Копытные млекопитающие среднего и позднего голоцена юго-востока Западной Сибири | Вестн. Том. гос. ун-та. Биология. 2013. № 2 (22).

Копытные млекопитающие среднего и позднего голоцена юго-востока Западной Сибири

Проведен анализ географического распределения и относительной частоты встречаемости остатков 12 видов копытных из поселений человека возраста 4600-200 лет назад на юго-востоке Западной Сибири. Формирование современ- ной фауны копытных происходило в результате двух процессов: вымирания и сокращения ареалов видов. Минимальные изменения произошли в лесной зоне. Более значительные изменения произошли в лесостепной и степной зонах. Здесь в начале позднего голоцена вымирает тур, к историческому периоду сократили ареалы благородный олень, сайга, кулан, дзерен, джейран, архар, а в историче- ское время вымер тарпан. Основной причиной этих процессов видится антропо- генный фактор. Связь с изменениями природных условий не очевидна. Структу- ра фауны имеет выраженную зональность, соответствующую ландшафтной зональности.

Hoofed mammals of the middle and late southeast holocene of Western Siberia.pdf Введение За последние столетия значительно интенсифицировались изменения, происходящие в экосистемах планеты под воздействием антропогенных факторов [1]. Для объективной оценки степени этих изменений, их направ- ленности и выработки стратегии по сохранению биоразнообразия необхо- димы знания о процессах формирования современных экосистем и развития их отдельных компонентов. Одним из важных компонентов современных экосистем являются копыт- ные млекопитающие. Представители этой группы - первичные консументы, оказывающие непосредственное влияние на фитоценозы; основные жертвы крупных хищников; прокормители кровососущих членистоногих и других паразитов. Их костные остатки служат источником данных для палеоэко- логических реконструкций в большей степени, чем других видов крупных млекопитающих. Во-первых, в различных типах местонахождений остатки представителей этой группы наиболее многочисленны среди остатков всех групп крупных млекопитающих. Во-вторых, мы предполагаем, что виды этой группы добывались с целью получения жизненно необходимого для человека пищевого ресурса - мяса. По этой причине добыча копытных не должна была быть избирательной, а значит, вероятность добычи каждого из видов была пропорциональна его численности в природе. Например, в отношении представителей группы пушных зверей последнее предположение вряд ли допустимо: более вероятно, что они изымались из природы избирательно и встречаемость их остатков на поселении должна отражать скорее избирательную промысловую нагрузку на тот или иной вид, чем их реальное соотношение в природе. Целью работы является анализ состава и структуры фауны диких копытных юго-востока Западной Сибири на протяжении среднего и позднего голоцена. Материалы и методики исследования Район исследования охватывает территорию от р. Иртыш на западе до р. Обь на востоке (72-92° в.д.) и от широты г. Томска на севере до г. Усть-Каменогорска на юге (58-50° с.ш.). Равнинный характер территории обусловил ясно выраженную широтную поясность. На территории региона с севера на юг сменяют друг друга подтаежная, лесостепная и степная зоны. В пределах этих зон природные условия незначительно меняются с запада на восток. В регионе с севера на юг и с запада на восток усиливается конти-нентальность климата [2]. Исследования костных остатков млекопитающих голоцена здесь и, прежде всего, по южным равнинным областям носили в основном локальный характер. Только в последние годы стали появляться обобщающие работы [3-6]. Материалом для настоящего сообщения послужили оригинальные и литературные данные о видовой принадлежности 17 911 костных остатков диких копытных из 124 древних поселений, датированных радиоуглеродным и археологическим методами от начала суббореального (4 600 л.