Влияние растворов противогололёдной смеси на Moina macrocopa и Allium cepa в биотестовом эксперименте | Вестн. Том. гос. ун-та. Биология. 2020. № 51. DOI: 10.17223/19988591/51/9

Влияние растворов противогололёдной смеси на Moina macrocopa и Allium cepa в биотестовом эксперименте

В острых и хронических тестах исследовано действие растворов противогололёдного материала «Бионорд», содержащего в своём составе хлориды натрия и кальция (до 85% от общего состава), на параметры роста и размножения ветвистоусого рачка Moina macrocopa и лука репчатого Allium cepa. Установлена гибель 50% рачков при концентрации антигололёдной смеси в растворе 5,1 г/л в острых 48-часовых тестах. В хронических тестах смесь в диапазоне концентраций 0,3-5,0 г/л не оказывала значимого влияния на среднюю продолжительность жизни, удельную скорость ювенильного роста и плодовитость самок рачков. Средняя длина корней, суммарная длина корней на каждой луковице и пролиферативная активность в кончиках корней (митотический индекс) лука снижались на 50% по сравнению с контролем при концентрациях смеси в растворе 6,3; 5,2 и 10,4 г/л соответственно. Электропроводность растворов смеси, оказавших негативное влияние на выбранные тест-объекты, совпадала с ранее полученными значениями электропроводности растворов хлорида натрия, токсичных для ракообразных. На основании этого можно предположить, что основное действие противогололёдной смеси «Бионорд» на исследуемые объекты связано с входящими в её состав солями хлора и натрия. Основываясь на критических для роста и развития использованных тест-объектов концентрациях смеси «Бионорд» в растворе и нормативах ее применения установлено, что сток с 1 м2 обработанной поверхности может привести к загрязнению 8-13 л пресной воды. Таким образом, регламентированная правилами использования препарата очистка обработанных поверхностей от «Бионорда» - базовое требование к применению солесодержащих средств. Иначе постепенное накопление в водоёмах хлоридов натрия и кальция может привести к серьёзным нарушениям в функционировании водных экосистем.

The effect of deicing salt solutes on Moina macrocopa and Allium cepa in a toxicity test experiment.pdf Введение Антропогенное химическое загрязнение окружающей среды антигололёдными реагентами вызывает повышение солености в водных экосистемах во многих регионах мира [1]. Наиболее популярными средствами для борьбы со льдом на дорогах являются хлористые соли [2-4]. Использование таких средств приводит к поступлению катионов (Na+, Ca2+ и т.д.) и хлорид-аниона (Cl-) в поверхностные и подземные водоёмы и водотоки прилегающих территорий [2, 5]. Известно, что функционирование водных экосистем в значительной степени зависит от солёности воды, поскольку это один из ключевых факторов, определяющих видовой состав, структуру трофических сетей и продуктивность сообществ в водоёмах [5, 6]. В последние годы опубликовано значительное количество работ, рассматривающих регулярное и долговременное применение солесодержащих смесей как причину постепенного химического загрязнения водных экосистем [1-4, 7, 8]. В Северной Америке и Европе применение соли для удаления наледи на автомобильных дорогах, практикуемое уже более 50 лет [3], признано одним из основных источников хлоридов в подземных водах, ручьях, реках и озёрах [9]. Во многих городах Российской Федерации в последние годы резко возросла интенсивность применения солесодержащих смесей для борьбы с обледенением дорожных покрытий и пешеходных зон [10]. Использование таких смесей вызывает обеспокоенность общественности и привлекает внимание контролирующих органов. Для прогноза последствий возможного химического загрязнения водных и наземных экосистем в результате долговременного применения солесодержащих смесей необходимо иметь представление о пределах устойчивости организмов, населяющих пресноводные объекты и почвенные системы, к компонентам, входящим в их состав [11]. На территории России исследования, устанавливающие такие пределы, немногочисленны и представлены преимущественно работами по изучению влияния противогололёдных средств на микробиоту почвенного покрова вдоль дорожных полотен и высшие растения [12, 13]. Цель данной работы - определить пороговые концентрации растворов противогололёдной солевой смеси «Бионорд», содержащей в своем составе хлориды натрия и кальция, при которых наблюдаются негативные эффекты на параметры развития животных и растительных тест-объектов. Материалы и методики исследования Для оценки пороговых концентраций растворов противогололёдной солевой смеси использованы стандартный для экологического мониторинга луковый тест (Allium-тест) на основе лука репчатого Allium cepa L. (Liliop-sida: Amaryllidaceae) [14-17], а также острый и хронический тесты с пресноводным рачком Moina macrocopa (Straus, 1820) (Cladocera: Moinidae) [18, 19]. Т.