Селенга и двух ее основных притоках - Эгийн-гол и Орхон [17]. Например, после завершения строительства плотины на р. Сенегал в 1988 г. изменение гидрологического режима реки в сторону иссушения привело к гиперзасолению нижнего лимана [18]. Цель данной работы - исследование биологической активности почв (по содержанию ферментов) островов (о-вов) верхней дельты и центральной поймы (ц. п.) р. Селенга. Материалы и методики исследования Материалом для исследований служили образцы почв, отобранные из верхних наиболее биологически активных генетических гумусовых горизонтов в конце второй декады августа 2005 г. в период максимального прогревания почвенного покрова дельты. Объекты исследований - аллювиальные почвы островов и верхней дельты Селенги вблизи с. Мурзино Кабанского района Республики Бурятия. Закладку почвенных разрезов и морфологический анализ профиля осуществляли согласно методическим рекомендациям Б.Г. Розанова [19]. Наименования почв приведены по [20]. Наименования по классификации почв СССР [21] представлены при первом упоминании в табл. 1. По WRB эти почвы относятся к флювисолям (Fluvisols) [22]. Всего заложено 8 почвенных разрезов - разрезы с 1-05 по 5-05 (июль 2005 г.) на островах и с 6-05 по 8-05 (август 2005 г.) в центральной пойме (рис. 1). Морфологические описания почвенных разрезов, результаты с данными физических и агрохимических свойств изложены в монографии [13] и в статьях [23, 24]. В данных работах показано преимущественное распространение здесь типа аллювиальной гумусовой (дерновой) почвы и слоисто-аллювиальной гумусовой почвы. Учитывая вышеизложенные обстоятельства, в данной статье даются обобщенные формулы морфологического строения профилей почв по субстантивно-генетической классификации [20]. Наименования исследованных почв представлены в заглавной таблице. Ландшаф-тно-экологические особенности биотопов описаны в работе [13]. Рис. 1. Местоположения почвенных разрезов в верхней дельте р. Селенга. Космический снимок взят из Google maps [Fig. 1. Locations of soil profiles in the upper delta of the Selenga river. Photo was taken from Googlemaps] Краткая характеристика биотопов островов. Разр. 1-05 заложен на ключевом участке в 800 м выше по течению от с. Мурзино на острове с местным названием Свинячий (52°10'30''N и 106°29'E), в 6 м от берега реки на прирусловом валу. От уреза воды берег поднимается на 2 м. Растительность представлена осоково-разнотравным сообществом. Присутствует осока дву-окрашенная (Carex dichroa (Freyn) V. Krecz.), произрастающая на сырых и болотистых лугах, по берегам рек и озер [25]. В разнотравье представлено 10 видов. Высота травостоя до 70 см. Проективное покрытие 100%. Используется как сенокос. Разр. 2-05 заложен на ключевом участке о-ва Митрошина в 3 км от с. Мурзино выше по течению реки (52°10'20''N и 106°30'E), на стыке основного русла Селенги со старицей, в 7 м от реки. Низкая пойма. Лугово-раз-нотравно-клеверное сообщество. Доминанта - клевер ползучий (Trifolium repens L.). В луговом разнотравье представлено 6 видов. Высота травостоя 15 см. Проективное покрытие 90%. Разр. 3-05 заложен на ключевом участке в 30 м от берега основного русла Селенги, на прирусловом валу старицы на о-ве Митрошина (52°10'30''N и 106°29'30"E). Под разнотравно-хвощово-осоковым растительным сообществом. Доминанта - осока двуокрашенная. Среди разнотравья присутствует 5 видов. Вокруг кустарник из сочетания смородины (Ribes sp. L.) и ивняка (Salix sp. L.), есть береза повислая (Betula pendula Roth). Высота травостоя до 40-50 см. Проективное покрытие 100%. Используется как сенокос. Разр. 4-05 (13.07.2005 г.) заложен недалеко от с. Мурзино, на правой стороне по течению основного русла Селенги на о-ве Жилище, примерно в 50 м от берега. Здесь прирусловой вал, образованный вслед за широким прирусловым понижением (52°11'20''N и 106°29'40''E). Относительно уровня реки участок возвышается примерно на 1,5 м. Растительность представлена мохово-хвощово-осоковым сообществом. Доминанта - осока безжилковая (C. enervis С.