н., энеолит) до конца субатлантического (250 л.н., Позднее Средневековье) периодов голоцена [7-55]. Все местонахождения, в соответствии с их географическим положением, объединены в три группы. Западная включает местонахождения, располагающиеся в Омском Прииртышье. Центральная - примерно между 75° и 80° в.д. и включает в себя Барабинскую лесостепь и частично Кулундинскую равнину. Восточная растянута по пойме Оби от южных районов Томской области до предгорных районов Алтая и степей Казахстана (рис. 1, табл. 1). Данные о современном распространении видов взяты из литературных источников [56-58]. В анализе использованы материалы только из древних поселений. Кости из могильников не использовались, так как их накопление имеет избирательный характер. Рис. 1. Пространственное размещение местонахождений костей крупных млекопитающих на исследуемой территории и выделяемые группы местонахождений. ■ - SB1; I - SB2; □ - SB3; • - SA1; • - SA 2-3 (объяснения см. в тексте) - граница между подтаёжной и лесостепной ландшафтными зонами; - граница между лесостепной и степной ландшафтными зонами Относительную численность копытных оценивали по средним арифметическим долей остатков конкретного вида в группе поселений из одного района одного хронологического периода. Такой способ обработки данных позволяет нивелировать влияние величины выборок из разных местонахождений. В работе мы используем схему периодизации голоцена, основанную на климатических периодах по Блитту-Сернандеру [59]. Представлены материалы, датируемые второй половиной голоцена: 1) суббореальный (SB1, 4200-4600 л.н.; SB2, 3200-4200 л.н.; SB3, 2500-3200 л.н.); 2) субатлантический (SA1, 1800-2500 л.н.; SA2, 800-1800 л.н.; SA3, последние 800 лет, из которых последние 250 лет относятся к историческому времени). Для выявления типологических групп был проведён кластерный анализ методом взвешенных парных групп с использованием Евклидова расстояния, выполненный в программе Past. Результаты исследования и обсуждение За период голоцена на исследуемой территории отмечено 12 видов диких копытных (таблица). характеристика находок костей диких копытных по регионам и природным зонам Усреднён- Вид Группа местонахождений Природная зона Хроно-период ная доля костей вида от общего количества костей диких копытных на поселение, % Количество место-нахождений, абс. Количество костей, абс. 1 2 3 4 5 6 7 Центральная Степь SB3 26,6 2 34 Кулан Восточная Лесо SB2 8,4 2 12 степь SB3 0,8 1 14 Западная Под-тайга SA2-3 0,7 3 23 Лесо SB3 1,9 3 26 степь SA1 0,3 1 12 Лесостепь SB2 8,5 3 56 Центральная SB3 1,4 1 1 Кабан SA1 + 1 19 Под- SB2 0,8 1 1 тайга SA2-3 24,4 1 1 Восточная Лесостепь SB2 8,2 4 10 SB3 8,6 9 187 SA1 9,6 6 43 Степь SB2 33,3 2 2 Западная Под-тайга SA2-3 0,2 1 63 Лесо SB3 +* 1 4 степь SA1 1,1 1 61 Олень Центральная Лесостепь SA1 0,1 1 1 благородный Под-тайга SB2 0,4 1 3 Восточная SB2 6,6 1 14 Лесо SB3 12,3 6 160 степь SA1 3,6 5 303 SA2-3 2,6 3 14 П р о д о л ж е н и е т а б л. 1 2 3 4 5 6 7 Под-тайга SA2-3 22,8 11 299 Западная SB2 10,0 4 14 Лесо SB3 50,4 4 2 110 степь SA1 73,3 3 384 SA2-3 52,6 4 75 SB1 38,4 3 19 Лесостепь SB2 15,1 2 56 Центральная SB3 7,5 3 66 SA1 5,5 2 27 Косуля SA2-3 20,0 1 1 Под-тайга SB2 0,5 1 4 SB3 5,3 1 8 SA2-3 0,6 1 15 SB1 100,0 1 1 Лесостепь SB2 41,4 4 16 Восточная SB3 18,3 12 138 SA1 41,9 13 2 789 SA2-3 25,2 6 108 SB2 43,1 3 19 Степь SB3 16,7 1 1 SA2-3 14,3 1 3 Под-тайга SA2-3 60,8 18 2 340 SB2 65,4 4 131 Западная Лесо SB3 42,6 4 150 степь SA1 15,7 4 211 SA2-3 47,4 3 32 Степь SB3 11,1 1 1 SB2 75,9 4 405 Центральная Лесо SB3 80,5 10 1 981 Лось степь SA1 94,3 3 232 SA2-3 80,0 1 4 SB2 97,3 2 451 Под- SB3 92,7 1 140 тайга SA1 99,6 2 125 SA2-3 84,5 5 536 Восточная SB2 31,0 4 53 Лесо SB3 54,4 15 1 456 степь SA1 42,2 14 362 SA2-3 62,9 9 567 Степь SA2-3 23,8 1 5 О к о н ч а н и е т а б