Из истории развития книготорговли в Томске и Томской губернии в конце XIX - начале ХХ в. (статья первая) | Текст. Книга. Книгоиздание. 2014. № 2 (6).

Из истории развития книготорговли в Томске и Томской губернии в конце XIX - начале ХХ в. (статья первая)

Основываясь на материалах томской периодики 1880-1910-х гг. и документах Государственного архива Томской области, автор статьи рассматривает основные тенденции развития региональной книготорговли, способствующие формированию статуса Томска как крупнейшего центра книжной культуры Сибири на рубеже XIX-XX вв. В статье описана эволюция системы книгорас-пространения указанного периода, обусловленная социально-экономи-ческими и духовными процессами, происходящими в обществе, выявлена определяющая роль частной инициативы в создании местной книготорговой сети. Анализ истории формирования книготорговли в Томске и Томской губернии конца XIX -начала XX в. свидетельствует о существующем многообразии форм продвижения книги к читателю, характеризует культуртрегерскую роль книготорговых предприятий в формировании читательской аудитории.

From the history of development of book trade in Tomsk and Tomsk Province in late nineteenth - early twentieth century (Part one).pdf Изучая развитие книжной культуры в тот или иной период истории, мы закономерно сталкиваемся с необходимостью выявления путей и каналов распространения книги, воссоздания наиболее полной картины продвижения печатной продукции к читателю. Анализ формирования книготорговли и сети библиотек позволяет определить ведущие тенденции бытования книги в культурном пространстве региона, а также проследить взаимосвязь книгоиздания и книгораспространения с социально-экономическими и духовными изменениями, происходящими в обществе. Особенно это значимо для книжной культуры Томска и Томской области XIX - начала ХХ в., в исследовании развития которой современная наука еще далека от понимания всей совокупности и сложности процессов, происходящих в указанный период. Как происходило становление региональной книгоиздательской и книготорговой практики, позволившее Томску в последней трети XIX в. стать крупнейшим центром книжной культуры Сибири, отвоевав пальму первенства у Тобольска и Иркутска? [1]. Чтобы проследить пути формирования томской книжной культуры от XIX в. к началу ХХ в., обратимся к истории становления местной книготорговой сети. Отдельные аспекты развития книгораспространения в Томске и губернии уже были рассмотрены в работах современных исследователей (см. об этом работы [2-4]; так, были выявлены формы нестационарной книжной торговли, получившие преимущественное распространение в первой половине XIX в. Это мелочная частная продажа книг в купеческих лавках и ларьках наряду с предметами бытового назначения и ярмарочная торговля, это также сохранявший свое значение вплоть до 1880-х гг. промысел офень, выполнявших роль посредников в меновой торговле и поставлявших простонародному читателю лубочную, религиозную литературу и азбуки. Отметим, что в Сибири, в отличие от европейской части России, промысел офень не только не прекратился в конце XIX - начале XX в., но получил более широкое распространение. Исследователи связывают это с недостаточной развитостью транспортной системы в крае (см. об этом работы [5-7]). Среди этих форм, носивших бессистемный случайный характер, следует отметить покупку книг на аукционах. Так, по данным А.Ф. Володковича, томский мещанин Михаил Клестов за 175 р. приобрел на аукционных торгах в 1809 г. библиотеку купца 3-й гильдии М.И. Храпина [8. C. 33]. Анализ подобных фактов позволил исследователю сделать вывод о характерном для книжного дела региона первой половины XIX в. явлении - «миграции» книг среди всех слоев сибирского общества» [8. C. 41]. Свои книгораспространительные функции выполняла администрация, реализуя принцип обязательного, принудительного распространения определенных изданий в нижестоящих инстанциях (городских, волостных управах, полицейских участках), и церковь, снабжая население не только религиозной литературой, но и книгами по ведению хозяйства. Если в начале XIX в., как отмечал исследователь книжного дела М.