СВЯЗЬ РАДИАЛЬНОГО ПРИРОСТАИ ЖИЗНЕННОГО СОСТОЯНИЯ У ДЕРЕВЬЕВ КЕДРА СИБИРСКОГО | Вестн. Том. гос. ун-та. Биология. 2010. № 4 (12).

СВЯЗЬ РАДИАЛЬНОГО ПРИРОСТАИ ЖИЗНЕННОГО СОСТОЯНИЯ У ДЕРЕВЬЕВ КЕДРА СИБИРСКОГО

Исследована связь между жизненным состоянием дерева и величиной радиального прироста у кедра сибирского Pinus sibirica Du Tour в припоселковом кедровнике. Показаны четкие различия радиального прироста ствола у деревьев с разным состоянием кроны. Снижение радиального прироста у ослабленных и сильно ослабленных деревьев обусловлено более выраженной реакцией на дефолиацию кроны рыжим сосновым пилильщиком. Прочие факторы (гнилевые болезни, конкуренция, погода, возраст) в условиях исследованного насаждения влияния на жизненное состояние и радиальный прирост кедра сибирского не оказали.

CONNECTION BETWEEN RADIAL INCREMENT AND TREE VITALITY OF SIBERIAN STONE PINE.pdf В качестве одной из важнейших характеристик состояния деревьев при мониторинге лесных экосистем в настоящее время широко используется по-врежденность кроны, проявляющаяся в ее изреженности, снижении густоты (увеличении прозрачности, «ажурности») [1]. Использование этого признака позволяет оперативно оценивать повреждённость лесов природными и антропогенными факторами. Однако недостаточно ясно, как изменение состояния кроны дерева соотносится с изменением его метаболизма. Кроме того, указывается на зависимость оценки состояния от субъективного понимания «здорового дерева» [2]. Поэтому интерес представляют исследования, в которых совместно рассматриваются результаты визуального оценивания состояния деревьев и инструментального измерения физиологических показателей.Одним из последствий воздействия стресса на дерево нередко является снижение ассимиляции и, как следствие, радиального прироста ствола. Так, широко известен факт уменьшения радиального прироста под воздействием засухи [3-8]. Не менее широко обсуждается влияние на радиальный прирост объедания кроны филлофагами [9-10] и заболеваний, вызванных патогенными грибами [11-13]. Из антропогенных факторов, влияющих на прирост, лучше всего изучены аэротехногенные загрязнения [4-5, 14]. В то же время связь радиального прироста ствола и состояния кроны рассмотрена в немногочисленных работах, хотя указывается, что прирост и прозрачность могут взаимно дополнять друг друга [9]. Так, зависимость снижения радиальногоСвязь радиального прироста и жизненного состояния69прироста от возрастания изреженности кроны обсуждалась в статьях Торелли с соавт. [15], Диттмара и Эллинга [16]. Хорошую корреляцию с состоянием кроны показали такие связанные с радиальным приростом характеристики, как прирост ствола по объёму [17] и диаметру [18], отношение площади ранней заболони к общей площади сечения ствола [2].Основной целью данной работы является анализ связи между жизненным состоянием дерева, определённым по степени изреженности кроны, и величиной радиального прироста у кедра сибирского Pinus sibirica Du Tour. Оценивались различия величины радиального прироста между деревьями различного жизненного состояния. Дополнительно анализировалась роль некоторых факторов в формировании этих различий.Материалы и методы исследованияИсследования проведены в припоселковом кедровнике вблизи с. Белоусо-во Томского района Томской области (56°18' с.ш., 85°10' в.д.), в 18 км южнее Томска. Район исследований находится в южной части южно-таежной подзоны Западно-Сибирской равнины, вне зоны интенсивного атмосферного загрязнения. Климат исследуемого региона характеризуется как влажный с умеренно теплым летом и умеренно суровой снежной зимой [19].На пробной площади, заложенной в чистом разнотравном кедровом насаждении, в первой декаде июня 2007 г. проведён сплошной перечёт деревьев. У всех деревьев был измерен диаметр ствола на высоте груди (1,3 м). Высота была измерена у 64 деревьев, возраст определён у 48. Характеристика древостоя приведена в табл. 1.Таблица 1 Таксационные характеристики изученного древостоя кедра сибирскогоПлощадь, гаДиаметр*, смВысота*, мВозраст*, летСумма площадей сечений, м2 /гаКоличество деревьев, шт./ га0,544 ±1323,9 ±3,5140 ±2747,5286Среднее ± стандартное отклонение.