Проблемы тактико-криминалистической комбинации в контексте её классифицирования | Уголовная юстиция. 2015. № 2 (6).

Проблемы тактико-криминалистической комбинации в контексте её классифицирования

Рассматриваются вопросы понятия и видов тактико-криминалистической комбинации как операциональных тактико-криминалистических средств, применяемых в досудебном производстве. Автор раскрывает сущность комплексных тактико-криминалистических средств и на этой основе отграничивает тактико-криминалистическую комбинацию и тактико-криминалистическую операцию. Классифицирование тактико-криминалистической комбинации проводится с целью раскрытия возможностей задействования названного операционального тактико-криминалистического средства для целей уголовного судопроизводства.

Problems of tactical-forensic combination in terms of its classification.pdf Для отечественной криминалистики, как известно, в настоящий момент характерно существование различных подходов к концептуализации операциональных тактико-криминалистических средств комплексного характера. В наиболее акцентированном выражении эти подходы проявляются в стремлении как разграничить качественно тактико-криминалистическую комбинацию по отношению к тактико-криминалистической операции, так и признавать лишь одно комплексное тактико-криминалистическое средство, давая ему название либо комбинации, либо операции. Объединяет сторонников и той, и другой позиции лишь одно обстоятельство, а именно наличие такой общей черты у тактико-криминалистической операции и тактико-криминалистической комбинации, как их комплексность. Причем признак комплексности, как верно отмечает Р.С. Белкин, включает в себя неразрывность осуществляемых актов и возможность достижения цели лишь путем производства всех входящих в тактический комплекс действий [1, с. 89]. Очевидно, что оперирование в дискуссии только одним признаком не дает оснований признать правильной ту или иную точку зрения во взглядах на тактико-криминалистическую комбинацию (тактико-криминалистическую операцию). Впрочем, можно встретить работы, авторы которой, рассуждая о системе тактических приемов и тактике применения систем тактических приемов, избегают оперировать вообще какими-либо терминами, которые бы указывали на комплексный характер тактико-криминалистического средства и его наименование; соответственно отсутствует и определение такой системы как тактической комбинации или тактической операции [2]. Однако безотносительно позиции, касающейся признания либо непризнания существования двух видов комплексных тактико-криминалистических средств, дальнейший анализ содержания комплексного тактико-криминалистического средства объективно предполагает широкое задействование метода классифицирования, а в том случае, когда наряду с тактико-криминалистической комбинацией выделяется тактико-криминалистическая операция, - еще и сравнительного метода. Можно говорить о нескольких позициях в вопросе о соотношении понятий тактико-криминалистической операции и тактико-криминалистической комбинации. Одна из них состоит в том, что тактическая комбинация рассматривается как разновидность тактической операции. Причем те авторы, которые в число элементов тактической операции включают оперативно-розыскные мероприятия, в число элементов тактической комбинации также включают названные мероприятия: в этом случае тактико-криминалистическая комбинация отличается от тактико-криминалистической операции лишь меньшим объемом планируемых и производимых действий [3, с. 180181]. Те же авторы, которые не включают в тактическую операцию оперативно-розыскные мероприятия, не включают их и в содержание тактической комбинации, подчеркивая ограниченный, по сравнению с операцией, объем решаемых ею задач [4, с. 202-203]. Впрочем, можно встретить суждение и том, что тактическая операция - это «. та же тактическая комбинация, при решении задач которой необходимо использование возможностей оперативных служб правоохранительных органов» [5, с. 183]. Другая позиция получает свое выражение в отличии тактической операции от тактической комбинации на основании того, что первый вид комплекса всегда содержит оперативно-розыскные мероприятия, а второй - никогда не включает их в свое содержание [6, с. 102-103; 7, с. 13]. Признавая справедливость такого подхода, следует говорить о более веских обоснованиях отличий тактико-криминалистической операции и тактико-криминалистической комбинации. На наш взгляд, существенное отличие тактической комбинации от тактической операции состоит в том, что тактический потенциал тактико-криминалистической операции больше тактического потенциала, который может появляться в результате проведения тактико-криминалистической комбинации. Остальные различия, такие, например, как включение разное число элементов, образующих комплексное тактико-криминалистической средство, лишь подчеркивают сущностные характеристики комбинации и операции. Различие во взглядах на понимание тактико-криминалистической комбинации находит свое проявление в разных подходах к содержанию комбинации и числу её видов. Прежде всего, нужно указать на тех авторов, которые признают лишь единственный вид тактико-криминалистической комбинации, а именно: как комплекс тактических приемов в рамках одного следственного действия [4, с. 203]. Их позиция, как уже сказано, предопределена в немалой мере тем, что они не включают в содержание тактико-криминалистической операции оперативно-розыскные действия; соответственно характерным признаком тактико-криминалистической операции в их понимании является комплекс, включающий свыше одного следственного действия, т.е. систему следственных действий [4, с. 17; с. 201]. Более узким является лишь подход, в соответствии с которым тактическая комбинация объемлет один тактический прием [8, с. 66]. Преобладающим является взгляд на одновременное существование двух видов тактико-криминалистических комбинаций: комбинаций, содержанием которых является комплекс тактических приемов в рамках одного следственного действия, и комбинаций, элементами которой являются несколько следственных действий. При этом иногда подчеркивается, что первую тактическую комбинацию нужно считать простой, а вторую - сложной [9, с. 298]. Затем простые комбинации делятся на рефлексивные, обеспечивающие и контрольные, а сложные - на одноименные (однородные) и разноименные (разнородные), а также на сквозные и локальные [10, с. 48]. Научная и практическая значимость данной классификации могла быть значительно выше, если бы в отношении дальнейшего разделения простых и сложных комбинации были использованы единые классификационные основания. Во всяком случае, остаются без ответа вопросы, например, о том, может ли быть одноименная комбинация рефлексивной (либо обеспечивающей или контрольной). Своеобразной предстает классификация тактических комбинаций, критерием которой выступает вид преступления, при расследовании которого реализуется данное тактико-криминалистическое средство [11, с. 31-35]. В подтверждение значимости этой классификации дается ссылка на работу А. Д. Труба-чева, предложившего различать две группы преступлений: первую из них составляют деяния, получающие «следовое отражение» в учетной документации хозяйственных и торговых организаций при совершении хищений должностными лицами, а вторую - деяния, механизм которых находит свое отражение в памяти лиц, в обстановке места происшествия и орудиях преступления [11, с. 67-71]. Несомненно, для целей расследования хищения путем растраты и присвоения опосредующие хозяйственную и финансовую деятельность документы имеют большое значение. Однако такое жесткое противопоставление тактических комбинаций в зависимости от вида преступления представляется спорным: тактическая комбинация «Документы», элементами которой