В. Муратов, книжных лавок в провинции почти совсем не было [9. C. 90], то в середине столетия в крупных селах и уездных городах стали появляться мелкие лавочки, впоследствии превратившиеся в одну из самых распространенных стационарных форм книжной торговли. Так, по воспоминаниям Н.М. Ядринцева, в 1850-е гг. в Томске книги продавались в купеческой лавке П. И. Хлебникова вместе с дегтем, чаем, карандашами [10. C. 132]. Культурно-просветительскую направленность носили «продажные библиотеки», организуемые при учебных заведениях, типографиях и других учреждениях культуры. Грамотная зажиточная часть населения могла себе позволить выписку печатной продукции (газет, толстых журналов) из столичных издательств. Авторы «Очерков истории книжной культуры Сибири» приводят в качестве примера, подтверждающего приоритет почтово-посыльной формы книжной торговли в указанный период, факт коллективной подписки в 1839 г. чиновников Томского губернского управления на петербургские издания: «Военно-энциклопедический лексикон», альманах «100 русских литераторов», журнал «Модные картинки» [2. C. 83]. Все эти разрозненные локальные формы книгораспространения и торговли постепенно подготавливали почву для дальнейшего расширения книжного рынка. Общий экономический и политический подъем 1860-х гг. обусловил оживление печати, когда книжное дело оказалось в центре духовной жизни провинции. В Томске, согласно правительственному приказу об издании губернских ведомостей 15 августа 1857 г., вышел первый номер первой в истории города газеты, а «в 18641865 гг. «Томские губернские ведомости» стали лидером сибирской прессы, газету стали читать не только в Томске, ее высылали в Омскую общественную казачью библиотеку, в Петербург в студенческое сибирское землячество» [11. C. 53]. Именно в этот период в провинциальной либеральной среде формируется осознание того, что развитие книжной торговли напрямую связано с развитием просвещения, что книгу можно трактовать «не как товар для наживы, а как источник света и знания» [12. C. 9]. Почувствовав вызов времени, за год до создания Сибирского книжного магазина Михайлова и Макушина учитель Томской гимназии Карл Яковлевич Лохер «в видах облегчить приобретение книг для любителей чтения» открыл торговлю книгами на собственной квартире напротив Духовской церкви. «Томские губернские ведомости» от 1 января 1872 г. сообщали, что энтузиаст книжного дела, «не сформировавши пока книжной лавки вполне на манер российских, имеет уже в настоящее время достаточный выбор детских книг применительно к возрасту, также и другие книги научного и литературного содержания, и большой выбор изданных В.Е. Генкелем календарей на 1872 г.» [13]. К.Я. Лохер предлагал читателям и услуги по выписке любой необходимой книги из столичных издательств. Эта частная инициатива, к сожалению, не была подкреплена финансово, и, просуществовав недолго, лавка Лохера закрылась по причине безденежья ее хозяина. А уже 19 февраля 1873 г. состоялось открытие первого в Томске крупного книготоргового предприятия - Сибирского книжного магазина В. В. Михайлова и П.И. Макушина, основанного на новых коммерческо-предпринимательских началах. В своих воспоминаниях выдающийся сибирский просветитель раскрывал идейную программу воплощенного им с необычайным размахом начинания: «Устройство в Сибири книжного магазина было поставлено мною во главу задуманного дела - распространения в народных массах просвещения. Книга была выбрана мною как дальнобойное орудие, действующее на сотни и тысячи верст в борьбе с невежеством» [12. C. 7]. Сегодня масштабная деятельность П.