Замена уголовного наказания в виде штрафа: миф или реальность? | Уголовная юстиция. 2015. № 1 (5).

Замена уголовного наказания в виде штрафа: миф или реальность?

Рассматриваются проблемы замены уголовного наказания в виде штрафа. Содержатся предложения по совершенствованию действующего уголовного и уголовно-исполнительного законодательства в части уточнения основания замены, права или обязанности суда ее произвести, закрепления организационно-правовых средств, обеспечивающих своевременную уплату осужденным штрафа и его ресоциализацию, реформированию Федеральной службы судебных приставов в свете создания в России службы пробации.

The substitution of fine: myth or reality?.pdf Исполнение уголовного наказания в виде штрафа подробно регламентируется Уголовно-исполнительным кодексом РФ (далее - УИК РФ) и Федеральным законом «Об исполнительном производстве. В то же время на практике возникает множество проблем правового и организационного характера, свидетельствующих о необходимости совершенствования законодательства и решения некоторых организационных вопросов деятельности Федеральной службы судебных приставов. Во-первых, действующее законодательство регламентирует вопросы замены штрафа другим видом наказания только в случае злостного уклонения от уплаты штрафа, назначенного в качестве основного наказания. Замена штрафа, назначенного в качестве дополнительного наказания, другим видом наказания не допускается. Во-вторых, не менее проблематичным является определение основания замены уголовного наказания в виде штрафа. В ч. 5 ст. 46 УК РФ в качестве такого основания называется злостное уклонение осужденного от его уплаты. Понятие злостного уклонения определяется в ч. 1 ст. 32 УИК РФ, а именно злостно уклоняющимся от уплаты штрафа считается осужденный, не уплативший штраф либо его часть в установленный законом срок. Буквальное толкование этой нормы позволяет суду не учитывать при решении вопроса о замене наказания обстоятельства, связанные с ухудшившимся материальным положением осужденного на момент исполнения штрафа и объективную невозможность уплатить штраф. Однако, как представляется, необходимо более детально рассмотреть вопрос о понятии злостности применительно к уклонению от уплаты штрафа. Данное понятие предполагает объективный и субъективный критерии. Объективный критерий будет выражаться в невнесении суммы штрафа осужденным в установленное время. Субъективный же критерий законодатель в ч. 1 ст. 32 УИК РФ не указал, хотя в юридической литературе он совершенно обоснованно называется [1, C. 148; 2, c. 45]. Аналогичную позицию занимают и практические работники, более половины которых считают, что ч. 1 ст. 32 УИК РФ необходимо дополнить словами «без уважительных причин. Проведенное нами исследование материалов, разрешаемых судом в порядке исполнения приговора о штрафе, позволяет согласиться с Т.Г. Антоновым в том, что суды довольно часто отказывают в удовлетворении представления судебного пристава и не заменяют уголовное наказание в виде штрафа в случае, когда осужденный не уплатил его в установленный срок, но не установлены причины неуплаты [3, c. 4-9]. Поскольку в законе не могут быть предусмотрены все уважительные причины неуплаты штрафа в срок, более конкретно данный вопрос может быть решен в постановлении Пленума Верховного Суда РФ, в котором можно указать, чтобы при рассмотрении материалов о замене штрафа другим наказанием в случае злостного уклонения от его уплаты суд, как и при назначении наказания, учитывает материальное положение осужденного и его семьи, а также принимает во внимание все обстоятельства, результатом которых явилась неуплата штрафа осужденным. Таким образом, предлагается закрепить в ч. 1 ст. 32 УИК РФ положение, в соответствии с которым злостно уклоняющимся от уплаты штрафа является осужденный, не уплативший штраф либо его часть в установленный законом срок без уважительных причин. На уровне постановления Пленума Верховного Суда РФ следует разъяснить судам обязательность установления неуважительности причин неуплаты штрафа. В-третьих, проведенное исследование свидетельствует о том, что 83 % представлений судебных приставов о замене штрафа на другой вид наказания, вследствие злостного уклонения от его уплаты, оставляется без удовлетворения по причине невозможности назначения другого вида наказания. В то же время в 17 % случаев суд заменял штраф другим наказанием. Так, по данным Судебного департамента при Верховном Суде РФ в 2014 г. было рассмотрено 17096 представлений о замене штрафа лишением свободы, из них удовлетворено 3032 [4, c. 3]. Исходя из этого, возникает еще один вопрос о том, чем же руководствовался суд, устанавливая вид, срок или размер нового наказания осужденному. Уголовный закон всегда предусматривал возможность замены штрафа в случае злостного уклонения от его уплаты на более строгое наказание. В первоначальной редакции ч. 5 ст. 46 УК РФ 1996 г. закреплялся перечень заменяющих наказаний - обязательные работы, исправительные работы, арест. В действующей редакции предусматривается, что, по общему правилу, штраф заменяется иным наказанием, за исключением лишения свободы. Если же осужденный злостно уклоняется от уплаты штрафа в размере, исчисляемом исходя из величины, кратной стоимости предмета или сумме коммерческого подкупа или взятки, назначенного в качестве основного наказания, штраф заменяется наказанием в пределах санкции, предусмотренной соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса. При этом назначенное наказание не может быть условным. Однако во всех случаях действующее законодательство не предусматривает правил пересчета штрафа в другие наказания при его замене. Представляется, что такие правила в УК РФ должны быть установлены. На страницах научной печати предлагаются различные варианты определения продолжительности наказаний, заменяемых штраф [5 ]. В-четвертых, буквальное толкование ч. 5 ст. 46 УК РФ свидетельствует об обязанности суда заменить штраф более строгим наказанием в случае злостного уклонения осужденного от его уплаты. Часть 2 ст. 32 УИК РФ также обязывает судебных приставов в случае уклонения осужденного от уплаты штрафа направлять в суд представление о замене штрафа другим видом наказания. Однако в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 11 января 2007 г. № 2 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» отмечается, что штраф, назначенный в качестве основного наказания, в случае злостного уклонения от его уплаты может быть заменен (выделено мной. - Н.