Вариативность понимания окончательного судебного решения в решениях Европейского суда по правам человека | Уголовная юстиция. 2015. № 2 (6).

Вариативность понимания окончательного судебного решения в решениях Европейского суда по правам человека

Анализируется понимание окончательного судебного решения в постановлениях Европейского суда по правам человека и отмечается, что в своих решениях он использует два варианта понимания этой категории. Первый вариант - для оценки допущенного государством нарушения принципа правовой определенности и такого его признака, как устойчивость судебного решения; второй - для оценки эффективности конкретного национального способа обжалования судебного решения, который необходимо исчерпать перед обращением в Европейский суд по правам человека. Исследуются признаки, которые вкладываются Европейским судом по правам человека в эти варианты понятий окончательного судебного решения.

Variability of understanding the final court judgment in the decisions of the European Court of Human Rights.pdf В настоящее время на страницах современной юридической печати все чаще можно встретить термин «окончательное судебное решение» как гарантию обеспечения правовой определенности. Так, И.С. Дикарев рассматривает «окончательное судебное решение» как часть права на справедливое судебное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом [1, с. 76]. М.В. Мерзлякова и А.Д. Прошляков, анализируя решения Европейского суд по правам человека, отмечают, что «окончательность судебного решения Суд связывает с дальнейшей невозможностью сторон процесса по своей инициативе возбуждать производство по пересмотру дела, а не с моментом приведения решения в исполнение» [2, с. 13]. Л.В. Воскобитова отмечает, что понимание приговора как окончательного принципиально отличается от традиционного понятия вступления приговора в законную силу. Тот факт, что проверка фактических обстоятельств дела теперь возможна только однажды, после чего приговор вступает в законную силу, и вышестоящая инстанция больше не будет обращаться к проверке вопросов факта, создает правовую основу для формирования окончательного приговора. Фактические обстоятельства дела при таком порядке проверки могут быть поставлены под сомнение лишь в исключительных случаях при наличии вновь открывшихся обстоятельств [3, с. 17]. Ранее это понятие было известно российскому дореволюционному законодательству, науке и практике. Так, Устав Уголовного Судопроизводства 1864 года подразделял приговоры на окончательные и неокончательные [4]. В законодательстве и теории дореволюционного процесса четко разграничивалось понимание окончательного решения и решения, вступившего в законную силу, - эти понятия не совпадали ни по объему, ни по последствиям [5, с. 595-600]. Окончательным судебным решением считалось такое, которым, после его проверки в суде апелляционной инстанции, фактическая сторона уголовно-правовых отношений считалась установленной в итоговой форме [6, с. 182-183]. В современный обиход термин «окончательное судебное решение» ввел Европейский суд по правам человека. Однако в своих решениях Европейский суд по правам человека использует два подхода к пониманию окончательного судебного решения. Первый поход - для оценки допущенного государством нарушения принципа правовой определенности и такого его признака, как устойчивость судебного решения; второй - для оценки эффективности конкретного национального способа обжалования судебного решения, который необходимо исчерпать перед обращением в Европейский суд по правам человека, и от даты вынесения решения, в рамках которого должен исчисляться 6-месячный срок как одно из условий приемлемости жалобы. При реализации первого подхода понимания окончательного судебного решения Европейский суд по правам человека дает следующие его признаки: должно приобрести силу дела, разрешенного судом; стать неотменяемым, т.е. когда не существует других обычных способов правовой защиты (т.е. тех, которые могут быть использованы до вступления решения в законную силу), или когда стороны исчерпали эти средства защиты, или пропустили установленные сроки, или не воспользовались ими [7]. Европейский суд не раскрывает понимание такого признака, как дело, разрешенное судом. Однако, исходя из содержания тех нарушений, которые он в своих решениях относит к ошибкам, которые могут обосновывать отмену окончательного судебного решения, можно сделать вывод, что данное понимание означает разрешенность фактической стороны правового спора в итоговой форме. Европейский суд по правам человека, отмечая, что решение, принятое в рамках второй инстанции на территориальном уровне, является окончательным, не конкретизировал, как эта инстанция должна именоваться: апелляционная и (или) кассационная. Не исключил он и возможность существования двух вторых инстанций. Главное, чтобы эта инстанция обладала достаточными процессуальными механизмами и содержала процессуальные гарантии права на справедливое судебное разбирательство, позволяющие при проведении проверки заново разрешить материально-правовое отношение, тем самым гарантировать его правильность в окончательной форме [8]. В «Промежуточной резолюции ResDH(2006)1 о нарушении принципа правовой определенности надзорным производством в гражданском процессе в Российской Федерации - принятые общие меры и нерешенные вопросы» также предусмотрено, что «в эффективной судебной системе ошибки и недостатки в судебных постановлениях должны быть исправлены, в первую очередь, в рамках обычного апелляционного и (или) кассационного производства до того, как судебное постановление вступит в силу и станет обязательным для исполнения, таким образом, позволяя сторонам эффективно ссылаться на окончательные судебные постановления» [9]. Рассматривая второй признак окончательного судебного решения - неотменяемость, Европейский суд по правам человека исходит из того, что он не является абсолютным. Однако, анализируя возможные границы колебания окончательного судебного