Трансформация поверхности и растительного покрова осушенных верховых болот юго-востока Западной Сибири | Вестн. Том. гос. ун-та. Биология. 2018. № 43. DOI: 10.17223/19988591/43/10

Трансформация поверхности и растительного покрова осушенных верховых болот юго-востока Западной Сибири

Проведена оценка состояния верховых болот Томской области, осушенных с целью лесомелиорации и добычи торфа на основе изучения микрорельефа, структуры и видового состава растительного покрова. Полевые исследования выполнены на семи ключевыхучастках, расположенных в пределах трех болотных массивов-Бакчарского,Иксинского, Усть-Бакчарского-втечениевегетационного периода 2016 г. Сравнение структуры и видового состава растительного покрова осушенных и аналогичных участков за пределами осушительной сети показало снижение доли Sphagnum angustifolium и S. magellanicum при повышении доли зелёных мхов; снижение доли Andromeda polifolia и увеличение доли Vaccinium uliginosum, V. vitis-idaea в результате осушения. Индикатором восстановления болот является увеличение встречаемости сфагновых мхов (в среднем в 2 раза) с возрастанием доли S. magellanicum, а также проективного покрытия A. polifolia. Анализ показателей распределения высот микрорельефа показал уменьшение доли высот у средней поверхности с 43 до 29%, увеличение коэффициента асимметрии с 0,1 до 0,54 от естественных участков к осушенным. Показатели расчлененности микрорельефа (амплитуда, среднеквадратическое отклонение, вертикальное расчленение) возрастают на участках гидролесомелиорации в среднем в 1,2 раза. На болоте, осушенном для торфодобычи, произошло уменьшение показателей расчлененности в 1,3 раза в результате активизации процессов разложения и просадки верхних слоев торфяной залежи. Тенденции к восстановлению поверхности и растительного покрова к состоянию, близкому к естественным болотам, выявлены на участках гидролесомелиорации. Восстановление осушенного с целью добычи торфа участка Усть-Бакчарского болота не наблюдается.

Transformation of the surface and vegetation cover of drained bogs in Tomsk region.pdf Введение Осушенные болота являются малопродуктивными землями с неясно выраженной тенденцией и скоростью самовосстановления, представляющие собой угрозу загрязнения воздуха при пожарах и поверхностных вод при эрозии [1]. Кроме того, существует проблема оценки запасов углерода в торфе и эмиссии парниковых газов на осушенных болотах [2]. Естественные болота, являясь важным стоком углерода, в результате понижения уровня болотных вод становятся источником выбросов углекислого газа в атмосферу [3] вследствие активизации микробиологических процессов в торфяной залежи, в особенности на участках с низким лесоводственным эффектом гидролесомелиорации [4]. Осушение верховых болот в 1960-1980 гг. стало основной причиной изменения условий болотных местообитаний в Северной Европе, части Северной Америки, России. Болота подвергались осушению с целью повышения их производительности для выпаса скота или улучшения условий роста древесной растительности для лесозаготовок [5-8]. Однако улучшение производительности лесов оказалось несущественным [5, 9]. Недостаток азота в торфяных почвах верховых болот относится к числу основных факторов, лимитирующих производительность болотных сосняков [10], поэтому в бедных омбротрофных местообитаниях увеличение роста деревьев незначительно [2, 4, 11]. В настоящее время наблюдается повышение внимания к оценке более широкого спектра услуг, предоставляемого болотами, включающего защиту биоразнообразия, регулирование стока и баланса парниковых газов, таких как диоксид углерода и метан, и становится общепризнанным, что восстановление нарушенных болот, в том числе путем блокировки каналов, является единственным способом возобновления их биосферных функций [5, 12]. Перекрытие осушительных каналов дает толчок к их зарастанию, закреплению перемычек и плотин, что препятствует стоку природных вод с болота и создает условия для последующего самовосстановления растительных сообществ и процесса торфообра-зования [13, 14]. Восстановление гидрологического режима болот должно способствовать появлению следующих устойчивых результатов: снижение пожароопасности, стабилизация экологического режима местообитаний, сокращение объема эмиссии углекислого газа в атмосферу [15]. С 2000-х гг. восстановление