Художественная литература в личной библиотеке Г.Н. Потанина: на материале сочинений Л.Н. Толстого | Текст. Книга. Книгоиздание. 2018. № 17. DOI: 10.17223/23062061/17/5

Художественная литература в личной библиотеке Г.Н. Потанина: на материале сочинений Л.Н. Толстого

Рассматривается личная библиотека Г.Н. Потанина в ее современном состоянии. Дается краткий обзор ее истории и состава книжного собрания. В фокусе исследования находится художественная литература, составляющая небольшую, однако репрезентативную часть в составе библиотеки. Специальное внимание уделено сочинениям Л.Н. Толстого на русском и бурятском языках, хранящимся в библиотеке. Делается вывод, что особая значимость личности Л.Н. Толстого для сибирского социума рубежа XIX-XX вв. находит свое отражение в книжном собрании Г.Н. Потанина.

General fiction in the personal library of G.N. Potanin: on the material of Leo Tolstoy's works.pdf Научная библиотека Томского университета известна не только обширными фондами учебной и научной литературы, но также и крупным собранием мемориальных библиотек, принадлежавших известным деятелям науки, искусства и культуры. К формированию собрания приступили еще до основания университета, а наиболее полно сформировалось в конце XIX - начале XX в. Среди его коллекций, безусловно, выделяется библиотека известного ученого и общественного деятеля Григория Николаевича Потанина (1835-1920), в первую очередь в силу масштабности и значимости его личности для Сибири. В Томский университет библиотека попала не сразу, изначально она предназначалась для пополнения фонда организованного в 1919 г. в Томске Института исследования Сибири. Г.Н. Потанин горячо поддерживал и приветствовал данное событие, считая его «очень счастливым и своевременным» [1. С. 17]. Также он обращал внимание на необходимость создания в городе музеев, архивов и книгохранилищ: «Ненормальному положению, при котором научные пособия, библиотеки и коллекции составляются в местностях, которые находятся от исследуемого края на расстоянии нескольких тысяч вёрст, а самый край остается по-прежнему совершенно пустым, будет положен конец» [Там же]. Когда началось активное формирование библиотеки института, от имени Г.Н. Потанина было сделано предложение о покупке институтом его личной библиотеки. Библиотека и архив Г.И. Потанина были приобретены за 40 тыс. руб. и поступили в библиотеку института в декабре 1919 г. [2. С. 146]. В связи с установлением советской власти в Томске институт был закрыт в июне 1920 г., а все его имущество, включая и библиотеку, передано в Томский университет. Характерна также и история интеграции данной библиотеки в фонды НБ ТГУ. Несколькими десятилетиями ранее, при поступлении в НБ ТГУ библиотеки В. А. Жуковского, была применена следующая стратегия: «...из книг однородных, хотя бы поступивших от разных жертвователей, оставлялся лучший экземпляр. Дублеты откладывались в особые шкафы и ящики...» [3. C. 8]. Понимая «особую цену» библиотеки Жуковского, В.М. Флоринский тем не менее не отступил от своего принципа. Это привело к раздроблению библиотеки поэта, смешению ее с библиотеками Строгановых и Голицына, к потере некоторых книг, переданных в учебную библиотеку и библиотеки кафедр. Схожая судьба постигла и библиотеку Г.Н. Потанина - собрание «распылилось» в общем и резервно-дублетном фондах. Только в 1991 г. было принято решение о восстановлении мемориальной библиотеки Г. Н. Потанина как единого целого. Личные библиотеки - заметная часть национальной культуры. Отправной точкой отечественной традиции изучения книжных собраний следует считать начало XX в. В это время выходят первые статьи, указывающие на назревшую необходимость сохранения, описания и системного изучения личных библиотек (см. например, «Семинарий по Достоевскому» Л.П. Гроссмана (Л.; М., 1923); библиографическое описание Б. Л. Модзалевского «Библиотека А.С. Пушкина (СПб., 1910) и др.). Изучение книжных собраний в фондах НБ ТГУ также имеет богатую историю. Анализ библиотеки В.А. Жуковского во многом положил начало ряду таких исследований и стал отправной точкой для издания Полного собрания сочинений и писем поэта, которое в настоящее время близится к завершению. В начале 2000-х гг. исследования личных библиотек обрели новую актуальность, в результате чего, например, появился проект, посвященный изучению библиотеки графов Строгановых, выполняемый И.А. Поплавской и отраженный в целом ряде публикаций [4-6]. Магистральной целью этого мегапроекта является создание полного электронного и печатного каталогов данного книжного собрания. Также необходимо упомянуть проект, посвященный исследованию книжной культуры Томска, выполняемый коллективом кафедры издательского дела и редактирования филологического факультета ТГУ. Монография «Книжная культура Томска (XIX - начало XX в.», написанная по итогам работы, посвящена истории полиграфии и издательского дела, путям распространения книги в сибирском городе, истории и составу частных книжных собраний, а также роли и функции рукописной книги в региональном сибирском репертуаре. Более частные аспекты охватывают изучение своеобразия книжного репертуара частных издательств П. И. Макушина и В.