Проблемы ответственности за незаконную рубку лесных насаждений в Российской Федерации | Уголовная юстиция. 2018. № 12. DOI: 10.17223/23088451/12/25

Проблемы ответственности за незаконную рубку лесных насаждений в Российской Федерации

На основе анализа положений российского законодательства, регулирующего ответственность за незаконную рубку лесных насаждений, рассматриваются существующие в теории и практике проблемы механизма привлечения к ответственности лиц, виновных в незаконной рубке лесных насаждений, а также предлагаются возможные пути совершенствования действующего законодательства с целью охраны окружающей среды.

Problems of liability for illegal logging in the Russian Federation.pdf Для Российской Федерации, ввиду ее большой территории, лесной ресурс имеет особое, стратегическое и жизнеобеспечивающее значение. Леса стабилизируют газовый состав атмосферы, водный режим, континентальный и глобальный климат, являются экономически ценным источником древесины, объемы потребления которой в разных сферах жизни с каждым годом возрастают, так же, как и негативное воздействия человека на природную среду [1, с. 21]. На протяжении последних лет в СМИ часто поднимается проблема незаконного лесного бизнеса, раскрывается содержание промысла так называемых «черных лесорубов», которые образуют между собой группировки и контролируют отдельные районы богатых лесами регионов. А. Сухаренко выделяет несколько причин незаконных рубок, среди которых: несовершенство лесного законодательства и практики его применения, кризис системы лесоуправления, коррупция, низкий уровень межведомственного взаимодействия, непрозрачность сделок с древесиной, низкий уровень жизни в провинции, устойчивый спрос на древесину вне зависимости от её происхождения [2, с. 1]. В литературе отмечается, что сопредельные с Россией государства, такие, как Финляндия, Эстония и Китай, значительно сократили заготовку собственной древесины, рассчитывая на более дешевое российское сырье, невзирая на его криминальное происхождение [3, с. 57]. В п. 4 ст. 1 Лесного кодекса Российской Федерации [4] предусматривается в качестве одного из основных принципов лесного законодательства - обеспечение неистощительного использования лесов для удовлетворения потребностей общества в лесах и лесных ресурсах. Между тем благодаря варварской рубке лесов количество товарного леса постепенно сокращается, что уже в обозримом будущем может повлечь за собой как экологические, так и экономические и социальные проблемы. И бить тревогу сейчас самое время. Стратегией экологической безопасности Российской Федерации на период до 2025 г. [5] определено, что к основным механизмам реализации государственной политики в сфере обеспечения экологической безопасности относится осуществление эффективных мер по сохранению и рациональному использованию природных ресурсов, в том числе лесных ресурсов, и применению мер по сохранению экологического потенциала лесов. Государственная программа «Развитие лесного хозяйства» на 2013-2020 гг. в качестве задач предусматривает охрану и защиту лесов, сокращение потерь лесного хозяйства от пожаров и незаконных рубок, обеспечение соблюдения требований законодательства в сфере лесных отношений, в том числе по предотвращению нелегальных рубок [6]. Вполне естественно, что достигнуть исполнения данного направления политики и государственных программ должна, в том числе, правильно сконструированная система привлечения к ответственности виновных лиц. В настоящее время за незаконную рубку лесных насаждений в Российской Федерации, предусмотрена административным [7] и уголовным законодательством юридическая ответственность [8]. Однако предусмотренная в законодательстве конструкция норм и механизм их реализации представляется недостаточно продуманной. В связи с этим можно выделить следующие проблемы юридической ответственности за незаконную рубку лесных насаждений в России. Во-первых, следует отметить незавершенность конструкции незаконной рубки в административном законодательстве. Речь идет о ст. 8.28 Кодекса Российской Федерации об административных нарушениях «Незаконная рубка, повреждение лесных насаждений или самовольное выкапывание в лесах деревьев, кустарников, лиан». Согласно п. 16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ [9], «незаконной признается рубка насаждений с нарушением требований лесного законодательства: например, без оформления договора аренды лесного участка, решения о предоставлении лесного участка, договора купли-продажи лесных насаждений, а также в объеме, превышающем разрешенный, либо