осушенных с целью гидролесомелиорации болот путем повторного обводнения является приоритетным направлением деятельности по сохранению биоразнообразия в странах Северной Европы [6, 7]. В России интерес к восстановлению болот появился в ответ на тяжелую экологическую ситуацию, сложившуюся летом 2010 г. в европейской части, когда пожары на осушенных и заброшенных болотах охватили значительные территории, причинив серьезный вред природе, экономике и здоровью людей [14]. Однако при широком использовании методов вторичного обводнения для восстановления осушенных болот на территории зарубежных стран и европейской части России отсутствуют исследования, посвященные оценке их состояния в долгосрочной перспективе. Гипотезы о восстановлении их биологического разнообразия за счет увеличения гидро-морфных видов, уменьшения эмиссии парниковых газов и пожароопасности не всегда подтверждаются полевыми исследованиями [3, 16]. Например, в результате исследований [5], не отмечено увеличение покрытия и распространения болотных видов для горных болот Северной Европы. Следующая проблема связана с изменением потенциала глобального потепления в результате нарушения баланса углерода на антропогенно измененных болотах. Повторное обводнение вызывает увеличение выбросов метана [17] и низкое поглощение углекислого газа в первые годы после мероприятий по восстановлению. Продолжительность этой фазы может колебаться от 5 до 50 лет. Далее должно произойти снижение выбросов метана и усиление поглощения углекислого газа, но вопрос о продолжительности временного интервала, необходимого для восстановления функции накопления углерода болотных местообитаний, остается открытым [3]. Также существует проблема неоднозначного влияния восстановления болота на его состояния с точки зрения потенциальной пожароопасности. В результате осушительной мелиорации многие участки зарастают древесной и кустарниковой растительностью. Повторное обводнение может привести к ее гибели в результате подъема уровня воды, появлению сухостоя, что, наоборот, способствует усилению пожарной опасности [13]. Схожие проблемы могут возникнуть и при самовосстановлении осушенных болот Западной Сибири, где в 1970-1980 гг. также проведены масштабные работы по осушению верховых болот. В частности, в пределах восточных отрогов Васюганского болота участки гидролесомелиорации занимают около 15 тыс. га [18, 19]. В настоящее время эти территории остаются менее исследованными, практически отсутствуют данные об их современном состоянии и тенденциях восстановления. Часть осушенных болот эффективно не использовалась, а с начала 1990-х гг. площадь брошенных ранее осушенных земель постоянно росла [20]. Отсутствие ремонта дренажной сети способствовало ее заторфовыванию и зарастанию, что привело к частичному перекрытию каналов и развитию неконтролируемых процессов самовосстановления верховых болот. Возможная степень восстановления будет зависеть от ситуации, и во многих случаях можно ожидать лишь ограниченного успеха. В пределах осушенных болот является необходимым проведение мониторинга для подтверждения и оценки восстановления функций экосистем, состояния восстанавливающейся экосистемы [8]. Таким образом, цель исследования - оценка состояния и процессов восстановления осушенных верховых болот для лесомелиорации и добычи торфа на основе анализа характеристик микрорельефа поверхности, структуры и видового состава растительных сообществ. Материалы и методики исследования Объекты исследования - 7 ключевых участков, расположенных в пределах трех болотных массивов - Бакчарского, Иксинского, Усть-Бакчарского (табл. 1). Бакчарский и Иксинский болотные массивы расположены на Бак-чар-Иксинском и Икса-Шегарском междуречьях соответственно и являются восточными отрогами Васюганского болота. Усть-Бакчарское болото расположено на второй надпойменной террасе р. Бакчар. Рассматриваемая территория относится к подзоне южной тайги Западной Сибири. В конце 1970-х - начале 1980-х гг. в пределах центральных частей Бакчарского и Иксиского болот проведено осушение с целью лесомелиорации. В этот же период большая часть Усть-Бакчарского болота осушена с целью добычи торфа. В пределах осушенной части Усть-Бакчарского болота отмечены следы пожаров, один из которых, по данным геосервиса «Карта пожаров» группы компаний СКА-НЭКС, произошел