А. Meyer). Присутствует хвощ полевой (Equisetum arvense L.), высота травостоя 60 см. Проективное покрытие 90%. Разр. 5-05 (13.07.2005 г.) заложен на ключевом участке примерно в 500 м на северо-запад от разр. 4-05 на том же о-ве. Юго-восточная краевая часть засыхающего затона, соответственно место пониженное (52°11'20''N и 106°29'30''E). Преимущественно под тростниковой растительностью (Phragmites australis Gav.) с редким присутствием хвоща речного (E. fluviatile L.). Высота травостоя примерно до 200 см. Проективное покрытие 100%. Краткая характеристика местоположения биотопов центральной поймы. Разр. 6-05 (14.07.2005 г.) заложен на ключевом участке примерно в 1 км на восток от с. Мурзино (52°11'30''N и 106°29'E), на краю русла затона Селенги, зарегулированного дамбой, а ныне небольшого пруда, в понижении местности. Под разнотравно-осоковым растительным сообществом, сбитым в результате нерегулируемого выпаса крупнорогатого скота (КРС). Доминанта осока двуокрашенная. Среди разнотравья присутствуют: лапчатка бесстебельная (Potentilla acaulis L.), клевер ползучий, подорожник прижатый (Plantago depressa Schlecht.). Высота травостоя 20 см. Проективное покрытие 80%. Разр. 7-05 (21.08.2005 г.) заложен на ключевом участке в 200 м от искусственной дамбы восточнее с. Мурзино (52°11'28''N и 106°29'E). В ландшафте рядом преобладает кочкарник. Это ложе крупного старичного русла протоки Селенги. Местность низинная. Под разнотравно-осоковым растительным сообществом. Доминанта - осока двуокрашенная. В разнотравье - те же виды, что и в биотопе с разр. 6-05. Высота травостоя всего 10-15 см в связи с выпасом КРС. Проективное покрытие 80%. Имеет пастбищное значение. Разр. 8-05 (21.08.2005 г.) заложен на ключевом участке в 1,5 км на восток от с. Мурзино, возвышенным, примерно в 500 м от русла реки. С востока в 100 м - старичное русло, зарегулированное дамбой от современной протоки основного русла Селенги (52°11'20''N и 106°29'E). Здесь разнотравно-осоковое растительное сообщество, выбитое КРС. Доминанта - осока безжилковая, распространенная на низкотравных сырых лугах, чаще долинных, нередко засоленных [25]. Среди разнотравья - одуванчик лекарственный (Taraxacum officinale Wigg), лапчатка бесстебельная, подорожник прижатый. Высота травостоя примерно 10 см в связи с интенсивным выпасом КРС. Проективное покрытие примерно 70%. Температуру почвы измеряли коленчатыми термометрами Савинова. Весовым методом определяли полевую влажность почвенных образцов, высушивая их при 105°С. Эмиссию углекислоты определяли в лабораторных условиях газово-хроматографическим методом на хроматографе «CHROM-4» (ЧССР) с катарометром в качестве детектора. ФА почв исследовали по стандартным методикам, описанным в практическом руководстве К.Ш. Казеева и соавт. [26]. Согласно методикам использовались свежие воздушно-сухие почвенные образцы, очищенные от камней и растительных остатков и просеянные через сито с диаметром отверстий 1 мм с одинаковой навеской (1 г), при естественных значениях pH и при постоянной температуре 30°С, кроме каталазы - 20°С, активность которой определяется газометрически. Оценку степени обогащенности почв ферментами проводили по шкале Д.