Литературно-издательская ситуация Томска рубежа XIX-XX вв. в контексте развития издательского дела в Сибири | Текст. Книга. Книгоиздание. 2016. № 2(11). DOI: 10.17223/23062061/11/7

Литературно-издательская ситуация Томска рубежа XIX-XX вв. в контексте развития издательского дела в Сибири

В статье рассматривается литературно-издательская ситуация в Томске рубежа XIX-XX вв. в аспекте общего развития издательского дела в Сибири. Для исследования используется локальный подход. Материалом являются как общее состояние книгоиздательского и полиграфического дела в Томске, так и конкретные источники - литературно-художественные сборники и журналы концаXIX- началаXX в., авторы которых нередко выполняли функции издателей, редакторов, составителей.

Literature publishing situation in Tomsk at the turn of the 20th century in the context of publishing industry developme.pdf Историк книги И.И. Фролова еще в середине 1990-х гг. выдвинула тезис о том, что наиболее перспективным является исследование провинциальной литературы и книжной практики, прежде всего, в «локальных масштабах», т.е. в рамках отдельных областей или исторически сложившихся регионов [1]. Действительно, будучи ограничен определенной территорией, исследователь может вести поиск вглубь благодаря имеющейся доброкачественной источниковой базе (комплекты газет, памятные книжки, адрес-календари, указатели местной печати, архивы, воспоминания современников и пр.). По убеждению Н. М. Дмитриенко, это происходит не случайно потому, что «локализация исследования, сознательное сужение территориальных рамок означает укрупнение масштаба, обеспечивает иные, чем мелкомасштабное рассмотрение большой территории, результаты» [2. C. 3]. В итоге локальный подход помогает более тщательно подойти к подбору и анализу источников, дает более надежную их интерпретацию. Локальный подход оказался приемлемым и в изучении истории отдельного города, так как и в данном случае сохраняется территориальное ограничение объекта изучения. Нас привлекает литературно-издательская ситуация Томска, одним из самых ярких периодов развития которой стал рубеж XIX-XX вв. В это время Томск выдвигается вперед по отношению к другим крупным издательским центрам, чему способствует целый ряд благоприятных факторов. В 1870 г. в городе возникает первая Публичная библиотека, организованная П.И. Макушиным, в 1873 г. он открывает первый в Сибири книжный магазин. В 1881 г. появляется первый частный орган периодической печати - «Сибирская газета», в 1882 г. - Общество попечения о начальном образовании в Томске. 16 мая 1885 г. выходит первый номер газеты «Сибирский вестник политики, литературы и общественной жизни», издававшийся до 1905 г., 30 сентября 1884 г. начинает работу Бесплатная народная библиотека Общества попечения о начальном образовании, первая подобная в стране. Наконец, в 1888 г. в Томске открывается первый за Уралом Императорский университет. В итоге два главных фактора - деятельность крупнейшей в Сибири книгоиздательской фирмы Макушина и наличие в городе университета - сделали возможным превратить периферийный Томск в крупный книгоиздательский центр, активно использующий традиции, наработанные Тобольском и Иркутском. К началу ХХ в. книжная продукция Томска по сравнению с этими «культурными гнездами» была уже более разнообразна в видовом и тематическом планах, более многотиражна, в большей степени ориентирована на общероссийский уровень издательской практики и чаще выходила за пределы сибирского книжного рынка. Важно, что именно в томской издательской практике вырабатываются четкие типологические признаки различных видов изданий -массовых, научных, научно-популярных, учебных, художественных, справочных и пр., если помнить, что до этого они существовали в значительной мере в «нерасчлененном» виде. Большое влияние на книгоиздание города, несомненно, оказала публикаторская деятельность ученых, их публикации являлись собственно научными изданиями, в отличие от предшествовавших, в основном носивших комплексно-краеведческий характер [3]. Сами по себе типы томских редакторов-издателей, предпринимавших различные частные инициативы, были достаточно показательными. Помимо знаковой фигуры П.И. Макушина, к ним относились издатель, редактор и писатель Всеволод Долгоруков, сосланный в Сибирь по уголовной статье; первый томский профессиональный художник П.М. Кошаров, самостоятельно предпринявший издание своей альбомной продукции. Интересна фигура Ф.