с нарушением породного или возрастного состава, либо за пределами лесосеки, а также иные технологически связанные с ней процессы (включая трелевку, частичную переработку и (или) хранение древесины в лесу)». Сравнительный анализ указанной нормы со ст. 260 УК РФ показал, что в настоящее время существует пробел в административном законодательстве об ответственности. Так, ст. 260 УК РФ в качестве предмета уголовно-правовой охраны предусматривает лесные и нелесные насаждения, а ст. 8.28 КоАП РФ - только лесные. Исходя из этого, за незаконную рубку нелесных насаждений в размере, не достигающем значительного, ответственность не наступает. За повреждение в любом размере нелесных насаждений, не приводящее к прекращению роста, и за повреждение их до степени прекращения роста, не достигающее значительного размера, административная ответственность также не предусмотрена. Вместе с тем следует отметить, что нелесные насаждения, так же, как и лесные, выполняют экологические функции и посягательство на них причиняет ущерб растительному миру [10, с. 84]. Поэтому необходимо диспозицию ст. 8.28 КоАП РФ дополнить словами «нелесных насаждений». Предложенное правовое решение несомненно будет способствовать более эффективному применению нормы об ответственности за незаконную рубку. Во-вторых, проблема квалификации преступления возникает в случае, когда момент выявления рубки обнаружен не в самом месте рубки, а, например, при вывозе из региона с целью дальнейшей продажи, а эти деяния уже представляют собой содержание ст. 191.1 УК РФ - Приобретение, хранение, перевозка, переработка в целях сбыта или сбыт заведомо незаконно заготовленной древесины. Ученые-теоретики выделяют проблему выявления и дальнейшей квалификации преступления, предусмотренного ст. 260 УК РФ, одной из первых и главнейшей [11]. В практике расследования уголовных дел и дел об административных правонарушениях считается, что наиболее сложными для выявления являются незаконные рубки, проводимые на основе разрешительных документов, но с умышленным игнорированием или искажением действующего порядка и правил рубок с целью заготовки древесины [12]. Привлечение специалистов в области природопользования в данных случаях является обязательным. Наибольшую опасность представляют незаконные выборочные рубки, при которых изымаются отдельные деревья, группы деревьев и части стволов наиболее дорогих и редких пород. Эти рубки не идентифицируются на космических снимках и практически никогда не учитываются. Кроме того, в литературе отмечается высокая степень латентности незаконных рубок леса, а из-за развития современных технологий нарушение закона в этой сфере стало еще профессиональнее и организованнее [13, с. 308]. В этой связи, полагаем, является важным проводить проектирование лесных участков, определяя их границы, указывая их площадь, с постановкой их на кадастровый учет, определение их целевого назначения и вида разрешенного использования (рубка лесных насаждений). Указанные мероприятия позволят более точно установить лицо, нарушившее правило заготовки древесины (например, при проведении выборочных рубок) и совершившее преступление. В-третьих, следует отметить недостаточный контроль и мониторинг состояния лесов на предмет незаконных рубок ввиду отсутствия достаточного количества рабочих мест в данной сфере. В зарубежных странах, в отличие от РФ, решая проблему недостаточного контроля и мониторинга состояния лесов, отдают предпочтение человеческому ресурсу перед технологиями, такими, как сведения и показания спутников. Так, например, в Австралии, ввиду негативного состояния лесов, увеличению количества незаконных рубок, процветания «черного» лесного бизнеса и вследствие этого - коррупции, было передано большое количество полномочий инспекторам, осуществляющим мониторинг и расследования преступных деяний. Кроме того, в 2012 г. был принят Закон о запрете незаконной рубки леса [14], предусмотревший последующую разработку различных подзаконных актов, позволяющих трактовать положения лесного законодательства. Кроме того, в этом Законе предусмотрена возможность добровольно сертифицировать лесную продукцию с целью подтверждения, что произведённая внутренняя продукция является легальной. Проблему низкой вероятности обнаружения преступлений в сфере незаконных рубок иначе решает Евросоюз. Регламент Евросоюза по лесоматериалам позволяет создавать неправительственные организации, признаваемые на государственном уровне на всей территории страны, задачей которых является мониторинг лесов [15]. В случае обнаружения подозрительных мероприятий