С. Лопатина, Ю.В. Александрова, О.В. Анищенко и др. 164 Во всех экспериментах в качестве модельного антигололёдного средства протестирована солесодержащая смесь «Бионорд» [20, 21]. Тестируемые растворы готовили путем разведения исходного стокового раствора с концентрацией смеси 200 г/л. Элементный состав всех тестируемых растворов и контрольной среды определяли с помощью ИСП-спектрометра iCAP 6300 Duo («Thermo Scientific», Великобритания) [18], удельную электропроводность - с помощью кондуктометра STARTER ST300C («Ohaus Corporation», США), водородный показатель - с помощью pH-метра PB-11 («Sartorius», Германия). Калибровка приборов проводилась перед каждой серией измерений. Измерения выполнены в аналитической лаборатории Института биофизики СО РАН (г. Красноярск). Физико-химическая характеристика растворов антигололёдной смеси. На основании химического анализа выделены элементы, концентрация которых в воде линейно зависела от концентрации растворенной смеси (коэффициент детерминации R2 от 0,99 до 0,60). Сумма этих элементов составляла 85,0% от количества растворенной смеси (Cl: 48,0±5,8%; Na: 28,7±2,1%; Ca: 7,9±0,5%; S: 0,2±0,1%; K: 0,20±0,01%; Mg: 0,01±0,01%; Sr: 0,006±0,001%; B, Ba, Cr, Cu, Ga, Li, Mn, Mo, V в сумме: 0,003%). Концентрации Al, As, Bi, Cd, Co, Fe, Ni, P, Pb, Sb, Se, Sn, Ti, Zn слабо зависели от концентрации смеси в растворе (R2 от 0,5 до 0,003). Доля неучтенных при анализе растворов элементов в массе смеси не превышала 15%. Доля нерастворимой минеральной фракции в массе смеси составила 1,18±0,15% (n = 4). Для её определения раствор смеси центрифугировали в течение 30 мин при 8 000 g, 20 °C. После первичного центрифугирования осадок трижды промывали дистиллированной водой и центрифугировали, затем высушивали при температуре 105 °C и взвешивали на аналитических весах. Зависимость удельной электропроводности раствора (у) от концентрации растворенной смеси (х) описывается линейным уравнением y = 1,22x+1,57 (R2 = 0,99). Величина pH растворов не зависела от концентрации смеси, в острых и хронических тестах на ветвистоусых ракообразных составляла 7,7±0,2, в тестах на луке репчатом - 7,0±0,7. Allium-тест. Для экспериментов использовали головки лука репчатого сорта Штуттгартер Ризен диаметром 1,8±0,1 см, массой 2,27±0,17 г. Перед экспериментом луковицы вынимали из холодильника, где они хранились при температуре 5 °С в течение двух недель, далее вымачивали несколько часов в дистиллированной воде и после удаляли отмершие поверхностные ткани. Подготовленные луковицы помещали на 48 ч корневой частью в пробирки, содержащие по 20 мл растворов смеси в различной концентрации или водопроводной воды. Для каждой концентрации смеси и в контроле протестировано по три луковицы. Проведено два последовательных эксперимента, в каждом из которых протестировали растворы со следующими концентрациями смеси в дистиллированной воде: 1,0; 2,5; 5,0; 7,0; 10,0; 15,0; 20,0; 50,0 г/л. Влияние растворов противогололёдной смеси 165 Для оценки общей токсичности измеряли длину корней и рассчитывали среднюю и суммарную длину корней на каждой луковице (см). Для оценки цитотоксичности рассчитывали митотический индекс (МИ) - отношение числа делящихся клеток в апикальной меристеме корней к общему числу клеток. Для подсчета МИ для каждой концентрации реагента отбирали по пять корешков лука длиной 0,8-1,4 см случайным образом из корней, выросших на трех луковицах. Корешки фиксировали, красили 2% раствором ацетоорсеина и готовили из них препараты по ранее описанной методике [14]. Препараты просматривали под микроскопом (*400). В каждом препарате просматривали такое количество полей, чтобы набрать в сумме около тысячи интерфазных и делящихся клеток. МИ рассчитывали как долю делящихся клеток, находящихся в стадиях профазы, метафазы, анафазы и телофазы, к сумме делящихся и интерфазных клеток и выражали в процентах. Острые и хронические тесты с рачками. В работе тестировали лабораторную культуру M. macrocopa, полученную из покоящихся яиц. Культура рачков вместе с грунтом предоставлена В.