П. Романова, на протяжении почти двадцати лет создававшего беспрецедентный проект - «Сибирский торгово-промышленный и справочный календарь», в котором он выступал не только как издатель, но и составитель текста. Публицист, общественный деятель, путешественник А. А. Адрианов был еще и владельцем типографии и одним из первых редакторов «Сибирской газеты», а ее фактическим негласным редактором и автором являлся политический ссыльный Ф.В. Волховский. Что касается технической стороны издательской деятельности, то большая часть книг, выпускаемых в Томске, печаталась в типолитографии Михайлова и Макушина24. Стабильно, но не очень активно работала Томская губернская типография. Небольшое число книг в разное время было выпущено типографиями «Сибирской газеты» и «Сибирского вестника», частными типографиями М.Н. Кононова и И.Ф. Скулимовского, Г. Прейсмана и Н. Беляева. В России, и в Сибири в частности, в первой половине XIX в. преимущественно использовались ручные станы, к концу же века ситуация кардинально изменилась. В типографиях и литографиях более чем вдвое выросло число печатных машин, наряду с плоскопечатными стали устанавливаться машины ротационные, производительность которых была намного выше [4. C. 41]. При типолитографии П.И. Макушина с первых лет ее существования была организована школа наборщиков, поставлявшая обученных полиграфистов не только для своего предприятия, но и для типографий других сибирских городов. Таким образом, вплоть до революции 1917 г. Томск оставался наиболее активным издательско-полиграфическим центром Сибири, удовлетворявшим книгопечатные потребности многих сибирских городов. Более того, эти привычные для периодизации русской истории хронологические рамки необходимо и должно раздвинуть вплоть до 1920 г. в связи с установлением в Сибири власти Колчака, а потому и запоздалым приходом советской власти. Это дало возможность закрепить и удержать высокие позиции издательской и публикаторской активности далекого сибирского города, которая затем повторится еще очень не скоро. В литературно-издательском процессе начала XX в. значимую роль играли первые томские частные журналы, носившие во многом универсальный характер и имеющие своей целью консолидацию местных литературных сил. Так, важное значение для развития литературы на рубеже веков имели издания В.А. Долгорукова, такие как «Дорожник по Сибири и Азиатской России» и «Сибирский наблюдатель» [5, 6], позиционировавшийся как «ежемесячное иллюстрированное издание». Преобладающее место в нем занимали этнографические, историко-культурные и бытовые материалы, очерки путешествий, театральные мемуары. Литературно-художественный раздел журнала заполнялся в большинстве своем весьма непритязательными произведениями: сценки, предания, любовные истории, назидательные притчи, лирика. Из авторов самой видной фигурой, несомненно, был Всеволод Сибирский (псевдоним князя Долгорукова), проживший в Томске около полувека сначала в статусе ссыльнопоселенца, а затем вольного литератора. При этом на страницах просмотренных нами выпусков уже встречаются имена будущих литературных деятелей «Молодой Сибири» - Г. Вяткина, М. Цейнера, Г. Гребенщикова, В. Шишкова, П. Казанского. Таким образом, можно утверждать, что «Сибирский наблюдатель» был первым томским журналом, регулярно печатавшим художественные произведения, хотя они занимали на его страницах еще весьма скромное место. Последним издательским проектом Долгорукова стал журнал «Сибирские отголоски», в целевом назначении которого уже явно акцентирована литературная компонента, на что указывает подзаголовок - «еженедельный иллюстрированный политический, общественный и литературный журнал» [7]. В этом ряду также необходимо выделить иллюстрированный литературный и юмористический журнал «Силуэты Сибири» издателя В. Романова [8]. Тем не менее для развивающейся литературной жизни Сибири долгое время проблема заключалась в том, что начинающие литераторы, разбросанные по крупным сибирским городам, удаленным один от другого на сотни и тысячи километров, не имели единого литературного центра - своего журнала или хотя бы какого-либо общего периодического печатного органа. Поэтому создание коллективных сборников и альманахов приобретало особое значение, так как они не только объединяли, но выявляли и открывали новые имена писателей, поэтов и критиков. Собранные нами материалы по литературно-художественным сборникам Сибири XIX-XX вв. выявляют достаточно показательную картину. Интересным в этом плане представляется сборник «На сибирские темы» с примечательным подзаголовком - «Сборник в пользу Томских воскресных школ и Гоголевского народного дома», изданный в Петербурге под редакцией профессора Томского университета М.