л. 1 2 3 4 5 6 7 Западная Под-тайга SA2-3 11,1 9 192 Лесо SB3 + 1 2 степь SA1 0,8 3 6 Олень Под-тайга SB2 0,6 1 5 северный SA1 0,4 1 1 Восточная SA2-3 14,9 2 44 Лесостепь SB3 + 1 3 SA1 2,8 2 8 SA2-3 0,3 1 7 Лесостепь SB2 23,2 3 31 Западная SB3 5,0 2 590 SA1 8,8 1 369 Степь SB3 11,1 1 1 SB1 + 1 1 Лесо SB2 + 1 3 Сайга Центральная степь SB3 + 1 1 SA1 + 1 1 Степь SB3 73,4 2 74 Восточная Под-тайга SB2 + 1 1 Лесо SB2 2,8 2 6 степь SB3 0,3 3 13 Западная Лесо SB1 100,0 1 33 степь SB2 0,7 1 2 Тур Центральная Лесо SB1 31,3 1 62 степь SB3 10,5 2 14 Восточная Лесостепь SB3 2,8 1 20 Дзерен Центральная Лесостепь SB2 + 1 1 Восточная Лесостепь SB3 3,0 2 15 Джейран Центральная Степь SB1 + 1 1 Архар Центральная Степь SB1 + 1 1 Восточная Степь SB2 6,8 2 4 * Кости вида в некоторых местонахождениях присутствуют, но их усреднённая доля незначительна (менее десятой процента). Тарпан - Equus ferus Boddaert, 1785. К дикой лошади отнесены остатки лошадей из поселений, население которых имело присваивающий тип экономики. Эти поселения датируются суббореалом 1. На поселениях более поздних периодов могут быть остатки тарпана, но из-за отсутствия надёжных методик отличия его костей от костей домашней лошади [60] они не могут быть выделены из общей выборки костей лошадей. Из литературных источников известно, что в историческое время тарпан встречался в Бара-бинской лесостепи и южнее, был истреблён в начале XIX в. [58]. Кулан - Equus hemionus Pall., 1775. Единичные костные остатки кулана известны из местонахождений степной зоны и прилегающих к ней районов. В SB1-3 ареал вида был шире, чем в историческое время. В настоящее время данный вид заселяет пустыни, полупустыни и отчасти степи Казахстана и Средней Азии [57]. Кабан - Sus scrofa L., 1758. Костные остатки данного вида обнаружены в местонахождениях по всей территории. В настоящее время реакклиматизи-рован в пределах прежнего ареала. Олень благородный - Cervus elaphus L., 1758. В основном находки костей данного вида сделаны на территории лесостепного Приобья. В SB 3 и SA 2 благородный олень встречался даже в лесостепном Прииртышье и, по всей видимости, заходил в этом регионе на территорию лесной зоны. Таким образом, ареал этого вида был значительно шире, чем в настоящее время. На сегодняшний день вид, вероятнее всего, истреблён человеком на исследуемой территории, как и в некоторых других районах Евразии, где встречался ещё в конце XIX в. [58]. Косуля сибирская - Capreolus pygargus Pall., 1771. Многочисленные костные остатки найдены на всей рассматриваемой территории во все хро-нопериоды. Все находки сделаны в границах её современного ареала. Лось - Alces alces L., 1758. Костные остатки данного вида многочисленны и обнаружены практически на всей исследуемой территории в местонахождениях всех периодов. В настоящее время этот вид также обычен в лесной зоне, нередок в лесостепной и заходит по поймам рек в степную зону [57]. Олень северный - Rangifer tarandus L., 1758. Его остатки известны из поселений подтаежной зоны, датируемых SB3-SA3. По всей видимости, вид заходил на территорию лесостепи. В XVIII в. ареал вида сместился севернее исследуемого района [57]. Сайга - Saiga tatarica L., 1766. Этот вид встречался на территории лесостепной зоны SB2-SA1. Самая северная находка сделана на 55° с.