О.) другим видом наказания. В связи с этим, возникает вопрос о том, обязан ли суд заменять штраф при злостном уклонении осужденного от его уплаты или нет? В научной литературе все чаще говорится о необходимости пересмотра ч. 5 ст. 46 УК РФ и закреплении не обязанности, а возможности суда заменить штраф в случае злостного уклонения осужденного от его уплаты. Как представляется, с такой позицией можно согласиться только в том случае, если суд не установил неуважительности причин неуплаты осужденным штрафа. Но в таком случае не будет и злостного уклонения, в связи с чем суд должен отказать в удовлетворении ходатайства судебного пристава. Таким образом, поскольку злостно уклоняющимся от уплаты штрафа является осужденный, не уплативший штраф либо его часть в установленный законом срок без уважительных причин, то необходимость закрепления в ч. 5 ст. 46 УК РФ не обязанности, а возможности замены уголовного наказания в виде штрафа отсутствует. В-пятых, поскольку в УК РФ не предусматривается возможность замены штрафа, назначенного в качестве дополнительного наказания, то в случае злостного уклонения от его уплаты взыскание штрафа производится в принудительном порядке. Но осуществить это, как правило, не представляется возможным. Судебный пристав, исполняя уголовное наказание в виде штрафа, получив информацию о наличии или об отсутствии у должника доходов и имущества, не имеет возможности в этом случае применять ограничения по распоряжению имуществом и доходами, имеющимися у должника, в качестве обеспечительной меры на стадии исполнения уголовного штрафа - принудительного взыскания. Оснований для замены штрафа другим видом наказания в случаях, когда у должников отсутствует имущество и доходы, не усматривается, ибо не является доказанным факт уклонения осужденного от уплаты штрафа. При указанных обстоятельствах, с одной стороны, в соответствии с положениями ч. 10 ст. 103 Федеральный закон «Об исполнительном производстве», судебный пристав обязан приступить к принудительному взысканию. С другой стороны, у судебного пристава нет оснований это сделать, поскольку была установлена невозможность принудительного исполнения в связи с отсутствием доходов и имущества у осужденного для уплаты штрафа. Сложившаяся ситуация, как показывает практика, предопределяет фактическое освобождение должника от исполнения назначенного ему уголовного наказания [ 6, с. 3]. В-шестых, анализ практики исполнения уголовного наказания в виде штрафа показывает, что деятельность судебного пристава по принудительному взысканию штрафов носит сугубо формальный характер, заключается в периодическом направлении запросов в различные инстанции и посещении осужденного по месту жительства для проверки его имущественного положения. Действующее уголовное, уголовно-исполнительное законодательство, Федеральный закон «Об исполнительном производстве» не предусматривают организационно-правовых средств, стимулирующих самостоятельную уплату осужденным установленного ему штрафа. Прежде всего, в качестве такого средства, действующего по принципу «стимул-поощрение», следует закрепить право осужденного заплатить штраф в меньшем размере, как это уже предусмотрено применительно к административным штрафам. Кроме этого, в период исполнительного производства среди злостных неплательщиков штрафа по сравнению с общей массой осужденных к штрафу на 14 % больше лиц, которые нигде не работали (80 % против 66 %). При этом более половины из них не занимались общественно полезной деятельностью более года. Учитывая это, не удивляют и сравнительно небольшие суммы штрафов, от уплаты которых уклонялась эта часть осужденных. В то же время проведенное исследование, свидетельствует и о том, что практически половина осужденных, которым штраф был заменен более строгим наказанием, были в возрасте от 25 до 49 лет, 35 % - от 18 до 24 лет и только 15 % - 50 лет и более. Что касается образовательного уровня, то 30 % осужденных имели среднее образование, 46 % - среднее специальное, 14 % - высшее профессиональное образование. В этой связи действующее уголовно-исполнительное законодательство должно предусматривать право суда возложить на осужденного к штрафу обязанность работать, а в случае уклонения осужденного от исполнения этой обязанности закрепить возможность суда заменить штраф другим видом наказания по представлению судебного пристава. Наконец, помощь осужденному и его вовлечение в обычные условия жизни общества под контролем специалистов - один из вариантов сокращения рецидивной преступности. В свете изложенного следует критически отнестись к деятельности судебных приставов, которая не направлена на ресоциализа-цию осужденных, их воспитание и изменение поведения в целом. Как представляется, судебные приставы должны участвовать в этой работе посредством своевременного информирования других субъектов о необходимости оказания адресной помощи в получении документов, удостоверяющих личность, в трудоустройстве, решении жилищных проблем и т.д.; разъяснения осужденным их прав, реализация которых влияет на исполнение штрафа. Решение же задачи социальной адаптации осужденных без изоляции от общества в целом должно обеспечиваться наличием соответствующих социально-экономических ресурсов, правовой базы, а также целенаправленным взаимодействием разных социальных институтов. На это, в частности, обращают внимание и европейские стандарты в области исполнения наказаний и иных мер уголовно-правового характера, не связанных с лишением свободы. В Правилах о про-бации с учетом разнообразия выполняемых этим ведомством функций содержится принцип взаимодействия с другими государственными органами и организациями для оказания помощи правонарушителям (п. 12). Это же положение содержится и в п. 15 Европейских правил в отношении несовершеннолетних [7, c. 56]. Более того, проведенное профессором А. Ван Кальмхутом сравнительно-правовое исследование функций европейских служб пробации убедительно доказывает, что эти функции европейские службы пробации осуществляют во взаимодействии с другими субъектами [8, c. 14-15]. В настоящее время в большинстве населенных пунктов России отсутствуют учреждения, выполняющие функцию социальной адаптации осужденных. Не существует и соответствующей нормативной правовой базы. Полагаем, что социальное сопровождение осужденного должно быть индивидуальным. Следует признать, что наиболее эффективно эти вопросы решаются в тех регионах, где налажено взаимодействие с органами местного самоуправления и общественными институтами. Необходимо создать общественно-государственную систему социальной адаптации осужденных, включающую не только органы и учреждения, исполняющие уголовные наказания, которые должны только содействовать, готовить осужденных во время отбывания наказания к жизни в обществе, но и региональные службы социального сопровождения указанных лиц, оказывающие содействие лицам, освобождающимся из мест лишения свободы, и осужденным без изоляции от общества, в решении вопросов жилья, трудоустройства, в налаживании и восстановлении социально-полезных связей, бесплатной психологической и юридической помощи. Эти службы должны находиться в ведении органов социальной защиты населения и основываться на общественно-государственном партнерстве.

