Особенности решений, принимаемых судом с участием присяжных заседателей | Уголовная юстиция. 2018. № 12. DOI: 10.17223/23088451/12/12

Особенности решений, принимаемых судом с участием присяжных заседателей

Рассматриваются особенности судебных решений, выносимых присяжными заседателями, а также решений председательствующего судьи, принимаемых на основе вердикта. Автор приходит к выводу, что специфика этих решений обусловлена особенностями доказывания в суде с участием присяжных заседателей, разграничением компетенций присяжных заседателей и председательствующего профессионального судьи. Механизм принятия решений присяжными заседателями отличается от механизма принятия решения профессиональным судьей, он не включает этапы оценки повода к принятию решения и юридической квалификации; совокупность субъективных факторов, воздействующих на принятие решения присяжными заседателями, иная, нежели для профессиональных судей, она включает в себя особенности восприятия процессуальной информации непрофессиональными участниками судопроизводства; иной, нежели у профессиональных судей, уровень правосознания (обыденное правосознание, отсутствие профессиональной деформации и т.д.); иные подходы к оценке полученной информации; особенности воздействия внешней среды на присяжных заседателей. Судебные решения, принимаемые председательствующим на основе вердикта присяжных заседателей, тоже имеют свои особенности: механизм их принятия включает весьма специфический этап установления фактических обстоятельств дела, этот этап юридически делегирован коллегии присяжных заседателей, в результате чего председательствующий чаще всего принимает решение на основе опосредованного познания фактических обстоятельств дела, которое осуществляется непосредственно присяжными заседателями.