решения, Европейский суд по правам человека формулирует ряд требований, которые, по его мнению, способны обеспечить разумный баланс между неотменяемостью окончательного судебного решения и необходимостью устранения обстоятельств в виде фундаментальных ошибок и злоупотребления правосудием [10]. Во-первых, основаниями отмены окончательного судебного решения могут быть только обстоятельства существенного и непреодолимого (неопровержимого) характера, такие, как устранение ошибок фундаментального характера или злоупотребление правосудием (судебные ошибки, существенные процессуальные нарушения, злоупотребления полномочиями). Такие основания не должны быть аналогичны основаниям проверки неокончательного судебного решения. Понятия и признаков данного вида ошибок он не раскрывает, но считает, что таковыми не могут признаваться неправильная оценка доказательств, неправильное толкование нормы права, подлежащей применению в конкретном деле, и если оно осуществилось в пользу частных лиц (считает, что обеспечение единства правоприменительной практики может быть достигнуто за счет других законодательных и судебных средств, и она не может оправдать пренебрежение законной уверенности, которая создается окончательным судебным решением), вынесение окончательного решения в соответствии с обеспечением права на справедливое судебное разбирательство частных лиц, но с нарушением правил подведомственности и т.д. В любом случае ошибки в фактической стороне дела не могут оправдать отмену окончательного решения, так как всегда представляют собой простое проявление иного взгляда, чем отражено в решении, на дело. Исключение составляет возможность устранения «ошибки» в фактической стороне, если обстоятельство возникло после вынесения окончательного судебного решения, путем возобновления производства. Обоснование наличия таких оснований для отмены окончательного решения должно содержаться не только в итоговых, но и в промежуточных решениях проверяющей инстанции (в решении о передаче на рассмотрение обращения по существу, в решении председателя суда об отмене решения судьи об отказе в передаче). Недопустима ссылка на чрезвычайно неясно сформулированные и зыбкие основания. Оценивая конкретное обстоятельство на предмет того, может ли оно оправдать отмену окончательного судебного решения, Европейский суд по правам человека исходит из того, что это в любом случае не должно быть просто проявлением иной позиции, взгляда по делу, разрешенному окончательно, т.е. замаскированным обжалованием. Признает неизбежность существования у сторон по делу противоположных точек зрения, но считает, что именно суды первой и второй инстанции, гарантируя честность и состязательность, должны вынести окончательное решение по заявленным требованиям [11]. Для возможной проверки окончательных оправдательных приговоров должен быть установлен еще более узкий круг специальных оснований, так как за ошибку государства в лице его органов не должны нести ответственность частные лица. Во-вторых, инициатива в возбуждении пересмотра окончательного решения должна принадлежать исключительно сторонам и не может быть отнесена к дискреционным полномочиям должностных лиц, так как именно стороны (как заинтересованные участники процесса, на которых окончательный приговор оказывает прямое воздействие) должны осознавать и нести на себе последствия отмены окончательного судебного акта. Европейский суд констатировал, что заявитель не может быть жертвой предполагаемого нарушения принципа правовой определенности, если пересмотр был инициирован самим заявителем и пределы пересмотра соответствовали тому, о чем просил заявитель [12]. Европейский суд по правам человека подвергал критике существующие полномочия председателей судов по отмене решений этих же судов по отклонению жалоб, тем более, когда не установлены четкие основания и сроки. В-третьих, в законодательстве должны содержаться гарантии против злоупотребления сторонами правом на пересмотр окончательного судебного решения, а для возобновления производства еще и со стороны властей. В частности, такой гарантией может выступить институт приемлемости жалобы, но при условии, что это право не будет ограничено таким образом и до такой степени, чтобы оказалась затронутой сама его сущность; допустимые ограничения данного права должны иметь законную цель, а между используемыми средствами и поставленной целью должна существовать разумная соразмерность. Условия приемлемости жалобы для рассмотрения по существу по вопросам права или жалобы в вышестоящий суд могут быть более строгими, чем для обычной жалобы. Кроме того, право на отмену окончательного судебного решения должно быть условным и возникать только при условии использования способов проверки судебного решения в рамках второй инстанции. Неиспользование обычного способа обжалования должно быть обусловлено исключительными обстоятельствами. В-четвертых, пересмотр окончательного судебного решения должен содержать четкие временные пределы. В национальном законодательстве должны быть регламентированы сроки подачи заявления об отмене окончательного судебного решения (этот срок должен быть пресекательным, восстановление возможно, но причины должны быть очень вескими); сроки его предварительного рассмотрения и рассмотрения по существу; сроки рассмотрения председателем решения судьи об отказе в передаче жалобы на рассмотрение по существу, т.е. каждый допускаемый этап отмены и рассмотрения окончательного судебного решения должен быть четко урегулирован с позиции временного промежутка и иметь конечную точку завершения. Если в рамках одного производства действует несколько инстанций (например, кассационных), то должен быть определен порядок исчисления срока обращения в каждую последующую. Не должно быть таких этапов в пересмотре окончательного судебного решения, которые бы делали срок завершения этой процедуры неопределенным по времени. Любой человек должен иметь возможность определить по времени, когда закончится ситуация, связанная с отменой окончательного решения, т.