ш. (Елов-ское поселение; SB2; северная лесостепь). В письменных источниках сведения о сайге на территории лесостепной зоны нет, но в настоящее время известны её заходы в лесостепь в летнее время [57]. Тур первобытный - Bosprimigenius Boj., 1827. Существует проблема различия дикой (тур) и домашней (крупный рогатый скот) форм по костным остаткам. Они различаются только размерами, поэтому к туру относят кости быков, имеющие очень крупные размеры, а также остатки из поселений, оставленных населением с присваивающим типом хозяйства. В течение суббореального периода вид, по всей видимости, населял всю лесостепную зону исследуемого региона и вымер на границе суббореального и субатлантического периодов. Дзерен - Gazella gutturosa Pall., 1771. Кости дзерена найдены на местонахождениях Алтайского края: Калиновка 2 (SB2), Быково III, Речкуново III (SB3). В среднем голоцене ареал вида охватывал степные районы Алтая и были заходы в лесостепную зону. В историческое время его ареал занимал только крайний юго-восток Казахстана [57]. Джейран - Gazella subgutturosa Guld., 1780. Немногочисленные остатки этого вида обнаружены в поселении Шидерты III (Павлодарская область, SB1). В начале суббореального периода его ареал был шире и занимал юг степной зоны. В настоящее время ареал занимает зоны полупустынь и пустынь Казахстана [57]. Архар - Ovis ammon L., 1758. Единичные кости архара найдены на трёх местонахождениях, расположенных в степях Восточного Казахстана: Ши-дерты III (SB1), Усть-Нарым, Мало-Красноярка (SB2). Эти находки совпадают с его ареалом в историческое время [57]. В настоящее время вид обитает в горах Южного Казахстана и на Алтае. В среднем и позднем голоцене на исследуемой территории происходило обеднение состава фауны копытных млекопитающих в результате двух процессов: вымирания и сокращения ареалов. Минимальные изменения произошли на территории лесной зоны, где южная граница ареала северного оленя в позднем голоцене сместилась севернее исследуемого региона. Более существенные изменения отмечены на территории лесостепной и степной зон. Здесь в начале позднего голоцена вымирает тур, а в историческое время - тарпан. В лесостепной зоне из 9 видов к историческому периоду 4 вида - кулан, сайга, дзерен и благородный олень - сократили ареалы. На территории степной зоны из 8 видов копытных 6 видов - кулан, кабан, лось, косуля, архар и джейран - сократили ареалы. В современности на территории лесостепной и степной зон реакклиматизирован кабан. Всю вторую половину голоцена, когда проходили описанные изменения фауны копытных, не происходило существенных перестроек ландшафтов. Так, в центре исследуемого региона на территории Барабинской лесостепи в этот период происходит чередование различных лесостепных формаций [61], что теоретически не должно существенно сказываться на экологически пластичных видах, к которым относятся копытные. До исторического времени основным антропогенным воздействием на копытных было прямое истребление. Но оно не оказало заметного влияния на фауну копытных. Возможно, только исчезновение тура связано с ним. В историческое время, в связи с интенсивной сельскохозяйственной деятельностью, уменьшается залесённость территории лесостепной зоны, значительно увеличивается численность новой группы копытных - домашних копытных, и появляется новый тип растительности - посевы культурных растений. В это же время происходит сокращение ареалов у видов открытых ландшафтов - кулана, сайги, джейрана, дзерена, архара, что не согласуется с характером изменения ландшафта. Таким образом, с большой долей вероятности можно предполагать, что в процессах изменения видового состава и ареалов копытных на исследуемой территории ведущую роль играли антропогенные факторы: прямое истребление, вытеснение домашним скотом и разрушение исконных мест обитания в результате сельскохозяйственной деятельности. В результате кластерного анализа по процентному соотношению костных остатков диких копытных выделились следующие группы. Первую составляют местонахождения, в которых процентное содержание костей лося превышает 70%. Во вторую вошли местонахождения, где соотношение костей лося и косули примерно одинаковое; в третью - где доля косули превышает 70%. В четвёртую группу вошли местонахождения из лесной зоны, где доля лося составляет порядка 90%. Отдельные кластеры образовали немногочисленные местонахождения со специфическим соотношением