в августе 2014 г. Влияние пожаров проявляется в виде нарушений поверхности болота в результате частичного выгорания верхних горизонтов торфяной залежи. Осушение залежи всех участков осуществляется сетью открытых каналов. Расстояние между каналами-осушителями на участках гидролесомелиорации составляется 160-180 м, на участках, осушенных с целью добычи торфа, - 40 м. Лесопосадочные работы в пределах осушенных участков не проводились, последующий ремонт дренажной сети отсутствовал, что привело к развитию процесса самовосстановления осушенных болот. Отмечено снижение водопропускной способности каналов и их зарастание на Бакчарском болоте на 90%, на Иксинском болоте - на 70%, процент зарастания каналов на Усть-Бакчарском болоте минимален. Дно каналов на участках болот с лесомелиоративной сетью в большинстве случаев занято сфагновыми мхами с единичными дерновинами пушицы, берега заросли кустарничково-мохово-лишайниковым сообществом. Осушительная сеть Усть-Бакчарского болота находится в лучшем состоянии в сравнении с участками гидролесомелиорации, на отдельных участках берега каналов подвержены зарастанию сфагновыми мхами, осоками и кустарничковой растительностью [21]. В пределах участка гидролесомелиорации Бакчарского болота отмечены наиболее высокие отметки среднесезонных уровней болотных вод, в пределах Иксинского болота уровни близки к естественному участку Бакчарского болота, Усть-Бакчарское болото характеризуется максимальным снижением уровней до отметок -82 см (см. табл. 1). Следует отметить, что в условиях активного зарастания каналов Бакчарского болота наблюдается нарушение синхронности колебаний и подпор уровней, в результате чего отметки уровней болотных вод повысились. Анализ материалов ручных наблюдений за уровнями болотных вод с периодичностью 1 раз в месяц за период 20002016 гг. показал статистически значимый тренд максимальных уровней болотных вод. Резкое увеличение амплитуды колебания уровней приходится на период 2008-2010 гг., после которого наметилась тенденция к увеличению отметок уровней болотных вод [22]. При этом статистически значимых изменений сумм атмосферных осадков за период многолетних наблюдений 2000-2016 гг. в пределах Бакчарского болота не наблюдается, изменяется лишь режим их выпадения. Полевые исследования проведены в течение вегетационного периода 2016 г. на ключевых участках в пределах осушительной сети в центральной части карт на равном расстоянии от осушительных каналов (осушенные участки) и за пределами осушительной сети (условно естественные участки). Расположение точек наблюдения на условно естественных участках определялось в зависимости от площади, занимаемой изучаемым микроландшафтом с условием расположения ключевого участка в его центральной части (см. табл. 1). В качестве объекта сравнения выбран ключевой участок, расположенный в естественной части Бакчарского болотного массива на расстоянии 8 км от ближайшего участка гидролесомелиорации, изолированной от влияния осушительной сети. Участки имеют схожие характеристики растительного покрова и торфяной залежи и представляют собой сосново-кустарничково-сфагновый микроландшафт. Т а б л и ц а 1 [Table 1] Характеристика объектов исследования [Characteristics of the objects of study] Ключевые участки [Key sites] Координаты [Coordinates] Расстояние от осушительного канала, м [Distance from the ditch, m] Средний уровень болотных вод за вегетационный период 2016 г., см [Average level of bog waters during the growing season 2016, cm] Антропогенная нагрузка [Anthropogenic load] Бакчарское (бассейн р. Ключ) [Bakchar bog (basin of the Klyuch river)] 56°58'21'N 82°36'41"E - -24 Естественное болото [Natural bog] Бакчарское естественное [Natural site of Bakchar bog] 56°52'20''N 82°48'36''E 500 -20 Условно естественное болото [Conditionally natural bog] Бакчарское осушенное [Drained site of Bakchar bog] 56°52'52''N 82°48'49''E 80 -7 Осушенное [Drained bog] Иксинское естественное [Natural site of Iksa bog] 56°50'08''N 83°15'48''E 350 -22 Условно естественное болото [Conditionally natural bog] Окончание табл. 1 [Table 1 (end)] Ключевые участки [Key sites] Координаты [Coordinates] Расстояние от осушительного канала, м [Distance from the ditch, m] Средний уровень болотных вод за вегетационный период 2016 г., см [Average level of bog waters during the growing