е. финальную точку в производстве по делу. Отмена окончательного судебного решения должна быть незамедлительным шагом, не создающим длящейся ситуации неопределенности. В-пятых, в принципе, Европейский суд не исключает того, что окончательное судебное решение может проверяться в рамках одного производства несколько раз, но все же ориентирует, что процедура проверки окончательного судебного решения должна носить разовый характер, т.е. окончательное судебное решение должно проверяться в рамках одной судебной инстанции, так как неоднократная отмена окончательных решений в рамках одного производства в связи ошибками, допущенными нижестоящими судами, свидетельствует о серьезных недостатках судебной системы [13]. Косвенно из позиций Европейского суда по правам человека можно сделать вывод, что он все же ориентирует на то, чтобы при обращении в следующую инстанцию, но в рамках одного производства (например, в соответствующую Коллегию по уголовным делам после рассмотрения Президиумом соответствующего суда субъекта), в жалобах должны содержаться иные основания или указания на нарушения, допущенные при производстве в первоначальной кассационной инстанции. В-шестых, сам пересмотр окончательного судебного решения должен содержать процессуальные гарантии и гарантировать общую справедливость всего разбирательства [14]. При реализации второго подхода к пониманию окончательного судебного решения Европейский суд по правам человека исходит из того, что оно должно быть окончательным в смысле исчерпаемо-сти всех внутринациональных эффективных средств защиты. При определении эффективности того или иного способа обжалования, согласно решениям Европейского суда по правам человека, необходимо исходить из следующих признаков: конкретный внутринациональный способ обжалования судебного решения должен быть без затруднения использован; обеспечивать получение возмещения в отношении жалоб заявителя; позволять разумно рассчитывать на успех. При оценке соответствия того или иного способа обжалования тому или иному критерию эффективности Европейский суд по правам человека проверяет в основном по содержанию те же признаки, что и при определении возможной отмены окончательного судебного решения с позиции обеспечения правовой определенности. В этом смысле дореформенное надзорное производство не признавалась эффективным способом защиты ни в гражданском, ни в уголовном, ни в арбитражном процессах, и окончательным считалось решение суда кассационной инстанции. В настоящее время момент определения окончательности судебного решения варьируется и зависит от видов судопроизводства: для арбитражного судопроизводства - это решения суда надзорной инстанции [15]; для гражданского судопроизводства - это решения суда кассационной инстанции [8]. В смысле эффективности как способа защиты эти инстанции не являются исключительными (но при условии, что вторая кассационная инстанция в Верховном суде РФ будет доступна на практике). А вот в смысле окончательности судебного решения как гарантии правовой определенности и кассационная, и надзорная инстанция являются исключительными способами обжалования. Применительно к современному уголовному судопроизводству с его реформированной системой обжалования вопрос о понимании окончательного судебного решения в смысле последнего эффективного национального способа защиты, которое нужно исчерпать, не решен. Современное кассационное производство в уголовном процессе не было предметом рассмотрения в Европейском суде по правам человека с позиции эффективности его как способа защиты. Следует отметить, что современное кассационное производство по УПК РФ способно стать достаточно серьезной угрозой для обеспечения окончательности судебного решения как гарантии правовой определенности и в то же время вызывает вопросы с позиции эффективности как способа защи- ных инстанциях неоднократно. Все эти недостатки ты. В частности, подача кассационной жалобы нуждаются в серьезной проработке. (представления) с недавнего времени не ограничена Следует согласиться с Европейским судом по никаким процессуальным сроком (за исключением правам человека в том, что последняя судебная ин-годичного срока для ухудшения положения осуж- станция, признаваемая эффективным способом за-денного или оправданного); по УПК РФ невозмож- щиты, должна обязательно находиться в высшем но определить финальную (с позиции времени) точ- судебном органе страны, знающим насущные проку производства по делу; основания изменения и блемы судебной системы страны, способном устра-отмены судебных решений в кассационном порядке нить системные ошибки, допускаемые судами, и сформулированы так, что их сложно отграничить от обеспечить единство применения норм права. аналогичных оснований, существующих в апелля- При использовании решений Европейского суда ционном производстве (ст.ст. 389.17,389.18,401.15. по правам человека необходимо учитывать такое УПК РФ); дискреционные полномочия председателя вариативное понимание окончательного судебного Верховного Суда РФ (ч. 3 ст. 401.8УПК РФ) не ог- решения, потому как оно (несмотря на определен-раничены ни сроком, ни основаниями; право на об- ную взаимообусловленность, так как окончательное ращение в суд кассационной инстанции не носит решение для определения права на обращение в Ев-условного характера, а институт приемлемости кас- ропейский суд по правам человека - это всегда сационных обращений в соответствии со ст. 401.4, окончательное решение в смысле обеспечения пра-401.5 УПК РФ не предусматривает дополнительных вовой определенности) влечет и различный набор требований (в сравнении с приемлемостью апелля- признаков, которым должны отвечать эти понятия, и ционных обращений); кассационных инстанций не- различные последствия, которые эти категории при сколько и УПК РФ (ст. 401.17) позволяет рассмат- их применении способны вызывать, и различное по-ривать одни и те же основания в разных кассацион- нимание терминов, с которыми они связаны (например, исключительные способы проверки).