Для всех деревьев оценивали напряженность конкуренции со стороны соседей по уровню затенения кроны. Для этого деревья, в зависимости от их положения в древостое, делились на свободнорастущие (перекрывание с кронами соседних деревьев отсутствует), полукуртинные (кроны частично перекрываются) и куртинные (кроны перекрываются полностью или почти полностью).Жизненное состояние деревьев определяли с использованием шкалы, предложенной В.А. Алексеевым [20]: здоровое дерево - снижение густоты кроны незначительно, менее 10%; ослабленное - густота кроны снижена на 30% по сравнению со здоровой; сильно ослабленное - на 60%; отмирающее -более чем на 80%; мертвое (сухостой) - прозрачность кроны 100%. Состояние всех деревьев на пробной площади было оценено независимо каждым из соавторов данной статьи. После этого итоговая оценка для каждого дерева70Д.А. Демидко, CA Криеец, Э.М. Бисироеаопределялась с помощью системы обработки экспертной информации СПРР-Прототип [21]. Распределение по категориям жизненного состояния оценивали как по числу стволов, так и по сумме площадей поперечных сечений деревьев.Отбор кернов для определения возраста и измерения радиального прироста производили с тех деревьев, которые были отнесены к одной категории жизненного состояния всеми тремя наблюдателями. Поскольку погибшие деревья регулярно убираются из древостоя, а отмирающие немногочисленны (см. рис. 1), керны брали только с деревьев первых трёх категорий. С каждого из них было взято два керна с противоположных сторон ствола как можно ближе к его основанию. При взятии кернов одновременно оценивали наличие гнили. Для более точного определения возраста вводилась поправка на высоту взятия керна [22]. Всего проанализировано 96 кернов.Дендрохронологическая обработка материалаШирину колец измеряли с помощью полуавтоматической установки LINT AB с программным обеспечением TS АР с точностью до 0,01 мм. Согласованность хода радиального прироста оценивали с помощью коэффициента синхронности (Gleichläufigkeit) [23]. Результаты измерений стандартизировались с помощью сплайн-функции, негативной экспоненты и линейной регрессии при использовании программы CRONOL (Tuscon, Arizona, USA). Pe-перные (с экстремально низкими значениями радиального прироста) годы выделялись с помощью метода, предложенного Ньювиртом с соавт. [24]. Дополнительным условием выделения реперных лет было наличие синхронного спада или подъёма прироста, по крайней мере, у 70% деревьев [16, с изменениями].Статистическая обработкаПервым этапом статистической обработки была отбраковка деревьев, возраст которых был значительно выше или ниже среднего. Для этого нами было использовано правило Томпсона [25]. Поскольку распределение данных отличалось от нормального, к ним было предварительно применено преобразование Бокса-Кокса [26]. Для решения других задач были выбраны непараметрические критерии, которые могут быть корректно использованы в обработке данных, распределение которых отличается от нормального.Для оставшихся после отбраковки деревьев было проведено сравнение значений радиального прироста с 1906 по 2006 г. с помощью непараметрического аналога дисперсионного анализа - метода Краскала-Уоллиса [27]. В качестве группирующей переменной принята категория состояния. Сравнение приростов представляло собой проверку множественных гипотез, поэтому для коррекции уровня значимости использовалась процедура Саймса [28]. Парные сравнения между категориями состояния проводились по методу Манна-Уитни [29]. При проведении сравнений использовались данные без преобразования, т.к. детрендинг (минимизация возрастного тренда) приводит к ослаблению связи между прозрачностью кроны и приростом [16].Связь радиального прироста и жизненного состояния71Сравнение других количественных признаков также проводилось с помощью методов Краскала-Уоллиса и Манна-Уитни. В качестве зависимых признаков выступали высота дерева, диаметр на высоте груди, возраст и средние приросты за 1906-2006 гг. Группирующими переменными служили: 1) категория состояния (зависимые - высота, диаметр, возраст); 2) поражённость гнилями и уровень конкуренции (зависимая - прирост).