копытных. Например, местонахождения, в которых не представлены лось и косуля (Александровское IV, западная группа, лесостепь, SB1). В местонахождениях подтаежной зоны на протяжении второй половины голоцена преобладают кости лося (см. таблицу). В лесостепи доли остатков отличаются большей динамичностью для каждого из видов. На территории лесостепного Прииртышья при переходе от SB2 к SB3 происходят уменьшение доли косули и увеличение доли лося. На территории лесостепного Приобья отмечена обратная тенденция. При переходе от среднего к позднему голоцену во всех выделяемых регионах происходят уменьшение доли лося в выборках и увеличение доли косули. При переходе от SA1 к SA2 доля косули увеличивается, лося - уменьшается. На территории степной зоны доли костей и лося и косули относительно малы, но доли благородного оленя и кабана увеличиваются (см. таблицу). Таким образом, структура фауны копытных изменяется географически. Она отражает зональную неоднородность среды, совпадающую с современной ландшафтной зональностью. На территории лесостепной зоны в выделенных группах местонахождений отмечены идентичные тренды изменения долей костей массовых видов копытных - косули и лося. При этом связь изменения этих показателей с изменениями природных условий не выявлена. Заключение В среднем и позднем голоцене на территории юго-востока Западной Сибири обитало 12 видов копытных. Лось и косуля являлись массовыми видами. В течение второй половины голоцена происходило обеднение состава фауны копытных млекопитающих в результате двух процессов: вымирания (тур, тарпан) и сокращения ареалов (кулан, кабан, лось, косуля, благородный олень, сайга, джейран, дзерен, архар). Структура фауны копытных имеет выраженную зональность, отражающую ландшафтную зональность. Наименьшие изменения в структуре и составе фауны копытных произошли на территории лесной зоны; более существенные - в лесостепной (44% видов сократили ареал; 11% вымерло) и степной (75% видов сократили ареал, 13% вымерло) зонах. Наиболее вероятной причиной этих изменений видится антропогенный фактор. Связь динамики относительной численности видов с динамикой природных условий не очевидна.

Ключевые слова

fauna, paleozoology, West Siberia, фауна, Ungulates, holocene, археозоология, палеозоология, Западная Сибирь, голоцен, копытные

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Косинцев Павел АндреевичИнститут экологии растений и животных Уральского отделения Российской академии наук (г. Екатеринбург)кандидат биологических наук, зав. лабораторией исторической экологииkpa@ipae.uran.ru
Девяшин Михаил МихайловичТомский государственный университетаспирант кафедры зоологии позвоночных и экологии Биологического институтаDevjashinM@yandex.ru
Всего: 2

Ссылки

Орлова Л.А. Голоцен Барабы (стратиграфия и радиоуглеродная хронология). Новосибирск, 1990. 128 с.
Хотинский Н.А., Алешинская З.В., Гуман М.А. и др. Новая схема периодизации ланд-шафтно-климатических изменений в голоцене // Известия АН СССР. Сер. геогр. 1991. № 3. С. 30-42.
Громова В. История лошадей (рода Equus) в Старом Свете. Ч. 1: Обзор и описание форм // Труды ПИН. 1949. Т. 17, вып. 1. 374 с.
Кириков С.В. Промысловые животные, природная среда и человек. М. : Наука, 1966. 348 с.
Лаптев И.П. Млекопитающие таёжной зоны Западной Сибири. Томск : Изд-во Том. ун-та, 1958. 252 с.
Гептнер В.Г., Насимович А.А., Банников А.Н. Млекопитающие Советского Союза. М. : Высш. шк., 1961. Т. 1. 1000 с.
Сидоров Е.А. Присваивающие виды хозяйственной деятельности населения лесостепного Приобья в I тыс. до н.э. // Экономика и общественный строй древних и средневековых племен Западной Сибири : межвуз. сб. науч. трудов. Новосибирск : Изд-во НГПИ, 1989. С. 16-40.
Шемякина А.С. К вопросу о хозяйстве в лесном Прииртышье в I тыс. н. э. // Из истории Сибири. Томск, 1976. Вып. 21. С. 186-192.