Ключевые слова

окончательное судебное решение, эффективные внутригосударственные способы защиты, правовая определенность, решения Европейского суда по правам человека, final court judgment, effective domestic remedies, legal certainty, decisions of the European Court of Human Rights

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Рукавишникова Анастасия АнатольевнаТомский государственный университеткандидат юридических наук, доцент, доцент кафедры уголовного процесса, прокурорского надзора и правоохранительной деятельности Юридического институтаsatsana@yandex.ru
Всего: 1

Ссылки

Дикарев И.С. Проблемы теории и практики производства в суде надзорной инстанции. М.: Юрлитинформ, 2011. 176 с.
Мерзлякова М.В., Прошляков А.Д. Пересмотр вступивших в законную силу приговоров, определений и постановлений в порядке надзора. М.: Юрлитинформ, 2011. 176 с.
Воскобитова Л.А. Конституционные основы апелляции в уголовном судопроизводстве // Актуальные проблемы российского права. 2013. № 12. С. 16-19.
Судебные Уставы с разъяснениями Кассационных департаментов Правительствующего Сената. СПб., 1882. 344 с.
Случевский Вл. Учебник русского уголовного процесса. Судоустройство - Судопроизводство. СПб.: Типография М.М. Стасюлевича, Вас. Остр., 5 лин., 28., 1913. 669 с.
Полянский Н.Н. Уголовный процесс. Уголовный суд, его устройство и деятельность. М.: Изд-во Типографии Т-ва И.Д. Сытина, 1911. С. 201.
Никитин против РФ (Жалоба № 50178/99): Пост-е Евр. суда по правам чел-ка по делу от 20.07.2004 // Конс-т Плюс (Эл. рес.): Справ-прав. сист. Версия Проф, сетевая. электр. дан. (39кб.). М.: АО Конс-т плюс, 1992. РД: Комп. Сеть НБ ТГУ, своб. (дата обр. 2.02.2016); Дело «Рябых против РФ»: Пост-е Евр. суда по правам чел-ка от 24.05.2007 // Конс-т Плюс (Эл. ресурс): Справ.-прав. сист. Версия Проф, сетев. эл. дан. (39 кб.). М.: АО Конс-т плюс, 1992. РД.: Комп. Сеть НБ ТГУ, своб. (Дата обр. 2.02.2016).
Дело «Абрамян и Якубовские против Российской Федерации»: Постановление Европейского суда по правам человека по делу от 12 мая 2015 года // Консультант Плюс (Электронный ресурс): Справочно-правовая система. Версия Проф, сетевая. электр. дан. (39 кб.). М.: АО Консультант плюс, 1992. Режим доступа: Компьютер. Сеть Науч. Б-ки Том. гос. ун-та, свободный (Дата обращения 2 февраля 2016 г.).
О нарушении принципа прав. определенностити надзорным производством в гражд-м процессе в РФ - принятые общие меры и нерешенные вопросы/ Промеж. резолюция ResDH(2006)1:Принята Комитетом мин-в 8.02.2006 г. на 955 заседании постоянных представителей министров // Консультант Плюс (Эл. ресурс): Справ.-прав. сист. Версия Проф, сетев. электр. дан. (39 кб.). М.: АО Конс-т плюс, 1992. РД: Комп. Сеть Науч. Б-ки Том. гос. ун-та, своб. (Дата обращения 2 февраля 2016 г.).
Дело «Рябых против Российской Федерации»: Постановление Европейского суда по правам человека от 24 мая 2007 года // Консультант Плюс (Электронный ресурс): Справочно-правовая система. Версия Проф, сетевая. электр. дан. (39 кб.). М.: АО Консультант плюс, 1992. Режим доступа: Компьютер. Сеть Науч. Б-ки Том. гос. ун-та, свободный. (Дата обращения 2 февраля 2016 г.).
