Оглашение показаний отсутствющего свидетеля и справедливость уголовного процесса: правовые позиции ЕСПЧ | Уголовная юстиция. 2016. № 1 (7) . DOI: 10.17223/23088451/7/21

Оглашение показаний отсутствющего свидетеля и справедливость уголовного процесса: правовые позиции ЕСПЧ

Рассматриваются случаи возможного оглашения показаний отсутствующего в судебном заседании потерпевшего и свидетеля, анализируются подходы ЕСПЧ к проблемам соблюдения справедливости судебного процесса в целом при наличии нарушений права обвиняемого допрашивать показывающих против него свидетелей или иметь право на то, чтобы эти свидетели были допрошены, и иметь право на вызов и допрос свидетелей в его пользу на тех же условиях, что и для свидетелей, показывающих против него.

Absent witness evidence and a fair criminal trial: the ECHR legal positions.pdf Информация от участников уголовно-процессуальной деятельности может быть получена, в первую очередь, вербальным способом - путем получения объяснений (ч. 1 ст. 144 УПК РФ) и допроса подозреваемого, обвиняемого, свидетеля, эксперта, специалиста, потерпевшего. В результате этих действий в уголовном процессе появляются следующие виды доказательств: 1) показания подозреваемого; 2) показания обвиняемого; 3) показания свидетеля; 4) показания потерпевшего; 5) показания эксперта; 6) показания специалиста; 7) объяснения лица, которые могут быть использованы в процессе доказывания как иной документ. В ряде случаев при рассмотрении уголовного дела возникают ситуации, при которых непосредственный допрос свидетелей, потерпевших и иных участников процесса в силу объективных либо субъективных причин становится затруднительным либо невозможным. Вместе с тем право обвиняемого, предусмотренное п. d ч. 3 ст. 6 Европейской конвенции - допрашивать показывающих против него свидетелей или иметь право на то, чтобы эти свидетели были допрошены, и иметь право на вызов и допрос свидетелей в его пользу на тех же условиях, что и для свидетелей, показывающих против него, - является неотъемлемой частью права на справедливое судебное разбирательство и его нарушение может повлечь за собой признание судебного процесса несправедливым. Рассматривая случаи возможного ограничения вышеуказанного права, следует отметить, что использование в качестве доказательств данных в ходе предварительного расследования показаний участников процесса должно разрешаться, в первую очередь, в общем контексте допустимости либо недопустимости доказательств. Традиционно считается, что не все нарушения норм УПК РФ в ходе проведения следственных и иных процессуальных действий влекут признание полученных доказательств недопустимыми. Данной позиции придерживаются многие современные процессуалисты [1, с. 189-190; 2, с. 302]. Недопустимыми будут являться те доказательства, при получении которых в ходе следственных и иных процессуальных действий были нарушены важнейшие права и свободы участников уголовного судопроизводства и имели место существенные нарушения уголовно-процессуального закона. К таким нарушениям относятся нарушения, связанные а) с лишением или ограничением прав участников уголовного судопроизводства; б) с несоблюдением процедуры судопроизводства; в) нарушениями, которые иным путем повлияли или могли повлиять на постановление законного приговора, определения или постановления. Степень существенности каждого нарушения определяется в зависимости от особенностей самого уголовного дела. Уголовно-процессуальный закон определяет случаи возможного отсутствия свидетелей и потерпевших в судебном заседании и возможность оглашения их показаний. Осознание необходимости обеспечения на национальном уровне права обвиняемого, предусмотренного п. d ч. 3 ст. 6 Европейской конвенции, привело к внесению известных изменений в ст. 281 УПК РФ (Федеральный закон от 02.03.2016 г. № 40-ФЗ «О внесении изменений в ст. 281 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»), регламентирующую вопросы оглашения показаний отсутствующего в судебном заседании потерпевшего или свидетеля. Отсутствие свидетелей в судебном заседании и оглашение их показаний, данных на предыдущих этапах производства по делу, стало предметом многочисленных жалоб российских граждан, рассмотренных ЕСПЧ. В соответствии с положениями ст. 281 УПК РФ при неявке в судебное заседание потерпевшего или свидетеля суд вправе по ходатайству стороны или по собственной инициативе при отсутствии согласия другой стороны принять решение об оглашении ранее данных ими показаний и о воспроизведении видеозаписи или киносъемки следственных действий, производимых с их участием, в случаях смерти потерпевшего или свидетеля; тяжелой болезни, препятствующей явке в суд; отказа потерпевшего или свидетеля, являющегося иностранным гражданином, явиться по вызову суда; стихийного бедствия или иных чрезвычайных обстоятельств, препятствующих явке в суд; если в результате принятых мер установить место нахождения потерпевшего или свидетеля для вызова в судебное заседание не представилось возможным. В этих случаях (за исключением случаев смерти) решение об оглашении показаний потерпевшего или свидетеля и о воспроизведении видеозаписи или киносъемки следственных действий, производимых с их участием, может быть принято судом при условии предоставления обвиняемому (подсудимому) в предыдущих стадиях производства по делу возможности оспорить эти доказательства предусмотренными законом способами. Заявленный в суде отказ потерпевшего или свидетеля от дачи показаний не препятствует оглашению его показаний, данных в ходе предварительного расследования, если эти показания получены в соответствии с требованиями закона. В соответствии с ч. 6 ст. 281 УПК РФ оглашение показаний несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля, ранее данных при производстве предварительного расследования или судебного разбирательства, а также демонстрация фотографических негативов и снимков, диапозитивов, сделанных в ходе допросов, воспроизведение аудио- и видеозаписи, киносъемки допросов осуществляются в отсутствие несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля без проведения допроса. Повторный допрос несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля допускается по ходатайству сторон или по собственной инициативе только на основании мотивированного решения суда. В связи с этим заслуживает пристального внимания позиция ЕСПЧ по вопросу о возможном оглашении показаний отсутствующих свидетелей. В первую очередь, следует отметить, что ЕСПЧ рассматривает в данном контексте не только лиц, имеющих процессуальный статус свидетеля, но также и любых иных лиц, которые могут быть допрошены в суде (потерпевшего, эксперта и т.д.). Разрешая вопрос о данного рода нарушениях, ЕСПЧ исходит из того, что вопросы, связанные с отсутствием свидетеля в судебном заседании, не могут быть разрешены одинаковым образом в разных уголовных делах, поскольку каждое дело уникально, а суд должен оценивать общую справедливость процесса в целом. При принятии решения об оглашении данных в ходе досудебного производства показаний отсутствующих свидетелей, с позиций ЕСПЧ суд должен выяснить, была ли в ходе досудебного производства у стороны защиты реальная практическая возможность задать вопросы свидетелю. Очевидно, что в наибольшей степени эта возможность может быть реализована при проведении на предварительном расследовании очной ставки. Для определения того, нарушило ли оглашение показаний в суде право обвиняемого на справедливое судебное разбирательство, ЕСПЧ применяет условный трехступенчатый тест, апробированный в деле Аль-Хавайя и Тахири против Соединенного Королевства (2011), а также используемый в ряде других дел [3, 4]: 1. Были ли надлежащие причины для отсутствия свидетеля в судебном заседании и приняли ли власти разумные меры для обеспечения явки свидетеля в суд? В качестве надлежащих причин ЕСПЧ рассматривает смерть свидетеля, его страх (суд должен проанализировать, насколько обоснован этот страх), психологическую травму (нахождение в одном помещении потерпевшего и подсудимого), пребывание за границей, состояние здоровья, препятствующее явке в суд. При этом суд должен принять разумные усилия с тем, чтобы обеспечить явку свидетеля в процесс для дачи показаний. 2. Имели ли показания свидетеля исключительное или решающее значение? 3. Далеко не всегда решающим свидетелем выступает очевидец преступления. Решающими показания свидетеля признаются в том случае, если они способны сдвинуть баланс в доказательственной массе в ту или иную сторону. Имелись ли достаточные уравновешивающие факторы, включая прочные процессуальные гарантии, чтобы суд в целом мог считаться справедливым, какие меры приняты судом для этого? Суд должен предоставить стороне защиты, которая не может допросить свидетеля, представить дополнительные процедурные гарантии, процессуальные возможности с тем, чтобы защита могла поставить под сомнение оглашенные показания (удовлетворить дополнительные ходатайства защиты, исследовать дополнительные материалы, допустить дополнительных свидетелей со стороны защиты, содействовать в предоставлении материалов, ставящих под сомнение оглашенные показания и т. п.) с тем, чтобы обеспечить равенство сторон в процессе. Вопросы этого теста не имеют иерархии, суд оценивает справедливость процесса в целом, исходя из баланса интересов сторон и публичного интереса в эффективном отправлении правосудия. Как было отмечено в решении по делу Аль-Хавайя и Тахири против Соединенного Королевства (2011), «даже если показания с чужих слов являлись исключительным или решающим доказательством против обвиняемого, его принятие в качестве доказательства не являлось бы автоматическим нарушением. В каждом деле вопрос заключается в том, имеются ли достаточные уравновешивающие факторы, включая наличие мер, допускающих справедливую и надлежащую оценку достоверности доказательств». Если в деле допрашивается «анонимный свидетель», суд должен определить, обоснованно ли он засекречен. В случае, если свидетель не допрашивается в суде, ЕСПЧ рекомендует по возможности исследовать в судебном заседании видеозапись допроса, сделанную в ходе досудебного производства по делу. В любом случае, оглашая показания отсутствующего свидетеля, суд должен указать причину, по которой эти показания оглашаются, а также развернуто объяснить участникам судебного разбирательства, почему справедливость процесса не пострадает, если свидетель не будет допрошен.

