Ирландский писатель-островитянин Томас О Крохан и «Детство» Максима Горького | Текст. Книга. Книгоиздание. 2014. № 1 (5).

Ирландский писатель-островитянин Томас О Крохан и «Детство» Максима Горького

Статья посвящена влиянию русского реализма на ирландскую прозу, которое возникло в начале XX в. вследствие интереса ирландских писателей к произведениям Толстого, Тургенева и Чехова. В этот период литературный реализм стал важной частью формирования ирландского самосознания. В статье, в частности, рассматривается влияние Максима Горького на мемуары писателя-островитянина Томаса О Крохана, который читал «Детство» Горького перед написанием собственной автобиографии.

Tomas O'Crohan, an Irish-language writer, and The Childhood by Maxim Gorky.pdf Цель настоящей работы - исследовать влияние русского реализма второй половины XIX в. на формирование реализма в ирландской литературе первой трети XX в. В этом отношении представляет интерес специфический жанр, ставший неотделимой частью развития ирландского литературного реализма - так называемая Гаэлтахтская автобиография. В статье будут описаны уникальные обстоятельства, которые создали условия жизни самого выдающегося ирландского писателя-мемуариста Томаса О Крохана (Tomas О Criomthain) и его друзей и соседей, ставших последним поколением настоящих «островитян» в одной из отдаленных общин Ирландии. Во второй части исследования будет проведен сравнительный анализ творчества О Крохана и самого известного русского автобиографа XX в. Максима Горького. Влияние русского реализма на прозу ирландского национального самосознания Влияние русских писателей на ирландскую литературу ощущается по сей день; можно легко обнаружить немало примеров заимствования ирландскими авторами русских тем или образов [1, 5, 11, 12]. В 2011 г. знаменитый ирландский драматург и романист Родди Дойл написал новую версию «Ревизора» Гоголя, премьера состоялась в национальном театре «The Abbey Theatre» в Дублине; нобелевский лауреат Шеймас Хини создавал стихотворения и лекции по Чехову и Мандельштаму; этот ряд можно продолжить [8, 9]. Видимо, какие-то качества русской литературы и культуры находят отклик в душах ирландцев. И конечно, авторы, описывающие политические конфликты в Ирландии, обнаруживают параллели или, по крайней мере, схожие вехи в текстах русских писателей [8]. Все эти связи - не искусственные; начало им было положено еще на рубеже XIX-XX вв., во времена подъема национализма в Ирландии, когда ирландские писатели и идеологи проявляли живой интерес к русской реалистической прозе. Уже в XIX в. такие ирландские писатели, как, например, Джордж Мур (1852-1933), читали русских мастеров (Достоевского, Толстого и больше всего Тургенева) с самым глубоким уважением [5]. Начиная с 1890-х гг. культурная самостоятельность и политическое самосознание были предметами пристального внимания со стороны части тогдашней интеллектуальной элиты Ирландии. Главными деятелями этого движения стали несколько молодых писателей, которые родились и были воспитаны в Ирландии (в отличие от Мура): это Дэниел Коркери (18781964), Падраг Пирс (1879-1916) и Падраг О Конайр (1882-1928). Все трое впитали ирландский язык буквально с молоком матери. О Конайр и Пирс писали прозу на родном языке, а романы Коркери были переведены с английского. Их поколение отличалось от предыдущих ирландских писателей твердым намерением заниматься исключительно ирландскими темами, особенно связанными с изображением бедного крестьянства или городской нищеты. Они охотно искали зарубежные примеры такого подхода, берущего начало в художественных принципах «натуральной школы», и указывали в первую очередь на влияние русских авторов. В начале XX в. самые известные произведения русских писателей активно переводились и обсуждались на Западе, русская литература была в моде. Поэтому вполне естественно, что она привлекла внимание ирландских авторов. Более того, это был пример сознательно созданной национальной литературы, впитавшей зарубежные влияния без потери самостоятельности. Ирландские авторы нового поколения точно так же желали создать литературу, которая могла бы описывать на ирландском языке как современные реалии, так и традиции прошлого; обращаться и к национальной, и к международной культуре. В статье, опубликованной в 1908 г., О Конайр хвалил Тургенева и Гоголя