К. Чугуновым из временного пересыхающего пруда в окрестностях Института биологии внутренних вод РАН (пос. Борок, Ярославская область). Для всех экспериментов тестируемых ювенильных самок получали от материнских особей, которых культивировали индивидуально в благоприятных для партеногенетического размножения условиях (температура 26 °C; фотопериод 16 ч свет : 8 ч темнота; концентрация пищи 200*103 кл./мл; объем среды 20 мл) [18, 19]. В острых и хроническом экспериментах самок в первые сутки их жизни (размер тела 0,5-0,6 мм) рассаживали по одной в стаканчики с отстоянной (не менее 72 ч) водопроводной водой (20 мл) с добавкой смеси в определенной концентрации. Контроль - группа животных в водопроводной воде. Стаканчики с животными во время острых и хронического экспериментов находились в контролируемых условиях (температура 26 °C; фотопериод 16 ч свет : 8 ч темнота). Для каждой концентрации смеси в растворе и контроля протестировано по 20 животных в острых и по 15 животных в хроническом экспериментах. На основе литературных данных о влиянии солености на пресноводных ветвистоусых ракообразных [22, 23] и оценки элементного состава смеси, для острых тестов выбраны следующие концентрации «Бионорда»: 1,3; 2,5; 4,0; 5,0; 6,0; 8,0; 10,0 г/л. Животных в острых тестах не кормили. Смертность рачков определяли через 24 и 48 ч после начала эксперимента. Для всей линейки концентраций проведено три последовательных эксперимента. В хроническом эксперименте протестирован следующий ряд концентраций «Бионорда» в среде: 0,3; 0,6; 1,3; 2,5; 5,0; 6,0 и 8,0 г/л. Исходные тестируемые растворы смеси «Бионорд» готовили в объеме, достаточном для проведения всего хронического эксперимента. В качестве корма в хроническом тесте использовали неаксеничную культуру зелёной водоросли Chlorella vulgaris (Chlorellales: Chlorellaceae) [18, 19]. Среду культивирова- Т.С. Лопатина, Ю.В. Александрова, О.В. Анищенко и др. 166 ния в опытных и контрольных стаканах меняли ежесуточно. В начале эксперимента и каждые следующие сутки при обновлении среды вносили корм в концентрации 200х103 клеток/мл. Хронический эксперимент вели до гибели всех тестируемых животных. В первые сутки жизни и за сутки до отрожде-ния первого потомства у каждой самки определяли линейные размеры тела как длину от вершины головы до конца створок панциря под бинокулярной лупой (х16). На основе линейных размеров тела рассчитывали удельную скорость ювенильного роста животных [19]. Каждые сутки фиксировали количество мертвых животных, для каждой самки подсчитывали количество отрожденных потомков, которых после этого удаляли. На основании этих данных для каждой концентрации смеси рассчитывали среднюю продолжительность жизни и среднюю плодовитость рачков. Статистический анализ. Для анализа регрессионных зависимостей результаты двух независимых Allium-тестов объединили в один массив данных на основе попарного сравнения индикаторных параметров, полученных для одинаковых концентраций, с помощью двухвыборочного t-теста, который не выявил статистически значимого различия сравниваемых выборок (T 0 ,05, предварительно оценивалась статистическая значимость различия дисперсий с помощью F-теста); три последовательных острых эксперимента с рачками объединили в один массив данных на основе отсутствия статистически значимых отличий выживаемости рачков в контроле (тест различия между двумя пропорциями, p > 0,32). Параметры регрессионных зависимостей представлены в виде значений угла наклона (b), верхнего предела показателя теста (d), концентраций смеси, при которых происходит снижение значений показателей теста на 50% по сравнению с верхним предельным значением (EC50, LC50), и стандартной ошибки этих значений (±SE). Значения параметров и их статистическую значимость определяли с помощью пакета программного обеспечения «drc» в программе R [24]. Данные по влиянию растворов противогололёдной смеси на параметры жизненного цикла Moina macrocopa в хроническом эксперименте представлены в виде средних значений продолжительности жизни самок (L, сутки), удельной скорости роста ювенильных самок (ц 1/сутки), плодовитости (F, потомков/самку) со стандартным отклонением (±SD). Статистическую значимость влияния концентрации противогололёдной смеси на параметры жизненного цикла оценивали с помощью однофакторного дисперсионного анализа (one-way ANOVA). Результаты исследования и обсуждение Для экологического прогнозирования качества среды обитания и осуществления мер по защите экосистем от химического загрязнения солесодержащими смесями