И. Макушина, названного Всероссийским обществом книгопродавцев и издателей «вторым Ермаком, покорившим Сибирь книгою», продолжает оставаться предметом пристального научного изучения. Оценивая его достижения в области книгораспростране-ния и книготорговли, следует отметить, что он был первопроходцем в реализации самых разных, новых для провинции форм продвижения книги к ее потребителю: это и изучение вкусов, интересов читателей как ориентира в книготорговой деятельности, и тщательное отслеживание книжного рынка, его новинок, и распространение книготорговых каталогов, редкого по тем временам явления для то-мичей, и стремление к постоянному расширению ниши, занимаемой на книжном рынке. Заслугой Макушина, безусловно, является и создание уникального книгоиздающего и одновременно книготоргового комплекса, не ограниченного узкими рамками специализированных изданий, а ориентированного на поливариативность читательских запросов. В разносторонней книготорговой деятельности он, по сути, реализовывал тезис своего замечательного современника, писателя и библиографа Николая Александровича Рубакина: «Каждому читателю - его книгу!». Анализ книжных каталогов магазина Михайлова и Макушина позволяет выявить тематическое разнообразие предлагаемых покупателям изданий. Так, в 1882 г. каталог Сибирского книжного магазина насчитывал 2,5 тыс. названий книг [14. 1882], в 1886 - 5 тыс. [14. 1886], в 1902 г. (включая книжный магазин П.И. Макушина в Иркутске) - более 16 тыс. названий [14. 1902]. Подводя итог своей успешной многолетней деятельности, П.И. Макушин с гордостью напишет: «Книжный магазин, ничтожный при своем открытии, с годами разросся в богатый книжный склад с громадным выбором книг по всем отделам знания и по разнообразию и подбору превосходивший лучшие столичные магазины, в большинстве специализированные или торгующие только собственными изданиями. Последний каталог магазина - до 50 тыс. книг (по названиям)» [12. C. 14]. Успешной торговле способствовала и умело организованная П.И. Макушиным рекламная компания. Газеты Томска регулярно печатали объявления об обновляющемся ассортименте продукции книготорговой фирмы в Томске и Иркутске: «Книжные магазины П. И. Макушина в Томске и Иркутске имеют громадный выбор книг для чтения по разным отраслям знания. Учебники. Книги для детского чтения. Художественные издания. Путеводители. Энциклопедические словари. Справочные издания. Французские и немецкие книги. Книги для подарков в роскошных переплетах» [15. 1906. 15 янв.]. Кроме этого, на страницах томской периодики часто появляются аннотации на продаваемые в магазине издания. Благодаря инициативе П.И. Макушина охват территории региона книжной торговлей в 90-е гг. XIX в. неуклонно расширялся: в 1893 г. открылся книжный магазин в Иркутске, была предпринята попытка организовать торговлю книгами среди строителей Обь-Енисейского канала, к концу 90-х гг. XIX в. относится устройство 125 книжных лавок-шкафов при волостных правлениях и сельских школах Томской губернии. В заметке, напечатанной в газете «Сибирская жизнь» от 25 января 1898 г., говорилось о возросшей потребности сельских школ в книге. «Для удовлетворения этой нужды его превосходительством Ломачевским90 предложено книжному магазину Макушина устроить в Томской губернии сельские книжные лавки. Предложение Макушиным принято, в настоящее время им составляется 125 сельских книжных лавок из книг, одобренных Священным синодом для церковно-приходских училищ и школ... и из книг, одобренных министерством народного просвещения для низших учебных заведений и народных читален. В состав каждой лавки войдет от 150 до 200 названий книг различного содержания. Кроме книг, в каждой лавке будет небольшой запас и учебных пособий» [15. 1898. 25 янв.]. Губернатор строго контролировал отчетность по торговле и пополнению лавок, но после его перевода в Оренбург половина шкафов-лавок пропала. Подводя итоги этому начинанию, П.И. Макушин замечает: «Операция с сельскими книжными лавками закончилась дефицитом в 10 т. р. В свое утешение я получил то, что этим путем несколько десятков тысяч книжек проникли в деревню» [12. C. 12]. Особой заботой П.