season 2016, cm] Антропогенная нагрузка [Anthropogenic load] Иксинское осушенное [Drained site of Iksa bog] 56°50'25''N 82°48'49''E 80 -24 Осушенное болото [Drained bog] Усть-Бакчарское естественное [Natural site of Ust-Bakchar bog] 57°34'33''N 82°16'32 ''E 150 -33 Условно естественное болото [Conditionally natural bog] Усть-Бакчарское осушенное [Drained site of Ust-Bakchar bog] 57°34'40''N 82°16'28''E 20 -58 Осушенное болото [Drained bog] Методика оценки состояния и процессов восстановления осушенных болот на основе изучения микрорельефа, структуры и видового состава растительного покрова заключается в выявлении степени отличий изучаемого осушенного участка от показателей, выявленных для естественных и условно естественных болот. Полевые исследования на ключевых участках включали в себя: - качественную характеристику микрорельефа; съемку профиля вертикального сечения горизонта формирования микрорельефа с помощью нивелира и / или тахеометра (121 точка измерений с шагом 0,5 м на каждом ключевом участке) [23]; - геоботанические описания фитоценозов на площадке 10*10 м: для оценки состояния древесного яруса на участке подсчитывалось количество деревьев всех возрастов каждого вида, определялась их высота; при описании травяно-кустарничкового яруса проводилось описание по пятнам доминирования, оценивалось абсолютное проективное покрытие; при описании мохового яруса осуществлялось описание на серии мелких учетных площадок, оценивалась частота встречаемости видов [24, 25]; - измерение уровня болотных вод относительно средней поверхности в ручном режиме с интервалом 1 месяц с мая по сентябрь в течение 2016 г. и в автоматическом режиме круглогодично с интервалом 4 ч с применением автономного дифференциального датчика давления (САМ, ИМКЭС СО РАН) [23, 26]. Наблюдения за уровнями в автоматическом режиме проводились на участках Бакчарского болота, а в пределах Иксинского и Усть-Бакчарского болот изменения уровней болотных вод осуществлялись в ручном режиме. Сопоставление уровней, измеренных в автоматическом режиме, с данными контактных измерений статистически значимых отличий не показали. Для сопоставления отметок уровней по всем исследуемым участкам, где многолетний мониторинг уровенного режима не производится, в таблице приведены уровни болотных вод, осредненные за конкретные даты полевых описаний. Статистический анализ данных таксационных измерений микрорельефа модельных участков включал определение показателей, характеризующих расчлененность микрорельефа (амплитуда колебаний высот, амплитуда колебаний высот при уровне значимости p=0,05, среднеквадратическое отклонение, среднее значение вертикального расчленения микрорельефа) и распределение высот относительно средней поверхности болота (доля высот в интервале от -5 до 5 см, коэффициент асимметрии, квартильные размах и интервал). Амплитуда колебаний высот (высота зоны развития микрорельефа) А определялась как: A=H -H , где H - высота верхней поверхности ^ ' r max mm' max r r зоны развития микрорельефа, Hmin - высота верхней поверхности зоны развития микрорельефа. Амплитуда колебаний высот при уровне значимости p=0,05, Ap=0 05 использована, чтобы исключить влияние случайных величин, больших и малых значений Hi очень редкой повторяемости на величину амплитуды. Квартильный интервал включает интервал высот вокруг средней поверхности, который содержит 50% высотных отметок микрорельефа модельных участков. Квартильный размах - амплитуда между значениями высот верхнего и нижнего квантилей. Оба показателя наглядно отражают различия в распределении высот между естественными и осушенными участками. Среднеквадратическое отклонение значений высотных отметок микрорельефа показывает степень расчлененности поверхности болота. Значение вертикального расчленения микрорельефа определялось как отношение превышений высотных отметок микрорельефа на единицу площади (см/м2). В данной работе расчет значений вертикального расчленения микрорельефа проведен с пространственным разрешением 1 м2. Вертикальное расчленение микрорельефа является показателем, отражающим степень расчлененности поверхности болота, но в отличие от показателя «среднеквадратическое отклонение» позволяет учесть неоднородность поверхности на более детальном уровне и в некоторых случаях, в особенности на участках с относительно ровной поверхностью, в