чрезвычайно важно иметь представление о том, насколько солёность может превысить фоновые концентрации в среде, не Влияние растворов противогололёдной смеси 167 оказав негативного воздействия на биоту. В настоящей работе исследовалось влияние противогололёдного реагента на живые организмы с помощью нескольких контактных биотестов на основе растительных и животных тест-объектов (лук репчатый A. cepa, ветвистоусый рачок M. macrocopa). Угнетающее действие реагента оценивалось на уровне организма (выживаемость и параметры жизненного цикла рачков, ростовые параметры лука) и клеточном уровне (митотический индекс). Концентрации смеси, при которых наблюдалось 50% угнетение роста корней лука (EC50) и 50% смертность рачков (LC50), оказались достаточно близкими (табл. 1). Таблица 1 [Table 1] Влияние растворов противогололёдной смеси на индикаторные параметры Allium-тест и острых тестов с Moina macrocopa [The effect of deicing salt solutes on the endpoints of Allium-test and acute tests with Moina macrocopa] Показатель теста [Test indicator] df Параметр [Parameter] Значение параметра ± SE [Parameter value ±SE] p-value Allium-тест [Allium-test] Средняя длина корня, см [Average root length, cm] 33 b 1,23±0,50 0,019 d 1,18±0,12

Ключевые слова

солёность, биотестирование, ветвистоусые ракообразные, Allium-тест, водные экосистемы, salinity, toxicity test, Cladocera, aquatic ecosystems, Allium-test

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Лопатина Татьяна СтаниславовнаКрасноярский научный центр СО РАНканд. биол. наук, н.с. лаборатории биофизики экосистем, Институт биофизики СО РАНlopatinats@mail.ru
Александрова Юлияна ВладимировнаКрасноярский научный центр СО РАНм.н.с. лаборатории биолюминесцентных и экологических технологий, Институт биофизики СО РАНYuliyana_aleksandrova@mail.ru
Анищенко Олеся ВалерьевнаКрасноярский научный центр СО РАНканд. биол. наук, зав. аналитической лабораторией, Институт биофизики СО РАН
Грибовская Илиада ВладимировнаКрасноярский научный центр СО РАНканд. биол. наук, с.н.с. аналитической лаборатории, Институт биофизики СО РАНgribov@ibp.ru
Оськина Наталия АлександровнаКрасноярский научный центр СО РАНм.н.с. лаборатории биолюминесцентных и экологических технологий, Институт биофизики СО РАНoskina_nata@mail.ru
Зотина Татьяна АнатольевнаКрасноярский научный центр СО РАН; Сибирский федеральный университетканд. биол. наук, доцент, с.н.с. лаборатории радиоэкологии, Институт биофизики СО РАН; доцент базовой кафедры медико-биологических систем и комплексов, Институт фундаментальной биологии и биотехнологииt_zotina@ibp.ru
Задереев Егор СергеевичКрасноярский научный центр СО РАН; Сибирский федеральный университетканд. биол. наук, доцент, в.н.с. лаборатории биофизики экосистем, Институт биофизики СО РАН; доцент кафедры биофизики, Институт фундаментальной биологии и биотехнологииegzadereev@gmail.com
Всего: 7

Ссылки

Meter R.J.V., Swan Ch.M., Leips J., Snodgrass J.W. Road salt stress induces novel food web structure and interactions // Wetlands. 2011. Vol. 31, № 5. PP. 843-851. doi: 10.1007/ s13157-011-0199-y
Godwin K.S., Hafner S.D., Buff M.F. Long-term trends in sodium and chloride in the Mohawk River, New York: the effect of fifty years of road-salt application // Environmental Pollution. 2003. Vol. 124. PP. 273-281. doi: 10.1016/s0269-7491(02)00481-5
Schuler M.S., Hintz W.D., Jones D.K., Lind L.A., Mattes B.M., Stoler A.B., Sudol K.A., Relyea R.A. How common road salts and organic additives alter freshwater food webs: in search of safer alternatives // Journal of Applied Ecology. 2017. Vol. 54, № 5. PP. 13531361. doi: 10.1111/1365-2664.12877
Hofman J., Travmckova E., Andel P. Road salts effects on soil chemical and microbial properties at grassland and forest site in protected natural areas // Plant, soil and environment. 2012. Vol. 58, № 6. PP. 282-288. doi: 10.17221/5994-PSE
Velasco J., Gutie'rrez-Ca'novas C., Botella-Cruz M., Sa'nchez-Ferna'ndez D., Arribas P., Carbonell J.A., Milla'n A., Pallare's S. Effects of salinity changes on aquatic organisms in a multiple stressor context // Philosophical Transaction of the Royal Society B. 2019. Vol. 374, № 1764. doi: 10.1098/rstb.2018.0011
Kefford B., Dunlop J., Nugegoda D., Choy S. Understanding salinity thresholds in freshwater biodiversity: freshwater to saline transition. In: Salt, Nutrient, Sediment and Interactions: Findings from the National River Contaminants Program. Land & Water Australia, 2007. PP. 9-28.
