Суд, рассматривающий жалобы в порядке статьи 125 УПК РФ, и институт следственного судьи | Уголовная юстиция. 2014. № 1 (3).

Суд, рассматривающий жалобы в порядке статьи 125 УПК РФ, и институт следственного судьи

По результатам исследования проблемы автор предлагает внести изменения в ч. 1 ст. 125 УПК РФ, предусмотрев, что жалоба подаётся в районный суд по месту производства предварительного расследования либо по месту нахождения органа, вынесшего обжалуемое решение или совершившего обжалуемое действие. Кроме того, следует дополнить ст. 125 УПК РФ пунктом, в котором указать, что если рассмотрение судом жалобы сопряжено с необходимостью обсуждения вопросов, содержащих государственную тайну, то по правилам, указанным в п. 3 ч. 3 ст. 31 УПК РФ, жалоба рассматривается судом субъекта Российской Федерации. В случае учреждения института следственного судьи в уголовном судопроизводстве России, данного участника уголовного процесса следует наделить полномочиями рассматривать жалобы в порядке ст. 125 УПК РФ.

The court trying on complaints in accordance with Article 125 of the Criminal Procedure Code of the Russian Federation and the institution of the investigating judge.pdf Федеральным законом от 23.07.2013 г. № 220-ФЗ были внесены существенные изменения в порядок рассмотрения и разрешения жалоб, поданных на действия органов предварительного расследования и прокурора в суд в порядке ст. 125 УПК РФ. В соответствии с ч. 1 ст. 125 УПК РФ, постановления дознавателя, следователя, руководителя следственного органа об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные решения и действия (бездействие) дознавателя, следователя, руководителя следственного органа и прокурора, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, могут быть обжалованы в районный суд по месту совершения деяния, содержащего признаки преступления. Если место производства предварительного расследования определено в соответствии с ч.ч. 2-6 УПК РФ, жалобы на решения и действия (бездействие) указанных лиц рассматриваются районным судом по месту нахождения органа, в производстве которого находится уголовное дело. Ещё до внесения рассматриваемых изменений в УПК РФ Пленум Верховного Суда РФ вполне обоснованно рекомендовал «в тех случаях, когда место производства предварительного расследования не совпадает с местом совершения деяния, жалоба ... в порядке ст. 125 УПК РФ рассматривается тем районным судом, который территориально находится в месте производства предварительного расследования, определяемого в соответствии со ст. 152 УПК РФ» [1, с. 5]. В 2012 г. Конституционный Суд РФ рассмотрел жалобу гражданки Р.Г. Мишиной в связи с обнаружившейся неопределенностью в вопросе о том, соответствуют ли ч. 1 ст. 125 УПК РФ и ч. 1 ст. 152 УПК РФ Конституции Российской Федерации (ч. 1 ст. 47). Заявительница просила признать указанные нормы УПК РФ не соответствующими Конституции Российской Федерации, поскольку, по ее мнению, эти положения в силу своей неопределенности позволяют произвольно устанавливать территориальную подсудность дел, связанных с рассмотрением жалоб в порядке, предусмотренном ч. 1 ст. 125 УПК РФ, допуская определение в качестве места производства предварительного расследования не только место совершения преступления, но и место принятия следователем обжалуемого процессуального решения либо местонахождение следственного органа, осуществляющего это предварительное расследование. 20.07.2012 г. Конституционный Суд РФ в Постановлении № 20-П признал взаимосвязанные положения ч. 1ст. 125 и ч. 1 ст. 152 УПК РФ не соответствующими Конституции РФ, ее ст.ст. 19 (ч. 1), 46 (ч. 1 и 2) и 47 (ч. 1), в той мере, в какой в силу своей неопределенности эти положения порождают возможность их неоднозначного истолкования и, следовательно, произвольного применения при определении территориальной подсудности жалоб на решения и действия (бездействие) должностных лиц межрайонных следственных отделов при производстве предварительного расследования в случаях, когда предварительное расследование осуществляется по месту совершения деяния, содержащего признаки преступления, расположенному за пределами административного района дислокации данного следственного органа. Кроме того, Конституционный Суд РФ указал Федеральному законодателю на необходимость -исходя из требований Конституции РФ и с учетом настоящего Постановления - внести необходимые изменения в правовое регулирование территориальной подсудности жалоб на решения и действия (бездействие) должностных лиц межрайонных следственных отделов при производстве предварительного расследования по месту совершения деяния, содержащего признаки преступления. Вместе с тем, устраняя обнаруженное несоответствие, Конституционный Суд постановил, что впредь до введения в действие нового