называются ревизия, обыск, осмотр изъятых документов, допрос свидетелей и иных лиц, назначение судебных экспертиз [11, с. 31-35], может быть проведена и в рамках расследования иных преступлений, например нарушение правил оборота наркотических средств или психотропных веществ, повлекшее их утрату (ч. 1 ст. 2282 УК РФ). Предпринятое исследование позволяет говорить еще о некоторых видах тактико-криминалистических комбинаций, раскрывающих своеобразие тактической природы и познавательные возможности данного тактического комплекса. Прежде всего, представляется возможным различать обеспечительные и исследовательские тактико-криминалистические комбинации. Критерием такого подразделения является характер решаемых в ходе проведения соответствующих тактико-криминалистических комбинаций тактических задач. В доступной литературе отсутствует предлагаемая нами классификация, хотя нередко можно увидеть рассуждения о таких целях тактической комбинации, как разрешение конфликта, обеспечение следственной тайны, рефлексивное управление лицом, оказывающим противодействие установлению истины [9, с. 298], указывающие на обеспечительный, вспомогательный характер вышеназванных тактико-криминалистических комбинаций. На основе имеющихся знаний о традиционных тактико-криминалистических комбинациях перспективным является исследование вопроса о группе тактических комбинаций, характеризующихся прерыванием одного следственного действия, например обыска, и проведением другого - допроса, по окончании которого (по окончании части которого) возобновляется производство предшествующего следственного действия. В работах, посвященных тактико-криминалистическим комплексам, отсутствует ответ на вопрос, чем предметно задается та или иная комбинацион-ность тактических приемов (следственных действий): отмечается лишь, что проведение той или иной тактической комбинации определяется следственной ситуацией, что, конечно же, как объяснение общего характера не вызывает возражения. На наш взгляд, комбинационность должна обусловливаться, во-первых, необходимостью получения информации о связях между теми или иными элементами криминалистической характеристики расследуемого преступления, во-вторых, выбором направления исследования: от информации, опосредуемой одним элементом криминалистической характеристики преступления - к информации, связанной с другим (другими) элементами. Причем в ходе производства таких следственных действий, как допрос и очная ставка, не всегда обязательно идти от элемента, в отношении которого в уголовном деле имеется больше доказательств: в определенных случаях, с учетом наличия значительной по объему ориентирующей информации, в том числе информации, полученной в ходе производства оперативно-розыскных мероприятий, из тактических соображений нужно начинать исследование, отталкиваясь от элемента криминалистической характеристики преступления, в отношении которого имеется меньший объем доказательств. По этой причине можно говорить о тактических комбинациях, целью которых является выявление связей между конкретными элементами криминалистической характеристики преступления. К их числу могут быть отнесены, такие, например, комбинации, как «Доказывание связи между способом совершения и способом подготовки преступления», «Доказывание связи между личностью преступника и личностью потерпевшего», «Доказывание связи между обстановкой совершения преступления и способом его совершения». Соответственно мы считаем возможным и в рамках разработки тактико-криминалистических операций, например операции «Изобличение преступника», выделять названные выше комбинационные блоки. Также, на наш взгляд, существенное значение будут иметь тактико-криминалистические комбинации, построенные на взаимосвязи нескольких следственных действий, в основе которых (комбинаций) лежит учет природы объекта познавательной направленности рассматриваемого тактического комплекса. Прежде всего, можно выделить тактические комбинации, конструируемые из следственных действий, тактические приемы которых имеют операциональную схожесть. В их основе лежит качественно однородный способ познания, определяемый общим характером исследуемого объекта, а значит -и схожие предпосылки производства следственных действий. В наиболее рельефном выражении такой вид сочетаемости проявляется при производстве тактико-криминалистической комбинации, основанной на использовании одного следственного действия: допрос - допрос. Близко к ней примыкает тактическая комбинация, включающая допрос и очную ставку. Также в силу своеобразия проверки показаний на месте можно отнести к рассматриваемому виду сочетаемости проверку показаний на месте - затем допрос, в том числе на месте происшествия. Определенное значение имеет вопрос о возможности построения тактико-криминалистической комбинации, состоящей лишь из следственных действий, направленных на исследование материальной обстановки, например, осмотр места происшествия - осмотр места происшествия. В данном случае обоснованно вести разговор о возрастании тактического потенциала, подготовленного предыдущим следственным действием и использованного в последующем следственном действии. Применительно к материальному объекту воздействия возможность тактического усиления результатов предыдущего следственного действия определяется более качественным, по сравнению с предыдущим, определением предпосылок тактического приема и их реализации. Примером таких комбинаций являются так называемое производство «невербальных» следственных действий в форме специальной операции [13, с. 104-115]; последняя, на наш взгляд, с криминалистических позиций может быть охарактеризована как тактическая комбинация. Другим видом тактико-криминалистических комбинаций будут комбинации, в которых сочетаны следственные действия, имеющие разнохарактерные объекты тактического воздействия, например допрос - обыск, обыск - допрос, осмотр места происшествия - допрос и т.д. Можно говорить об их более высоком тактическом потенциале, поскольку наличествует идеальный объект тактического воздействия. Психологической основой комплексного тактического воздействия является избирательность воздействия на те или иные нейронные связи, которые сформировались у лица в момент восприятия имеющих значение для уголовного дела обстоятельств, прежде всего преступного события, его подготовки и сокрытия. Проведенное классифицирование тактико-криминалистических комбинаций по данному основанию приводит нас к выводу о необходимости введения в криминалистическую науку такого понятия, как «познавательный потенциал», содержание которого имеет определенное отличие от понятия «тактический потенциал». Соответственно можно говорить о существовании тактических комбинаций, у которых познавательный потенциал будет превышать тактический потенциал, например, тактико-криминалистическая комбинация, построенная из осмотра места происшествия и проверки показаний на месте либо из нескольких осмотров места происшествия. На наш взгляд, теоретическую и практическую значимость будет представлять еще одна предлагаемая нами классификация тактико-криминалистических комбинаций. Её основанием является структурная принадлежность следственного действия, исследующего идеальный объект, а именно в начале либо в заключение тактико-криминалистической комбинации. В результате мы приходим к выводу о том, что тактический потенциал тактической комбинации, которая заканчивается воздействием на идеальный объект (психику лица), сравнительно выше тактического потенциала комбинации, начинающейся с воздействия на идеальный объект и заканчивающейся воздействием на материальную обстановку, при условии, что речь идет об одной и той же совокупности следственных действий, образующих две сопоставляемые тактико-криминалистические комбинации.