за художественную способность показать в самых непривлекательных людях доброту и благородство как вечные человеческие качества. О Конайр, очевидно, выделял Россию как страну, чье положение аналогично ирландскому. «В России, - писал он, - стране, где сто лет тому назад не существовало никакой культурной традиции, кроме сказок и небылиц, все-таки появилась группа выдающихся писателей, которые стали исследовать социальные вопросы» [16. C. 39]». О Конайр явно хотел, чтобы и его современники стали изучать ирландские социальные вопросы. В 1923 г. он уговаривал ирландских писателей читать произведения Чехова [16. C. 85]. В то же время Пирс (не только писатель, но и политический деятель и революционной мученик) требовал в многочисленных газетных публикациях, чтобы ирландцы читали Гоголя, Тургенева и даже Шевченко [16. C. 82]. Уже в 1906 г. Пирс называл Горького писателем лучшим, чем Диккенс. Коркери, романист, ученый и журналист, всю жизнь обожал Горького - хотя ирландский цензор запретил все произведения Горького к концу 1920-х гг. из-за их так называемого неприличия. Жанр мемуаров на ирландском языке В первые годы XX в. в литературе на ирландском языке начали появляться своеобразные темы и персонажи. Внутри нее возник своеобразный жанр (или, лучше сказать, микрожанр) - мемуары, написанные коренными носителями языка, которые родились и чаще всего прожили всю жизнь в отдаленных местах, где ирландский был родным для всех местных жителей. Такие отдаленные районы, из которых около шести до сих пор находятся на территории современной Ирландии, называются гаэлтахтами (Gaeltacht). Отсюда этот жанр мемуаров получил название Гаэлтахтской автобиографии (Gaeltacht autobiography). Довольно часто из-за неграмотности мемуариста-повествователя такие мемуары переписывались его взрослыми детьми или людьми, изучавшими ирландский язык и навещавшими общину для языковой практики. Остановимся на автобиографии Пег Сайерс (Peig Sayers, 18731958). Бесприданницей она была вынуждена выйти замуж за островитянина и родить одиннадцать детей на самом отдаленном острове из архипелага Бласкеты - Великом Бласкете, находящемся в Атлантическом океане возле западного берега Ирландии. Когда ученые стали появляться на острове в начале XX в., они часто заходили к Пег, чтобы послушать ее чистейшую ирландскую речь и записать ее рассказы. Уже в старости Пег, будучи неграмотной, согласилась диктовать свои воспоминания сыну. Они были изданы под названием «Пег» и сразу стали классикой ирландской литературы. Немало ученых приезжали в отдаленные районы на западе Ирландии из Скандинавии, Франции, Оксфордского университета - оттуда, где в то время были самые крупные центры кельтского культуроведения. Томас О Крохан, чей интерес к творчеству Горького я буду рассматривать подробно, родился в 1855 г. на том же острове, где прожила почти всю жизнь и Пег. Он появился на свет в те времена, когда местные жители архипелага крайне бедствовали. О Крохан принадлежал к семье практически нищих рыбаков, чье питание ограничивалось картофелем, хлебом, водорослями и рыбой. Почти никто из островитян никогда не бывал «на большой земле» (хотя Ирландия, по сути, тоже остров). При таких условиях нет ничего странного в том, что большинство детей, родивших на острове, умирали в раннем детстве и никто не получал никакого образования. Однако вопреки всем трудностям и препятствиям к саморазвитию О Крохан успел не только овладеть грамотностью на двух языках, но и получить сравнительно широкое литературное образование. Айрин Лучитти, автор исследования об О Крохане, утверждает, что ни сам писатель, ни его современники на острове не были оторваны от мировой интеллектуальной культуры. Согласно Лучитти, О Крохан развивал свои главные идеи благодаря постоянным беседам с образованными посетителями, такими как Карл Марстрандер (норвежский профессор кельтской лингвистики) или Робин Флоур (классицист из Оксфорда, позже ставший знатоком кельтской культуры) [14]. Вдобавок О Крохану подарили много книг, которые он охотно читал [4, 14, 16]. Флоур сам оказал важное влияние на интеллектуальное развитие O Крохана. Он много раз бывал на острове между 1910 и 1930 гг., стремясь жить вместе с островитянами, учить их язык и записывать их фольклор. Надо помнить, что этот гаэлтахт считался самым лучшим источником ирландского языка