И. Макушина всегда было обеспечение учащихся городских и сельских школ и училищ, а также томского студенчества учебной литературой. Для Томска, постепенно становящегося «сибирскими Афинами», с открытием новых учебных заведений - воскресных школ, первого реального училища, Императорского Томского университета, а затем технологического института -остро встала проблема нехватки учебников. Сам П. И. Макушин признавался, что недостаток какого-либо учебника создавал ему «мучительное состояние», и он «не жалел денег на выписку его телеграммою» [12. C. 13]. Проводя после окончания учебного года ежегодный опрос в учебных заведениях Томска и губернии, владелец самого крупного в Сибири книготоргового предприятия выяснял, какие и в каком количестве экземпляров учебные издания потребуются на следующий год, и к его началу все книги были уже закуплены. Так, например, в одном из объявлений сообщалось, что в книжном магазине Михайлова и Макушина заготовлены для воспитанниц Томской женской гимназии и продаются следующие учебники на 1884/85 учебный год: «По закону Божию Новый Завет 70 к. Соколов. Методика Закона Божия 1 р. 65 к. Смирнов. История христианской церкви 1 р. 10 к. Владиславлев. Уроки по классу Закона Божия 83 к. Рудаков. Объяснение Богослужения православной церкви 55 к. Соколов. Священная история Ветхого Завета 33 к. Священная история нового Завета 33 к.». Далее в строгой последовательности перечислялись учебные издания по русскому языку, среди которых следует отметить книги К.Д. Ушинского «Детский мир» и «Родное слово», по математике, географии, истории, естествознанию, по немецкому и французскому языкам (хрестоматии, учебники, сборники статей для перевода на русский язык с иностранного) и по педагогике. Завершала список информация о продаже учебников в переплете на 15-20 коп. дороже, в зависимости от объема книги. Сибирский книжный магазин активно сотрудничал со многими московскими и петербургскими книготорговыми предприятиями, книжными складами просветительских обществ, заинтересованными в распространении полезных книг в народной среде. Следуя примеру издательства «Посредник», книжный магазин П.И. Макушина начинает издавать и продавать дешевые книги для народного чтения, пользующиеся большой популярностью в простонародной среде. В 1906 г. при магазине был открыт склад популярной «Библиотеки Просвещения» по общественно-политическим и экономическим вопросам книгоиздательства Товарищества «Просвещение», предлагавший свою продукцию со скидкой до 30% [15. 1906. 6 мая]. Созданный П.И. Макушиным книжный магазин стал образцом для томских и сибирских книготорговцев, доказав возможность органического сочетания предпринимательской установки на прибыльность и просветительской миссии. В конце XIX в. - начале ХХ в. в Томске начинают появляться новые книготорговые точки. Вторым по значимости городским магазином можно считать книжный магазин потомственного почетного гражданина В. М. Посохина, расположенный на центральной Почтамтской улице, в доме И. Л. Фуксмана. В периодике тех лет постоянно публиковались объявления о том, что «в книжном магазине В.М. Посохина получены учебники и учебные пособия» [15. 1904. 15 авг.]. Торговля учебниками с большой уступкой без начисления за пересылку в книжных магазинах В. М. Посохина и П. И. Макуши-на делала такой способ приобретения необходимой учебной литературы в Томске более выгодным для покупателей, чем выписывание ее из столицы. В конце XIX - начале ХХ в. в Томске работали и другие предприятия, торгующие учебной литературой. Так, «Сибирский вестник» от 21 сентября 1900 г. сообщал об открытии магазина учебных пособий и канцелярских принадлежностей товарищества «А. Усачев и Г. Ливен» на Почтамтской улице в доме Кухтериных [16]. По материалам сибирской периодики можно судить о том, что магазин активно разворачивал свою деятельность по привлечению покупателей, регулярно печатая объявления о предлагаемой продукции, и только в годы Первой мировой войны предприятие, владельцем которого остался один Г.