Правовые модели закрепления обстоятельств, исключающих преступность деяния, в уголовном законодательстве: сравнительно-правовой аспект | Уголовная юстиция. 2013. № 2 (2).

Правовые модели закрепления обстоятельств, исключающих преступность деяния, в уголовном законодательстве: сравнительно-правовой аспект

С позиции сравнительного правоведения анализируются существующие законодательные модели закрепления обстоятельств, исключающих преступность деяния в зарубежных государствах. Обращается внимание на достоинства и недостатки каждого из способов закрепления обстоятельств, исключающих преступность деяния. По итогам высказываются предложения по определению основных направлений совершенствования действующего отечественного уголовного законодательства.

Legal models of entrenchment of circumstances excluding criminality of conduct in the criminal law: the comparative-legal aspect.pdf В настоящий момент в Уголовном кодексе РФ закреплены шесть обстоятельств, исключающих преступность деяния. Появление именно этого перечня обстоятельств в отечественном уголовном законодательстве было предопределено рядом объективных факторов: особенностями правовой системы, отечественными юридическими традициями, социальными факторами и историческими преобразованиями, происходившими в государстве. В целом, существующий порядок закрепления обстоятельств, исключающих преступность деяния, в отечественном уголовном законодательстве представляет собой лишь один из способов их закрепления в различных правовых системах. Более того, в разных государствах и правовых системах существенно различаются подходы к определению сущности указанной категории, её содержания, формы и правовой природы. Указанные отличия часто ещё более существенны, чем отличая в понимании таких правовых категорий, как «преступление», «наказание» и «ответственность». Поэтому, так или иначе, при осуществлении сравнительно-правого исследования неизбежно во главу угла приходится ставить правовую модель, существующую в отечественном уголовном законодательстве и, исходя из её особенностей, производить сравнительно-правовое исследование2. Реальным отражением различий в методологической базе исследования обстоятельств, исключающих преступность деяния, служат способы их закрепления в каждом из государств. Не во всех правовых системах обстоятельства, исключающие преступность деяния, представлены в виде самостоятельной правовой категории. В связи с этим, далеко не всегда они закрепляются в отдельной главе или в виде самостоятельных правовых положений. С этой точки зрения можно выделить, по крайней мере, три подхода к способу закрепления обстоятельств, исключающих преступность деяния. 1. Обстоятельства, исключающие преступность деяния, закреплены в самостоятельной главе, обособленно от иных оснований, исключающих уголовную ответственность, и других правовых категорий. Такой способ правового регулирования характерен, прежде всего, для государств СНГ и Прибалтики, а также для Грузии, Сан-Марино, Израиля и некоторых других государств. При этом наименования указанной главы или параграфа могут быть различны: «Обстоятельства, исключающие противоправность деяния» (гл. 8 УК Грузии), «Обстоятельства, исключающие уголовную ответственность» (гл. 5 УК Литовской Республики), «Оправдательные обстоятельства» (гл. 4 УК Сан-Марино) и др. 2. Обстоятельства, исключающие преступность деяния, закреплены в одной главе с иными обстоятельствами, исключающими уголовную ответственность, или с другими юридическими категориями. Такой принцип закрепления обстоятельств, исключающих преступность деяния, реализован в УК Франции, УК Испании, УК Китая. С определёнными оговорками к этой группе можно отнести законодательство Австралии. Закрепление обстоятельств, исключающих преступность деяния, в этом случае может происходить совместно с остальными основаниями, исключающими уголовную ответственность (УК Франции и УК Испании), или без такого объединения (УК Китая). 3. Обстоятельства, исключающие преступность деяния, закреплены разрозненно, в нескольких главах, параграфах. При их закреплении отсутствует общий принцип их объединения с иными правовыми категориями. В частности, такой порядок закрепления характерен для УК Таиланда. Тем не менее способ закрепления обстоятельств, исключающих преступность деяния, - это производная категория от правовой модели, которая была избрана в том или ином государстве для обстоятельств, исключающих преступность деяния. Выделение этих правовых моделей, в сущности, представляет собой типологию методологических подходов в отношении обстоятельств, исключающих преступность деяния, в разных государствах. Сейчас, на наш взгляд, можно говорить о четырёх основных моделях правового регулирования системы обстоятельств, исключающих преступность деяния, существующих в правовых системах государств мира. При этом сразу оговоримся, что большинство правовых систем носит смешанный характер, обладая признаками сразу нескольких из трёх описанных ниже способов закрепления обстоятельств, исключающих преступность деяния3. К этой группе относится уголовное законодательство Германии, Австралии, Польши, Сан-Марино и других государств. В частности, в УК Германии в § 32, 33, 34 и 35 гл. 4 «Вынужденная оборона и вынужденное положение» закреплены такие виды оснований, исключающих преступность деяния, как «необходимая оборона», «правомерное вынужденное положение (крайняя необходимость, устраняющая противоправность деяния)», «извиняющая необходимая оборона» и «оправданное вынужденное положение (извиняющая крайняя необходимость)». В первом случае (§ 32 и 34) исключается противоправность деяния, во втором (§ 33 и 35) - виновность [2, с. 14]. Однако ни законодательно, ни доктринально не исключено закрепление подобных оснований в иных нормативно-правовых актах, а сам перечень оснований также не является исчерпывающим [3, с. 234-238]. В разд. 10 «Обстоятельства, связанные с внешними факторами» Закона о федеральном уголовном кодексе Австралии (УК Австралии 1995 г.) в ст.