во всей стране. Во время своих приездов на остров Флоур стал чаще всего общаться с Томасом. Он описал О Крохана так: «Небольшой, но внушающий уважение человек. Лицо его сразу привлекает ваше внимание. Хотя оно и смуглое и худое, на нем светятся два очень живых глаза, доказывающие тонкий и самостоятельный ум» [4. C. 12]. Но хотя Флоур многократно записывал сказки и воспоминания Томаса и Пег Сайерс, он не признавал их явный писательский талант независимо от себя. О Крохан начал писать сам благодаря скромному выпускнику дублинского Тринити Колледжа по имени Брайан О Кэлли (Brian O Ceallaigh, 1889-1936). О Кэлли долго и упорно уговаривал О Крохана, что его воспоминания (в собственном голосе, т. е. переписанные самим О Кроханом) достойны того, чтобы быть представленными более широкой публике, чем ученые и немногие случайные слушатели. Чтобы добиться своего, О Кэлли передал О Крохану три книги, схожие по тематике с недописанной автобиографией островитянина: роман французского автора Пьера Лоти «Исландский рыбак» (1886), роман Кнута Гамсуна «Голод» (1890) и самую важную - «Детство» Максима Горького (1914). Как только О Крохан прочел мемуары Горького, он убедился, что О Кэлли прав, - об этом пишет один из сыновей О Крохана: О Кэлли дал ему пару книг, написанных каким-то русским писателем. Его имя не помню, либо Журкий, либо Жоркий. Он дал ему «Мое Детство» и «На земле». Томас прочитал их и хорошо понял. Да, сказал он, этот русский - мужик, точно такой, как я сам. Когда Томас понял, что такие простые, бедные люди могут описывать свои собственные жизни, он сказал: ну, если они дураки, я тоже стану дураком. Ай-да, возьмусь. Он взял перо и стал писать, пока вдохновение не кончилось [14. C. 119]. Вдохновения хватило на три книги, которые сегодня воспринимаются как классика ирландской литературы на родном языке: «Островные разговоры» («Allagar na hInise», 1924), книга анекдотов; «Островитянин» («An tOileanach», 1928), автобиография и шедевр О Крохана; и краткое собрание топонимов Великого Бласке-та. Влияние М. Горького на Т. О Крохана Трудно однозначно указать на следы стиля или сюжета автобиографии Горького в «Островитянине» О Крохана. Оба произведения изображают страшную нищету, борьбу за жизнь самых бедных членов общества, смерть родителей (у О Крохана - еще и смерть жены и детей). Однако Горький захватывает и увлекает читателя разными способами, включая монтаж и остранение. Стиль О Крохана, напротив, более сдержанный, иногда почти эллиптический; он пересказывает семейные трагедии как самые простые факты жизни. Для обоих авторов характерен юмор - причем для О Крохана даже больше, чем для Горького. Особенно очевидно это в эпизоде, где ирландский писатель рассказывает о лютом соревновании между спортсменами во время редких островных футбольных матчей. Вдобавок О Крохана не раз сравнивали с Гомером из-за почти эпических изображений борьбы с тюленями и другими морскими чудовищами, которые он описывает в «Островитянине». Исследователь Джон Уилсон Фостер утверждает, что «мало сходства существует» между двумя автобиографиями; он указывает лишь на описание нищеты и особой обстановки культурного заката (как и царское самодержавие в России, эра островитян на исходе -менее чем через двадцать лет после смерти О Крохана в 1938 г. ирландское правительство решило эвакуировать последних жителей Бласкетов на материк). Фостер предпочитает сравнивать «Островитянина» О Крохана с переписанными устными мемуарами американского индейца по имени Черный Лось «Говорит Черный Лось» (опубликованы в 1932 г.) [5. C. 334-335]. Но Фостер забывает, что О Крохан, в отличие от совсем неграмотного индейца, владел и английской, и ирландской письменностью и активно читал книги, которые получал от зарубежных гостей. Заключение Следует заметить, что О Крохан был далеко не единственным поклонником Горького в Ирландии того времени - Падраг Пирс, например, создал неоконченную автобиографию «Детство и Юность», посмертно изданную в 1927 г. [19]. Влияние Горького на ирландских писателей оказалось очень глубоким, хотя социалистический реализм и не стал важным направлением в ирландской прозе. Сегодня можно сказать о Горьком те же грустные слова, которыми O Крохан окончил свои мемуары «Островитянин»: «Подобных нам уже не будет» («Our likes will never be here again») [16. C. 298].

