Уголовно-правовое значение использования электронных и информационно-телекоммуникационных сетей как элемента способа незаконного сбыта наркотических средств | Уголовная юстиция. 2017. № 10. DOI: 10.17223/23088451/10/28

Уголовно-правовое значение использования электронных и информационно-телекоммуникационных сетей как элемента способа незаконного сбыта наркотических средств

Статья посвящена проблемным положениям способа преступления как элемента объективной его стороны. Анализируются подходы к пониманию способа преступления, рассматриваются новые способы преступления, в том числе способы, элементом которых выступает использование электронных и информационно-телекоммуникационных сетей; высказывается предложение о криминализации отдельных способов действия.

Criminal law value of using electronic and information-telecommunication networks as an element of the method of illegal.pdf Развитие информационно-телекоммуникационных технологий не могло не сказаться на существенном изменении характера преступности, которое находит выражение в появлении новых для теории и практики способов противоправных деяний. В числе таких деяний, совершаемых с использованием электронных и информационно-телекоммуникационных сетей (включая сеть «Интернет»), значительное место занимает незаконный сбыт наркотических средств. Изначально являясь преступлением со значительным уровнем латентности [1], незаконный сбыт наркотических средств с появлением возможности опосредованной коммуникации лиц, осуществляющих отмеченный сбыт и приобретающих наркотические средства, породил неизвестный для наук уголовно-правового цикла феномен. в последнее время он во многом определяет характер наркопреступности, в том числе её организованных форм. Нельзя не признать, что уголовно-правовая доктрина в сфере борьбы с наркопреступностью очевидно долго «не замечала» появление фактов сбыта наркотических средств путем использования электронных и информационно-телекоммуникационных сетей (включая сеть «Интернет»). Об этом красноречиво свидетельствуют работы, выполненные незадолго до появления закона, вносящего в Уголовный кодекс Российской Федерации норму об уголовной ответственности за сбыт наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, совершенных с использованием средств массовой информации либо электронных или информационно-телекоммуникационных сетей (включая сеть «Интернет»). Так, в диссертационных работах С.А. Васильева [2], Д.В. Семыкина [3], Е.А. Бурковой [4], Э.Х. Надысе-вой [5], М.С. Иващенко [6] и других авторов отсутствуют уголовно-правовые и криминологические положения, отображающие тенденцию заметного увеличения числа незаконного сбыта наркотиков отмеченным способом. Обходят их своим вниманием и диссертационные исследования, появившиеся после названной законодательной новеллы [7]. Лишь некоторые ученые предлагают ввести уголовную ответственность за действия, направленные на пропаганду наркотических средств, психотропных веществ и (или) их прекурсоров в компьютерных сетях [8, с. 140], оставляя, впрочем, без внимания вопрос об уголовной ответственности за их сбыт указанным путем использования электронных и информационно-телекоммуникационных сетей. Это обстоятельство актуализирует необходимость рассмотрения элементов нового способа преступления в сфере незаконного оборота наркотических средств, послужившего причиной внесения изменений в уголовный закон. Само по себе понятие «способ преступления» получило отображение в категориальном аппарате различных, помимо уголовного права, наук уголовно-правового цикла: теории оперативно-розыскной деятельности [9, с. 347-351], криминологии [10, с. 123-125], криминалистике [11, с. 873-880]. Объединяющим началом исследования данного понятия в отдельных науках криминального цикла является приоритетность уголовно-правовой доктрины для целей исследования соответствующих положений в иных науках. Установление уголовно-правового значения способа преступления, в том числе способа незаконного сбыта наркотических средств путем использования электронных и информационно-телекоммуникационных предполагает анализ объективной стороны преступления. Не ставя цель детального рассмотрения всех или большинства вопросов объективной стороны как элемента состава преступления, сошлемся лишь на отдельные работы, в которых, на наш взгляд, дается верное определение объективной стороны преступления как совокупности признаков, характеризующей его с внешней стороны [12, с. 156]. Чаще всего способ совершения преступления понимается как факультативный признак объективной стороны преступления, представляющий собой образ действия, прием или систему приемов, направленных на достижение определенного преступного результата, используемого конкретным лицом [13, с. 61; 14, с. 10]. Очевидно, что при таком понимании способа совершения преступления дается лишь его самая общая характеристика. В системном виде «.