Шамшин А.Б., Гальченко А.В. Хозяйство населения Барнаульско-Бийского Приобья в эпоху поздней бронзы и в переходное время от бронзы к железу // Источники по истории Республики Алтай. Горно-Алтайск, 1997. С. 90-117.
Черников С.С. Восточный Казахстан в эпоху бронзы. М. : Изд-во АН СССР, 1960. 285 с.
Членова Н.Л. Андроновские и ирменские погребения могильника Змеевка (Северный Алтай) // КССА. 1976. Вып. 147. С. 76-83.
Шамшин А.Б. Поселение Мыльниково - памятник финальной бронзы и переходного времени от эпохи бронзы к эпохе железа // Скифская эпоха Алтая : тезисы докладов к конференции. Барнаул, 1986. С. 100-103.
Федорчук А.С. Роль присваивающей экономики в хозяйстве населения степного Обь-Иртышья в эпоху поздней бронзы // Этноистория и археология Северной Евразии: теория, методология и практика исследования : сб. науч. трудов / под. ред. А.В. Ха-ринского. Иркутск ; Эдмонтон : Изд-во ИрГТУ, 2007. С. 98-99.
Троицкая Т.Н. Кулайская культура в Новосибирском Приобье. Новосибирск : Наука, 1979. 125 с.
Троицкая Т.Н. Развитие скотоводства у племён Новосибирского Приобья в I тысячелетии до н.э. - V в. н.э. // Из истории Сибири. Томск, 1976. Вып. 21. С. 155-164.
Тишкин А.А., Грушин С.П. Комплекс разнокультурных археологических объектов на памятнике Телеутский взвоз-I в Алтайском Приобье // Наследие древних и традиционных культур Северной и Центральной Азии. Новосибирск, 2000. Т. III. С. 53-60.
Татауров С.Ф., Шерстобитова О.С. Городище Алексеевка XIX и некоторые проблемы территориально-хронологического соотношения красноозёрских древностей на территории Среднего Прииртышья // Этнокультурные процессы в Верхнем Приобье и сопредельных территорий в конце эпохи бронзы. Барнаул, 2008. С. 78-92.
Ситников С.М., Гельман Ю.И. Новые материалы финальной бронзы Северной Ку-лунды // Сохранение и изучение культурного наследия Алтая : сб. науч. статей / под ред. Ю.Ф. Кирюшина и А.А. Тишкина. Барнаул : Изд-во Алт. ун-та, 2000. Вып. XI. С. 158-161.
Сидоров Е.А. Скотоводство лесостепного Приобья в I тыс. до н. э. // СА. 1989. № 3. С. 141-153.
Ситников С.М., Васильев С.К., Кирюшин К.Ю. Анализ фаунистических остатков с поселения Новоильинка III // Проблемы археологии, этнографии, антропологии Сибири и сопредельных территорий : материалы Годовой сессии Ин-та археологии и этнографии СО РАН. 2007. Т. XIII. С. 363-366.
Потемкина Т.М. Бронзовый век лесостепного Притоболья. М. : Наука, 1985. С. 375.
Сидоров Е.А. Присваивающие виды хозяйственной деятельности населения лесостепного Приобья в 1 тыс. до н. э. // Экономика и общественный строй древних и средневековых племен Западной Сибири : межвуз. сб. науч. тр. Новосибирск : Изд-во НГПИ, 1989. С. 16-41.
Полосьмак Н.В., Гребнев И.Е. Особенности естественно-географической среды и хозяйственная деятельность населения Барабы в раннем железном веке // Палеоэконо-мика Сибири. Новосибирск : Наука, 1986. С. 74-79.
Ожередов Ю.И., ЯковлевЯ.А. Археологическая карта Томской области. Томск, 1993. Т. II, № 1228. С. 130-131.
Молодин В.И. Памятники одинцовского типа в барабинской лесостепи // Проблемы западно-сибирской археологии. Эпоха камня и бронзы. Новосибирск, 1981. С. 63-75.
Плахута Д.О., Скандаков И.Е. Городище Атачка I потчевашского времени // Исторический ежегодник. Спец. вып. / под ред. И.В. Толпенко, А.В. Якуба. Омск, 2000. 218 с.