Г. Звягинцева, представленной в вышеназванном руководстве. БА почв по количеству выделения CO2 и содержанию ферментов определяли по шкале, представленной также в данном руководстве. Содержание водорастворимых фракций аммония и нитратов определяли по В.Б. Замятиной [27]; pH - потенциометрически; гранулометрический состав - с использованием 4%-ного пирофосфата натрия; углерод и гумус в почвенных образцах - по методу И.В. Тюрина, описанному Н.П. Бельчиковой [27]. Данные обработаны в StatSoft STATISTICA 5.0 и Microsoft Excel 2010. Результаты по содержанию ферментов представлены в виде средней арифметической с доверительными интервалами, повторность пятикратная. Статистически значимые различия выборок по исследуемым показателям сравнительно между почвами островов и центральной поймы оценивали по критерию U (Вилкоксона-Манна-Уитни) [28]. Результаты исследования и обсуждение Доминирующими растительными сообществами в исследованных биотопах являются разнотравно-хвощово-осоковые, мохово-хвощово-осоко-вые, осоково-разнотравные и лугово-разнотравно-клеверные. В целом биотопы ц.п. уступают биотопам о-вов по видовому разнообразию растений, по высоте травостоя и по проективному покрытию. Налицо влияние пастбищного использования участков ц.п. дельты. По содержанию каталазы исследованные горизонты почв почти всех биотопов имели высокую степень БА (пределы 10-30 см3 О2 за 1 мин на 1 г) по применяемой шкале (далее - шкала) (см. табл. 1). Исключение составили песчаный гор. С -g,@ (7-25,5 см) разр. 4-05 и гор. [AYg,@] (8-13,5 см) в разр. 7-05, в которых средняя степень БА по шкале. В первом случае почва по гранулометрическому составу - песок рыхлый, в котором содержание гумуса не определялось, во втором - супесь, с содержанием гумуса, подпадающим под градацию «малое» по шкале Д.С. Орлова и соавт. [29] (далее - шкала Орлова). Соответственно полевая влажность в первом случае минимальная, а во втором - значительно выше (табл. 2). Т а б л и ц а 1 [Table 1] Эмиссия CO2, ферментативная активность и содержание аммонийной и нитратной форм азота в аллювиальных почвах верхней дельты р. Селенга 20 августа 2005 г. [CO2 emission, enzyme activity and the content of ammonium and nitrate forms of nitrogen in alluvial soils of the Selenga river upper delta, 20 August 2005] Номер разреза, глубина взятия образца, см [Profile number, depth of sample taking, cm] Выделение СО2 мг / 10 г почвы в сутки [CO2 emission mg/10g of soil per day] Ферме нтативная акти Enzyme activity' вность NH4, мг /100 г почвы [NH4, mg / 100 g of soil] NO3, мг / 100 г почвы [NO3, mg / 100 g of soil] Каталаза, см3 О2 за 1 мин на 1 г [Catalase, cm3 О2 for 1 min per 1 g] Протеаза, мг аминного азота / 10 г почвы за 24 часа [Protease, Mg of amine nitrogen / 10 g of soil for 24 h] Уреаза, мг NH3 10 г почвы за 24 ч [Urease, mg NH3/ 10 g of soil for 24 h] 1 2 3 4 5 6 7 m ± SD m ± SD m ± SD m ± SD m ± SD Почвы островов [Soils of islands] * аллювиальная гумусовая (глееватая, криотурбированная) [alluvial humus (gley, cryoturbated)], ** аллювиальная дерновая кислая слоистая [alluvial sod acid layered], разр. 1-05 [profile] IAYg,@ (1,5-6) 4,76±0,12 19,23±0,46 5,4±0,2 5,15±0,13 0,6±0,04 1,54 IIAYg,@ (6-14,5) 5,41±0,15 16,93±0,43 5,7±0,2 5,06±0,13 0,96±0,03 1,98 * слоисто-аллювиальная гумусовая (глееватая, криотурбированная) [layer alluvial humus (gley, cryoturbated)], ** аллювиальная дерновая насыщенная сл истая примитивная [alluvial sod saturated layered primitive], разр. 2-05 [profile ;d-о- IW@ (1-4) 5,07±0,12 18,2±0,43 6,7±0,3 5,45±0,13 0,74±0.03 1,8 IIWg,@ (4-11) 4,77±0,11 13,8±0,43 5,1±0,2 4,86±0,12 0,51±0.04 1,47 * слоисто-аллювиальная гумусовая (криотурбированная), сформированная на погребенной аллювиальной гумусовой (криотурбированной) почве [layered-alluvial humus (cryoturbated), formed on buried alluvial humus (cryoturbated) soil], ** аллювиальная дерновая насыщенная слоистая примитивная [alluvial sod saturated layered primitive], разр. 3-05 [profile] W@ (1-4) 5,94±0,16 20,43±0,56 0,71±0,03 6,45±0,13 0,84±0,03 1,56 [W@] (6-10) 5,13±0,16 18,9±0,5 0,52±0,02 5,05±0,13 0,79±0,04 1,64 * аллювиальная гумусовая (криотурбированная, поверхностно-оглеенная) [alluvial humus (cryoturbated, surface-gleyed)], "аллювиальная дерновая насыщенная слоистая примитивная [alluvial sod saturated layered primitive], разр. 4-05 [profile] AY@ (0-7) 4,12±0,12 12,2±0,4 4,5±0,2 4,65±0,12 1,01±0,03 1,39 С ~~g,@ (7-25,5) 2,24±0,09 5,6±0,3 2,2±0,2 2,84±0,11 0,84±0,04 0,82 * аллювиальная гумусовая (глееватая, криотурбированная) [alluvial humus (gleyed, cryoturbated)], ** аллювиальная лугово-болотная оторфованная [alluvial meadow-bog peat], разр. 5-05 [profile] AY@ (0-10) 4,42±0,12 16,86±0,46 5,1±0,2 5,77±0,13 0,98±0,03 1,73 С~~@ (10-21) 3,15±0,11 12,6±0,4 3,6±0,2 3,98±0,11 0,76±0,04 0,68 Почвы центральной поймы [soils of the central floodplain] * слоисто-аллювиальная гумусовая (криотурбированная) [layered-alluvial humus (cryotur-bated), formed on alluvial humus soil], сформированная на аллювиальной гумусовой почве, ** аллювиальная болотная иловато-глеевая [alluvial bog silty-gleyed], разр. 6-05 [profile] W@ (0-3,5) | 5,51±0,15 122,56±0,56 | 7,4±0,3 | 6,18±0,13 11,17±0,04 | 1,41 О к о н ч а н и е т а б л. 1 [Table 1 (end)] Номер разреза, глубина взятия образца, см [Profile number, depth of sample taking, cm] Выделение СО2 мг / 10 г почвы в сутки [CO2 emission mg/10g of soil per day] Ферме нтативная акти Enzyme activity' вность NH4, мг / 100 г почвы [NH4, mg / 100 g of soil] NO3, мг / 100 г почвы [NO3, mg / 100 g of soil] Каталаза, см3 О2 за 1 мин на 1 г [Catalase, cm3 О2 for 1 min per 1 g] Протеаза, мг аминного азота / 10 г почвы за 24 часа [Protease, Mg of amine nitrogen / 10 g of soil for 24 h] Уреаза, мг NH3 10 г почвы за 24 ч [Urease, mg NH3/ 10 g of soil for 24 h] [AYg,@] (3,5-22,5) 4,72±0,11 13,46±0,46 4,8±0,2 4,94±0,12 0,98±0,03 0,93 * слоисто-аллювиальная гумусовая (глееватая, криотурбированная), сформированная на аллювиальной гумусовой почве [layered-alluvial humus (gleyed, cryoturbated), formed on alluvial humus soil], ** аллювиальная луговая насыщенная слоистая примитивная [alluvial meadow saturated layered primitive], разр. 7-05 [profile] IWg,@(0-3/5) 6,77±0,22 22,46 ±0,63 7,7±0,3 7,07±0,13 0,98±0,04 1,19 IIWg,@] (3/5-8) 4,27±0,12 12,26±0,4 5,9±0,2 5,67±0,12 0,74±0,03 1,01 [AYg,@] (8-13,5) 2,75±0,11 8,53±0,33 2,8±0,1 3,76±0,11 1,04±0,04 2,54 * аллювиальная гумусовая (квазиглееватая, криотурбированная) [alluvial humus (quasigleyed, cryoturbated)], "аллювиальная луговая насыщенная слоистая примитивная [alluvial meadow saturated layered primitive], разр. 8-05 [profile] IAYq,@ (0-5,5) 8,13±0,25 25,06±0,7 8,1±0,2 8,71±0,13 0,71±0,03 1,59 IIAYq,@ (5,5-14,5) 5,16±0,18 20,46±0,66 6,1±0,2 6,97±0,13 0,82±0,04 1,03 Примечание. m ± SD - средняя арифметическая величИна ± стандартное отклонение; *по новой классификации почв России [20], идентифицированы в работах [23, 24]; **по классификации почв 1977 г. [21], идентифицированы Э.