правового регулирования рассмотрение дел по жалобам на решения и действия (бездействие) должностных лиц межрайонных следственных отделов при производстве предварительного расследования по месту совершения деяния, содержащего признаки преступления, должно осуществляться - безотносительно к месту расположения указанных следственных органов - тем районным судом, юрисдикция которого распространяется на место совершения деяния, содержащего признаки преступления [2]. Данная позиция законодателя и Конституционного Суда РФ представляется не вполне обоснованной по нескольким причинам. Во-первых, в связи с тем, что, согласно ст. 152 УПК РФ, в случае необходимости производства следственных или розыскных действий в другом месте (отличном от места производства предварительного расследования, то есть места совершения деяния, содержащего признаки преступления) следователь вправе произвести их лично либо поручить производство этих действий следователю или органу дознания, дознаватель вправе произвести их лично либо поручить производство этих действий дознавателю или органу дознания. В таких случаях следственные или розыскные действия могут производиться достаточно далеко от места совершения преступления, в том числе и на территории других субъектов Российской Федерации. В соответствии с вышеуказанной позицией законодателя, при обнаружении факта нарушения прав и законных интересов лиц, вовлечённых в сферу уголовного судопроизводства, в ходе производства следственных или розыскных действий на основании поручения, обжаловать их можно только в районный суд, юрисдикция которого распространяется на место совершения деяния, содержащего признаки преступления, либо в районный суд по месту нахождения органа, в производстве которого находится уголовное дело. Думается, такое положение вещей не в полной мере соответствует конституционному положению о признании России правовым государством, в котором человек, его права и свободы являются высшей ценностью, а признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина -обязанностью государства, а также принципу, закреплённому в ст. 46 Конституции РФ, согласно которой каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод и обеспечивается право обжаловать в суд любые решения и действия (или бездействие) органов государственной власти и должностных лиц. Во-вторых, в необходимых случаях судья, рассматривающий жалобу в порядке ст. 125 УПК РФ, может признать участие в производстве по жалобе должностное лицо, чье решение, действие (бездействие) обжалуется, обязательным. Дело в том, что уголовно-процессуальными гарантиями защиты и не нарушения прав человека в досудебных стадиях уголовного процесса являются соответствующие обязанности лиц, производящих предварительное расследование по уголовному делу, прокурора, суда. Следовательно, на принятие любого решения, осуществление действия (воздержание от осуществления действия) они должны быть управомочены государством, а в случае возникновения сомнений в законности и обоснованности их решений, действий (бездействия) они обязаны доказать обратное. Процессуальные расходы, сопутствующие участию в судебном разбирательстве должностных лиц, чьи решения, действия (бездействие) обжалуются, не представляются разумными. В-третьих, вопрос о подсудности жалоб на действия (бездействие) или решения, которые соответственно совершены или приняты на стадии возбуждения уголовного дела, разрешать сложнее. Возьмём для примера постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Предварительное расследование до возбуждения уголовного дела не может проводиться. Следовательно, правило о подсудности по месту совершения деяния, содержащего признаки преступления (в соответствии со ст. 152 УПК РФ, местом производства предварительного расследования является место совершения деяния, содержащего признаки преступления), использовать невозможно. Как отмечает С.В. Бурмагин, «до возбуждения уголовного дела его расследование не проводится и, следовательно, определить подсудность по правилу, предусмотренному ч. 1 ст. 125 УПК РФ, т.е. по месту расследования дела, невозможно. Использование по аналогии с расследуемым делом в качестве определяющего критерия места совершения преступления также затруднительно, поскольку место и сам факт совершения преступления впервые фиксируются только в постановлении о возбуждении уголовного дела. Решение об отказе в возбуждении уголовного дела может быть принято по реабилитирующим основаниям, и в этом случае презюмируется отсутствие самого преступления. Из проверочных материалов (заявлений, объяснений и т.п.), имеющихся на стадии возбуждения уголовного дела, зачастую невозможно точно определить место совершения предполагаемого преступления» [3, с. 80-81]. Н.