Fay L., Shi X. Environmental Impacts of Chemicals for Snow and Ice Control: State of the Knowledge // Water Air and Soil Pollution. 2012. Vol. 223, № 5. PP. 2751-2770. doi: 10.1007/s11270-011-1064-6
Ramakrishna D.M., Viraraghavan T. Environmental impact of chemical deicers - a review // Water, Air, and Soil Pollution. 2005. Vol. 166. PP. 49-63. doi: 10.1007/s11270-005-8265-9
Dugan H.A., Bartlett S.L., Burke S.M., Doubek J.P., Krivak-Tetley F.E., Skaff N.K., Summers J.C., Farrell K.J., McCullough I.M., Morales-Williams A.M., Roberts D.C., Ouyang Z., Scordo F., Hanson P.C., Weathers K.C. Salting our freshwater lakes // PNAS. 2017. Vol. 114, № 17. PP. 4453-4458. doi: 10.1073/pnas.1620211114
Никифорова Е.М., Кошелева Н.Е., Хайбрахманов Т.С. Экологические последствия применения противогололедных реагентов для почв восточного округа Москвы // Вестник Московского университета. Серия 5: География. 2016. № 3. С. 40-49.
Peredo-Alvarez V.M., Sarma S.S.S., Nandini S. Combined effect of concentrations of algal food (Chlorella vulgaris) and salt (sodium chloride) on the population growth of Brachionus calyciflorus and Brachionus patulus (Rotifera) // Revista de Biologia Tropical. 2003. Vol. 51, № 2. PP. 399-407.
Герасимов A.O., Чугунова M.B. Изучение воздействия хлоридных противогололедных реагентов на высшие растения и почвенные микроорганизмы в лабораторном и полевом экспериментах // Инженерная геология. 2016. № 6. С. 48-53.
Шишова T.K., Матвеева Т.Б., Казанцев И.В. Влияние противогололедного материала «Бионорд» на развитие растений // Самарская Лука: проблемы региональной и глобальной экологии. 2017. Т. 26,№ 1. С. 78-84.
Зотина Т.А., Трофимова Е.А., Александрова Ю.В., Анищенко О.В. Оценка качества донных отложений среднего участка р. Енисей с помощью Allium теста // Сибирский экологический журнал. 2019. № 3. С. 327-340. doi: 10.15372/SEJ20190309
Fiskesjo G. The Allium test as a standard in environmental monitoring // Hereditas. 1985. Vol. 102. PP. 99-112. doi: 10.1111/j.1601-5223.1985.tb00471.x
Leme D.M., Marin-Morales M.A. Allium cepa test in environmental monitoring: a review on its application // Mutation Research. 2009. Vol. 682. PP. 71-81. doi: 10.1016/j. mrrev.2009.06.002
Junior H.M., Silva J.D., Arenson A., Portela C.S., Ferreira I.C.F.d.S., Henriques J.A.P. Evaluation of genotoxicity and toxicity of water and sediment samples from a Brazilian stream influenced by tannery industries // Chemosphere. 2007. Vol. 67. PP. 1211-1217. doi: 10.1016/j.chemosphere.2006.10.048
Oskina N., Lopatina T., Anishchenko O., Zadereev E. High resistance of resting eggs of cladoceran Moina macrocopa to the effect of heavy metals // Bulletin of Environmental Contamination and Toxicology. 2019. Vol. 102, № 3. PP. 335-340. doi: 10.1007/s00128-018-2473-7
Лопатина Т.С., Бобровская Н.П., Оськина Н.А., Задереев Е.С. Сравнительное исследование токсического воздействия никеля и кадмия на активные и покоящиеся стадии ветвистоусого рачка Moina macrocopa // Журнал Сибирского федерального университета. Биология. 2017. Т 10, № 3. С. 358-372. doi: 10.17516/1997-1389-0031
Стандарт организации СТО 001-80119761-2010. Противогололёдные материалы «Бионорд». Технические условия. ООО «Уральский завод противогололёдных материалов». Пермь, 2010. 22 с. URL: http://www.sakhsnabservice.ru/data/uploads/cert/ 7def7457b14db93343382fe698d12e99.pdf (дата обращения: 06.04.2020).