мониторинговые организации вправе проверять документацию лиц, производящих рубки, и в случае несоответствия ее законодательству подавать заявления в местную полицию. В связи с этим следует обратиться к практике Томской области. Так, в 2015 г. была создана межведомственная комиссия по предотвращению незаконной заготовки и оборота древесины на территории Томской области [16], только за 2017 г. было выявлено 75 нарушений лесного законодательства, возбуждено 56 дел об административных правонарушениях, но, как видим, этого недостаточно. Представляется возможным предложить законодателю включить в способы совершенствования контроля за правонарушениями в добровольную сертификацию в лесозаготовительной отрасли, что позволит снизить количество незаконно добываемой древесины в Российской Федерации, а вместе с ним и количество незаконных рубок. Следующей проблемой видится то, что в Российской Федерации с каждым годом сокращается численность работников лесничеств. Как следствие, участились ситуации, когда момент выявления рубки обнаруживается не в самом месте рубки, а, например, при вывозе из региона с целью дальнейшей продажи, что квалифицируется уже по ст. 191.1 УК РФ и лица, возможно ответственные за незаконную рубку, в соответствии со ст. 260 УК РФ не привлекаются к ответственности. Действительно, на месте совершения преступления задержать лицо по подозрению в совершении преступления довольно сложно по объективным причинам, таким как: значительная площадь лесной территории; удаленность от населенных пунктов; шумопоглощение лесных чащ и иные обстоятельства. Чаще всего факт незаконной рубки обнаруживается после таковой либо по наличию свежеобразованных пней, либо в результате получения информации о появлении во владении физического лица недавно спиленной древесины. Соответственно доказать все составляющие объективной стороны незаконной рубки леса, в том числе причинно-следственную связь между деянием и последствиями, особенно по прошествии определенного количества времени, не представляется возможным. Следует выразить надежду, что в решении обозначенной проблемы может помочь дендрологическая экспертиза. Однако и здесь есть проблема. Лица, практикующие незаконную рубку леса, узнав о новом способе доказывания, стараются умышленно искажать место спила на стволе и пне дерева, чаще всего термическим путем, что создает проблемы для доказывания факта совершения преступления, уголовная ответственность за которое предусмотрена ст. 260 УК РФ. Ввиду этого, в целях установления природы растительных объектов, их групповой (родовой) принадлежности, источника происхождения растительных частиц может помочь проведение ботанической экспертизы. Следующей не менее важной проблемой в области охраны лесов является наличие разных методик подсчет ущерба, причиненного лесным насаждениям. Так в Российской Федерации ущерб считался в соответствии с Постановлением Правительства РФ от 08.05.2007 г. № 273 (ред. от 11.10.2014, с изм. от 02.06.2015) «Об исчислении размера вреда, причиненного лесам вследствие нарушения лесного законодательства» [17]. Данный акт содержит таксы для исчисления размера ущерба, причиненного лесным насаждениям, а также не отнесенным к таковым, и методику исчисления размера вреда, причиненного лесам, в том числе лесным насаждениям, или не отнесенным к лесным насаждениям деревьям, кустарникам и лианам вследствие нарушения лесного законодательства. Анализируя положения указанного выше Постановления, юристы-теоретики делают вывод о том, что методики не содержат полного перечня основных параметров оценки такого вреда. Например, они не позволяют оценить косвенный экологический вред, вызванный экологическими правонарушениями, и не могут учесть в полной мере такой немаловажный фактор, как способность леса как экосистемы и окружающей среды в целом к самовосстановлению. Согласно разделяемому большинством экспертов мнению, «такса - это условная единица исчисления причиненного вреда, она представляет собой заранее исчисленный и зафиксированный в твердой сумме размер вреда» [18, с. 91]. При этом «невозможность установления соответствия размера вреда по таксам реальному объему причиненных убытков свидетельствует об их достаточно произвольном характере, что, в свою очередь, говорит об отступлении от принципов возмещения вреда, в частности принципа полного возмещения вреда» [19, с. 103]. В целом, следует отметить, что существующие как в теории, так и на практике проблемы существенным образом сдерживают развитие института наказания в данной сфере, однако они не являются нерешаемыми.