В. Михайлова, феномен частных библиотек в Томске и Томской губернии во второй половине XIX - начале XX в. [7] и др. К охожей проблематике обращен грантовый проект «Книга с автографом как территория межкультурной коммуникации: фронтальное исследование личных библиотек русских классиков XIX -нач. XX в. (от В. А. Жуковского до А.А. Блока)», реализованный Н. Е. Никоновой. Инскрипты рассматриваются ученым как важные репрезентанты книжной культуры и литературного этикета эпохи. Значимым представляется положение о многозначности книжных инскриптов: как факта книжной культуры, феномена литературного быта, историко-литературного явления и в конечном итоге источника творческой лаборатории автора. Таким образом, личная библиотека писателя дает, как правило, очень многое для понимания идейного, общественного, эстетического генезиса его творчества, «это - один из самых значительных реальных источников изучения писателя в биографическом, историко-литературном, теоретико-типологическом планах» [3. C. 17]. При передаче библиотеки в Институт исследования Сибири библиотека Г.Н. Потанина насчитывала 3210 книг и периодических изданий. В основном и резервно-дублетном фондах удалось выявить и сконцентрировать в отделе рукописей и книжных памятников 783 издания, принадлежавших Потанину [2. C. 147]. Этот процесс значительно облегчило наличие инвентарной книги в четырех томах (1 487 наименований), составленной еще при передаче библиотеки институту. Предварительный анализ состава собрания, проведенный по инвентарной книге, позволяет сказать, что она представляет собой классическую рабочую библиотеку ученого и общественного деятеля, в которой преобладает литература по фольклористике, этнографии и естествознанию, как на русском, так и на европейских языках. Ознакомительный просмотр позволил выявить около ста пятидесяти томов, из которых более половины составляют издания на немецком, французском и английском языках. Хотелось бы в этом контексте обратить специальное внимание на издание «Der Nibelungen Lied» (Breslau, 1816 г.), в переложении Фридриха Гагена. Г.Н. Потанин активно интересовался фольклором и эпосом народов Европы, видя в данных текстах генетических «потомков» азиатского эпоса, поэтому данное издание можно отнести к кругу его научных штудий. Книга интересна прежде всего читательскими пометами: пронумерованы строфы с первой по триста сорок девятую, а также выделены подчеркиваниями некоторые строки. К примеру, четвертая строка сороковой строфы: «des wart mit lobe gesieret alles Gidmundes lant» («Тот пир прославил Зигмунда и весь его народ» ). Отдельный массив потанинский библиотеки составляют периодические издания и ежегодные отчеты различных обществ, действовавших в Томске, что отражает активную гражданскую позицию ученого и его интерес не только к научным, но и к социальным и культурным процессам региона. Художественная литература, как на русском, так и на иностранных языках, представлена в библиотеке единичными экземплярами, однако, несмотря на малый объем, данное собрание является наукоемким материалом для исследования общественных и духовных воззрений Г.Н. Потанина. Большое место среди художественной литературы на русском языке занимают сочинения Л.Н. Толстого, которые в сибирской печати были своего рода имагологическим объектом, их рецепция ярче выявляла ориентиры регионального культурного сознания. Н.В. Жилякова отмечала, что маркером отношения сибиряков к Л.Н. Толстому стала широта выступлений и общественной реакции, вызванных его смертью в 1910 г. В газетах этой теме посвящались целые полосы, выходили иллюстрированные приложения «для того, чтобы провинциальный читатель был в курсе событий, газеты перепечатывали большое количество материалов из столичной прессы, таким образом давая своим читателям возможность в одном издании получить всю информацию» [8. С. 261]. Важно отметить и интерес великого писателя к Сибири, о чем свидетельствует его переписка с профессорами Томского университета и технологического института - И. А. Малиновским, В.Н. Джонсом, с просветителем и издателем П.И. Макушиным, с учителем томской гимназии П. А. Буткеевым. Несмотря на то, что Толстой и Потанин знакомы не были, в их деятельности можно провести ряд параллелей, на что указывали уже их современники. Любопытна в связи с этим статья Г. Д. Гребенщикова «Большой сибирский дедушка (Из личных встреч с Г.