Features of decisions made by a jury court.pdf Ряд судебных решений, выносимых при рассмотрении уголовного дела с участием присяжных заседателей имеют существенные особенности. Как верно пишет С. А. Насонов, особенности принятия решений в данном случае обусловлены «сложным процессуальным взаимодействием двух субъектов доказывания - профессионального судьи и непрофессиональной коллегии судей, совокупная деятельность которых приводит к разрешению уголовно-правового спора [1, c. 248]. Это те решения, которые принимаются коллегией присяжных заседателей, а также решения, принимаемые председательствующим на основе вердикта. Решения, принимаемые коллегией присяжных заседателей - вердикт, а также решения о возвращении в зал судебного заседания с целью получения от председательствующего дополнительных разъяснений по поставленных вопросов либо дополнительного исследования фактических обстоятельств дела, в широком смысле, безусловно, относятся к категории «судебное решение», однако имеют свои специфические особенности. В отличие от решений, принимаемых председательствующим по уголовному делу, вердикт не имеет окончательного самостоятельного значения, поскольку не позволяет разрешить уголовно-правовой конфликт только на его основе, однако детерминирует итоговое судебное решение, принимаемое на основе вердикта (за исключением случаев, предусмотренных ч. 4 ст. 348 УПК РФ, - когда председательствующий постановляет оправдательный приговор вопреки обвинительному вердикту, если признает, что деяние подсудимого не содержит признаков преступления, а также ч. 5 ст. 348 УПК РФ - когда председательствующий выносит постановление о роспуске коллегии присяжных заседателей и направлении уголовного дела на новое рассмотрение, признав, что обвинительный вердикт вынесен в отношении невиновного и имеются достаточные основания для постановления оправдательного приговора ввиду того, что не установлено событие преступления либо не доказано участие подсудимого в совершении преступления). В этом смысле трудно согласиться с позицией о том, что вердикт является разновидностью приговора [2, с. 375], сложно согласиться и с позицией С. А. Насонова в вопросе о том, что вердикт является окончательным (итоговым) решением на стадии судебного разбирательства наряду с приговором суда, выносимом на основании вердикта. Одновременно автор пишет о том, что вердикт всегда проявляется в содержании приговора суда, становясь его составной частью [1, с. 267]. Полагаем невозможным признание вердикта итоговым судебным решением ввиду того, что данное решение не разрешает уголовно-правовой конфликт, нельзя согласиться и с пониманием вердикта как окончательного решения, поскольку в случае вынесения оправдательного приговора вопреки обвинительному вердикту, а также роспуска коллегии присяжных заседателей вердикт утрачивает свое значение и не может признаваться окончательным решением. Позиция о том, что вердикт является составной частью приговора, является верной только в том случае, если вердикт положен в его основу. Полагаем, что вердикт следует рассматривать как специфическое судебное решение, которое в большинстве случаев может рассматриваться как составная часть приговора, однако в чистом виде не относится ни к категории итоговых, ни к категории промежуточных судебных решений. К вердикту предъявляются и специфические требования, к числу которых С.А. Насонов совершенно справедливо относит непротиворечивость, полноту, ясность, юридическую значимость ответов присяжных; соблюдение правил вынесения вердикта в совещательной комнате [3, с. 615-619]. Вместе с тем следует подчеркнуть, что существенное воздействие на вердикт и его содержание оказывает предшествующее вынесению вердикта решение председательствующего по уголовному делу - вопросный лист, в котором судом с учетом мнения сторон формулируются вопросы присяжным заседателям. С.А. Насонов пишет о том, что противоречивость вердикта бывает «обусловлена противоречивостью вопросного листа, поскольку именно он определяет логическую структуру вердикта, соотношение между вопросами и ответами на них, взаимосвязь этих ответов друг с другом» [3, с. 615]. Е.Н. Алексеевская полагает, что к числу основных причин отмены приговоров, вынесенных судом с участием присяжных заседателей, является неправильная постановка судьей вопросов, подлежащих разрешению коллегией присяжных заседателей [4, с. 33]. Механизм принятия решений присяжными заседателями отличается от механизма принятия решения профессиональным судьей36 [5-8], он не включает этапы оценки повода к принятию решения и юридической квалификации; совокупность субъективных факторов, воздействующих на принятие решения присяжными заседателями, иная, нежели для профессиональных судей, она включает в себя особенности восприятия процессуальной информации непрофессиональными участниками судопроизводства37 [9]; иной, нежели у профессиональных судей, уровень правосознания (обыденное правосознание, отсутствие профессиональной деформации и т.д.)38 [1, с. 249; 10, с. 176; 11, с. 8-9; 12, с. 10]; иные подходы к оценке полученной информации39 [12, с. 16]; особенности воздействия внешней среды на присяжных заседателей (манипулирование присяжными заседателями: введение их в заблуждение, запугивание и т.д.) [13; 14, с. 500-501]. Д.П. Туленков обосновывает, что в суде с участием присяжных заседателей «познание заключается не в определении точного соответствия признанных доказанными фактических обстоятельств дела писаной норме права, а в определении внутреннего правового смысла исследуемой ситуации с позиций естественного права, справедливости» [12, с. 252-260]. Существенной особенностью, влияющей на принятие решений коллегией присяжных заседателей, является специфика пределов доказывания с участием непрофессиональных судей. С.