Н. Соболева. Он являет собой уже типичный для столиц, но еще не внедренный в региональную книжную среду вариант благотворительного сборника, о чем говорится в предисловии редактора: ... редакция Сборника получила возможность воспользоваться несколькими статьями, собранными 3 года назад для предполагавшегося, но не осуществившегося «Сборника памяти Ядринцева». Издавая Сборник, воскресные школы не только полагают отметить им свой 25-летний юбилей, но и надеются получить от продажи издания некоторую материальную поддержку на оборудование своего помещения и на свои образовательные нужды. Мы хотели бы надеяться, что Сборник встретит среди публики такое же сочувствие, какое он нашел в литературном мире, и внесет свой скромный вклад в дело развития и процветания общественных воскресных школ в Томске. М. Соболев. Томск, 12 января. 1905 г. [9. Л. V, VII]25. В оглавлении среди авторов находим стихи известных сибирских деятелей - С. Марусина (псевдоним политического ссыльного С. Шевцова), В. Анучина, Тан-Богораза (В.Г. Богораз), рассказ Н. Степняка, статьи А. Кауфмана, Г. Потанина, Н. Ядринцева, воспоминания И. Белоконского. Как видим, и по составу авторов, и по универсальности содержания сборник максимально приближен к формату сибирского, характеризующегося широким целевым назна- Качество оформления сборника с полиграфической точки зрения достаточно высокое, правда, он был отпечатан в столичной типографии. Уточним и то, что к началу века в книжном деле, прежде всего столичном, назревают существенные перемены в связи с внедрением новых технических средств: многочисленных видов фотомеханического репродуцирования иллюстраций, фотомеханической техники высокой печати с применением цинкографии и автотипии. Рассматриваемый сборник представляет собой книгу форматом 17,5х24 в позднем составном переплете (полукожаный светлый корешок с тиснением, картонные крышки в серой мраморной бумаге). Обложка сделана из плотной глянцевой бумаги, название выполнено наборным шрифтом с рисунком, изображающим орла на фоне зеленой тайги. На титуле текст набран разной гарнитурой и обрамлен узорной виньеткой. Бумага тонкая, глянцевая. На спусковых полосах - орнаментальные заставки, название статей выполнено узорным шрифтом. Поля широкие. Нумерация на верхнем поле посередине. Колонтитулы отсутствуют, но в справочном аппарате присутствуют постраничные сноски под номерами. l^Ilfl^M. л ^ * На ейбйршя темы. Я) rfl р /О -о Щ, J аг. % 1 V Лиу ТОМСЧНХ* воекрвенмк* редакций И. И. Соболева. Если же говорить о полноценном общесибирском сборнике в формате литературного альманаха, то таковым стал «.Первый литературный сборник сибиряков», изданный в Томске в 1906 г. [10]. Отпечатан он был в типографии купчихи Н.И. Орловой, под началом которой печатались также инструкции, отчеты, своды постановлений томской городской думы. «Первый литературный сборник сибиряков» представляет собой книгу форматом 23х15 в сером бумажном переплете (поздний составной переплет имеет твердые сторонки, обтянутые зеленой мраморной бумагой), с качественным набором, использованием различной гарнитуры в названии и фамилиях авторов, узорных виньеток. Справочный аппарат представлен сносками, примечаниями и списком опечаток. Имя редактора ни на титуле, ни в выходных данных не значится, но несколько раз упомянутая на задней обложке фамилия в анонсировании второго сборника дает основание предположить, кто был главным участником и составителем издания: «Рукописи для второго сборника принима-ются Е.А. Бахаревым, Томск, Тверская улица, д. № 5»26. Состав сборника достаточно традиционный: проза, стихи, исключение составляет очерк А.М. Серебренникова о Щапове. В книгу вошли произведения как малоизвестных, так и уже заявивших о себе на страницах местной прессы литераторов Омска, Томска и Иркутска. Однако сибирские темы и интересы (так же, как «сибирский колорит») представлены в сборнике еще в очень малой степени. Характерно, что по тематике тексты больше сближаются с общероссийскими, вероятно, в связи с тем, что сборник вышел в самый разгар революции 1905 г., чем и определялось его идейно-тематическое направление. Он быстро разошелся и имел большой успех, который создатели сборника решили подкрепить весьма своеобразным способом, характерным для региональной издательской практики. В некоторых библиографических указателях упоминается сборник «Сугробы. Альманах сибирской литературы», отпечатанный в Петербурге, но без обозначения года издания. По мнению А.