Анализ сопряжённости качественных признаков (с одной стороны, категория состояния, с другой - положение в древостое и наличие гнили) проводился с помощью коэффициента Крамера [29]. При оценке силы связи состояния кроны и положения в древостое куртинные деревья из-за их малочисленности (рис. 1) из расчёта исключались.Корреляция между характеристиками климата и индексами радиального прироста оценивалась с помощью рангового коэффициента корреляции Спирмена [29]. В качестве нулевой гипотезы рассматривалось отсутствие корреляции. Для снижения риска ошибочного принятия альтернативной гипотезы использовалась процедура Саймса [28]. Доверительные интервалы для долей строились с использованием бутстреп-метода с коррекцией смещения [30]. Разброс значений количественных признаков характеризовался с помощью стандартного отклонения.Результаты исследования и обсуждениеБольшинство деревьев в изученном насаждении ослаблено в той или иной степени (рис. 1). Отмирающие и погибшие деревья составляют в древостое небольшую долю, не оказывая значительного влияния на состояние насаждения в целом. Для здоровых и ослабленных деревьев характерно превышение значения доли по сумме площадей сечений над долей по количеству стволов. Это свидетельствует о том, что менее крупные деревья в целом ослаблены сильнее.%70 -|60 -50 -40 -30 -20 -10 - о -здоровые ослабленныесильноотмирающие погибшиеослабленныеD по сумме пчощадей сечения D по количеству стволовРис. 1. Распределение в насаждении деревьев кедра сибирского с различным жизненным состоянием. В виде «усов» представлен 95%-ный доверительный интервал72Д.А. Демидко, CA Криеец, Э.М. БисироеаСредний возраст и средняя высота деревьев всех рассматриваемых категорий состояния значимо друг от друга не отличаются (р = 0,185 и 0,377 соответственно). Статистически значимые различия (р = 0,014) отмечены только для диаметра (табл. 2). При этом диаметр здоровых деревьев значимо превышает диаметр как ослабленных (р = 0,002), так и сильно ослабленных (р = 0,023).Таблица 2 Характеристика деревьев с разным жизненным состояниемПоказательКатегория состояния ЗдоровыеОслабленныеСильно ослабленныеВозраст*, лет139±14а**132±19а141±23 аДиаметр*, см54±6а46±8Ь47±11ЬВысота*, м25,3 ±1,5 а24,6±1,9а23,7±0,1 аСреднее ± стандартное отклонение.** Буквами обозначены результаты парных сравнений по методу Манна-Уитни. Одинаковые буквы обозначают отсутствие статистически значимых различий.Доля деревьев, поражённых комлевыми гнилями, приблизительно одинакова во всех категориях состояния (рис. 2). Свободно растущие деревья преобладают среди здоровых, полукуртинные - среди ослабленных в разной степени (рис. 3). Однако связь жизненного состояния деревьев отсутствует как с положением в древостое, так и с поражённостью гнилью (коэффициент Крамера 0,130 и 0,065, р = 0,806 и 0,671 соответственно). Различия по радиальному приросту (среднее значение за 1906-2006 гг.) между свободно растущими и полукуртинными деревьями статистически незначимы (р = 0,518), как и между поражёнными комлевой гнилью и здоровыми деревьями (р = 0,460).Чувствительность радиального прироста изменяется в зависимости от жизненного состояния от 0,197 до 0,247. Величины коэффициентов корреляции радиального прироста и характеристик погоды не превышают по модулю 0,273. После коррекции полученных коэффициентов по методу Саймса ни один из них не был признан статистически значимым.Прирост деревьев разных категорий состояния изменяется согласованно (рис. 4). Значение коэффициента синхронности при сравнении усреднённых хронологий здоровых, ослабленных и сильно ослабленных деревьев составляет 85-86.Погодичное сравнение приростов деревьев разных категорий состояния (табл. 3) показало, что статистически значимые различия (а < 0,05, метод Краскала-Уоллиса в сочетании с методом Саймса) отмечены для 50 лет из 101. Следует отметить, что с 1977 г. значимые различия отмечены для всех лет (кроме 1999). Парные сравнения по методу Манна-Уитни показали, что в 41 случае имеются значимые различия между приростом здоровых и ослабленных деревьев, в 35 - между приростом ослабленных и сильно ослабленных. Средние значения радиального прироста за рассматриваемый период также различаются у деревьев рассматриваемых категорий состояния.Связь радиального прироста и жизненного состояния73%70 -60 -50 -40 -зо -20 -ю -о -здоровыеослабленныесильно ослабленныеРис. 