Молодин В.И., Соболев В.И., Соловьев А.И. Бараба в эпоху Позднего Средневековья. Новосибирск : Наука, 1990. 262 с.
Молодин В.И., Глушков И.Г. Самусьская культура в Верхнем Приобье. Новосибирск, 1989. 168 с.
Чича - городище переходного от бронзы к железу времени в Барабинской лесостепи / отв. ред. В.И. Молодин, Г. Парцингер. Новосибирск ; Берлин : Изд-во Ин-та археологии и этнографии СО РАН, 2009. Т. 3. 246 с.
МогильниковВ.А. Исследование курганной группы эпохи РЖВ Калачевка II // КСИА. Вып. 114. 1968. С. 94-98.
Молодин В.И. Бараба в эпоху бронзы. Новосибирск : Наука, 1985. 200 с.
Молодин В.И., Соболев В.И. Скотоводство населения Барабинской лесестепи в XIV-XVI вв. // Палеоэкономика Сибири. Новосибирск : Наука, 1986. С. 120-124.
Матющенко В.И., Полеводов А.В. Комплекс археологических памятников у деревни Окунёво. Новосибирск : Наука, 1994. 223 с.
Мерц В.К. Погребение каменного века и энеолитический комплекс стоянки Шидер-ты 3 // Изучение памятников археологии Павлодарского Прииртышья : сб. науч. статей. Павлодар : Эко, 2002. С. 75-102.
Куйбышев А.В. Древние стоянки Кулунды // КССА. М., 1976. Вып. 148. С. 53-58.
Скопинцева Г.В. Новые памятники первой половины I тыс. н.э. в предгорьях Алтая // Культура древних народов Южной Сибири. Барнаул, 1993. С. 62-71.
Косинцев П.А. Типология териокомплексов лесостепного Приобья из поселений эпохи бронзы // Фауна Урала в плейстоцене и голоцене : сб. науч. трудов. Екатеринбург : Университет, 2002. С. 162-166.
Косинцев П.А., Девяшин М.М., Явшева Д.А. Остатки животных из поселения поздней бронзы Жарково 3 // Архезоологические исследования на Урале и в Сибири. Екатеринбург ; Челябинск : Рифей, 2009. С. 110-116.
Коников Б.А. Таежное Прииртышье в X-XIII вв н.э. Омск : ОГНИ, 1993. 176 с.
Кирюшин Ю.Ф. Энеолит и ранняя бронза юга Западной Сибири. Барнаул : Изд-во Алт. ун-та, 2002. 294 с.
Кирюшин Ю.Ф., Гальченко А.В., Удодов В.С., Шамшин А.Б. Хозяйственно-культурные типы поздней бронзы лесостепного Алтая // Хронология и культурная принадлежность памятников каменного и бронзового веков Южной Сибири : тез. докл. и сообщ. науч. конф. (23-25 марта 1988 г.). Барнаул : Изд-во ИИФиФ, 1988. 177 с.
Коников Б.А. О хозяйстве таежного Прииртышья начала II тыс. н. э. // Экономика и общественный строй древних и средневековых племен Западной Сибири : межвуз. сб. науч. трудов. Новосибирск : НГПИ, 1989. С. 86-93.
Данченко Е.М. Южнотаёжное Прииртышье в середине - второй половине I тыс. до н.э. Омск : Изд-во ОмГПУ, 1996. 212 с.
Гальченко А.В. Фаунистический анализ остеологического материала из андроновских поселений Алтайского края // Проблемы археологии и этнографии южной Сибири : межвуз. сб. науч. тр. Барнаул, 1990. С. 47-62.
Васильев С.К., Орлова Л.А., Кузьмин Я.В. Местонахождение фауны крупных млекопитающих сартанского времени на реке Орда (Ордынский район Новосибирской области) // Проблемы археологии, этнографии, антропологии Сибири и сопредельных территорий : материалы Годовой сессии Ин-та археологии и этнографии СО РАН. 2007. Т. XIII. С. 29-32.
Гальченко А.В. Скотоводческое хозяйство древнего населения северной Кулунды в эпоху поздней бронзы // Культура древних народов Южной Сибири. Барнаул, 1993. С. 33-45.