Ключевые слова

Томас О Крохан, Максим Горький, Ирландия, архипелаг Бла-скет, литературные мемуары, реализм, Tomas О Criomthain, Maxim Gorky, literary memoirs, Ireland, Blasket Island archipelago, realism

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Магвайр Мирэн М.Эксетерский университет (Великобритания)Доктор философии, преподаватель русского языкаmuireann.maguire@googlemail.com
Всего: 1

Ссылки

Cheng Boey K. The Dublin - Moscow Line: Russia and the Poetics of Home in Contemporary Irish Poetry // Irish University Review. 2006. № 36 (2) Vol. 36, No. 2. P. 353-373.
Denvir G. Literature in Irish, 1800-1890: from the Act of Union to the Gaelic League // Kelleher M. и O'Leary P. The Cambridge History of Irish Literature: in two volumes. Cambridge, 2006. Vol. 1. P. 544-598
Fallon B. An Age of Innocence: Irish Culture 1930-1960. New York, 1998.
Flower R. The Western Island or Great Blasket. Oxford, 2000.
Foster J.W. Fictions of the Irish Literary Revival: A Changeling Art. Syracuse, NY, 1987.
Foster J.W. The Irish Renaissance, 1890-1940: prose in English // Kelleher M., O'Leary P. The Cambridge History of Irish Literature: in two volumes. Cambridge, 2006. Vol. 2. P. 113-180.
Friedberg M. Literary Translation in Russia: A Cultural History. Pennsylvania, PA, 1997.
Goodby J. Foreword //Schwerter S. Northern Irish Poetry and the Russian Turn: In-tertextuality in the Work of Seamus Heaney, Tom Paulin and Medbh McGuckian. London, 2013. P. VI-XX.
Heaney S. The Government of the Tongue. London, 1988.
Kelleher M. Prose writing and drama in English, 1830-1890: from Catholic emancipation to the fall of Parnell // Kelleher M. и O'Leary P. The Cambridge History of Irish Literature: in two volumes. Cambridge, 2006. Vol. 1. P. 449-499.
Kiberd D. Inventing Ireland: The Literature of the Modern Nation. London, 1995.
Kiberd D. Literature and politics // Kelleher M., O'Leary P. The Cambridge History of Irish Literature: in two volumes. Cambridge, 2006. Vol. 2. P. 9-49.
Loti P. An Iceland Fisherman. New York, 1902.
Lucchitti I. The Islandman: The Hidden Life of Tomas O'Crohan. Oxford и Berlin, 2009.
Mac Conghail M. The Blaskets: People and Literature. Dublin, 1994.
O'Crohan T. The Islander. Dublin, 2013.
O'Leary P. The Prose Literature of the Gaelic Revival, 1881-1921: Ideology and Innovation. Pennsylvania, PA, 1994.
O 'Leary P. The Irish Renaissance, 1880-1940: literature in Irish // Kelleher M., O'Leary P. The Cambridge History of Irish Literature: in two volumes. Cambridge, 2006. Vol. 2. P. 226-269.
Pearse P. My Childhood and Youth // Pearse M.B. The Home Life of Padraig Pearse. Dublin и London, 1934. P. 11-40.
Schwerter S. Northern Irish Poetry and the Russian Turn: Intertextuality in the Work of Seamus Heaney, Tom Paulin and Medbh McGuckian. London, 2013.
Thomson G. Island Home: The Blasket Heritage. Dingle, 1988.
Titley A. The novel in Irish // Foster J.W. The Cambridge Companion to the Irish Novel. Cambridge, 2006. P. 171-188
 Ирландский писатель-островитянин Томас О Крохан и «Детство» Максима Горького | Текст. Книга. Книгоиздание. 2014. № 1 (5).

Ирландский писатель-островитянин Томас О Крохан и «Детство» Максима Горького | Текст. Книга. Книгоиздание. 2014. № 1 (5).