А. Колоколов считает, что жалобы в порядке ст. 125 УПК должны рассматриваться судами по месту производства предварительного расследования; до этой стадии - по месту нахождения органа, вынесшего обжалуемое решение или совершившего обжалуемое действие [4, с. 138]. Думается, в ситуации, когда должностным лицом (органом), осуществляющим предварительное расследование или по его письменному поручению решение, действие (бездействие) были приняты (произведены) в месте, отличном от места производства предварительного расследования, у заявителя также должно быть право обратиться с жалобой в суд. Для сравнения, применительно к институту заключения под стражу с 1 июля 2002 г. была установлена альтернативная подсудность [5, с. 19]. Предлагаем и в ч. 1 ст. 125 предусмотреть, что жалобу следует подавать в районный суд по месту производства предварительного расследования либо по месту нахождения органа, вынесшего обжалуемое решение или совершившего обжалуемое действие (бездействие). В-третьих, законодателем при формулировке ст. 125 УПК РФ не было учтено важное правило, предусмотренное п. 3 ч. 3 ст. 31 УПК РФ: уголовные дела, в материалах которых содержатся сведения, составляющие государственную тайну, подсудны Верховному суду субъекта Российской Федерации. Систематическое толкование уголовно-процессуального закона позволяет сделать вывод: если рассмотрение судом жалобы в порядке ст. 125 УПК РФ сопряжено с необходимостью обсуждения вопросов, содержащих государственную тайну, то по правилам, указанным в п. 3 ч. 3 ст. 31 УПК РФ, жалоба рассматривается судом субъекта Российской Федерации. О необходимости введения в уголовное судопроизводство института следственного судьи в науке уголовно-процессуального права России говорится достаточно давно. В соответствии с законом, жалобы рассматриваются судьёй федерального суда общей юрисдикции единолично. Однако, по мнению ряда учёных, эту функцию должен выполнять не любой судья федерального суда, а специализированный. Например, А. А. Тришева считает, что суд, осуществляющий правосудие, не может осуществлять функцию проверки законности обвинения и достаточности оснований для внесения уголовного дела в судебное заседание. Эту функцию должен выполнять судебный орган, но не занятый отправлением правосудия [6, с. 3-9]. А.В. Смирнов пишет о том, что судебный контроль не может быть непосредственно продолжен правосудием, ибо он превращает состязательность в розыск. Судей как минимум должно быть двое: один - для предварительного следствия и предания суду, другой - для правосудия [7, с. 50-52]. В научных кругах есть и противники такой позиции. Например, А.М. Ларин и В.М. Савицкий полагали, что вовлечение судей в решение наиболее принципиальных вопросов предварительного следствия может способствовать проявлению опасной для правосудия тенденции - обвинительного уклона [8, с. 37]. Ряд исследователей, в их числе и сторонники института следственных судей, высказывают опасения, что активное участие судьи в досудебном производстве, даже если оно носит лишь контрольный характер, чревато потерей судьями самостоятельности и независимости [9, с. 51]. Аргументы противников внедрения института следственных судей основываются, как правило, на том, что произойдёт раздвоение функции правосудия и подобные новации приведут к ослаблению судебной власти, размыванию её границ, нарушению системы сдержек и противовесов [10, с. 106, 11, с. 24-33]. По мнению А.В. Смирнова, судебная система, которая одной рукой закрывает за обвиняемым дверь арестантской камеры, а другой подписывает ему оправдательный приговор, рискует оказаться в положении гоголевской унтер-офицерской вдовы, которая «сама себя высекла» [7, с. 52]. Положения ст. 63 УПК РФ не содержат ограничений, указывающих на недопустимость участия судьи, рассматривавшего жалобу в порядке ст. 125 УПК РФ, в судебном разбирательстве того же уголовного дела в суде первой инстанции. Следовательно, судья, рассматривавший жалобу в порядке ст. 125 УПК РФ, может рассматривать уголовное дело по существу в суде первой инстанции. К сожалению, данный вопрос остался не разъяснённым Пленумом Верховного Суда РФ. Хотя вопрос об участии судьи в повторном рассмотрении жалобы в порядке ст. 125 УПК РФ в случае отмены первоначально состоявшегося решения по жалобе, вынесенного с его участием, был решен однозначно - не может [1, с. 5]. Представляется, что этим ущемляется право граждан на справедливый, беспристраст-ный4 и независимый5 суд. У судьи в ходе рассмотрения и разрешения жалобы в порядке ст. 125 УПК РФ может сформироваться предвзятое отношение к участникам уголовного судопроизводства. Вопрос о том, следует ли считать судью, принимавшего участие в досудебном производстве по уголовному делу, небеспристрастным в случаях, когда он участвует в разбирательстве по уголовному делу, в практике