большей степени отражает различия между осушенными и естественными участками. Показатель «доля высот у средней поверхности» (в интервале от -5 до 5 см) является одним из параметров, отражающих закономерности распределения высотных отметок микрорельефа поверхности. Для естественных болотных микроландшафтов с нормальным распределением высот относительно средней поверхности значения данного показателя приближаются к 50%, при увеличении степени нарушения поверхности значение данного показателя в большинстве случаев уменьшается. Коэффициент асимметрии показывает преобладание положительных или отрицательных форм относительно средней поверхности болота, отражает отклонение от нормального закона распределения высотных отметок естественных болот, при котором значение коэффициента равно нулю. Сравнение распределения высот микрорельефа естественных и осушенных участков проведено с использованием теста Манна-Уитни (U-test). Статистический анализ результатов геоботанических описаний включал: сравнение встречаемости мохообразных и лишайников, высоты сосен, проективного покрытия видов травяно-кустарничковых ярусов между осушенными и естественными участками с использованием теста Манна-Уитни (U-test) и Краскела-Уоллиса. Коэффициент флористической общности вычисляли по формуле Жаккара Kj = сДа+b-c), где а - количество видов на первой пробной площадке, b - количество видов на второй пробной площадке, с - количество видов, общих для 1-й и 2-й площадок [27]. Статистическая обработка данных и графическое отражение результатов проведены с использованием пакета StatSoft STATISTICA 10.0 for Windows. Результаты исследования Проведенные исследования позволили выявить следующие особенности микрорельефа поверхности, структуры и видового состава естественных и осушенных верховых болот. Исследованные естественные участки представляют собой сосново-кустарничково-сфагновое болото. Древесный ярус представлен почти исключительно Pinus sylvestris высотой 3-4 м с единично встречающимися P. sibirica L. В кустарничковом ярусе преобладают Chamaedaphne calyculata (L.) Moench (проективное покрытие 20-30%) и Ledum palustre L. (проективное покрытие 10-20%). В моховом ярусе доминирует Sphagnum fuscum L. (встречаемость 60-70%), занимающий кочки, в межкочьях преобладают S. angustifolium (Russ.ex Russ.) S. Jens. (встречаемость 20%) и S. magellanicum Brid. (встречаемость 10-35%) с небольшой примесью зелёных мхов и лишайников (до 10%). Для естественных участков характерен кочковатый микрорельеф, образованный слившимися моховыми подушками. Средняя высота положительных форм составляет 25-30 см, размер колеблется от 40^50 до 150^200 см и более. Значения показателей, отражающих распределение высот относительно средней поверхности (табл. 2) свидетельствуют о нормальном законе распределения значений высотных отметок, что является характерным для микрорельефа естественных сосново-кустарничково-сфагновых болот. Доверительный интервал при уровне значимости p=0,05 охватывает высоты от -14,7 до 13,9 см. Среднеквадратическое отклонение колебаний высот изменяется в пределах от 8,29 до 8,79 и в среднем составляет 8,61 (рис. 1, табл. 2). Рис. 1. Цифровая модель микрорельефа участка естественного болота (5x5 м) [Fig. 1. Digital model of the microrelief of the natural bog site (5x5 m)] Т а б л и ц а 2 [Table 2] Характерные показатели микрорельефа сосново-кустарничково-сфагновых верховых болот [Microrelief parameters of pine-dwarf shrub-sphagnum bogs] Показатели микрорельефа [Parameters of the microrelief] Естественные участки (средние значения) [Natural sites (mean values)] Осушенные участки [Drained sites] Бакчарское болото [Bakchar bog] Иксинское болото [Iksa bog] Усть-Бакчарское болото [Ust-Bakchar b°g] Амплитуда, см [Amplitude, cm] 37,2 38,5 51,4 32,5 Амплитуда при уровне значимости р=0,05, см [Interval of altitudes at a significance level of p=0.05, cm] 27,7 28,6 38,4 20,3 Квартальный размах, см [Quartile scale, cm] 13,0 13,1 16,2 9,2 Квартальный интервал, см [Quartile interval, cm] -6,4-6,6 -5,8-7,3 -9,3-6,8 -4,9-4,3 Окончание табл. 2 [Table 2 (end)] Показатели микрорельефа [Parameters of the microrelief] Естественные участки (средние значения) [Natural sites (mean values)] Осушенные участки [Drained sites] Бакчарское болото [Bakchar bog] Иксинское болото [Iksa bog] Усть-Бакчарское болото [Ust-Bakchar b°g] Среднеквадратическое отклонение, а [Standard deviation, а] 8,61 8,76 12,06 6,25 Среднее значение вертикального расчленения микрорельефа, см/м2 [Average value of vertical fragmentation of the relief, cm/m2] 23,1 22,0 30,3 16,0 Доля высот у средней поверхности (-5-5 см), % [Proportion of heights at the average surface (-5-5 cm), %] 43,5 37 28,9 29 Коэффициент асимметрии, Xj [Skewness, X1] 0,12 0,06 0,54 0,3 Бакчарский болотный массив. Для мохово-лишайникового яруса осушенного участка Бакчарского болота характерно статистически значимое снижение (U-test, p