Дело «Кот против Российской Федерации»: Постановление Европейского суда по правам человека от 18 января 2007 года // Консультант Плюс (Электронный ресурс): Справочно-правовая система. Версия Проф, сетевая. электр. дан. (39 кб.). М.: АО Консультант плюс, 1992. Режим доступа: Компьютер. Сеть Науч. Б-ки Том. гос. ун-та, свободный. (Дата обращения 23 мая 2016 г.).
«Дело Тумилович против Российской Федерации» (Жалоба № 52884/99):Постановление Европейского суда по правам человека от 22 июня 1999 года // Консультант Плюс (Электронный ресурс): Справочно-правовая система. Версия Проф, сетевая. электр. дан. (39 кб.). М.: АО Консультант плюс, 1992. Режим доступа: Компьютер. Сеть Науч. Б-ки Том. гос. ун-та, свободный (дата обращения 23 января 2015 г.); «Дело Рябых против Российской Федерации» (Жалоба № 52884/99): Постановление Европейского суда по правам человека от 24 июля 2003 года // Консультант Плюс (Электронный ресурс): Справочно-правовая система. Версия Проф, сетевая. электр. дан. (39 кб.). М.: АО Консультант плюс, 1992. Режим доступа: Компьютер. Сеть Науч. Б-ки Том. гос. ун-та, свободный (Дата обращения 2 февраля 2016 г.); Дело «Фадин против Российской Федерации» (жалоба № 58079/00): Постановление Европейского суда по павам человека от 9 марта 2006 года // Консультант Плюс (Электронный ресурс): Справочно-правовая система. Версия Проф, сетевая. электр. дан. (39 кб.). М.: АО Консультант плюс, 1992. Режим доступа: Компьютер. Сеть Науч. Б-ки Том. гос. ун-та, свободный (Дата обращения 2 февраля 2016 г.).
Дело «Засурцев против Российской Федерации» (Жалоба № 67051/01):Постановление Европейского суда по правам человека от 27 апреля 2006 года // Консультант Плюс (Электронный ресурс): Справочно-правовая система. Версия Проф, сетевая. электр. дан. (39 кб.). М.: АО Консультант плюс, 1992. Режим доступа: Компьютер. Сеть Науч. Б-ки Том. гос. ун-та, свободный (Дата обращения 2 февраля 2016 г.).
Дело «Ваньян против Российской Федерации»: Постановление Европейского суда по правам человека от 15 декабря 2005 года // Консультант Плюс (Электронный ресурс): Справочно-правовая система. Версия Проф, сетевая. электр. дан. (39 кб.). М.: АО Консультант плюс, 1992. Режим доступа: Компьютер. Сеть Науч. Б-ки Том. гос. ун-та, свободный (Дата обращения 2 февраля 2016 г.).
Дело «Ковалева и другие против Российской Федерации» (Жалоба № 67051/01): Постановление Европейского суда по правам человека во вопросу о приемлемости жалобы от 25 июня 2009 года // Консультант Плюс (Электронный ресурс): Справочно-правовая система. Версия Проф, сетевая. электр. дан. (39 кб.). М.: АО Консультант плюс, 1992. Режим доступа: Компьютер. Сеть Науч. Б-ки Том. гос. ун-та, свободный (Дата обращения 2 февраля 2016 г.).
 Вариативность понимания окончательного судебного решения в решениях Европейского суда по правам человека | Уголовная юстиция. 2015. № 2 (6).

Вариативность понимания окончательного судебного решения в решениях Европейского суда по правам человека | Уголовная юстиция. 2015. № 2 (6).