2. Доля в насаждении деревьев различного жизненного состояния с комлевой гнилью. В виде «усов» представлен 95%-ный доверительный интервал%100 -90 -т"80 -70 -Т60 -ТI II I"50 -I40 -.11130 -20 -т10 -1о -IL-L-l1-''-''-I-'-'-''-Iкуртинныеполукуртинные свободнорастущие□ здоровые □ ослабленные □ сильно ослабленныеРис. 3. Доля в насаждении деревьев с различной степенью затенения кроны и жизненным состоянием. В виде «усов» представлен 95%-ный доверительный интервалТаблица 3 Радиальный прирост деревьев разного жизненного состоянияГодКатегория состояния*Уровень значимости различий** ЗдоровыеОслабленныеСильно ослабленные 123451924353±69 а***273±110Ь230±116b0,0171925321±72 а234±97 b225±125 b0,0161926290±65 а193±90b177±112b0,0101927287±91а199±110b149±112b0,0101928343±109 а245±113b196±123b0,0131929257±85 а180±86b139±89b0,01274Д.А. Демидко, CA Криеец, Э.М. БисироеаОкончание табл. 3123451930323±104 а248±95 b172±110c0,0061931226±90 а169±78 b131±110c0,0221932283±103 а208±98 b155±122b0,0241933317±101а238±91b173±97b0,0081935301±83 а226±83 b160±73 с0,0051936281±99 а198±83 b150±96c0,0101937245±84 а176±71b156±107c0,0241938293±113а206±83 b184±148b0,0231955167±83 а155±76 а78±34 b0,0221956140±77 а131±73а57±26 b0,0101957153±90 а131±62а67±29 b0,0121958127±78 а107±53 а57±22 b0,0191963156±80 а128±58 а80±31b0,0191965127±75 а99±53 а56±23 b0,0191966169±84 а122±54 b81±32 с0,0101977176±79 а124±46 b92±25 с0,0191978210±110а137±66b88±34 с0,0141979199±106а134±75 b77±26 с0,0221980152±71а115±62а70±21b0,0121981188±94 а130±74b82±27 b0,0121982166±77 а116±61b75±28 с0,0081983152±77а89±48 b57±21с0,0011984180±82 а113±54b67±23 с< 0,0011985158±67а103±47 b71±29 с0,0011986151±82а98±54 b59±25 с0,0031987190±85 а145±83 b74±39 с0,0031988199±82 а150±80b75±30 с0,0021989167±66 а117±70b51±19c< 0,0011990202±97 а129±96 b66±28 с0,0021991198±85 а134±72b69±24 с0,0011992219±91а147±76 b76±38 с0,0011993152±87а98±58 b59±25 с0,0031994187±79 а130±72b91±36 b0,0051995168±75 а140±91а76±37 b0,0091996159±62 а103±55 b58±21с< 0,0011997124±64 а99±72 а62±18 b0,0161998155±58а112±61b75±32 b0,0042000124±53 а88±57 b62±23 b0,0042001139±63 а93±55 b63±28 b0,0042002193±100а125±76 b84±49 b0,0082003181±98а99±48 b77±49 с0,0042004152±74 а99±48 b70±41с0,0042005134±72 а77±42 b44±17c< 0,001200675±30 а51±29b27±15c< 0,001Среднее238±60 а187±46 b100±16 с< 0,001Средний годовой прирост (см* 10 3) ± стандартное отклонение. * По методу Краскала-Уоллиса.*** Буквами обозначены результаты парных сравнений по методу Манна-Уитни. Одинаковые буквы обозначают отсутствие статистически значимых различий.Связь радиального прироста и жизненного состояния75-.(ЮЛ ю100^^Ул\аАл 1 А ""'' '-Х ллул»лу.л-..,Гц ^l/^XvVVv/^ V\. y\v.-vvyv-,..,' ■,, ,.rit Л-, 1906 1911 1916 1921 1926 1931 1936 1941 1946 1951 1956 1961 1966 1971 1976 19S1 1986 1991 1996 2001 2006здоровые ослабленные сильно ослабленные24 -20 -16 -12 -'| 1906 1911 1916 1921 1926 1931 1936 1941 1946 1951 1956 1961 1966 1971 1976 1981 19S6 1991 1996 2001 2006ч оаРис. 4. Ход радиального прироста деревьев кедра сибирского различногожизненного состояния. Годы со значимо различающимся (метод Краскала-Уоллиса)радиальным приростом выделены серой заливкойПолученные результаты позволяют утверждать, что радиальный прирост и жизненное состояние кедра сибирского достоверно связаны между собой. На это указывают как различия между средним радиальным приростом за 1906- 2006 гг., так и результаты сравнения радиального прироста для отдельных лет. Величина радиального прироста увеличивается по мере снижения изре-живания кроны. Характерно, что годы, в которые были отмечены значимые различия между радиальным приростом деревьев разного состояния, располагаются группами (см. рис. 4). Другая важная особенность - нарастание частоты появления таких лет с течением времени. Можно утверждать, таким образом, что дифференциация по радиальному приросту деревьев разных категорий состояния по мере увеличения их возраста усиливается. Превышение радиального прироста здоровых деревьев над ослабленными вполне объясняет их более высокий диаметр, а также превышение доли здоровых деревьев по сумме площадей сечений над долей по числу стволов.