Ключевые слова

восстановление болот, мелиорация болот, расчлененность поверхности, Васюганское болото, сфагновые мхи, осушительные каналы, restoration of wetlands, forest hydromelioration, fragmentation of bog surface, The Great Vasyugan Mire, sphagnum mosses, drainage channel

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Гашкова Людмила ПавловнаСибирский научно-исследовательский институт сельского хозяйства и торфа - филиал Сибирского федерального научного центра агробиотехнологий РАН; Томский государственный университетм.н.с. научного отдела; аспирант кафедры географии, геолого-географический факультетgashkova-lp@rambler.ru
Харанжевская Юлия АлександровнаСибирский научно-исследовательский институт сельского хозяйства и торфа - филиал Сибирского федерального научного центра агробиотехнологий РАН; Томский государственный университетканд. геол.-минерал. наук, с.н.с. научного отдела; доцент кафедры гидрологии, геолого-географический факультетkharan@yandex.ru
Синюткина Анна АлексеевнаСибирский научно-исследовательский институт сельского хозяйства и торфа - филиал Сибирского федерального научного центра агробиотехнологий РАНканд. геогр. наук, с.н.с. научного отделаankalaeva@yandex.ru
Малолетко Антон АлексеевичСибирский научно-исследовательский институт сельского хозяйства и торфа - филиал Сибирского федерального научного центра агробиотехнологий РАНн.с. научного отделаmaloletko.anton@yandex.ru
Магур Мария ГеннадьевнаСибирский научно-исследовательский институт сельского хозяйства и торфа - филиал Сибирского федерального научного центра агробиотехнологий РАНм.н.с. научного отделаrubzova@rambler.ru
Всего: 5

Ссылки

Перспективное использование выработанных торфяных болот / под общ. ред. В.В. Панова. Тверь : Триада, 2013. 280 с.
Laine J., Vasander H., Laiho R. Long-Term Effects of Water Level Drawdown on the Vegetation of Drained Pine Mires in Southern Finland // Journal of Applied Ecology. 1995. Vol. 32, № 4. PP. 785-802. doi: 10.2307/2404818
Bacon K.L., Baird A.J., Blundell A., Bourgault M.-A., Chapman P. J., Dargie G., Dooling G.P., Gee C., Holden J., Kelly T., McKendrick-Smith K.A., Morris P.J., Noble A., Palmer S.M., Quillet A., Swindles G.T., Watson E.J., Young D.M. Questioning ten common assumptions about peatlands // Mires and Peat. 2017. Vol. 19 (12). PP. 1-23. doi: 10.19189/MaP.2016. OMB.253
Пахучий В.В., Пахучая Л.М. Лесоводство на заболоченных землях. СПб. : СПбГЛТУ, 2017. 232 с.
Williamson J., Rowe E., Reed D., Ruffino L., Jones P., Dolan R., Buckingham H., Norris D., Astbury S., Evans C.D. Historical peat loss explains limited short-term response of drained blanket bogs to rewetting // Journal of Environmental Management. 2017. № 188. PP. 278286. doi.org/10.1016/jjenvman.2016.12.018
Anderson R., Peace A. Ten-year results of a comparison of methods for restoring afforested blanket bog // Mires and Peat. 2017. Vol. 19 (6). PP. 1-23. doi: 10.19189/MaP.2015. OMB.214
Stivrins N., Ozola I., Galka M., Kuske E., Alliksaar T., Andersen T.J., Lamentowicz M., Wulf S., Reitalu T. Drivers of peat accumulation rate in a raised bog: impact of drainage, climate, and local vegetation composition // Mires and Peat. 2017. Vol. 19(8). PP. 1-19. doi: 10.19189/MaP.2016.OMB.262
Minayeva T.Yu., Bragg O.M., Sirin A.A. Towards ecosystem-based restoration of peatland biodiversity // Mires and Peat. 2017. Vol. 19 (1). PP. 1-36. doi: 10.19189/MaP.2013. OMB.150
Ефремов С.П., Ефремова Т.Т. Опыт анализа антропогенных сукцессий в лесоболотных экосистемах // Биогеоценология и ландшафтная экология: итоги и перспективы: материалы IV Международной конференции, посвященной памяти Ю.А. Львова, г. Томск, 2012 г. Томск : Томский государственный университет, 2012. С. 63-68.