Ключевые слова

уголовно-исполнительное право, альтернативы лишению свободы, наказания без изоляции от общества, непенитенциарный режим, штраф, замена штрафа, penal law, alternatives to imprisonment, punishment without isolation from society, non-penitentiary regime, fine, substitution of fine

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Ольховик Николай ВладимировичТомский государственный университетдоцент, кандидат юридических наук, заместитель директора юридического института по научной работе, доцент кафедры уголовного праваlawtsu@rambler.ru
Всего: 1

Ссылки

Уткина С.С. Уголовное наказание в виде штрафа. Томск: Изд-во Том. ун-та, 2004. 166 с.
Антонян Е.А. Наказания, не связанные с лишением свободы: правовая природа, назначение и исполнение: учеб. пособие. Рязань: Академия права и управления Минюста России, 2005. 96 с.
Антонов Т.Г. Злостное уклонение от уплаты штрафа, назначенного в качестве уголовного наказания: проблемы толкования норм уголовного и уголовно-исполнительного законодательства // Актуальные проблемы теории и практики исполнительного производства: материалы круглого стола 11 октября 2013 г. Томск: ЦНТИ, 2013. 71 с.
Сводные статистические сведения о судебной деятельности федеральных судов общей юрисдикции и мировых судей за 2014 г. // www.cdep.ru [электронный ресурс]: Официальный сайт Судебного департамента при Верховном Суде РФ. Режим доступа: Компьютер. сеть Науч. б-ки Том. гос. ун-та, свободный. Дата обращения: 15.06.2015.
Степащин В. Последствия неисполнения уголовного наказания в виде штрафа. http://justicemaker.ru/view-article. php?id=21&art=1535 [электронный ресурс]: Режим доступа: Компьютер. сеть Науч. б-ки Том. гос. ун-та, свободный. Дата обращения: 15.06.2015.
Крименская Е.Н. Уголовный штраф за преступление: наказать или простить? // Актуальные проблемы теории и практики исполнительного производства: материалы круглого стола 11 октября 2013 г. Томск: ЦНТИ, 2013. 71 с.
Коровин А.А., Хуторская Н.Б. Правовое регулирование и организация деятельности уголовно-исполнительных инспекций на основе реализации европейских стандартов и зарубежного опыта. М.: PRI, 2011. 151 с.
Van Kalmhout A. Report for the PC-CP meeting, 11 December, 2007. 32 с.
 Замена уголовного наказания в виде штрафа: миф или реальность? | Уголовная юстиция. 2015. № 1 (5).

Замена уголовного наказания в виде штрафа: миф или реальность? | Уголовная юстиция. 2015. № 1 (5).