способ совершения преступления - это особое качество действия, характеризующее его с точки зрения технической, инструментальной; в отличие от действия отвечает на вопрос, как совершается действие; это действие, система действий, соотнесенных с конкретной задачей и конкретными обстоятельствами, в которых осуществляется действие» [15, с. 38]. Представляется, что такое понимание способа совершения преступления характеризует в большей мере умышленное деяние. Что касается неосторожных деяний, то, по-видимому, правы авторы, предлагающие рассматривать способ неосторожных преступлений через отношение виновного лица к выполнению соответствующих обязанностей [16, с. 9]. Актуальность исследования способа совершения преступления обусловлена, по обоснованному мнению отдельных ученых, тем, что среди всех факультативных признаков способ совершения преступления имеет наибольшее юридическое значение [17, с. 24-110; 18, с. 206]. Прежде всего, это подтверждается простым анализом Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации, даваемым отдельными авторами, насчитавшими в определенное время более ста пятидесяти статей, в которых упоминается способ совершения преступления [19, с. 89]. В предметном выражении способы совершения преступления представлены самыми различными действиями (системой действий) [20; 21, с. 10; 22, с. 717-720; 23, с. 34-38; 24, с. 88-92]. Кроме того, в качестве способа совершения преступления нередко рассматривается то или иное преступное деяние [25, с. 45-47]. Приведенный нами перечень обстоятельств, являющихся способом совершения преступлений, демонстрирует, прежде всего, тенденцию криминализации законодателем новых действий (системы действий) в качестве относительно самостоятельного элемента объективной стороны преступления; их анализ позволяет более тщательно исследовать вопрос о характере нового способа незаконного оборота наркотических средств. С позиции системного подхода особое юридическое значение способа преступления проявляется в его взаимосвязях с элементами объективной и субъективной сторон состава преступления, что имеет значение для назначения уголовного наказания. Анализ уголовно-правового значения рассматриваемого способа предполагает рассмотрение двух обстоятельств. Одно из них состоит в том, что речь идет о сбыте субстанции, которая, при несоблюдении установленных правил, объективно создает угрозу физическому и/или психическому здоровью человека. Другое обстоятельство проявляется в том, что при рассматриваемом виде сбыта наркотических средств коммуникация между лицом, осуществляющим сбыт, и лицом, приобретающим наркотическое средство, происходит опосредованно, причем такое опосредование осуществляется путем использования электронных и информационно-телекоммуникационных сетей. Данный критерий использован и при конструировании состава преступления, содержащегося в ст. 242.1 УК РФ «Изготовление и оборот материалов или предметов с порнографическими изображениями несовершеннолетних», а именно: совершение указанных действий с использованием средств массовой информации, в том числе информационно-телекоммуникационных систем (включая сеть «Интернет»). Для примера, состав преступления, названный в части 1 ст. 193 УК РФ «Совершение валютных операций по переводу денежных средств в иностранной валюте или валюте Российской Федерации на счета нерезидентов с использованием подложных документов», также включает в себя использование электронных средств для выполнения отмеченных операций. Однако при совершении этого преступления угроза физическому и/или психическому здоровью человека отсутствует. Очевидно, что отмеченное обстоятельство учитывается законодателем и проявляется в различиях санкции, закрепленной в ч. 1 ст. 193.1 УК РФ (лишение свободы на срок до трех лет) и санкции, имеющейся в п. «б» ч. 2 ст. 228.1 УК РФ (лишение