Ефремова Т.Т., Аврова А.Ф. Оценка местообитаний болотных сосняков южной тайги Западной Сибири в целях гидролесомелиорации // Лесоведение. 2014. № 3. С. 31-38.
Vasander H. Plant biomass and production in virgin, drained and fertilized sites in a raised bog in southern Finland // Annales Botanici Fennici. 1982. № 19. PP. 103-125.
Бамбалов Н.Н., Ракович В.А. Геоэкологическое обоснование восстановления природных и хозяйственных функций нарушенных болот // Геоэкология. Инженерная геология. Гидрогеология. Геокриология. 2007. № 1. С. 28-38.
Сирин А.А., Минаева Т.Ю., Возбранная А.Е., Барталев С.А. Как избежать торфяных пожаров // Наука в России. 2011. № 2. С. 13-21.
Каменнова И.Е., Минаева ТЮ. О проекте «Восстановление торфяных болот в России в целях предотвращения пожаров и смягчения изменений климата» // Материалы конференции «IX Галкинские чтения» / под ред. Т.К. Юрковской, СПб. : СПбГЭТУ, 2018. С. 89-92.
Груммо Д.Г., Зеленкевич Н.А., Созинов О.В., Мойсейчик Е.В. Оценка и прогноз пожароопасной ситуации при оптимизации гидрологического режима верхового болота «Ельня» (Беларусь) // Социально-экологические технологии. 2016. № 4. С. 7-19.
Holden J., Burt T.P. Hydraulic conductivity in upland blanket peat: measurement and variability // Hydrol. Process. 2003. № 17. PP. 1227-1237.
Cooper M.D.A., Evans C.D., Zielinski P., Levy P.E., Gray A., Peacock M., Norris D., Fenner N., Freeman C. Infilled ditches are hotspots of landscape methane flux following peatland re-wetting // Ecosystems. 2014. № 17. PP. 1227-1241.
Гашкова Л.П., Синюткина А.А. Оценка трансформации осушенного верхового болота (на примере участка Бакчарского болотного массива) // Вестник Томского государственного университета. Биология. 2015. № 1(29). С. 164-179. doi: 10.17223/19988591/29/11
Большое Васюганское болото. Современное состояние и процессы развития / под общ. ред. М.В. Кабанова. Томск : Изд-во Института оптики атмосферы СО РАН, 2002. 230 с.
Сирин А.А., Суворов Г.Г., Чистотин М.В., Глаголев М.В. О значении эмиссии метана из осушительных каналов // Динамика окружающей среды и глобальные изменения климата. 2012. Т. 3, № 2(6). EDССrar0005
Синюткина А.А., Бурнашова Е.Н., Беленко А.А., Гашкова Л.П., Малолетко А.А. Оценка потенциальной пожароопасности осушенных болот Томской области // Известия Томского политехнического университета. Инжиниринг георесурсов. 2015. Т. 326, № 12. С. 45-53.
Kharanzhevskaya Yu.A. The effects of long-term drainage and restoration on water table level and water chemistry in the Vasyugan mire (Western Siberia) // 17th International Multidisciplinary Scientific GeoConference SGEM. 2017. Vol. 17, is. 31. PP. 663-668. doi: 10.5593/sgem2017/31/S12.083
Наставления гидрометеорологическим станциям и постам. Вып. 8: Гидрометеорологические наблюдения на болотах. Л. : Гидрометеоиздат, 1990. 360 с.
Ипатов В.С., Мирин Д.М. Описание фитоценоза : методические рекомендации : учеб.-метод. пособие. СПб. : СПбГУ, 2008. 71 с.
Василевич В.И. Статистические методы в геоботанике. Л. : Наука, 1969. 232 с.