ст. 10.2, 10.3 и 10.4 закреплены такие основания, исключающие уголовную ответственность, как «физическое принуждение», «крайняя необходимость» и «самооборона». Помимо этого, в Уголовном кодексе Австралии для некоторых статей, устанавливающих уголовную ответственность, предусмотрены специальные «защиты», исключающие уголовную ответственность (ст. 71.14 УК Австралии). Типология иных правовых моделей формулирования системы оснований, исключающих преступность деяния, зависит от содержания их составляющих элементов, способа их закрепления, их взаимосвязи с преступными деяниями и от некоторых других признаков. Первая из моделей правового регулирования представляет собой такой способ закрепления обстоятельств, исключающих преступность деяния, при котором правовой основой («матрицей») формирования обстоятельств, исключающих преступность деяния, выступают категории «права», «обязанности», «служебного долга», «вынужденных действий». Подобная модель правового регулирования (охраны) определена юридической формой правомерных поступков - деяний, преступность которых исключается, где под «осуществлением права» понимается осуществление возможного поведения (например, право на защиту от посягательств), под «осуществлением обязанности» - осуществление необходимого поведения (например, «осуществление указаний властных органов»), под «осуществлением служебного долга» понимается осуществление властных правомочий, под «вынужденными действиями» - действия, осуществлённые без воли лица. Указанная правовая модель может быть представлена, например, в УК Бельгии 1867 г. [4] и УК Аргентины 1922 г. [5] (таблица). Основными признаками подобной модели закрепления системы оснований, исключающих преступность деяния, являются: 1. Отсутствие в подавляющем большинстве случаев сформированных понятий и правовых конструкций для «необходимой обороны», «крайней необходимости», иных обстоятельств, исключающих преступность деяния (применяются термины «защита», «необходимость» и некоторые иные). 2. В связи с отсутствием приведённых правовых конструкций правовое положение формулируется как «осуществление своего права (обязанности, служебного долга) на...» или «не подлежит уголовной ответственности тот, кто действовал во исполнение права (обязанности, долга).». 3. В указанном случае невозможно выделить элементы ситуации обстоятельства, исключающего преступность деяния, так как подобное регулирование предполагает оценку содержания и структуры действий в каждом конкретном случае. 4. Часто в УК этих государств в виде примеров правомерного поведения (для определения примерной структуры и содержания действий) приводятся конкретные прецеденты. Так, в ст. 412 УК Бельгии указано, что преступления и проступки, указанные в предыдущей статье (ст. 411), также рассматриваются как извинительные, если они были совершены при оказании сопротивления в дневное время проникновению через ограждения или разрушению оград, стен или дверей жилых домов, квартир или пристроек к ним, если будет установлено, что при-чинитель вреда мог предположить нападение на людей, как об основной цели того, кто пытается преодолеть препятствия, либо как о следствии сопротивления, которое было оказано этому лицу при попытке проникновения. 5. Подобное регулирование предполагает необходимость закрепления «извинительных» норм в других законах, конкретизирующих положения уголовного кодекса. В то же время, как правило, перечень указанных обстоятельств является исчерпывающим. В частности, в ст. 78 УК Бельгии закреплено, что освобождение от наказания за любое преступление или проступок может состояться только в случаях, определенных законом. Данный способ закрепления системы обстоятельств, исключающих преступность деяния, существенно отличается от принятого в УК России и характерен, прежде всего, для европейских и латиноамериканских государств романо-германской правовой семьи (в первую очередь её романской группы). К указанной группе можно также причислить уголовные кодексы Франции, Нидерландов и некоторых других государств. Положительная черта указанного способа правового регулирования, которую можно учесть для совершенствования российского уголовного права, -это наличие бланкетных норм, применительно для тех или иных сфер общественной жизни (правоохранительной, медицинской). В то же время основные признаки (элементы) ситуации необходимо указывать только в УК РФ, допускать их размывание иными правовыми актами нельзя. Иначе нормы из бланкетных, по сути, станут «заменителями» уголовно-правовых норм. Вторая правовая модель представляет собой такой способ закрепления обстоятельств, исключающих преступность деяния, при котором правовой основой их формулирования является конкретное деяние, преступность которого исключается. В сущности, в данном случае говорить об обстоятельствах, исключающих преступность деяния, нельзя, ибо в уголовном законе здесь определяется конкретное деяние с определёнными признаками (элементами). Подобный способ характерен в первую очередь для государств англосаксонской правовой семьи, в которой указанная юридическая конструкция именуется «правовой защитой» или просто «защитой». Для того чтобы представить её наглядно, обратимся к некоторым положениям УК штата Калифорния [6]. В ст.ст. 187-199 УК этого штата закреплено такое преступление, как убийство, а также все правовые последствия, которые с ним связаны, в том числе и случаи, когда преступность деяния исключается. Под убийством в соответствии со ст. 187 УК Калифорнии понимается убийство человека или человеческого плода, совершённое с прямым4 умыслом. В ст.ст. 188-196 УК штата Калифорния определяются конкретные виды убийства (всего более 30 видов), конкретные виды наказания, порядок принятия вердикта в случае осуждения и порядок его обжалования, определяются лица, к которым некоторые виды наказаний не применяются, а также случаи, когда убийство не оправдывается. В ст.ст. 197-199 УК штата Калифорнии определяются конкретные случаи, когда убийство является оправданным: 1. Когда лицо защищается от попытки его убить или причинить ему травму. 2. Когда убийство совершается в защиту жилья, если явно намерение лица, проникшего в дом, на противоправные действия. 