П. Ка-заркина, «это фикция, альманаха такого не было, а была удачная попытка сбыть не разошедшийся тираж "Первого литературного сборника сибиряков" под новым названием» [11. C. 15]. По версии В.П. Трушкина, «напечатали новую обложку, указав столичное издательство, и это сыграло решающую роль: мнимый альманах разошелся» [12. C. 50]. М.К. Азадовский считает, что главной причиной такой издательской, не вполне этичной мистификации стал тот факт, что «материального успеха томский альманах 1905 г. не имел, и в 1910 г. одним из участников он был выпущен в продажу под новой обложкой и с новым заглавием». Более того, по утверждению исследователя, этот опыт показал, «как низок» был «уровень местного самосознания», если «читатели-сибиряки не верили, что в Сибири может появиться что-то значительное» [13. C. 91]. В итоге «Второй литературный сборник сибиряков» был отпечатан уже в Петербурге. Так или иначе, наша задача заключается в том, чтобы не только включить этот сборник в общую классификацию, но и исправить ряд закрепившихся ошибок. Так, А.П. Казаркин говорит об отсутствии года издания при упоминании «Сугробов» в указателях. Трушкин и Аза-довский датируют его 1910 г. В алфавитном же каталоге РНБ он числится под 1909 г. [14], хотя при просмотре книги нами было обнаружено, что ни на титуле, ни на обороте год не указан. Что же касается содержания и структуры издания, то они действительно абсолютно идентичны «Первому литературному сборнику сибиряков». В материальном воплощении это небольшая книга форматом 12х21 в мягкой светлой обложке (поздний составной переплет в зеленой мраморной бумаге). Набор простой, с применением единого шрифта. Колонтитулы отсутствуют. Из справочного аппарата имеется только раздел «Замеченные опечатки» на последнем пронумерованном листе. Оформление крайне лаконичное, в частности, название на титуле заключено в рамку. «Второй литературный сборник сибиряков» был тоже отпечатан в Петербурге в 1908 г. [15], как и первый, он оказался достаточно далеким от сибирских тем и интересов. Тем не менее по сравнению с первым выпуском в нем очевидно расширился круг авторов. Помимо томских, иркутских и омских литераторов (И. Тачалов, П. Казанский, К. Дубровский, Г. Вяткин и др.), в сборнике приняли участие поэты и писатели из Забайкалья, с Дальнего Востока, а также начинающие поэты из Читы и Барнаула (И. Уманов, С. Синегуб и др.). Такая литературная география несомненно расширяла и круг читателей, тем более что темы были заявлены самые актуальные. Выйдя в самый разгар политической реакции, сборник по своему содержанию и концепции выразил ее главные проблемы: тюрьмы, казни, ссылки, первые еврейские погромы, отражающие общее душевное состояние человека в ситуации революционных потрясений. Несмотря на издательские прогнозы, по которым второй сборник должен был стать успешнее первого, судьба его оказалась более печальной: книга осталась невостребованной как по причинам экономическим, книгораспространитель-ским, так и по читательскому спросу. В Томск сборник поступил из Петербурга уже почти через год после напечатания, но и здесь не нашел своего читателя, пролежав на книжных складах долгое время. Нами сборник был обнаружен не сразу, т.к. в библиотечном каталоге Научной библиотеки ТГУ один редкий экземпляр числится отдельно, а второй, без обложки, вшит в блок с текстом Вяч. Шишкова «Подножие башни» (СПб., 1920). Формат книги 14х22. Набор простой, украшение в виде виньетки присутствует только на титуле. >msx jlnmcji амурный Сборник Сн6ирр№. «фэы i С одной стороны, эти сборники входят в ряд первых общесибирских, но с другой -явно продолжают традицию литературных приложений, впервые внедренную в региональную издательскую среду Ядринцевым. Он использовал метод, который в науке о книге называется гратификацией, придав своему органу печати (газете «Восточное обозрение») статус бесплатного приложения в варианте научнолитературного «Сибирского сборника», издававшегося сначала в Петербурге, а затем в Иркутске на протяжении почти двадцати лет (с 1886 по 1905 г.) Несмотря на то, что в проанализированных