О. Макушкиным и соавт. [13]. [Note. m ± SD - Arithmetic mean ± Standard Deviation; *according to new classification of soils in Russia [20], identified in works [23, 24]; "according to classification of soils of 1977 [21], identified by EO Makushkin and coauthors [13]]. Т а б л и ц а 2 [Table 2] Влажность, температура, рН водной вытяжки, содержание физической глины и гумуса аллювиальных почв верхней дельты р. Селенга [Humidity, temperature, pH of water extract, the content of physical clay and humus alluvial soils of the Selenga river upper delta] Горизонты [Horizons], см Полевая влажность [Field humidity], % Температура [Temperature], °С рНводн водн [Water рН] Содержание частиц< 0,01 мм [Particle content 0.01 mm], % Содержание гумуса [Humus content], % 1 2 3 4 5 6 Почвы островов [Soils of islands] Разр. 1-05 [profile] IAYg,@ (1,5-6) 10,9 25 5,6 20,5 2,1 IIAYg,@ (6-14,5) 8,9 24 6,1 12,7 1,3 Разр. 2-05 [profile] IW@ (1-4) 9,6 24 6,9 9,2 0,9 IIWg,@ (4-11) 18,8 23 7,2 10,3 0,5 О к о н ч а н и е т а б л. 2 [Table 2 (end)] Горизонты [Horizons], см Полевая влажность [Field humidity], % Температура [Temperature], °С рН г водн [Water рН] Содержание частиц< 0,01 мм [Particle content 0.01 mm], % Содержание гумуса [Humus content], % Разр. 3-05 [profile] W@(1-4) 10,9 26 6,6 9,6 0,9 [W@](6-10) 7,9 25 6,7 8,9 1,4 Разр. 4-05 [profile] AY@ (0-7) 12,3 25 6,6 25,7 1,9 С -g,@(7-25,5) 4,1 24 6,8 4,8 - Разр. 5-05 [profile] AY@ (0-10) 14,8 24 7,3 39,4 4,3 С-@(10-21) 4,7 23 7,2 2,0 0,5 Почвы центральной поймы [soils of the central floodplain] Разр. 6-05 [profile] W@(0-3,5) 27,8 23 7,6 2,2 2,1 [AYg,@](3,5-22,5) 28,9 22 7,6 3,7 1,1 Разр. 7-05 [profile] IWg,@(03-/5) 21,7 24 7,3 24,8 4,8 IIWg,@(3/5-8) 12,3 24 7,1 24,5 1,9 [AYg,@](8-13,5) 21,17 23 7,4 13,4 1,8 Разр. 8-05 [profile] IAYq,@ (0-5,5) 6,8 26 7,5 15,8 1,1 IIAYq,@ (5,5-14,5) 10,3 25 7,8 16,3 1,1 Примечание. «-» - не определялось; температура воздуха (С°) 20.08.2005 г. в биотопах с разрезами составила: разр. 1-05 - 28°C, разр. 2-05 - 27°C, разр. 3-05 - 28°C, разр. 4-05 -29°C, разр. 5-05 - 27°C, разр. 6-05 - 26°C, разр. 7-05 - 29°C, разр. 8-05 - 31°C. Максимальные величины - в биотопах возвышенных участков (разрезы 1-05, 3-05, 4-05 и 8-05). [Note. - not identified; air temperature (°С), 20.08.2005, in biotopes with profiles was: profile 1-05 - 28°С, profile. 2-05 - 27°C, profile 3-05 - 28°C, profile 4-05 - 29°C, profile 5-05 - 27°C, profile 6-05 - 26°C, profile 7-05 - 29°C, profile 8-05 - 31°C. Maximum values are in biotopes of elevated areas (profiles 1-05, 3-05, 4-05 and 8-05)]. По содержанию протеазы все почвы имели очень высокую степень БА по шкале (пределы >3 мг аминного азота / 10 г почвы за 24 ч). В двух поверхностных горизонтах почв ц.п. так же, как и в первом случае, БА по данному ферменту выше, чем в почвах о-вов (Р^

Ключевые слова

засушливость, pasture use, aridity, urease, protease, catalase, fluvisols, пастбищное использование, уреаза, протеаза, каталаза, флювисоли

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Макушкин Эдуард ОчировичИнститут общей и экспериментальной биологии СО РАНдоцент, канд. биол. наук, с.н.с. лаборатории биохимии почвmakushkin@bk.ru
Всего: 1

Ссылки

Копцик Г.Н., Кадулин М.С., Захарова А.И. Влияние техногенного загрязнения на эмиссию диоксида углерода почвами в Кольской субарктике // Журнал общей биологии. 2015. Т. 76, № 1. С. 48-62.