Ключевые слова

ответственность, лесные и нелесные насаждения, незаконные рубки, охрана окружающей среды, лес, liability, forest and non-forest plantations, illegal logging, environmental protection, forest

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Дедкова Татьяна Анатольевна Томский государственный университет андидат юридических наук, доцент кафедры природоресурсного, земельного и экологического права Юридического институтаprirodares@mail.ru
Андреев Егор Игоревич Томский государственный университет магистрантandreevei_70@mail.ru
Всего: 2

Ссылки

Баскакова С.И., Шарова Г.Н. Проблемы охраны лесов от пожаров // Экологическое право. 2012. № 2. С. 21-24.
Сухаренко А. Под властью топора // ЭЖ-Юрист. 2014. № 27. С. 1-3.
Сухаренко А.Н., Жерновой М.В. Декриминализация лесной отрасли России: проблемы и перспективы // Российская юстиция. 2014. № 7. С. 55-58.
Лесной кодекс Российской Федерации от 04.12.2006 № 200-ФЗ (ред. от 01.09.2018) // «Консультантплюс»: Справочноправовая система. Версия Проф. (дата обращения: 10.09.2018).
Указ Президента РФ от 19.04.2017 № 176 «О Стратегии экологической безопасности Российской Федерации на период до 2025 года» // Собрание законодательства РФ. 2017. № 17. Ст. 2546.
Постановление Правительства РФ от 15.04.2014 № 318 «Об утверждении государственной программы Российской Федерации «Развитие лесного хозяйства на 2013-2020 годы» (ред. от 31.03.2017) // Собрание законодательства РФ. 2014. № 18 (часть II). Ст. 2164.
Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 № 195-ФЗ (ред. от 30.10.2018) // «Консультантплюс»: Справочно-правовая система. Версия Проф. (дата обращения: 12.09.2018).
Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (ред. от 21.10.2018) // «Консультантплюс»: Справочноправовая система. Версия Проф. (дата обращения: 12.09.2018).
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 18.10.2012 № 21 (ред. от 30.11.2017) «О применении судами законодательства об ответственности за нарушения в области охраны окружающей среды и природопользования» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2012. № 12.
Качина Н.В. Проблемы уголовной ответственности за незаконную рубку лесных насаждений // Современное право. 2011. № 9. С. 84-87.
Конфоркин И.А. Уголовная ответственность за незаконную рубку лесных насаждений. 2009. 183 с. // «Консультантплюс»: Справочно-правовая система. Версия Проф. (дата обращения: 25.11.2018).
Фомина И.А. Типичные следственные ситуации и их значение в выборе направлений и приемов при расследовании незаконной рубки лесных насаждений // Сибирский юридический вестник. 2009. № 3. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/ tipichnye-sledstvennye-situatsii-i-ih-znachenie-v-vybore-napravleniy-i-priemov-pri-rassledovanii-nezakonnoy-rubki-lesnyhnasazhdeniy (дата обращения: 23.09.2018).
Дицевич Я.Б., Белых О.А., Русецкая Г.Д. Противодействие преступности в сфере лесопользования: проблемы и перспективы // Всероссийский криминологический журнал. 2017. Т. 11, № 2. С. 308.
Australia Illegal Logging Prohibition Act. URL: http://www.forestlegality.org/policy/australia-illegal-logging-prohibition-act (date of access: 10.10.2018).
Регламент (ЕС) № 995/2010 Европейского парламента и совета от 20 октября 2010 года об обязанностях операторов, размещающих лесоматериалы и продукцию на древесину на рынке. URL: https: www//new.wwf.ru/resources/publications/booklets/regulation-eu-no-995-2010-of-the-european-parliament-and-of-the-council-of-20-october-2010-laying-do/ (дата обращения: 10.10.2018).
Распоряжение Губернатора Томской области от 20.01.2015 г. № 7 «О создании межведомственной комиссии по предотвращению незаконной заготовки и оборота древесины на территории Томской области» // «Консультантплюс»: Справочноправовая система. Версия Проф. (дата обращения: 25.11.2018).
Постановление Правительства РФ от 08.05.2007 № 273(ред. от 11.10.2014, с изм. от 02.06.2015) «Об исчислении размера вреда, причиненного лесам вследствие нарушения лесного законодательства» (вместе с «Методикой исчисления размера вреда, причиненного лесам, в том числе лесным насаждениям, или не отнесенным к лесным насаждениям деревьям, кустарникам и лианам вследствие нарушения лесного законодательства») // «Консультантплюс»: Справочно-правовая система. Версия Проф. (дата обращения: 10.09.2018).
Нарышева Н.Г. Возмещение вреда, причиненного нарушением законодательства об охране окружающей природной среды и природных ресурсов : дис. ... канд. юрид. наук. М. : РГБ, 1992. 182 с.
Шуплецова Ю.И. Актуальные вопросы ответственности за нарушение лесного законодательства // Имущественные отношения в Российской Федерации. 2018. № 1. С. 80-91.
 Проблемы ответственности за незаконную рубку лесных насаждений в Российской Федерации | Уголовная юстиция. 2018. № 12. DOI: 10.17223/23088451/12/25

Проблемы ответственности за незаконную рубку лесных насаждений в Российской Федерации | Уголовная юстиция. 2018. № 12. DOI: 10.17223/23088451/12/25