Васильев С.К., Новикова А.В. Фаунистические остатки с памятников Ояшкинского археологического микрорайона // Проблемы археологии, этнографии, антропологии Сибири и сопредельных территорий. Новосибирск : Изд-во ИАЭТ СО РАН, 2005. Т. XI. С. 265-269.
Васильев С.К., Мартынович Н.В., ЧемякинаМ.А. Охота по данным остеологического анализа материалов памятника Омь 1 // Проблемы археологии, этнографии, антропологии Сибири и сопредельных территорий : материалы VII Годовой итоговой сессии Ин-та археологии и этнографии СО РАН. Декабрь 1999 г. Новосибирск : Изд-во Ин-та археологии и этнографии СО РАН, 1999. С. 119-120.
Васильев С.К., Кирюшин К.Ю., Ситников С.М., Семибратов В.П. Фаунистические остатки из поселения Новоильинка-3 (по материалам раскопок 2010 года) // Проблемы археологии, этнографии, антропологии Сибири и сопредельных территорий. Новосибирск : Изд-во Ин-та археологии и этнографии СО РАН, 2011. Т. XVII. С. 148151.
Бобковская Н.Е., Татаурова Л.В., Явшева Д.А. Состав стада на русском поселении Изюк-I // XVII Урал. археол. совещ. Екатеринбург ; Сургут, 2007. С. 224-225.
Васильев С.К., Бенеке Н., Парцингер Г., Молодин В.И. Предварительный анализ остеологического материала с поселения Чича-1 по результатам раскопок 2001-2002 гг. // Проблемы археологии, этнографии и антропологии Сибири и сопредельных территорий. Новосибирск : Изд-во Ин-та археологии и этнографии СО РАН, 2002. Т. VIII. С. 277-285.
Чиндина Л.А., Яковлев Я.А., Ожередов Ю.И. Археологическая карта Томской области. Томск : Изд-во Том. ун-та, 1990. 338 с.
Алехин Ю.П., Гальченко А.В. К вопросу о древнейшем скотоводстве Алтая (по мате риалам поселения Колыванское 1) // Культуры древних народов степной Евразии и феномен протогородской цивилизации Южного Урала : материалы 3-й Междунар. науч. конф. «Россия и Восток : проблемы взаимодействия». 1995. Ч. V, кн. 1. С. 22-26.
Адамов А.А. Новосибирское Притоболье в X-XIV вв. Омск : ОмГПУ, 2000. 256 с.
Явшева Д.А., ДевяшинМ.М. Фауна крупных млекопитающих Томского Приобья в позд нем голоцене // Динамика современных экосистем в голоцене. М. : Тов-во научных изданий КМК, 2010. С. 228-232.
Абдуганеев М.Т. О хозяйстве населения лесостепного и предгорного Алтая в скифское время // Археология, антропология и этнография Сибири : сб., посвящ. пам. антрополога А.Р. Кима. Барнаул : Изд-во АГУ, 1996. С. 145-153.
Явшева Д.А. Крупные млекопитающие позднего голоцена лесостепи Западной Сиби ри // Динамика современных экосистем в голоцене : материалы Российской научной конференции. М. : Тов-во научных изданий КМК, 2006. 280 с.
Косинцев П.А., Явшева Д.А. Крупные млекопитающие степей Казахстана в голоцене // Биоразнообразие степных сообществ : материалы междунар. конф. Костанай, 2006. С. 79-87.
Косинцев П.А. Голоценовые остатки крупных млекопитающих Западной Сибири // Со временное состояние и история животного мира Западно-Сибирской низменности : сб. науч. трудов. Свердловск : УрО АН СССР, 1988. С. 32-51.
Будит М.И. Эволюция биосферы. Л. : Гидрометеоиздат, 1981. 488 с.
Естественноисторическое районирование СССР // Труды комиссии по естественноисторическому районированию СССР. М. ; Л. : Изд-во Академии наук СССР, 1947. Т. 1. 376 с.
 Копытные млекопитающие среднего и позднего голоцена юго-востока Западной Сибири | Вестн. Том. гос. ун-та. Биология. 2013. № 2 (22).

Копытные млекопитающие среднего и позднего голоцена юго-востока Западной Сибири | Вестн. Том. гос. ун-та. Биология. 2013. № 2 (22).