Дюкарев Е.А., Кураков С.А., Харанжевская Ю.А. Дифференциальные измерители уровня болотных вод // Проблемы изучения и использования торфяных ресурсов Сибири : материалы Третьей Международной научно-практической конференции. Екатеринбург, 2015. С. 72-75.
Розенберг Г.С. Поль Жаккар и сходство экологических объектов // Самарская Лука: проблемы региональной и глобальной экологии. 2012. Бюл. № 1, т. 21. С. 190-202.
Ценофонд лесов Европейской России: характеристика экологических шкал. URL: http://mfd.cepl.rssi.ru/flora/ecoscale.htm (дата обращения: 01.03.2018).
Бабешина Л.Г., Рогова Н.С., Рыжакова Н.К., Зверев А.А., Меркулов В.Г. Корреляционная зависимость между содержанием химических элементов в сфагновых мхах и их экологическими оптимумами по трофности и увлажнению // Вестник Томского государственного университета. Биология. 2011. № 2 (14). С. 122131.
Прокопьев Е.П. Экология растений (особи, виды, экогруппы, жизненные формы): учеб. Томск : Том. гос. ун-т, 2001. 340 с.
Синюткина А.А. Особенности микрорельефа болот таежной зоны Западной Сибири // География, история и геоэкология на службе науки и инновационного образования : материалы Всероссийской научно-практической конференции. Красноярск, 2012. С. 63-65.
Taminskas J., Linkeviciene R., Simanauskiene R., Jukna L., Kibirkstis G., Tamkeviciut M. Climate change and water table fluctuation: implications for raised bog surface variability // Geomorphology. 2017. doi: 10.1016/j.geomorph.2017.12.026
Пахучий В.В. Факторы продуктивности осушенных насаждений Европейского северо-востока. Сыктывкар : Изд-во Коми научный центр УрО АН СССР, 1991. 104 с.
Горышина Т. К. Экология растений : учеб. пособие. М. : Высш. школа, 1979. 368 с.
Демаков Ю.П., Сафин М.Г., Богданов Г.А. Лесорастительные условия верховых болот Марийского Полесья // Вестник Поволжского государственного технологического университета. Сер.: Лес. Экология. Природопользование. 2010. № 3. С. 27-37.
Kellner E. Surface energy fluxes and control of evapotranspiration from a Swedish Sphagnum mire // Agricultural and Forest Meteorology. 2001. № 110. PP. 101-123. doi:10.1016/S0168-1923(01)00283-0
Wessel D.A., Rouse W.R. Modelling evaporation from wetland tundra. Boundary Layer Meteorol. 1994. № 68. PP. 109-130.
Kellner E., Halldin S. Water budget and surface-layer water storage in a Sphagnum bog in central Sweden // Hydrol. Processes. 2002. № 1. PP. 87-103. doi: 10.1002/hyp.286
Kværner J., Snilsberg P. The Romeriksporten railway tunnel - Drainage effects on peatlands in the lake Northern Puttjern area // Engineering Geology. 2008. № 101. PP. 75-88. doi: 10.1016/j.enggeo.2008.04.002
Laine J., Minkkinen K., Puhalainen A., Jauhiainen S. Effect of forest drainage on the carbon balance of peatland ecosystems. The Finnish Research Programme on Climate Change // Second Progress Report. Helsinki : Publications of the Academy of Finland, 1994. PP. 303308. doi:10.1080/02827589609382940
Грабовик С.И., Кузнецов О.Л. Постмелиоративная динамика растительности кочковато-топяных комплексов травяно-сфагновых болот Карелии // Стационарные исследования лесных и болотных биогеоценозов: экология, продукционный процесс, динамика : тзисы докладов Всероссийской научной конференции с международным участием, г. Сыктывкар, 2016 г. Сыктывкар, 2016. С. 8-9.
Панов В.В. Функциональная неоднородность деятельного слоя сфагновых болот // Вестник ТГПУ. 2008. Вып. 4 (78). С. 21-25.
 Трансформация поверхности и растительного покрова осушенных верховых болот юго-востока Западной Сибири | Вестн. Том. гос. ун-та. Биология. 2018. №  43. DOI:  10.17223/19988591/43/10

Трансформация поверхности и растительного покрова осушенных верховых болот юго-востока Западной Сибири | Вестн. Том. гос. ун-та. Биология. 2018. № 43. DOI: 10.17223/19988591/43/10