Н. Потаниным)»: «. преклоняясь перед величавою фигурой Толстого, я не находил в нём той цельности и неподдельной простоты, какими обладает скромный, по сравнению с Толстым, сибирский дедушка", и когда Толстой "хотел и не мог уйти от соблазнов мира и, как скованный лев, метался, тщетно пытаясь опроститься, - простой и неизменно кроткий, всегда нуждающийся сибиряк шёл прямо по своей демократической и тернистой дороге к единой светлой истине - ко благу своей родины, но в конечном пункте идеалы обоих старцев сходятся. Толстой говорит: "Царство Божие внутри нас", сущность потанинского идеала: "Пусть каждая область зажжет своё солнце, и вся земля будет иллюминована". Немудрено поэтому, что для сибиряков Потанин то же, что Толстой для всех обременённых духовною жаждою и скорбью людей мира» [9. С. 101]. Отношение Г.Н. Потанина к Л.Н. Толстому прежде всего как к общественному деятелю привлекало внимание и ученых конца XX - начала XXI в. Так, итог своих наблюдений за отзывами Потанина о Толстом Н.В. Серебренников формулирует следующим образом: «...подчас односторонний или не вполне приемлемый подступ Толстого к социальным задачам требовал критики, а значение человека, искренне пытавшегося помочь в их решении, вызывало глубокое уважение. В целом, приятие Толстого Потаниным выглядит весьма типичным для интеллигента конца XIX - начала ХХ столетия» [10. С. 66]. Н.В. Серебренников указывает, что Потанин, безусловно, был знаком с произведениями Толстого, «по поводу своей жены, Александры Викторовны, заметил: "Она была поклонница Льва Ник. Толстого, ценила и его художественные произведения, и его искания в области веры", - но от какой-либо оценки беллетристики Толстого уклонился. Толстой как общественный деятель оказался для Потанина более интересен» [Там же. С. 65]. Между тем в библиотеке Потанина содержится ряд художественных произведений Толстого: «Детство, отрочество, юность» (1914), «Анна Каренина» (Т. 1. 1914) и «Война и мир» (Т. 2 и Т. 3. 1912). Все издания являются серийными, выпущенными издательством товарищества И.Д. Сытина, под редакцией и с комментариями П.И. Бирукова. Книги являются по-своему уникальными для библиотеки Потанина, поскольку они, вопреки аскетическим привычкам владельца, выполнены в подарочном стиле, с дарственными переплетами с металлическим тиснением и цветными иллюстрациями М. Щеглова, А. Моравова, А. Апсита и А. Корина. К сожалению, в издании «Детство, отрочество, юность» восемь иллюстраций оказались утерянными, однако в целом издания обнаруживают хорошее состояние, свидетельствующее о достаточно бережном обращении с ними владельца. Особое внимание хочется уделить изданиям переводов сочинений Л.Н. Толстого на «инородческие» языки, хранящимся в библиотеке Г.Н. Потанина. В письме Д.А. Клеменцу от 12 января 1903 г. Потанин пишет об этом проекте и о своем участии в нем: «Просьба к Вам: Еролтаев и Агуан пожертвовали 200 р. на издание книжек для народного чтения на бурятском языке. Ушаков просит меня руководить этим делом; деньги в кассе Общества, которого он председателем. Но я в Томске не имею подле себя переводчиков. Я обратился с просьбою к [Андрею] Дмитриевичу] Рудневу, не найдет ли он возможным подговорить кого из бурят, живущих в Петербурге, перевести и чтоб сам он проредактировал перевод. Я полагал бы выбрать три, четыре небольших рассказа Толстого; П.И. Макушин говорит, что на эти деньги (200) можно издать три, четыре книжки. Андр. Д. Руднев настаивает на издании "Кармы" Л. Толстого. Я не против, можно "Карму" и несколько рассказов. Потолкуйте с Андр[еем] Дмитриевичем]» [11. С. 66]. В итоге было переведено и издано три произведения: «Карма» (СПб.,1916), «Бог правду видит, да нескоро скажет» (СПб., 1914) и «Ассирийский царь Асархадон» (Томск, 1914). В описании указано, что книги изданы «на средства Фонда имени Л.Н. Толстого, хранящегося при Литературно-артистическом кружке в г. Томске». В библиотеке Г.Н. Потанина хранятся все три перевода: обнаружены экземпляры книг «Карма» и «Ассирийский царь Асархадон», наличие издания «Бог правду видит, да нескоро скажет» восстановлено по рукописному каталогу. Перевод произведений на бурятский язык выполнили Б.Б. Барадийн, Ц. Цыжипов и Э.Д. Ринчино соответственно, в тексте используется старомонгольская письменность, в том числе на старомонгольском выполнена и нумерация страниц. Издания не разрезаны, что не характерно для книг в собрании Потанина, кроме того, издание «Кармы» обозначено как дубликат. Тем не менее присутствие данных книг в личном собрании Г. Н. Потанина является одним из свидетельств глубокого интереса писателя к просветительской деятельности в Сибири. Дальнейшее исследование библиотеки Г.Н. Потанина представляет направление, перспективное как с точки зрения его научно-теоретической значимости, так и с позиций практической ценности для современного сибиреведения.