Из факторов, потенциально способных повлиять как на радиальный прирост, так и на состояние кроны, были рассмотрены возраст деревьев, корневые гнили, вспышки численности филлофагов, конкуренция, погодные условия. Такой фактор, как механические повреждения - раны, нанесенные в результате околачивания стволов при орехопромысле, в изученном насаждении сравнительно невелики и не оказывают влияния на состояние деревьев.Сведения о связи возраста и состояния кроны противоречивы, хотя большинство авторов указывают на значительную роль возраста в изменении жизненного состояния древесных пород. Так, у кедра сибирского редукция первичной кроны под влиянием снеголомов начинается с возраста 100- 120 лет и в дальнейшем прогрессирует вплоть до полной замены вторичными элементами кроны [31]. На основе данных мониторинга за 10 лет Солбергом76Д.А. Демидко, CA Криеец, Э.М. Бисироеа[32] было выявлено уменьшение плотности кроны ели европейской с возрастом. Эта связь также показана в работах Клапа с соавт. [33] и Эвалда для Picea abies [34].С другой стороны, влияние внешних факторов на жизненное состояние может привести к тому, что с помощью возраста объяснить снижение плотности кроны становится невозможно [32]. В изученном нами насаждении возраст большинства деревьев кедра близок к среднему, обособленные поколения отсутствуют, что типично для припоселковых кедровников [35]. В таких условиях отсутствие значимых различий по возрасту между деревьями разных категорий состояния ожидаемо и наблюдаемые различия их радиального прироста возрастом объяснены быть не могут.Влияние гнилей на прирост и жизненное состояние деревьев рассмотрено достаточно подробно [12, 36]. Из возбудителей гнилей в Белоусовском кедровнике наиболее широко распространен трутовик Швейница (Phaeolus schweinitzii (Fr.) Pat.), вызывающий комлевую гниль. Поражённость комлевой гнилью деревьев разных категорий состояния значимо не отличается. Это позволяет исключить влияние гнилей на ухудшение состояния кроны в данных условиях. Не оказало влияния наличие гнили и на радиальный прирост.Уменьшение радиального прироста в результате объедания хвои насекомыми - хорошо известный феномен [8, 9, 10, 37-39]. Массовым видом фил-лофагов в припоселковых кедровниках в отдельные годы является рыжий сосновый пилильщик Neodiprion sertifer Geoffr. [40, 41]. В исследуемом древостое часть его вспышек была подавлена с использованием пестицидов, часть затухла по естественным причинам. Однако некоторые вспышки привели к сильному объеданию крон.Анализ появления реперных лет (табл. 4) показывает, что деревья, оцененные как здоровые, слабее реагируют на массовое размножение этого фил-лофага. Достоверно связанное с дефолиацией снижение радиального прироста было отмечено у них только трижды. Пять раз дефолиация приводила к формированию узкого кольца у ослабленных деревьев, четыре - у сильно ослабленных. Это может объяснить превышение прироста здоровых деревьев над приростом ослабленных после 1965 г., когда лесопатологи стали официально регистрировать вспышки массового размножения рыжего соснового пилильщика на территории Томской области.Таблица 4 Реперные годы, выделенные у деревьев с разным жизненным состоянием (жирным шрифтом помечены годы с документированными вспышками массового размножения рыжего соснового пилильщика)КатегорияГодсостоянияЗдоровые193119341948196519992006Ослабленные192919311934194819651983199319992006Сильноослабленные192919311934194819561965198919992006Связь радиального прироста и жизненного состояния11Однако с помощью этих данных невозможно интерпретировать более частое появление реперных лет у ослабленных деревьев по сравнению с сильно ослабленными, несмотря на более высокий прирост ослабленных деревьев (см. рис. 4). Практически непрерывную серию годов (1924-1938), когда приросты деревьев разных категорий состояния значимо отличались друг от друга (см. табл. 3), видимо, можно объяснить тем, что в этот период в припоселковых кедровниках Томской области также происходили вспышки массового размножения пилильщика, которые не были документально зафиксированы [42].