нами изданиях не было особо выдающихся литературных произведений (что тоже, вероятно, стало причиной слабой реализации второго сборника), тем не менее они стали значительным идейным и культурным документом своей эпохи. В самом творчестве молодых сибирских писателей, вошедших в их авторский состав, уже отчетливо проявились новые особенности литературы реализма рубежа веков. В их произведениях ярко прослеживались принципы зарождающегося нового направления, получившего название «Молодая Сибирь», в котором выявились с новой акцентировкой социальные симпатии и эстетические принципы писателей-сибиряков начала XX в., означавшие попытку преодолеть областнические сепаратистские тенденции и влиться в общероссийский литературный поток. И главным в этом прорыве стало то, что фактографическая правда литературы Сибири устремилась к правде художественной. Дискуссия по поводу этой проблематики разворачивалась в большей мере на страницах журнала «Сибирские вопросы», основанного в 1905 г. богатым либералом В.П. Сукачевым и выходившего под редакцией видного идеолога областничества, историка Сибири, приват-доцента П.Н. Головачева [16]. Журнал, позиционировавшийся как периодический сборник, печатался в Петербурге. Издатели хотели придать ему «направляющее значение» в выражении сибирских «нужд», которые определялись, прежде всего, с областнических позиций. Другая точка зрения проявилась в ярких статьях политического ссыльного, журналиста и литературного критика Н. Насимовича-Чужака. Он особо выделял имя Георгия Гребенщикова, считая, что этот молодой сибирский автор являет собой бесспорный образец столичного писателя не только в топографическом, но и в типологическом смысле слова, так как поэтика его произведений преодолела известные исходные установки областной культуры и привела к трансформации ее самосознания. Одним из первых томских периодических изданий, связанных с этими тенденциями, стал художественный журнал «Молодая Сибирь», посвященный литературе, общественной жизни, искусствам и науке. Он пользовался большой популярностью у читателей, а его появление приветствовала вся сибирская пресса [17]. Редактором-издателем журнала стал студент Томского университета Н.Н. Алексеев, выдвинувший в программу издания такие принципиальные темы, как образование и просвещение в Сибири, деятельность местных обществ, инородческий вопрос, проблемы этнографии, земства, права, сибирской ссылки, народного быта. Принципиально, что в отличие от других сибирских, в том числе и томских, периодических изданий в «Молодой Сибири» наблюдалось явное доминирование беллетристики. Основными авторами были сибирские поэты И. Иванов, Г. Вяткин, И. Тачалов, В. Курицын, А. Петров, М. Васильева, И. Хейсин. Прозаический раздел наполнялся сочинениями А. Туркина, А. Замиралова, Г. Гребенщикова, Вяч. Шишкова и др. Каждая очередная книжка горячо обсуждалась в литературной и культурной среде Томска, вызывала споры и дискуссии. К сожалению, журнал имел крайне ограниченный период существования - с октября по ноябрь 1909 г. - и прекратился на 10-м номере, заканчивавшемся обращением редколлегии к читателям с просьбой поддержать начинание томских литераторов. Однако к этому времени читатели недополучили уже восемь выпусков, что и привело к закрытию издания. Значимым этапом в литературной жизни Томска стал выход ряда изданий, связанных с именем Георгия Гребенщикова. Первым еженедельным литературно-художественным, критическим, общественным и сатирическим журналом, созданным под его руководством и продолжившим традиции «Молодой Сибири», был журнал «Сибирская новь». Гребенщиков редактировал его первые четыре номера, а уже с пятого редактором являлся писатель и издатель Г.Я. Крекнин. Этот журнал тоже просуществовал недолго, около двух месяцев, с января по март 1910 г. Но сама по себе его концепция представляется показательной с точки зрения развивающейся литературно-издательской ситуации в Сибири. На авантитуле одного из первых номеров читаем: Желая возможно теснее объединить литературные и художественные силы Сибири для более плодотворной работы в области культурного процветания страны, "Сибирская новь" полагает, что рычагом этого объединения может служить именно литературно-художественный, критический, общественный и сатирический журнал, потребность в котором уже давно ощущается в таком умственном центре Сибири, как университетский Томск. "Сибирская новь" открывает свои страницы для всего лучшего, давая место произведениям старой и новой школ литературного творчества, обращая главное внимание лишь на качество произведений [18]. Важно, что после закрытия журнала в газете «Сибирская жизнь» появилась статья А. Лаптева «Альманах или журнал», в которой продолжились обсуждение проблемы издания местного типа и дискуссия о предпочтении жанра альманаха газете или журналу. В 1913 г. Г.