свободы на срок от пяти до двенадцати лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет и ограничением свободы на срок до одного года). Другими словами, само по себе использование электронных и информационно-телекоммуникационных сетей в качестве элемента способа совершения преступления не является и не может являться единственным обстоятельством, влекущим возрастание степени общественной опасности деяния и увеличение размера уголовного наказания: здесь законодатель, во-первых, учитывает объект (объекты) преступления, во-вторых, его предмет. Существует ряд составов преступлений, предусматривающих уголовную ответственность за незаконный сбыт опасной для жизни и здоровья продукции. Однако в них в качестве способа совершения преступления отсутствует такое обстоятельство, как использование электронных и информационно-телекоммуникационных сетей (включая сеть «Интернет»), хотя её сбыт может осуществляться и осуществляется названным способом. Для примера укажем ч. 5 ст. 171.1 УК РФ «Производство, приобретение, хранение, перевозка или сбыт товаров и продукции без маркировки и (или) нанесения информации, предусмотренной законодательством Российской Федерации», в которой назван такой предмет преступления, как алкогольная продукция. В настоящий момент её реализация через Интернет в нашей стране запрещена, хотя, как можно видеть из отдельных публикаций, множество сайтов занимается продажей любого алкоголя с доставкой на дом и при этом с помощью нехитрых уловок обходит принятый в 2007 году закон о запрете его дистанционной продажи. Очевидно, что проблема бесконтрольного сбыта алкогольной продукции, в числе которой может быть некачественный алкоголь, будет сохраняться. В проекте нормативно-правового акта, устанавливающего интернет-продажу исключительно вина и пива, предусмотрен ряд обязанностей продавца, в том числе продажу алкоголя лишь через сайты, которые будут зарегистрированы в базе ЕГАИС (Единая государственная автоматизированная информационная система). С учетом негативного опыта реализации алкогольной продукции в России можно предположить в будущем существование значительного числа незарегистрированных сайтов, а кроме того, интернет-магазинов, которые будут осуществлять торговлю помимо зарегистрированных сайтов. В этой связи, на наш взгляд, необходимо принятие уголовного закона, устанавливающего ответственность за незаконную реализацию алкогольной продукции путем использования информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе такой категории лиц, как несовершеннолетние (ст. 151.1 УК РФ). Анализ имеющихся работ по проблемам борьбы с незаконным оборотом алкогольной продукции показывает отсутствие в них научного прогноза, касающегося её сбыта путем использования информационно-телекоммуникационных сетей [26]. Нельзя не сказать и о том, что в отдельных работах, посвященных проблемам латентной преступности, отсутствует указание на такой фактор латентности, как способ совершения преступления [27], что, на наш взгляд, не отражает произошедших изменений характера отдельных видов преступной деятельности. В заключение сделаем некоторые выводы: 1. Использование электронных и информационно-телекоммуникационных сетей для целей сбыта наркотических средств является лишь одним элементом способа незаконного их сбыта. 2. Элементы способа незаконного сбыта наркотических средств с использованием электронных и информационно-телекоммуникационных сетей по характеру поведения сбытчика и приобретателя наркотиков значительно отличаются от элементов обычного способа сбыта передача наркотика. При осуществлении сбыта наркотических средств с использованием электронных и информационно-телекоммуникационных сетей приобретение наркотиков осуществляется лишь посредством оплаты с помощью денежных средств. Здесь отсутствуют такие формы сбыта, как дарение наркотического средства, обмен и т.д. Возрастание возможностей применения электронных и информационно-коммуникационных сетей в самых разных сферах жизни объективно ставит вопрос о более активной борьбе с возрастанием числа преступного использования отмеченных видов коммуникаций. В этой связи целесообразно обсудить вопрос о включении в число обстоятельств, отягчающих наказание (ст. 63 УК РФ), такое, как совершение преступления с использованием электронных и информационно-телекоммуникационных сетей (включая сеть «Интернет»).