И. Ливен, было приобретено П.И. Макуши-ным. Несмотря на то, что торговлю учебной литературой, кроме магазинов, осуществляли книжные киоски и букинистические лавки, ликвидировать дефицит этого вида изданий в Томске оказалось непросто. Страницы местной прессы начала XX в. пестрят сообщениями о недостатке учебных книг в магазинах Томска при всеобщей тяге к просвещению. Газета «Сибирские отголоски» за 1908 г. в разделе «Томская хроника» помещает заметку корреспондента, искренне возмущающегося сложившимся положением дел: «Многие жалуются, что в наших книжных магазинах не всегда есть в продаже учебники. Так, в настоящее время реалисты жалуются, что они обегали все книжные магазины и не могли достать нужных им учебников. Жалобы приходится слышать и от учащихся других учебных заведений. Неужели эту «книжную нужду» нельзя уничтожить?» [17. 1908. 27 янв.]. Эта же газета через несколько месяцев сообщает об открытии в Томске нового книжного магазина коллежским регистратором М.Я. Леманкиным, «который раньше имел на Миллионной улице частную приготовительную школу». Проинформировав читателя об этом значимом для Томска факте, автор заметки задается вопросом: «Интересно, будет ли стоять на должной высоте этот новый магазин. Ведь у нас книжная торговля так плохо поставлена, что приходится только удивляться. Спросишь где-нибудь нужную книгу, и что же - нет. Просят зайти недели через три. Прошло три недели, а книга все еще не получена. Не удивительно, что преподавателю одного среднеучебного заведения пришлось самому выписывать для учеников учебники. И это в университетском городе!» [17. 1908. 4 июля]. Думается, что истинное положение дел не было таким катастрофическим, об этом свидетельствует год от года расширяюшаяся сеть книготорговых предприятий Томска. Если с 1873 г. до начала XX в. в Томске работал только один Сибирский книжный магазин П.И. Макушина и В.В. Михайлова, то уже в отчете полицейского управления за 1901 г. указаны 3 книжных магазина: П.И. Макушина, И.Я. Янко и товарищества А.И. Усачева и Г.И. Ливена [18. Д. 5041, л. 12]. В ГАТО в фонде губернского правления хранятся документы -прошения на открытие книжной торговли частными лицами: «мещанином Артуром Матвеевичем Пешковским», пожелавшим в 1894 г. создать в Томске «книжный магазин для производства торговли разного рода книгами и учебными пособиями, а также кабинет для чтения» [18. Д. 3322, л. 163], крестьянином А.К. Мочаловым, в 1900 г. ходатайствующим о разрешении вместе с родными братьями «производить книжную торговлю в лавках на толкучем рынке, книги покупать в книжном магазине Макушина» [18. Д. 4988. л. 7], «купеческим сыном И.Я. Янко», заявляющим о намерении открыть в Томске книжную лавку [18. Д. 4615, л. 1]. К сожалению, этим начинаниям во многом препятствовала существовавшая административная волокита, так как разрешение на открытие книжной торговли всецело зависело от местной губернской администрации, которая с большой осторожностью относилась к появлению новых книготорговых точек. «Сложности, возникающие при выдаче свидетельства на книжную торговлю, стесняли предпринимателей и ограничивали их деятельность Для получения свидетельства на книжную торговлю нужно было сначала обращаться в купеческую управу, затем в уездное казначейство для получения гильдейского свидетельства, в квартал и в часть для одобрения помещения, в городскую думу для получения торгового билета, к обер-полицмейстеру, затем опять в квартал для разрешения повесить вывеску и вторично к обер-полицмейстеру для напечатания объявления. Этот порядок устарел, совершенно неудобен для развития книжного дела», - подводит итог Е.