Н. Потанин опубликовал в трех номерах газеты большую обзорную статью «Культурная жизнь в Томске в 1912 году», в которой подвел итоги предыдущих лет и выделил среди молодых беллетристов имена Шишкова и Гребенщикова. Как старший наставник, Потанин отмечал здесь первые шаги своих подопечных, хотя и умолчал о своей большой роли в создании успешной группы «Молодая Сибирь». «Успешность» же эта, прежде всего, заключалась в том, что молодые сибирские авторы выходили на столичные издательские пространства. Итогом бурной литературной жизни Томска стало появление студенческого общественно-политического и литературного журнала «Сибирский студент» [19], редактором-издателем которого стал сотрудник газеты «Сибирская жизнь» М.Б. Шатилов27, поэтому и большая часть редколлегии журнала тоже была связана с нею. Изначально по читательскому адресу направленный на студенческую аудиторию, журнал тем не менее не стал молодежным по составу авторов, но выполнял более важные функции - отражал специфику Томска как первого университетского города за Уралом и обнаруживал органичное сочетание «молодых сил» и «старшего поколения». Среди авторов «Сибирского студента» наиболее часто печатаемыми становятся Потанин, Шатилов, Шишков, Вяткин, А. Чума-ченко, Гребенщиков, Анучин, Рожков, Чужак, Илимский и др. При поддержке самой авторитетной местной газеты «Сибирский студент», в отличие от иных изданий, стоял на позициях областничества, что особенно четко проявилось в 1915 г. в связи с юбилеем Потанина. Обилие литературных материалов подчеркивало насыщенность культурной жизни Томска этого периода, отличавшейся и организацией различных литературных клубов, кружков, в частности сформированного Потаниным художественно-музыкального и литературного кружка, вечеров и т.п. Культурными центрами Томска становятся в это время и дома местной профессуры, в ярких воспоминаниях которых также проявляется атмосфера литературной среды Томска (см.: [20]). Упоминавшаяся выше статья А. Лаптева «Альманах или журнал» начинается со следующих слов: Не удивительно ли, что Сибирь с ее богатым разнообразием природы, с ее историей до сих пор не имеет своего журнала? Мысль эта давно занимала и теперь занимает многих из тех, которые понимают значение печатного слова при современных условиях. Были даже попытки в этом направлении, но они кончились неудачно, расхолаживая и публику, и работников слова своей нежизнеспособностью... И далее, разъясняя причины таких затруднений, автор дает пример успешного издательского проекта: Итак, дело не в том, чтобы делать упреки, а в том, чтобы указать на несомненный факт - денег на издание журнала нет, и в будущем на них надеяться рискованно. Нужно, значит, искать какой-то другой путь. Издание "Алтайского альманаха" (выделено мною. - Е.М.) - первого альманаха в Сибири - наводит на мысль, нельзя ли воспользоваться этой формой издания. Первый сибирский альманах издан при газете "Жизнь Алтая ", и это как раз тот именно путь, который следует признать наиболее удобным для развития журнального дела в Сибири». Важен здесь и вывод в прагматическом плане: Издание альманахов при газете представляет много удобств - связь с литературным миром, оборудованная типография и знакомство с издательским делом [21. Л. 1]. Неизвестно, учитывает ли в данном случае автор опыт «Сибирских сборников» Ядринцева, но, по сути, речь идет о возвращении издателей к продуктивному формату приложения, только уже не в виде научно-литературного сборника, а альманаха. Таким образом, итогом этой дискуссии и своего рода «ответом» вызовам времени стал «Алтайский альманах» под редакцией Г. Гребенщикова, подготовленный на родине писателя, в Барнауле, но отпечатанный в Санкт-Петербурге в издательстве газеты «Жизнь Алтая» в 1914 г. Это был первый полноценный сибирский альманах как по единству концепции, так и по общности коллектива авторов, что подчеркивалось уже в статье «От редактора». Все художественное оформление - обложка, заставки, концовки - было выполнено известными алтайскими художниками Г. Гуркиным и И. Вандакуро-вым. Книга, изданная в Петербурге в типографии Б.