Ключевые слова

объективная сторона преступления, способ преступления, элементы способа преступления, использование электронных и информационно-телекоммуникационных сетей в целях совершения преступления, objective side of crime, method of crime, elements of the method of crime, use of electronic and information-telecommunication networks for committing crime

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Князьков Алексей СтепановичТомский государственный университетдоктор юридических наук, доцент, заведующий кафедрой криминалистики Юридического институтаask011050@yandex.ru
Всего: 1

Ссылки

Уткин В.А. Уголовная ответственность за легализацию (отмывание) денежных средств или иного имущества в контексте борьбы с наркотизмом // Проблемы противодействия незаконному обороту наркотиков: сб. статей. Томск: Изд-во НТЛ, 2005. С. 41-44.
Васильев С.А. Уголовно-правовая характеристика преступлений в сфере незаконного оборота наркотических средств, психотропных веществ и их аналогов: дис.канд. юрид. наук. Ростов н/Д, 2005. 200 с.
Семыкин Д.В. Уголовная политика Российской Федерации в сфере противодействия незаконному обороту наркотических средств, психотропных веществ и их аналогов: дис.канд. юрид. наук. Ростов н/Д, 2008. 201 с.
Буркова Е.А. Наркобизнес: понятие, состояние, возможности противодействия: автореф. дис.. канд. юрид. наук. Саратов, 2009. 26 с.
Надысева Э.Х. Преступления против здоровья населения и общественной нравственности: вопросы современного состояния и совершенствования законодательства: автореф. дис.. канд. юрид. наук. М., 2011. 36 с.
Иващенко М.С. Преступления против здоровья населения: вопросы криминализации, систематизации и уголовно-правовой оценки: автореф. дис.. канд. юрид. наук. Краснодар, 2012. 22с.
Родионов А.И. Криминологическая характеристика и предупреждение рецидивной наркопреступности: автореф. дис.. канд. юрид. наук. Рязань, 2013. 24 с.
Прозументов Л.М. Криминологическая характеристика и предупреждение наркопреступности. Томск: Изд-во НТЛ, 2009. 172 с.
Суханов И.И. К вопросу о способе совершения экономических преступлений в сфере незаконного производства и оборота алкогольной продукции в составе организованных групп // Вестник Нижегородской академии МВД России. 2016. № 1 (33). С. 347-351.
Дубовик П.М. Криминологическая характеристика способа совершения преступления, предусмотренного статьей 159 Уголовного кодекса РФ // Современное право. 2015. № 11. С. 123-125.
Князьков А.С. Криминалистика: курс лекций / под ред. проф. Н.Т. Ведерникова. Томск: ТМЛ-Пресс, 2008. 1128 с.
Наумов А.В. Российское уголовное право. Общая часть: курс лекций. М.: Бек, 1996. 560 с.
Кудрявцев В.Н. Способ совершения преступления и его уголовно-правовое значение // Советское государство и право. 1957. № 8. С. 60-69.
Якубович О.Р. Способ совершения преступления и его уголовно-правовое значение: автореф. дис.. канд. юрид. наук. М., 2004. 33 с.
Плохова В.И. Криминологическая и правовая обоснованность составов ненасильственных преступлений против собственности: автореф. дис.. докт. юрид. наук. Екатеринбург, 2003. 46 с.
Тищенко Ю.Ю. Халатность: уголовно-правовой и криминологический аспекты: автореф. дис.. канд. юрид. наук. М., 2012. 22 с.
Панов Н.И. Уголовно-правовое значение способа совершения преступления: учеб. пособие. Харьков: Харьковский юридический институт, 1984. 112 с.
Тяжкова И.М. Факультативные признаки объективной стороны и их значение // Уголовное право России. Общая часть: учебник для вузов / под ред. Н.Ф. Кузнецовой и И.М. Тяжковой. М.: ИКД Зерцало-М, 2004. С. 205-212.
Атальянц М.А. Способ совершения преступления и его уголовно-правовое значение: дис.канд. юрид. наук. М., 2010. 245 с.
Горелов С.М. Уклонение от исполнения обязанностей военной службы путем симуляции болезни или иным способом (членовредительство): уголовно-правовой и криминологический аспекты: автореф. дис.. канд. юрид. наук. Ростов н/Д, 2009. 27 с.
Дорохин Д.В. Уголовно-правовая характеристика способа совершения преступлений на рынке ценных бумаг: автореф. дис.канд. юрид. наук. М., 2008. 22 с.
Разгильдиев Б.Т., Дзаурова А.Б., Ситникова А.Д. Некоторые аспекты уголовной ответственности лиц, использующих гипноз, как способ совершения преступления // Аллея науки. 2017. Т. 2. № 9. С. 717-720.
Небратенко Г.Г. Нанесение граффити как способ совершения преступлений // Регулирование миграционных процессов на юге России: политические, юридические и правоохранительные аспекты: сб. материалов Всерос. науч.-практич. конф. 2016. С. 34-38.
Мирзоян С.С. Изменение (увеличение) цены в ходе исполнения государственного контракта как способ совершения преступлений в сфере осуществления закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд // Юристь-Правоведь. 2015. № 5 (72). С. 88-92.
Карабанова Е.Н. Совершение преступления как способ мошенничества // Уголовное право. 2015. № 5. С. 45-47.
Шайдуллина Э.Д. Незаконное производство и оборот алкогольной продукции: уголовно-правовые и криминологические аспекты: автореф. дис.канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2012. 35 с.
Акутаев Р.М. Криминологический анализ латентной преступности: дис. докт. юрид. наук. СПб., 1999. 358 с.
 Уголовно-правовое значение использования электронных и информационно-телекоммуникационных сетей как элемента способа незаконного сбыта наркотических средств | Уголовная юстиция. 2017. № 10. DOI: 10.17223/23088451/10/28

Уголовно-правовое значение использования электронных и информационно-телекоммуникационных сетей как элемента способа незаконного сбыта наркотических средств | Уголовная юстиция. 2017. № 10. DOI: 10.17223/23088451/10/28