Ключевые слова

библиотека Г.Н. Потанина, сибирское областничество, личные библиотеки, переводы, Л.Н. Толстой, G.N. Potanin, Siberian regionalism, personal libraries, literary translation, Leo Tolstoy

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Никонова Наталья Егоровна Томский государственный университет доктор филологических наук, заведующая кафедрой романо-германской филологииnikonat2002@yandex.ru
Масяйкина Елена Владимировна Томский государственный университет аспирант кафедры романо-германской филологииbeork.berkana@gmail.com
Всего: 2

Ссылки

Потанин Г.Н. Приветствие съезду // Труды съезда по организации института исследования Сибири. Томск, 1919. С. 17-18.
Васенькин Н.В. К вопросу о восстановлении библиотеки Григория Николаевича Потанина [как единого целого в отделе рукописей и книжных памятников Научной библиотеки Томского государственного университета] // Научно-практическая конференция «Восьмые Макушинские чтения», Красноярск, 1315 мая. ГПНТБ СО РАН. Новосибирск, 2009. С. 145-149.
Лобанов В.В. История и состав библиотеки В.А. Жуковского // Библиотека В. А. Жуковского в Томске. Томск, 1978. Т. 1. С. 3-14.
Поплавская И.А. Проблемы изучения библиотеки Строгановых в Томске: книги французских писателей XIX в. // Вестник Томского государственного университета. Филология. 2012. № 4 (20). С. 87-97.
Поплавская И.А. А.И. Милютин как исследователь книжного собрания Строгановых в Научной библиотеке Томского университета // Вестник Томского государственного университета. Филология. 2014. № 5 (31). С. 92-104.
Поплавская И.А. Печатные и рукописные травелоги в книжном собрании барона А.С. Строганова // Имагология и компаративистика. 2016. № 2 (6). С. 15-39.
Книжная культура Томска (XIX - начало XX в.). Томск : Изд-во ТГУ, 2014. 416 с.
Жилякова Н.В. «Толстовские дни» в России и Томске в октябре - декабре 1910 года (по материалам томской периодической печати) // Лев Толстой и время. Томск, 2010. С. 258-268.
Гребенщиков Г.Д. Большой сибирский дедушка: (Из личных встреч с Г.Н. Потаниным) // Г. Д. Гребенщиков и Г.Н. Потанин: диалог поколений (письма, статьи, воспоминания, рецензии). Барнаул, 2008. 212 с.
Серебренников Н.В. Г.Н. Потанин и Л.Н. Толстой // Вестник Томского государственного университета. История. 2011. № 2 (14). С. 65-66. Потанин Г.Н. Письма : в 5 т. Иркутск: Изд-во Иркут. гос. ун-та, 1992. Т. 5. 272 с.
 Художественная литература в личной библиотеке Г.Н. Потанина: на материале сочинений Л.Н. Толстого | Текст. Книга. Книгоиздание. 2018. № 17. DOI: 10.17223/23062061/17/5

Художественная литература в личной библиотеке Г.Н. Потанина: на материале сочинений Л.Н. Толстого | Текст. Книга. Книгоиздание. 2018. № 17. DOI: 10.17223/23062061/17/5