Европейского суда по правам человека не получил однозначного разрешения. В одних случаях в этом усматривается нарушение права на беспристрастный суд [12], а в других - нет [13]. Как постановил Конституционный Суд РФ, «принятие судьёй на досудебном этапе судопроизводства тех или иных решений ... не является свидетельством возникновения у него предвзятого подхода к рассмотрению в дальнейшем как уголовного дела в целом, так и иных, возникающих в ходе производства по делу вопросов, поскольку основу принимаемых в результате такого рассмотрения решений составляют иные фактические обстоятельства... Это не исключает возможность заявления сторонами отвода судье и устранения этого судьи от участия в деле, если принимавшиеся им решения позволяют сделать вывод о его необъективности и предвзятости. Такая возможность вытекает из положения ч. 2 ст. 61 УПК РФ, в силу которого судья не может участвовать в производстве по уголовному делу, если имеются обстоятельства, дающие основание полагать, что он лично, прямо или косвенно, заинтересован в исходе данного уголовного дела» [14]. Отдельные исследователи считают, что «ни УПК РФ, ни Верховный Суд РФ прямо не запрещают судье при осуществлении судебного контроля формировать своё убеждение в вопросе виновности обвиняемого в инкриминируемом ему преступлении», а «позиция судьи по вопросу о виновности формируется неизбежно, но излагать свои суждения по этому поводу устно или письменно судья не вправе» [15, с. 356]. Кроме того, указанная проблема «носит теоретический характер, является гипотетической и реально не представляет серьезного значения для абсолютного большинства судей» [16, с. 55]. Другие учёные обращают внимание на то, что участие судьи в досудебном производстве не может не оказывать влияния на формирование его внутреннего убеждения по основному вопросу уголовного дела о виновности или невиновности подсудимого в совершении преступления [17, с. 66] и в некоторых случаях вызывает вопрос о беспристрастности судей, принимавших участие в досудебном производстве [18, с. 34]. Как отмечает Ю.В. Дери-шев, председатели судов общей юрисдикции оказались вынужденными организовывать работу судей таким образом, чтобы ограничить рассмотрение одними и теми же судьями вопросов в порядке ст.ст. 108-109, 125, 165 УПК РФ и уголовных дел по существу [19, с. 285]. По мнению А. В. Смирнова, для нейтрализации угрозы со стороны предварительной досудебной деятельности суда необходимо выполнить два условия: во-первых, исключить дальнейшее привлечение судьи, осуществлявшего судебный контроль за предварительным следствием, к последующему отправлению правосудия по данному уголовному делу; во-вторых, обеспечить организационную автономность следственного судьи от учреждений, отправляющих правосудие. Это позволит единую ранее функцию юстиции дифференцировать на две относительно самостоятельные подфункции: судебного контроля на предварительном расследовании и рассмотрения и разрешения дела в дальнейших стадиях [7, с. 53]. Учёные считают: «опасение, что принятое по жалобе решение отрицательно отразится на объективности последующего исследования судом материалов дела, вполне устранимо при условии, что судья, осуществлявший контрольные функции, не будет принимать участия в рассмотрении дела по существу» [20, с. 71]. Р.Ф. Зиннатов предлагает участие судьи в досудебном производстве рассматривать в качестве основания для отвода [21, с. 7]. Особую актуальность данный вопрос приобрел в последние годы, когда следственный судья был введён в уголовно-процессуальное законодательство ряда стран Балтии и СНГ (например, в Латвии, Литве, Республике Молдове, Украине и др.). Представляется, что в случае учреждения данный участник уголовного судопроизводства будет призван обеспечить законность на досудебных стадиях уголовного судопроизводства и защиту конституционных прав граждан, вовлеченных в сферу уголовного процесса. Именно ему следовало бы рассматривать жалобы в порядке ст. 125 УПК РФ. Таким образом, на основании вышеизложенного можно сделать следующие выводы: 1) В ч. 1 ст. 125 следует предусмотреть, что жалоба подаётся в районный суд по месту производства предварительного расследования либо по месту нахождения органа, вынесшего обжалуемое решение или совершившего обжалуемое действие. 2) Следует дополнить ст. 125 УПК РФ пунктом, в котором указать, что если рассмотрение судом жалобы сопряжено с необходимостью обсуждения вопросов, содержащих государственную тайну, то по правилам, указанным в п. 3 ч. 3 ст. 31 УПК РФ, жалоба рассматривается судом субъекта Российской Федерации. 3) В случае учреждения института следственного судьи в уголовном судопроизводстве России, данного участника уголовного процесса следует наделить полномочиями рассматривать жалобы в порядке ст. 125 УПК РФ.