Сарула, Чэнь Х., Хоу С., Убугунов Л.Л., Вишнякова О.В., У С., Рен В., Дин Ю. Запасы углерода в типичной степи при различном управлении выпасом // Почвоведение. 2014. № 11. С. 1365-1374.
Bodmer P., Freimann R., von Fumetti S., Robinson C.T., Doering M. Spatio-temporal relationships between habitat types and microbial function of an upland floodplain // Aquatic Sciences. 2016. Vol. 78, № 2. PP. 241-254.
Chevallier T., Cournac L., Hamdi S., Gallali T., Bernoux M. Temperature dependence of CO2 emissions rates and isotopic signature from a calcareous soil // Journal of Arid Environments. 2016. № 135. PR 132-139.
Орлов Д.С., Бирюкова О.Н., Розанова М.С. Дополнительные показатели гумусного состояния почв и их генетических горизонтов // Почвоведение. 2004. № 8. С. 918-926.
Гублер Е.В., Генкин А.А. Применение непараметрических критериев статистики в медико-биологических исследованиях. Л. : Медицина, 1973. 141 c.
Агрохимические методы исследования почв / ред. А.В. Соколов. М. : Наука, 1975. 656 с.
Казеев К.Ш., Колесников С.И., Вальков В.Ф. Биологическая диагностика и индикация почв: методология и методы исследований. Ростов н/Д : Изд-во РГУ, 2003. 204 с.
Определитель растений Бурятии / сост. О.А. Аненхонов, Т.Д. Пыхалова, К.И. Осипов, И.Р. Сэкулич, Н.К. Бадмаева, Б.Б. Намзалов, Л.В. Кривобоков, М.С. Мункуева, А.В. Суткин, Д.Б. Тубшинова, Д.Я. Тубанова. Улан-Удэ : Изд-во ИОЭБ СО РАН, 2001. 672 с.
Макушкин Э.О. Диагностика почв верховьев дельты р. Селенги // Вестник КрасГАУ 2012. Вып. 10. С. 34-38.
Макушкин Э.О. Диагностика слоисто-аллювиальных гумусовых почв первичного ствола почвообразования дельты р. Селенги // Вестник КрасГАУ 2014. Вып. 9. С. 5862.
Мировая коррелятивная база почвенных ресурсов: основа для международной классификации и корреляции почв / сост. и науч. ред. В.О. Таргульян, М.И. Герасимова ; пер. М.И. Герасимовой. М. : Товарищество научных изданий КМК, 2007. 278 с.
Классификация и диагностика почв СССР / сост. В.В Егоров, В.М. Фридланд, Е.Н. Иванова, Н.Н. Розов и др. М. : Колос, 1977. 223 с.
Полевой определитель почв России / ред. К.Т. Острикова (зав. ред.-изд. группой). М. : Почвенный институт им. В.В. Докучаева, 2008. 182 с.
Розанов Б.Г. Морфология почв : учебник для высшей школы. М. : Академический проект, 2004. 432 с.
Sakho I., Dupont J.P., Cisse M.T., Sanae El. Janyani, Soda L. Hydrological responses to rainfall variability and dam construction: a case study of the upper Senegal River basin // Environmental Earth Sciences. 2017. № 76. Р. 253. doi:10.1007/s12665-017-6570-481.
Великая эпоха. Строительство ГЭС в Монголии грозит исчезновением Байкала [сайт, дата обновления: 24.05.2016]. URL: epochtimes.ru/stroitelstvo-ges-v (дата обращения: 05.11.2016).
Korsunova Ts.D., Baldanov N.D. About ureasa activity in valley soils of Selenga river delta // Science for Watershed Conservation: Multidisciplinary Approaches for Natural Resource Management: Abstracts of the International Conference. Ulan-Ude (Russia) - Ulan Bator (Mongolia). Sept. 1-8. Ulan-Ude : Publishing House of the Buryat Scientific Center, SB RAS. 2004. Vol. 2. PP. 113-114.