И. Пудовкина [19. C. 34]. Так, например, подавший 26 апреля 1900 г. прошение на открытие книжной лавки в г. Барнауле коллежский регистратор А. П. Таловский ждал решения своего вопроса в силу затянувшейся административной переписки почти два года и 8 февраля 1902 г. отказался от получения свидетельства из-за «несвоевременной его выдачи» [18. Д. 5267, л. 48]. Однако, несмотря на подобную нерасторопность правоохранительных органов, мешавшую широкому распространению торговли, и довольно жесткую конкуренцию на книжном рынке, развитие капитализма в последнее десятилетие XIX в. стало толчком для появления новых книжных лавок и магазинов. В ведомости книготорговых предприятий, включенной в губернский отчет за 1908 г., характеризуется ситуация в томской книготорговле на 1 сентября 1909 г. Согласно этим данным в Томске начала века функционировало 12 книготорговых точек: 3 магазина, 8 книжных лавок и томское отделение книжной торговли товарищества «Культура» [18. Д. 6442, л. 48-47 об.]. Интерес представляет социальный состав владельцев книготорговых точек: среди них - дворянин В. И. Соловкин, имевший книжную лавку в доме мещанского общества на углу Базарной площади и Магистратской улицы, канцелярский служитель П. А. Андромонов, державший лавку в городском каменном корпусе, томский мещанин С. Г. Алексеев, которому принадлежала лавка на толкучем рынке, и тамбовский мещанин В.А. Феофанов, торговавший у базарного моста. Кроме того, в числе книготорговцев есть и крестьяне, лавки которых находились на толкучем рынке: переселенец И.Л. Кадыш (толкучий ряд № 4) и местный крестьянин Г.И. Алексеев (толкучий ряд № 7). Помимо вышеназванных, в Томске в указанный период работали и книготорговые предприятия, принадлежавшие разным общественным организациям: лавка Томского отделения санкт-петербургского товарищества «Культура», заведующим которой был Б.Ф. Шоттер, и книжная лавка томского отдела Русского народного общества «За веру, царя и отечество». Все это свидетельствует о том, что с усилением социально-экономического развития региона в 1880-1890 гг., строительством Сибирской железной дороги, увеличением потока переселенцев, появлением новых образовательных учреждений в Томске и губернии интенсифицируется и укрупняется книготорговля, охватывающая все более широкие слои населения. В этот период набирают силу новые формы книгораспространения: книгообмен между различными организациями, обществами, безденежное распространение книг по административным каналам, выписка книг с помощью комиссионеров из Москвы и Петербурга, продажа книг при публичных библиотеках, типографиях, музеях, статистических комитетах, конторах редакций, научных обществах. Так, общество попечения о начальном образовании в Томске продает книги на устраиваемых ими народных чтениях. «В последнее воскресенье, 1 марта, при аудиториях Александровской (Царская школа) и Воскресенской (Воскресное училище) проданы были все имевшиеся для продажи книжки», - сообщает корреспондент «Сибирской жизни», попутно отмечая, что наибольшим спросом пользовались «дешевые по цене книги в 1,5-2-3 к. до 5 к.» [15. 1898. 5 марта]. Томск постепенно набирал силу как крупнейший центр книгоиздания и книгораспространения в Сибири. Об этом свидетельствует и сводная таблица статистики подписчиков толстых журналов за 1898 г., приводимая газетой «Сибирская жизнь» [15. 1899. 6 мая]. Название губернии «Вестник «Вопросы «Восход» «Мир Европы» философии и психологии» Божий» Тобольская губерния 33 7 11 - Томская губерния 50 11 22 137 Енисейск 30 10 17 94 Иркутск 60 9 17 123 Якутск 10 1 8 24 Забайкальская обл. 45 7 47 79 Приморская обл. 60 7 - 49 Амурская обл. 34 2 8 22 Акмолинская обл. 30 3 9 56 Семипалатинская обл. 16 2 1 22 Семиреченская обл. 19 2 2 25 Самаркандская обл. 21 1 5 5 Ферганская обл. 14 1 7 9 Тургайская обл. 7 - 1 6 Уральская обл. 13 1 15 29 Согласно вышеуказанным данным Томская губерния лидирует по числу читателей, подписавшихся на толстые журналы (220 человек), что подтверждает сформировавшийся в 1880-1890-е гг. статус как наиболее активного центра книжной культуры Сибири.