3. Когда необходимо задержать любое лицо за любое преступление, а равно законно подавить любые беспорядки для сохранения безопасности, а также иные случаи. Аналогичные положения предусмотрены для исключения преступности конкретных видов вреда, деяний имущественного характера и для многих других деяний (для каждого преступления отдельно). Кроме того, в гл. 2 ч. 5 УК штата Калифорния установлен порядок применения оружия и мер принуждения сотрудниками силовых структур, а также некоторые иные случаи правомерного причинения вреда. Обобщим наиболее характерные признаки указанной правовой модели: 1. Закрепление «правовых защит» носит прецедентный характер, то есть в каждом случае исключается преступность конкретных действий (бездействий) или некоторой совокупности деяний для определённой сферы деятельности. Обстоятельства, исключающие преступность деяния, в УК Бельгии и УК Аргентины УК Бельгии УК Аргентины Осуществление права Ст. 411. Право на посягательство на личность человека, ранения и побои рассматривается как извинительное, если оно было непосредственно вызвано жестоким насилием в отношении потерпевших Ч. 4, 6, 7 ст. 34. Не подлежит уголовной ответственности тот, кто действовал, законно осуществляя своё право; в защиту собственной личности или прав; прав третьих лиц Осуществление обязанности Ст. 70. Не считается правонарушением действие, предписанное законом и совершенное по приказу органа власти Ч. 5 ст. 34. Не подлежит уголовной ответственности тот, кто действовал в силу обязательного подчинения Осуществление служебного долга (правомочия) Выполнение служебного долга (административным органом, сотрудником юстиции или полиции) установлено в иных законах. Перечень обстоятельств, исключающих преступность деяния, в УК не исчерпывающий Ч. 3 ст. 34. Не подлежит уголовной ответственности тот, кто действовал, исполняя свой долг, властные полномочия или должностные обязанности Вынужденные действия Ст. 71. Не считается правонарушением, если обвиняемый или подозреваемый находились в момент совершения противоправного действия в состоянии невменяемости или они были принуждены к этому силой, которой они не могли сопротивляться Ч. 2 ст. 34. Не подлежит уголовной ответственности тот, кто был вынужден действовать в результате применения к нему непреодолимой физической силы или угрозы нанесения тяжкого и неизбежного вреда 2. Структура «защит» в указанном случае существенно отличается от структуры ситуации обстоятельства, исключающего преступность деяния, так как в данной правовой модели они имеют строго индивидуальный (прикладной) характер. 3. «Защиты» закрепляются не только в уголовном законодательстве, но и в иных нормативно-правовых актах, обычном праве. 4. Для защит характерна следующая правовая конструкция: «деяние является оправданным когда ...» или «оправдано осуществление деяния в случае.». К указанной правовой модели можно также причислить Уголовный кодекс Нью-Йорка, уголовное законодательство Англии и некоторых других государств. Третья модель основана на использовании исторически сложившихся правовых категорий, таких, как «необходимая оборона», «крайняя необходимость» и некоторых иных. К указанной правовой модели можно отнести уголовное законодательство Российской Федерации, Болгарии, Австрии и некоторых государств СНГ. Основными чертами указанной модели являются: 1. Обособление обстоятельств от других оснований, освобождающих от уголовной ответственности (малозначительности, добровольного отказа от совершения преступления), закрепление исчерпывающей совокупности указанных обстоятельств в уголовном кодексе. 2. Наличие определённой структуры у обстоятельств, исключающих преступность деяния, в связи с тем, что они, с одной стороны, распространяются на определённую совокупность деяний (не имеют прецедентного характера), а с другой - имеют в каждом конкретном случае определенное основание для осуществления указанных действий (общественно опасное деяние, преступное деяние, приказ или распоряжение и др.). 3. Применяется специальная терминология: «превышение пределов причинения вреда», «состояние», «мнимое обстоятельство» и некоторые иные. 4. Достаточно подробно определяется содержание ситуации обстоятельства, исключающего преступность деяния. Нормы уголовного законодательства, закрепляющие каждое обстоятельство, исключающее преступность деяния, имеют несколько частей, разъясняющих содержание каждого элемента ситуации. Они, как правило, закреплены в самостоятельной главе. 5. Незначительное число норм, разъясняющих применение обстоятельств, исключающих преступность деяния, в конкретных сферах деятельности (бланкетных норм), отсутствие порядка их применения. К недостаткам указанной модели часто можно отнести несовершенство, «пробельность» самих правовых конструкций, отсутствие обобщающих норм, описывающих способы и порядок применения указанных обстоятельств в некоторых сферах деятельности (то есть отсутствие бланкетных норм). В то же время это не означает, что каждый случай, связанный с применением нормы для определённой деятельности (правоохранительной, спортивной, медицинской, научной), требует его закрепления в виде самостоятельного обстоятельства, исключающего преступность деяния. Важнее, на наш взгляд, совершенство самих правовых конструкций. Поэтому для установления системности правового регулирования обстоятельств, исключающих преступность деяния, не во всех случаях необходимо расширять их перечень. Безусловно, зарубежное законодательство часто содержит значительно более широкий перечень обстоятельств, исключающих преступность деяния: причинение вреда в ходе спортивных соревнований (УК Сан-Марино), пребывание среди соучастников преступления по специальному заданию (УК Белоруссии) и другие обстоятельства. Однако здесь необходимо учитывать выбранную правовую модель закрепления обстоятельств, исключающих преступность деяния в зарубежном уголовном праве. В связи с этим, ряд оснований, исключающих преступность деяния, будут в той или иной мере дублировать существующие в УК РФ юридические конструкции, а значит, и конкурировать друг с другом. Таким образом, необходимо сделать вывод, что при существующей модели правового регулирования дополнение перечня обстоятельств, исключающих преступность деяния, само по себе не решит всех проблем. На наш взгляд, более перспективным способом формирования системы обстоятельств, исключающих преступность деяния, является совершенствование действующих уголовно-правовых норм и соответствующих бланкетных положений.