А. Насонов полагает, что предмет и пределы доказывания в суде с участием присяжных заседателей сужены [1, с. 252-260]. Разделяя данную точку зрения, следует отметить, что отказ законодателя от исследования с участием присяжных заседателей доказательств, способных оказать существенное воздействие на психику присяжных («шокирующие доказательства»), некоторых данных о личности подсудимого (факты прошлых судимостей, заболевания алкоголизмом, наркоманией и т. д.), обстоятельств производства процессуальных действий (в том числе при наличии жалоб на незаконные методы ведения расследования) существенно редуцирует пределы доказывания непрофессиональными судьями. Также особенностью познавательной деятельности суда с участием присяжных заседателей, как верно отмечает Д. П. Туленков, является необходимость разграничения познавательной компетенции в сферах установления вопросов факта и права, что представляет особую сложность на практике [12, с. 10]. При рассмотрении уголовных дел с участием присяжных заседателей, как правило, они периодически удаляются из зала судебного заседания в течение судебного следствия для определения возможности исследования доказательств в их присутствии. Например, при рассмотрении уголовного дела в отношении А. и М. присяжные заседатели неоднократно удалялись из зала судебного заседания. 19 марта 2018 г.: - в связи с заявленным адвокатом Б. ходатайством об оглашении показаний потерпевшей, данными на предварительном следствии ввиду наличия существенных противоречий в показаниях. В отсутствие присяжных был обсужден вопрос о содержании показаний, данных потерпевшей в ходе предварительного расследования, наличии в них существенных противоречий с показаниями, данными в суде, а также влиянии расхождений на возможный исход дела. В результате в удовлетворении ходатайства было отказано, поскольку суд не выявил существенных противоречий, позволяющих огласить данные показания; - в связи с ходатайством государственного обвинителя М. об оглашении протоколов осмотра места происшествия, а также заключения комиссионной - медицинской экспертизы по трупу М. частично, основную ее часть, кроме части, где анализируются показания свидетеля С. и подсудимого А. Суд постановил ходатайство государственного обвинителя удовлетворить. 22 марта 2018 г.: - в связи с ходатайством подсудимого М. об оглашении протоколов показаний Х. и устранении противоречий в его показаниях путем допроса Х., а также оглашении дополнительных показаний Х., взятых после протокола проверки показаний на месте; - в связи с ходатайством адвоката Т. об оглашении показаний свидетеля Х. в целях устранения противоречий. Ходатайство было удовлетворено судом. 09 апреля 2018 г.: - в связи с ходатайством подсудимого А., который просил приобщить фотографии, подтверждающие дружеские отношения с М. Суд отказал в удовлетворении ходатайства, поскольку данные фотографии не имеют отношения к предъявленному обвинению. 10 апреля 2018 г.: - в связи с ходатайством адвоката Т. о допросе явившегося в суд свидетеля Б., который может подтвердить показания одного из подсудимых. Суд предварительно допросил Б. в отсутствие присяжных заседателей, после чего решил допросить свидетеля Б. в присутствии присяжных заседателей, поскольку свидетель дает показания о времени, которое инкриминируется подсудимому М. как время совершения преступления (Архив Верховного Суда Республики Татарстан за 2018 г.). Таким образом, конкретизация предмета познания присяжными заседателями с целью исключения правовых вопросов на практике является довольно сложной и громоздкой. Судебные решения, принимаемые председательствующим на основе вердикта присяжных заседателей, тоже имеют свои особенности: механизм их принятия включает весьма специфический этап установления фактических обстоятельств дела, этот этап юридически делегирован коллегии присяжных заседателей, в результате чего председательствующий чаще всего принимает решение на основе опосредованного познания фактических обстоятельств дела, которое осуществляется непосредственно присяжными заседателями. Однако при руководстве процессом исследования доказательств в судебном заседании у председательствующего складывается собственное представление о фактических обстоятельствах дела и виновности либо невиновности подсудимого. Н.А. Дудко и А.С. Камнев справедливо отмечают, что судья «фактически соотносит выводы, полученные в ходе «собственного рассмотрения дела», с вердиктом присяжных заседателей, вынесенным по делу», а при выявлении несоответствия постановляет оправдательный приговор или распускает коллегию присяжных заседателей. Это позволяет авторам сделать вывод о том, что в данном случае можно говорить о фактическом упразднении вердикта либо его замене на решение о роспуске коллегии, а также рассматривать обоснованность вердикта как «соответствие обвинительного вердикта присяжных заседателей позиции председательствующего о том, что имело место событие преступления, в деянии подсудимого имеются признаки преступления и (или) состав преступления, участие подсудимого в совершении преступления доказано» [15, с. 74]. При возникновении обратной ситуации - когда председательствующий убежден в вынесении оправдательного вердикта в отношении виновного лица, закон не позволяет нивелировать вердикт и обязывает вынести оправдательный приговор. Н.С. Ершова пишет о том, что приговор, постановленный по итогам судебного разбирательства с участием присяжных заседателей, будет обоснованным, если он основан на вердикте присяжных заседателей. При этом виновность или невиновность обвиняемого мотивируется вердиктом присяжных заседателей, который, в свою очередь, не мотивируется [16, с. 22-23]. Немотивированность вердикта присяжных заседателей ставит под сомнение обоснованность вынесенного на его основе приговора. Таким образом, механизм принятия итоговых судебных решений с участием присяжных заседателей является сложным и по сути своей смешанным: ключевые его этапы - установление фактических обстоятельств дела и юридическая квалификация осуществляются разными субъектами уголовно-процессуальной деятельности, фактически обстоятельства дела устанавливаются «в чистом виде» лицами, не отягощенными юридическими знаниями, а квалификация содеянного и выбор подлежащей применению правовой нормы - председательствующим, принимающим установленные присяжными фактические обстоятельства дела и выносящим решение на условии опосредованного ими познания. Выносимое председательствующим итоговое судебное решение основано не на фактических обстоятельствах дела, имевших место в действительности и установленных им самим, а на фактических обстоятельствах дела в том виде, в котором они установлены присяжными заседателями.