Ключевые слова

книготорговля, книгораспространение, книжная культура Сибири, книготорговая сеть Томска, book trade, book dissemination, book culture in Siberia, book trade network in Tomsk

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Воробьева Татьяна ЛеонидовнаТомский государственный университетканд. филол. наук, доцент кафедры общего литературоведения, издательского дела и редактированияtatnick@mail.ru
Всего: 1

Ссылки

См. об этом: Волкова В.Н. Тобольск, Иркутск и Томск как центры сибирского книгоиздания второй половины XIX в. // Изв. СО АН СССР. - Сер. истории, филологии и философии. - 1990. - Вып. 3. - С. 35-40.
Очерки истории книжной культуры Сибири и Дальнего Востока. Т. 1. Конец XVIII - середина 90-х гг. XIX в. - Новосибирск: ГПНТБ СО РАН, 2000. - 316 с.
Волкова В.Н. Пути распространения сибирской книги (2-я половина XIX в. // Распространение книги в Сибири (конец XVIII - начало XX в.): сб. науч. тр. -Новосибирск, 1990. - С. 55-78.
Тимофеева Ю.В. Книжная культура сельского населения Западной Сибири (конец XIX - начало XX века). - Новосибирск: СИБПРИНТ, 2012. - 192, [2] с.: ил.
Козлов С.В. Книжная торговля в Сибири в годы первой русской революции // Вестн. Ом. гос. ун-та. - 1999. - Вып. 1. - С. 69-73.
Тимофеева Ю.В. Книжная торговля в селениях Западной Сибири (конец XIX - начало XX в.) // Новейшие научные достижения - 2012. Publishing house education and science s.r.o. - Praha, 2012. - URL: http://www. rusnauka. com/ 9_NND_2012/Istoria/1_105656.doc.htm
Буганов А.В. Духовная книжность и письменность русских крестьян XIX в. // Православная жизнь русских крестьян XIX-XX в.: итоги этнографических исследований. - М., 2001. - С. 316-332.
Володкович А.Ф. Личные библиотеки и круг чтения сословных «низов» Сибири. (Первая половина XIX в.) // Книжное дело в Сибири (конец XVIII - начало XX в.: сб. науч. тр. - Новосибирск, 1991. - С. 28-49.
Муратов М.В. Книжное дело в России в XIX и XX веках: Очерки истории книгоиздательства и книготорговли. 1800-1917 годы. - М.; Л. : Гос. социально-экономическое изд-во, 1931. - 256 с.
Ядринцев В.М. Художественные и публицистические произведения. Воспоминания.//Литературное наследство Сибири. - Т. 4. Новосибирск, 1979. -351 с.
Матханова Н. Т. Авторы и читатели сибирских губернских ведомостей в первые годы их создания // Книжное дело в Сибири (конец XVIII - начало ХХ вв.: сб. науч. тр. - Новосибирск, 1991. - C. 49-58.
К 50-летию книготорговли в Сибири. Материалы и история книготорговли в Сибири (из воспоминаний П.И. Макушина). Новониколаевск, 1923. - 22 с.
Томские губернские ведомости. - 1872. - 1 янв.
Каталог книг и учебных пособий Сибирского книжного магазина Михайлова и Макушина в Томске. - Томск, 1882-1902.
Сибирская жизнь.
Сибирский вестник. - 1900. - 21 сент.
Сибирские отголоски.
ГАТО. Ф. 3, оп. 2.
Пудовкина Е.И. История книжной торговли в России конца XIX - начала XX в. // Книжное дело. - 1994. - № 2. - C. 3-37.
 Из истории развития книготорговли в Томске и Томской губернии в конце XIX - начале ХХ в. (статья первая) | Текст. Книга. Книгоиздание. 2014. № 2 (6).

Из истории развития книготорговли в Томске и Томской губернии в конце XIX - начале ХХ в. (статья первая) | Текст. Книга. Книгоиздание. 2014. № 2 (6).