Ключевые слова

производство по рассмотрению и разрешению судом жалоб, процессуальный статус суда, институт следственного судьи, court procedure to hear and solve complaints, procedural status of the court, institution of the investigating judge

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Носкова Елена ВикторовнаТомский государственный университет; Западно-Сибирский филиал Российской академии правосудия (г. Томск)старший преподаватель кафедры социальной работы; старший преподаватель кафедры уголовного права, кандидат юридических наукNoskovaElena@mail.ru
Всего: 1

Ссылки

О практике рассмотрения судами жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10.02.2009 г. № 1 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2009. № 4. С. 5.
По делу о проверке конституционности положений ч. 1 ст. 125 и ч. 1 ст. 152 УПК РФ в связи с жалобой гражданки Р.Г. Мишиной: Постановление Конституционного Суда РФ от 20.07.2012 г. № 20-П // КонсультантПлюс: справ. правовая система. Версия Проф. Электрон.
Бурмагин С.В. Судебное рассмотрение жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ (Комментарий к обзору практики судов Архангельской области) // Юридический мир. 2004. № 12. С. 80-81.
Судебный контроль в уголовном процессе: учеб. пособие / И.А. Давыдова [и др.]; под ред. Н.А. Колоколова. 2-е изд., перераб. и доп. М.: ЮНИТИ-ДАНА; Закон и право, 2009. 847 с.
О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации: Федер. закон от 18 дек. 2001 г. № 177-ФЗ // КонсультантПлюс: справ. правовая система. Версия Проф. Электрон. дан. М., 2014. Доступ из локальной сети Науч. б-ки Том. гос. ун-та.
Тришева А.А. Институт следственных судей - необходимое условие состязательного судопроизводства // Законность. 2009. № 7. С. 3-9.
Смирнов А.В. Модели уголовного процесса. СПб.: Наука; Альфа, 2000. 224 с.
Ларин А. М., Савицкий В.М. Каким быть следственному аппарату // Государство и право. 1991. № 1. С. 30-39.
Лукичев Н.А. Обеспечение состязательности процесса на стадии предварительного расследования // Следователь. 2002. № 5. С. 45-51 и др.
Михайловская И.Б. Цели, функции и принципы российского уголовного судопроизводства (уголовно-процессуальная форма). М., 2003. 144 с.
Воронин О.В. Прокурорское уголовное преследование в различных стадиях и производствах отечественного уголовного процесса // Вестник Томского государственного университета. Право. 2013. № 1 (17). С. 24-33.
Hauschildt v. Denmark, 24 May 1989 [Electronic resource] // European Court of Human Rights. Electronic data. Strasbourg, 2010. URL: http://cmiskp.echr.coe.int.
De Cubber v. Belgium, 26 October 1984 [Electronic resource] // European Court of Human Rights. Electronic data. Strasbourg, 2010. URL: http://cmiskp.echr.coe.int.
Об отказе в принятии к рассмотрению жалоб гражданина Мачалабы Николая Николаевича на нарушение его конституционных прав статьями 125, 165, 182, 185, 186, 404, 406 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и статьями 5, 9, 12 Федерального закон
Азаров В.А. Феномен судебного контроля: заметки на полях трех диссертаций // Судебная власть в России: закон, теория и практика: сб. ст. по итогам междунар. науч.-практич. конф. (Тюмень, 19-20 ноября 2004 г.). М., 2005. С. 354-361.
Мядзелец О. А.Судебный контроль за прекращением уголовного дела и уголовного преследования: монография. Омск, 2008. С. 55.
Быков В.М. Уголовно-процессуальный кодекс РФ и проблемы раскрытия преступлений (полемические заметки) // Право и политика. 2002. № 9. С. 66-72.
Кашепов В. П. О преобразовании статуса суда в уголовном судопроизводстве // Журнал российского права. 2002. № 12. С. 25-34.
Деришев Ю.В. Концепция уголовного досудебного производства в правовой доктрине современной России. Омск: Омская акад МВД России, 2004. 340 с.
Кашепов В.П. Институт судебной защиты прав и свобод граждан и средства её реализации // Государство и право. 1998. № 2. С. 66-71 и др.
Зиннатов Р.Ф. Реализация судебной власти на стадии подготовки дела к судебному заседанию в современном российском уголовном судопроизводстве: автореф. дис.. канд. юрид. наук. Ижевск, 2006. 27 с.
 Суд, рассматривающий жалобы в порядке статьи 125 УПК РФ, и институт следственного судьи | Уголовная юстиция. 2014. № 1 (3).

Суд, рассматривающий жалобы в порядке статьи 125 УПК РФ, и институт следственного судьи | Уголовная юстиция. 2014. № 1 (3).