Инструкция по использованию противогололёдного материала «БИОНОРД» (ТУ 2149-009-93988694-2007) на дорогах с твердым покрытием, пешеходных тротуарах, в том числе плиточных, пассажирских платформах, грузовых площадках, привокзальных территориях, пешеходных и автомобильных мостах. 5 с. URL: http:// vdknl.ru/file/0007/7072/%D0%9F%D0%91_bionord.pdf (дата обращения: 06.04.2020).
Sarma S.S.S., Nandini S., Morales-Ventura J., Delgado-Marti'nez I., Gonza'lez-Valverde L. Effects of NaCl salinity on the population dynamics of freshwater zooplankton (rotifers and cladocerans) // Aquatic Ecology. 2006. Vol. 40. PP. 349-360. doi: 10.1007/s10452-006-9039-1
Schuytema G.S., Nebeker A.V., Stutzman T.W. Salinity tolerance of Daphnia magna and potential use for estuarine sediment toxicity test // Archives of Environmental Contamination and Toxicology. 1997. Vol. 33, № 2. PP. 194-198. doi: 10.1007/s002449900242
Ritz Ch., Streibig J.C. Bioassay analysis using R // Journal of Statistical Software. 2005. Vol. 12, № 5. doi: 10.18637/jss.v012.i05
Хлебович В.В. Критическая соленость биологических процессов. Л. : Наука, 1974. 235 с.
Rasdi N.W., Suhaimi H., Hagiwara A., Ikhwanuddin M., Ghaffar M.A., Yuslan A., Najuwa S. Effect of different salinities gradient on fatty acid composition, growth, survival and reproductive performance of Moina macrocopa (Straus 1820) (Crustacea, Cladocera) // Preprints. 2019. 2019060205. doi: 10.20944/preprints201906.0205.v1
Martmez-Jeronimo F., Martinez-Jeronimo L. Chronic effect of NaCl salinity on a freshwater strain of Daphnia magna Straus (Crustacea: Cladocera): a demographic study // Ecotoxicology and Environmental Safety. 2007. Vol. 67, № 3. PP. 411-6. doi: 10.1016/j. ecoenv.2006.08.009
Howard K.W.F., Maier H. Road deicing salt as a potential constraint on urban growth in the Greater Toronto Area, Canada // Journal of Contaminant Hydrology. 2007. Vol. 91, № 1-2. PP. 146-170. doi: 10.1016/j.jconhyd.2006.10.005
Thunqvist E.L. Regional increase of mean chloride concentration in water due to the application of deicing salt // Science of the Total Environment. 2004. Vol. 325, № 1-3. PP. 29-37. doi: 10.1016/j.scitotenv.2003.11.020
Corsi S.R., Graczyk D.J., Geis S.W., Booth N.L., Richards K.D. Fresh look at road salt: aquatic toxicity and water-quality impacts on local, regional, and national scale // Environmental Science and Technology. 2010. Vol. 44, № 19. PP. 7376-7382. doi: 10.1021/ es101333u
 Влияние растворов противогололёдной смеси на <i>Moina macrocopa</i> и <i>Allium cepa </i>в биотестовом эксперименте | Вестн. Том. гос. ун-та. Биология. 2020. №  51. DOI: 10.17223/19988591/51/9

Влияние растворов противогололёдной смеси на Moina macrocopa и Allium cepa в биотестовом эксперименте | Вестн. Том. гос. ун-та. Биология. 2020. № 51. DOI: 10.17223/19988591/51/9