Состояние кроны также зависит от напряжённости конкуренции [43], хотя имеются и обратные данные [44]. Влияние конкурентного статуса дерева на прирост ствола показано, в частности, на примере сосны обыкновенной [45, 46]. В условиях однородного по таксационным характеристикам исследованного древостоя кедра сибирского без разделения по поколениям конкуренция в дифференциации деревьев по жизненному состоянию играет незначительную роль. Об этом свидетельствует низкое значение коэффициента Крамера. По радиальному приросту куртинные и полукуртинные деревья также не отличаются.Связь погоды и радиального прироста деревьев исследована во многих работах [9, 23, 47]. Известно, что ширина годичных колец показывает наивысшие корреляции с погодными условиями тогда, когда какой-либо фактор находится в дефиците [47]. Большое количество осадков и относительно низкая обеспеченность теплом региона исследований соответствует предпочтениям кедра, который характеризуется как «древесная порода холодного и влажного климата тайги» [35]. Условия местопроизрастания также близки к оптимальным [48]. Поэтому, несмотря на относительно высокую чувствительность, здоровые и ослабленные деревья кедра не показали значимой корреляции радиального прироста с климатическими условиями.Таким образом, проведенные исследования показали, что между визуально определенным жизненным состоянием дерева и радиальным приростом кедра сибирского существует чёткая связь. Деревья, отличающиеся более высокой прозрачностью кроны, имеют меньшую среднюю ширину колец. Ход прироста во времени у деревьев разного состояния близок друг к другу.Снижение радиального прироста у ослабленных и сильно ослабленных деревьев до некоторой степени можно объяснить более выраженной реакцией на дефолиацию рыжим сосновым пилильщиком. Влияние прочих факторов (гнилевые болезни, конкуренция, погода, возраст) в условиях исследованного насаждения на жизненное состояние и радиальный прирост кедра сибирского достоверно не подтверждено.

Ключевые слова

tree vitality, radial increment, Siberian stone pine, кедр сибирский, жизненное состояние, радиальный прирост

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Кривец Светлана АрнольдовнаИнститут мониторинга климатических и экологических систем СО РАНкандидат биологических наук, доцент, ведущий научный сотрудник лаборатории мониторинга лесных экосистемkrivec@mbox.ru
Демидко Денис АлександровичАлтайская государственная академия образованиякандидат биологических наук, доцент кафедры биологииsawer_beetle@mail.ru
Бисирова Эльвина МихайловнаИнститут мониторинга климатических и экологических систем СО РАНнаучный сотрудник лаборатории мониторинга лесных экосистемbissirovaem@mail.ru
Всего: 3

Ссылки

Ваганов Е.А., Шашкин A.B. Рост и структура годичных колец хвойных. Новосибирск: Наука, 2000. 232 с.
Справочное пособие по таксации лесов Сибири / Под ред. Э.Н. Фалалеева. Красноярск: Ин-т леса и древесины им. В.Н. Сукачева СО АН СССР, 1974. Т. 1. 155 с.
Garcia-Abril An., Martin-Fernández S., Grande M.An., Manzanera J.A. Stand structure, competition and growth of Scots pine (Pinus sylvestris L.) in a Mediterranean mountainous environment//Annals of Forest Science. 2007. Vol. 64. P. 825-830.
Solberg S., Moshaug E. Crown condition of Norway spruce: within stand relationships and competition //Forestry. 1999. Vol. 72, №4. P. 329-336.
Vanninen Р., Mäkelä An. Needle and stem wood production in Scots pine (Pinus sylvestris) trees of different age, size and competitive status // Tree Physiology. 2000. Vol. 20, № 8. P. 527-533.
Bert G.D. Impact of ecological factors, climatic stresses, and pollution on growth and health of silver fir (Abies alba Mill.) in the Jura Mountains: an ecological and dendrochronological study //Acta Oecologica. 1993. Vol. 14, № 2. P. 229-246.
Демидко Д.А., Кривец С.А., Бисирова Э.М. Связь радиального прироста кедра сибирского со вспышками массового размножения рыжего соснового пилильщика в южной тайге Западной Сибири // Материалы науч. конф. «Эколого-географические аспекты лесообразовательного процесса». Красноярск: Институт леса им. В.Н. Сукачева СО РАН, 2009. С. 373-376.
Хоничев Н.В., Кривец С.А., Бисирова Э.М. Массовые размножения рыжего соснового пилильщика в припоселковых кедровниках Томской области // Популяционная экология животных: Материалы междунар. конф. Томск: Изд-во ТГУ, 2006. С. 70-72.