Макушкин Э.О., Сорокин Н.Д. Ферментативная активность почв островов правобережья дельты Селенги (Байкальский регион) // Сибирский экологический журнал. 2013. № 5. С. 703-715.
Baldanov N.D., Korsunova Ts.D., Chimitdorzieva G.D., Milheev E.U. Destruction of organic substance and biological activity of alluvial plain soils in Selenga river delta // Science for Watershed Conservation: Multidisciplinary Approaches for Natural Resource Management: Abstracts of the International Conference. Ulan-Ude (Russia) - Ulan Bator (Mongolia). Sept. 1-8. Ulan-Ude : Publishing House of the Buryat Scientific Center, SB RAS. 2004. Vol. 2. PP. 104-105.
Макушкин Э.О., Сорокин Н.Д., Корсунов В.М. Состояние микробных сообществ почв в различных условиях их поемности в дельте Селенги. Улан-Удэ : Изд-во БНЦ СО РАН, 2007. 160 с.
Luo X., Chen L., Zheng H., Wang Z., Xing B. Biochar addition reduced net N mineralization of a coastal wetland soil in the Yellow River Delta, China // Geoderma. 2016. № 282. PP. 120-128.
Cao D., Shi F., Koike T., Lu Z., Sun J. Halophyte plant communities affecting enzyme activity and microbes in saline soils of the Yellow River Delta in China // Clean-Soil, Air, Water. Vol. 42, №10. PP. 1433-1440.
Wang R., Sun J., Lu Z.H. Effect of soil ameliorants on the biochemical properties of coastal saline-alkali soil in the Yellow River Delta // Shengtai Xuebao / Acta Ecologica Sinica. 2017. Vol. 37, № 2. PP. 425-431.
Zheng L., Zhang M., Xiao R., Chen J., Yu F. Impact of salinity and Pb on enzyme activities of a saline soil from the Yellow River delta: A microcosm study // Physics and Chemistry of the Earth. 2017. № 97. PP. 77-87.
Kobierski M., Piotrowska A. Profile distribution of heavy metals and enzymatic activity in fluvisoils of Vistula river valley // Fresenius Environmental Bulletin. Special edition SI. 2010. Vol. 19, № 2A. PP. 303-311.
Freimann R., Burgmann H., Findlay S.E.G., Robinson C.T. Hydrologic linkages drive spatial structuring of bacterial assemblages and functioning in alpine floodplains // Frontiers in Microbiology. 03 November 2015. https://doi.org/10.3389/fmicb.2015.01221.
Marinari S., Carbone S., Vittori Antisari L., Vianello G., Grego S. Microbial activity and functional diversity in psamment soils forested coastal dune-swale system // Geoderma. 2012. № 173-174. PP. 249-257.
Последствия изменения климата: прогноз для регионов Сибири [сайт]. URL: http// ineca.ru>Environmental consulting / (дата обращения: 28.06.2016).
Макушкин Э.О. Сравнительная оценка гумусного состояния почв пастбищ и фоновых участков дельты р. Селенга // Агрохимия. 2015. № 12. С. 28-36.
Доклад Гидрометцентра Читинского ЦГМС России, Забайкальского УГМС России / сост. Л.И. Бенкова: [сайт]. URL: http//method.hydromet.ru/cvent/dec05/doklad/ (дата обращения: 05.12.2005).
Трофимова И.Е. Структура мезоклиматов Усть-Селенгинской котловины // География и природные ресурсы. 2005. № 2. С. 46-52.
Тулохонов А.К. О геоморфологической индикации режима новейших тектонических движений // Доклады Академии наук. 2008. Т. 423, № 4. С. 511-515.
 Сравнительная оценка биологической активности почв верхней дельты р. Селенга по содержанию ферментов | Вестн. Том. гос. ун-та. Биология. 2018. №  42. DOI: 10.17223/19988591/42/1

Сравнительная оценка биологической активности почв верхней дельты р. Селенга по содержанию ферментов | Вестн. Том. гос. ун-та. Биология. 2018. № 42. DOI: 10.17223/19988591/42/1