Ключевые слова

судебное решение, вердикт, приговор, присяжные заседатели, механизм принятия судебного решения, доказывание, познавательная деятельность, court derision, verdict, sentence, jurors, judirial derision-making melanism, evidence, cognitive activities

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Беляев Максим ВладимировичВерховный Суд Республики Татарстан по уголовным деламкандидат юридических наук, заместитель Председателяcrim.just@mail.ru
Всего: 1

Ссылки

Насонов С.А. Особенности доказывания и принятия решений при производстве в суде с участием присяжных заседателей // Доказывание и принятие решения в состязательном уголовном судопроизводстве. М., 2017. 384 с.
Викторский С.И. Русский уголовный процесс. М. : Изд-во А.А. Карцева, 1912. 426 с.
Насонов С.А. Вердикт присяжных заседателей в контексте учения П.А. Лупинской о решениях в уголовном судопроизвод стве // Lex Russica. 2010. № 3. С. 609-620.
Алексеевская Е.Н. Неустранимые ошибки суда с участием присяжных заседателей // Евразийская адвокатура. 2016. № 5 (24). С. 32-35.
Глазер Ю. О влиянии суда на приговор присяжных. СПб., 1868. 124 с.
Насонов С.А., Ярош С.М. Вердикт присяжных заседателей. М. : Р. Валент, 2003. 156 с.
Карнозова Л.М. Уголовная юстиция и гражданское общество. Опыт парадигмального анализа. М. : Р. Валент, 2010. 480 с.
Пашин С.А. Становление правосудия. М. : Р. Валент. 2011. 456 с.
Быков В.М., Митрофанова Е.Н. Причины вынесения присяжными заседателями необоснованных оправдательных вердиктов // Российская юстиция. 2010. № 2. С. 47-51.
Качалова О.В., Беляев М.В. Вердикт присяжных заседателей и социальные запросы общества // Вестник Томского государственного университета. 2017. № 416. С. 176-180.
Мельник В.В. Здравый смысл - основа интеллектуального потенциала суда присяжных // Российская юстиция. 1995. № 6. С. 8-11.
Туленков Д.П. Познавательная деятельность при производстве по уголовным делам с участием присяжных заседателей : автореф. дис.. канд. юрид. наук. М., 2016. 253 с.
Беляев М.В. О некоторых способах воздействия на восприятие присяжными заседателями процессуальной информации // Российский судья. 2017. № 5. С. 23-27.
Беляев М.В. Напутственное слово председательствующего в суде с участием присяжных заседателей: быть или не быть? // Ученые записки Казанского университета. Серия «Гуманитарные науки». 2017. Т. 159, кн. 2. С. 497-503.
Дудко Н.А., Камнев А.С. К вопросу об устранении ошибок коллегии присяжных заседателей при осуждении невиновного // Известия Алтайского государственного университета. 2016. № 3. С. 71-75.
Ершова Н.С. Обоснованность итоговых уголовно-процессуальных решений суда первой инстанции : автореф. дис.. канд. юрид. наук. М., 2014. 230 с.
 Особенности решений, принимаемых судом с участием присяжных заседателей | Уголовная юстиция. 2018. № 12. DOI: 10.17223/23088451/12/12

Особенности решений, принимаемых судом с участием присяжных заседателей | Уголовная юстиция. 2018. № 12. DOI: 10.17223/23088451/12/12