Ключевые слова

правовые позиции ЕСПЧ, оглашение показаний отсутствующего потерпевшего и свидетеля, справедливость судебного процесса, права обвиняемого, ECHR legal positions, absent victim and witness evidence, fairness of trial, rights of the accused

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Качалова Оксана В.Российский государственный университет правосудиязаведующая отделом проблем уголовного судопроизводства; к.ю.н., доцентoksana_kachalova@mail.ru
Всего: 1

Ссылки

Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: учебник / отв. ред. П.А. Лупинская. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Норма, 2009. 1072 с.
Постановление ЕСПЧ «Аль-Хавайя и Тахири против Соединенного Королевства» (2011) [Электронный ресурс]. URL: http://online.zakon.kz/. Дата обращения: 31.05.2016.
Постановление ЕСПЧ «Александр Казаков против России» (2014) [Электронный ресурс]. URL: http://online.zakon.kz/. Дата обращения: 31.05.2016.
Уголовный процесс: учебник. 4-е изд., перераб. и доп. / под общ.ред. А.В. Смирнова. М.: Кнорус, 2008. 768 с.
 Оглашение показаний отсутствющего свидетеля и справедливость уголовного процесса: правовые позиции ЕСПЧ | Уголовная юстиция. 2016. № 1 (7) . DOI: 10.17223/23088451/7/21

Оглашение показаний отсутствющего свидетеля и справедливость уголовного процесса: правовые позиции ЕСПЧ | Уголовная юстиция. 2016. № 1 (7) . DOI: 10.17223/23088451/7/21