Ключевые слова

обстоятельства, исключающие преступность деяния, зарубежное уголовное законодательство, модели правового регулирования, circumstances excluding criminality of conduct, foreign criminal legislation, models of legal regulation

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Вельтмандер Алексей ТимуровичТомский государственный университетаспирант кафедры уголовно-исполнительного права и криминологии Юридического инстиутаa.welt@yandex.ru
Всего: 1

Ссылки

Аль-Сакаф Хуссейн Али Алави. Обстоятельства, исключающие преступность деяния по уголовному праву Республики Йемен: дис.. канд. юрид. наук. М., 2007. 152 с.
Ленчина Н.А. Обстоятельства, устраняющие противоправность деяния, в немецком уголовном праве: авто-реф. дис.. канд. юрид. наук. М., 2010. 27 с.
Strafrecht. Allgemeiner Teil / J. Wessels, W. Beulke. 40. Aufl., Passay. 2006.
Уголовный кодекс Аргентины / науч. ред., вступ. ст. Ю.В. Голик; пер. Л.Д. Ройзенгурт. СПб.: Юрид. центр Пресс, 2003. 240 с.
Уголовный кодекс Бельгии / науч. ред. и предисл. Н.И. Мацнев; пер. Г.И. Мачковский. СПб.: Юрид. центр Пресс, 2004. 561 с.
Уголовный кодекс штата Калифорнии [Electronic resource] // Official California Legislative Information. Electron data. [S. l. et. a]. URL: http://www.leginfo.ca.gov/ cgi-bin/calawquery?codesection=pen&codebody=&hits =20 (access date: 09.12.2012).
 Правовые модели закрепления обстоятельств, исключающих преступность деяния, в уголовном законодательстве: сравнительно-правовой аспект | Уголовная юстиция. 2013. № 2 (2).

Правовые модели закрепления обстоятельств, исключающих преступность деяния, в уголовном законодательстве: сравнительно-правовой аспект | Уголовная юстиция. 2013. № 2 (2).

Полнотекстовая версия