Плешаков A.C., Пиндюра Е.С. Патология кедра в очагах сибирского шелкопряда // Влияние антропогенных и природных факторов на хвойные деревья (патология и резистентность). Иркутск, 1975. С. 215-240.
Camarero J.J., Martin E., Gil-Pelegrin E. The impact of a needleminer (Epinotia subsequana) outbreak on radial growth of silver fir (Abeis alba) in the Aragón Pyrenees: A dendrochronological assessment//Dendrochronologia. 2003. Vol. 21, № 1. P. 3-12.
Krause С., Gionest F., Morin H., MacLean D.A. Temporal relation between defoliation caused by spruce budworm (Choristoneura fumiferana Clem.) and growth of balsam fir (Abies balsamea (L.)Mill.)//Dendrochronologia. 2003. Vol. 21,№ 1. P. 23-31.
Коломиец Н.Г., Стадницкий Г.В., Воронцов А.И. Рыжий сосновый пилильщик (распространение, биология, вред, естественные враги, меры борьбы). Новосибирск: Наука, 1972. 145 с.
Бех И.А. Кедровники южного Приобья. Новосибирск: Наука, 1974. 210 с.
Kelsey Rick G., Joseph Gladwin, Thies Walter G. Sapwood and crown symptoms in ponderosa pine infected with black-stain and annosum root disease // Forest Ecology and Management. 1998. Vol. 111,№2-3. P. 181-191.
Ewald J. Ecological background of crown condition, growth and nutritional status of Picea abies (L.) Karst. in the Bavarian Alps // European Journal of Forest Research. 2005. Vol. 124. P. 9-18.
Klap J.M., Voshaar J.H.O., Vries W.De, Erisman J.W. Effects of environmental stress on forest crown condition in Europe. Part IV: Statistical analysis of relationships // Water, Air, & Soil Pollution. 2000. Vol. 119,№ 1^1. P. 387^120.
Kruskal W.H., Wallis W.A. Use of ranks in one-criterion variance analysis // Journal of the American Statistical Association. 1952. Vol. 47, № 260. P. 583-621.
Simes R.J. An improved Bonferroni procedure for multiple test of significance // Biometrica. 1986. Vol. 73, № 3. P. 751-754.
Кендалл М., Стьюарт А. Статистические выводы и связи. М.: Наука, 1973. 899 с.
Efron В. The jacknife, the bootstrap and other resampling Plans. Philadelphia, Pa.: SIAM, 1982.
Скороходов С.Н. Некоторые экологические аспекты формирования крон кедра сибирского//Проблемы кедра. 1992. Вып. 5. С. 131-137.
Solberg S. Crown density changes of Norway spruce and the influence from increased age on permanent monitoring plots in Norway during 1988-1997 // Forest Pathology. 1999b. Vol. 29, №3. P. 219-230.
Мюллер П., Нойман П., Шторм Р. Таблицы по математической статистике. М.: Финансы и статистика, 1982. 278 с.
Цыплаков A.A. Некоторые эконометрические методы. Метод максимального правдоподобия в эконометрии: Методическое пособие. Новосибирск: НГУ, 1997. 129 с.
Solberg S. Crown condition and growth relationships within stands of Picea abies II Scandinavian Journal of Forest Research. 1999a. Vol. 14, № 4. P. 320-327.
Григорьев A.A., Будыко М.И. Классификация климатов СССР // Известия АН СССР. Сер. географ. 1959. № 3. С. 25-34.
Алексеев В.А. Диагностика жизненного состояния деревьев и древостоев // Лесоведение. 1989. №4. С. 51-57.
Горский П. Система поддержки принятия решений. М.: Прототип, 2000. 15 с.
Семечкин К.В. Структура и динамика кедровников Сибири. Новосибирск: Изд-во СО РАН, 2002. 253 с.
Schweingruber F.-H. Tree rings: basics and applications of dendrochronology. Kluwer Academic Publishers: Dordrecht, Holland, 1988. 276 p.
Neuwirth В., Schweingruber F.-H., Winiger M. Spatial patterns of central European pointer years from 1901 to 1971 //Dendrochronologia. 2007. Vol. 24. P. 79-89.
Torelli N., Shortle W.C., Cufar К., Ferlin F., Smith K.T. Detecting changes in tree health and productivity of silver fir in Slovenia // Forest Pathology. 1999. Vol. 29, № 3. P. 189-197.