М. Вольфа, отпечатана на хорошей бумаге, с прекрасно выполненными рисунками, мотивами для которых послужили ландшафты и виды Алтая. В фондах Научной библиотеки ТГУ сборник хранится в трех, уже практически не доступных читателю экземплярах, так как они находятся в крайне плохом состоянии и готовятся к оцифровке. Нами был просмотрен и экземпляр альманаха из библиотеки томского краеведа В. Домаевского, хранящейся в фондах краеведческого отдела Томской областной библиотеки им. А. С. Пушкина [22]. Это сшитая в блок книга форматом 19х26 (в Научной библиотеке - в позднем составном переплете: коричневый дерматин и коричнево-желтая мраморная бумага, задняя обложка утрачена). Передняя обложка сделана из плотного светлого картона. На ней большую часть занимают рисунки, в том числе и рисованное название, а также указаны год и фамилия художника Г.И. Гуркина. Каждый новый текст обрамляют рисуночная заставка и концовка. Набор простой, поля широкие. Из справочно-поискового аппарата имеются шмуцтитулы и колонтитулы. В рекламно-маркетинговом разделе издания, на внутренней стороне нижней обложки, дается анонс книг «Издательского Товарищества писателей». На внешней ее стороне сообщается о подписке на внепартийную, прогрессивную, общественную и литературную газету "Жизнь Алтая " на 1914 г., выходящей в Барнауле ежедневно, при ближайшем и деятельном участии Л.И. Шумиловского, Г.Д. Греебенщикова, А.И. Шапошникова, П.А. Казанского и др. И далее следует важное уточнение: ''Жизнь Алтая", стремясь к возможно полному ознакомлению читателей с явлениями русской и иностранной жизни, главной своей задачей ставит разработку и освещение местных, алтайских и общероссийских вопросов и нужд. Кроме того, газета уделяет значительное внимание литературно-художественному отделу, давая в нем стихотворения, очерки и рассказы из жизни Сибири, в особенности из жизни Алтая, а также дает место маленькому фельетону, откликаясь в нем на злобы дня и уродливые явления местной жизни» [23]. «Алтайский альманах» отличают четкая композиционная продуманность, жанровое и тематическое разнообразие, что дает общее представление об истории, природе, жизни и быте Алтая и главное -о его литературном движении. Он открывает для читателя многие имена, отобранные в него произведения обладают несомненными литературными достоинствами. К сожалению, опыт подобного приложения к газете у барнаульских издателей оказался единичным, но в преддверии трагических событий Первой мировой войны уже обозначились четкие перспективы по раскладу литературных и издательских сил в Сибири и в стране в целом. Таким образом, главной особенностью сибирской литературной и издательской ситуации в дореволюционный период стала ее активная вовлеченность в общероссийский процесс: в «умственных центрах» (по выражению Ядринцева) начали объединяться литераторы, в осмысление литературно-издательского процесса активно включается литературная критика, и не только областническая (пример Насимовича-Чужака), обратившаяся к формулировке задач марксистской критики, к полемике с декадентским искусством, модернизмом, к пониманию особенностей «нового реализма», формированию писательской критики пролетарского направления. И все это происходит на фоне развития и совершенствования авторитетной издательской базы, а также упрочения культурного диалога между Сибирью и центром. Томск, претерпевший на рубеже XIX-XX вв. существенную модернизацию полиграфического оборудования, становится наиболее активным книгоиздательским и литературным центром региона, что активно стимулировалось и расширявшимися потребностями читательской аудитории университетского города. В связи с перечисленными факторами под сомнение ставится привычная аксиома о закономерном отставании провинции в аспекте развития книжного дела. Как показывает проведенный анализ, в развитии литературно-издательского процесса сибирская провинция к концу XIX - началу ХХ в. была уже достаточно самостоятельна, и в первую очередь как раз за счет пресловутого удаления от центра (см.: [24]). Поэтому на сегодняшний день, на наш взгляд, логичнее было бы говорить не об отставании, а о неравномерном развитии книжного дела в различных регионах страны, в том числе и в Сибири, что подтверждается представленным материалом, актуализирующим и формулирующим новые проблемы и по современному состоянию регионального книжного дела в России.