Dittmar C., Elling W. Dendroecological investigation of the vitality of Common Beech (Fagus sylvatica L.) in mixed mountain forests of the Northern Alps (South Bavaria) // Dendrochronologia. 2007. Vol. 25, № 1. P. 37-56.
Standovdr Т., Somogyi Z. Corresponding patterns of site quality, decline and tree growth in a sessile oak stand // Forest Pathology. 1998. Vol. 28, № 2. P. 133-144.
Алексеев A.C. Анализ экологической структуры популяций Picea abies (Pinaceae) в условиях атмосферного загрязнения // Ботанический журнал. 1990. Т. 75, № 9. С. 12771284.
Solla A., Sanchez-Miranda A., Camarero J.J. Radial-growth and wood anatomical changes in Abies alba infected by Melampsorella caryophyllacearum: a dendroecological assessment of fungal damage //Annals of Forest Science. 2006. Vol. 63. P. 293-300.
Пальникова E.H., Свидерская И.В., Суховольский В.Г. Сосновая пяденица в лесах Сибири: экология, динамика численности, влияние на насаждения. Новосибирск: Наука, 2002. 232 с.
Filip G.M., Rosso P.H. Cypress mortality (mal del cipres) in the Patagonian Andes: comparisons with similar forest diseases and declines in North America // Forest Pathology. 1999. Vol. 29, № 2. P. 89-96.
Cherubini P., Fontana G., Rigling D., Dobbertin M., Brang P., Innes J.L. Tree-life history prior to death: two fungal root pathogens affect tree-ring growth differently // Journal of Ecology. 2002. Vol. 90, № 5. P. 839-850.
Levanic Т., Eggertsson O. Climatic effects on birch (Betula pubescens Ehrh.) growth in Fnjoskadalur valley, northern Iceland // Dendrochronologia. 2008. Vol. 25. P. 135-143.
Dobbertin M. Tree growth as indicator of tree vitality and of tree reaction to environmental stress: a review//European Journal of Forest Research. 2005. Vol. 124,№4. P. 319-333.
Haavik L.J., Stephen F.M., Fierke M.K., Salisbury V.B., Leavitt S.W., Billings S.A. Dendrochronological parameters of northern red oak {Quercus rubra L. (Fagaceae)) infested with red oak borer (Enaphalodes rufulus (Haldeman) (Coleoptera: Cerambycidae) // Forest Ecology and Management. 2008. Vol. 255. P. 1501-1509.
Eilmann В., Weber P., Rigling A., Eckstein D. Growth reactions of Pinus sylvestris L. and Quercus pubescens Willd. to drought years at a xeric site in Valais, Switzerland // Dendrochronologia. 2006. Vol. 23. P. 121-132.
Nellemann C., Thomsen M.G. Long-term changes in forest growth: potential effects of nitrogen deposition and acidification // Water, Air, & Soil Pollution. 2001. Vol. 128, № 3-4. P. 197-205.
Webster K.L., Creed I.F., Nicholas N.S., Miegroet H. van. Exploring interactions between pollutant emissions and climatic variability in growth of red spruce in the Great Smoky Mountains National Park // Water, Air, & Soil Pollution. 2004. Vol. 159, № 1. P. 225-248.
Innes J.L. Observations on the Condition of Beech (Fagus sylvatica L.) in Britain in 1990 // Forestry. 1992. Vol. 65, № 1. P. 35-60.
Eckmüllner О., Sterba H. Crown condition, needle mass, and sapwood area relationships of Norway spruce (Picea abies) // Canadian Journal of Forest Research. 2000. Vol. 30. № 10. P. 1646-1654.
Manual on methodologies and criteria for harmonized sampling, assessment, monitoring and analysis of the effects of air pollution on forests. Hamburg, Prague: BFH and Sachsische Zeitung, 1994. 177 p.
 СВЯЗЬ РАДИАЛЬНОГО ПРИРОСТАИ ЖИЗНЕННОГО СОСТОЯНИЯ У ДЕРЕВЬЕВ КЕДРА СИБИРСКОГО | Вестн. Том. гос. ун-та. Биология. 2010. № 4 (12).

СВЯЗЬ РАДИАЛЬНОГО ПРИРОСТАИ ЖИЗНЕННОГО СОСТОЯНИЯ У ДЕРЕВЬЕВ КЕДРА СИБИРСКОГО | Вестн. Том. гос. ун-та. Биология. 2010. № 4 (12).

Полнотекстовая версия