Ключевые слова

сибирское книгоиздательство, локальный подход, литературно-художественные сборники, Siberian publishing industry, local approach, literary and artistic collections

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Макарова Елена Антониновна Томский государственный университет канд. филол. наук, доцент кафедры общего литературоведения, издательского дела и редактирования филологического факультетаelena_mak2004@mail.ru
Всего: 1

Ссылки

Фролова И.И. Проблемы провинциальной книги в контексте исследования общероссийской истории книжного дела: (На материале второй половины XIX -начала XX в.) // Книга: Исследования и материалы. М., 1995. Сб. 71. С. 205-213.
Дмитриенко Н.М. Сибирский город Томск в XIX - первой трети XX века: управление, экономика, население. Томск, 2000.
Волкова В.Н. Тобольск, Иркутск, Томск как центры сибирского книгоиздания второй половины XIX в. // Изв. Сиб. отд-ния Академии наук СССР. Сер. История, филология и философия. 1990. Вып. 3. С. 35-40.
Книга в России. 1881-1895. СПб., 1997.
Дорожник по Сибири и Азиатской России - первый частный журнал (с Приложением на французском языке). Томск, 1899-1901.
Сибирский наблюдатель (бывший «Дорожник по Сибири и Азиатской России») - ежемесячное иллюстрированное издание (с Приложением на французском языке). Томск, 1899-1905.
Сибирские отголоски (бывший «Сибирский наблюдатель»). Томск, 19061910.
Силуэты Сибири. Томск. 1909-1910. № 1-26.
На сибирские темы: Сборник в пользу Томских воскресных школ и Гоголевского народного дома / под ред. М.Н. Соболева. СПб., 1905.
Первый литературный сборник сибиряков: рассказы и стихотворения. Томск, 1906.
Казаркин А.П. Вехи литературной жизни Томска // Томские писатели. Томск, 2008.
Трушкин В.П. Пути и судьбы: Литературная жизнь Сибири: 1900-1917 гг. Иркутск, 1985.
Азадовский М.К. Альманахи литературные // Сиб. сов. энцикл. Новосибирск, 1929. Т. 1. А-Ж.
Сугробы: Альманах сибирской литературы. СПб., 1909.
Второй литературный сборник сибиряков: рассказы и стихи. СПб., 1908.
Сибирские вопросы: Периодический сборник, издаваемый В.П.Сукачевым / под ред. П.М. Головачева. СПб., 1905-1913.
Чмыхало Б.А. Критика «новейших течений» в сибирских изданиях начала XX в. // Традиции и тенденции развития литературной критики Сибири. Новосибирск, 1989. С. 70-78.
Сибирская новь: Еженедельный литературно-художественный, критический, общественный и сатирический журнал. Томск. 1910. № 2 (23 янв.).
Сибирский студент - студенческое, общественно-политическое и литературное издание (1914-1916). Ежемесячный журнал. Томск, 1914.
Императорский Томский университет в воспоминаниях современников / сост. С.Ф. Фоминых, С.А. Некрылов. Томск, 2010.
Лаптев А. Альманах или журнал // Сибирская жизнь. 1914. № 24 (4 февр.).
Каталог Владимира Домаевского: (Из фонда русской книги. Историко-краеведческий отдел ТОУНБ им. А.С. Пушкина) / сост. В.А. Лойша, ред. библиографии А.В. Яковенко. (На правах рукописи). Томск, 2012.
Алтайский альманах / под ред. Г.Д. Гребенщикова. СПб.: Изд. газ. «Жизнь Алтая», 1914.
Книжная культура Томска (XIX - начало XX в.) Томск: Изд-во Том. ун-та, 2014.
 Литературно-издательская ситуация Томска рубежа XIX-XX вв. в контексте развития издательского дела в Сибири | Текст. Книга. Книгоиздание. 2016. № 2(11). DOI: 10.17223/23062061/11/7

Литературно-издательская ситуация Томска рубежа XIX-XX вв. в контексте развития издательского дела в Сибири | Текст. Книга. Книгоиздание. 2016. № 2(11). DOI: 10.17223/23062061/11/7