Ключевые слова

тактико-криминалистическое средство, операциональное тактико-криминалистическое средство, тактико-криминалистическая комбинация, тактико-криминалистическая операция, тактико-криминалистический потенциал, tactical-forensic means, tactical-forensic combination, tactical-forensic operation, tactical-forensic capacity, operational tactical-forensic means

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Князьков Алексей СтепановичТомский государственный университет доктор юридических наук, доцент, заведующий кафедрой криминалистики Юридического институтаask0111050@yandex.ru
Всего: 1

Ссылки

Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы сегодняшнего дня. Злободневные вопросы российской криминалистики. М.: НОРМА (Изд. группа НОРМА - ИНФРА-М), 2001. 240 с.
Алексаньян К.А. Применение систем тактических приемов при производстве допроса подозреваемого: автореф. дис.. канд. юрид. наук. Краснодар, 2005. 22 с.
Драпкин Л.Я., Карагодин В.Н. Криминалистика: учебник. М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2007. 672 с.
Комаров И.М. Проблемы теории и практики тактических операций в досудебном производстве: дис.. д-ра юрид. наук. Барнаул, 2003. С. 202-203.
Центров Е.Е. Сущность и соотношение основных тактических понятий // Криминалистика: учебник для магистратуры; под общ. ред. И.В. Александрова. М.: Юрайт, 2014. С. 182-186.
Комиссаров В.И. Криминалистическая тактика: история, современное состояние и перспективы развития. М.: Юрли-тинформ, 2009. 192 с.
Малютин М.П. Тактические приемы, их допустимость и использование для достижения тактических целей допроса: дис.. канд. юрид. наук. Краснодар, 2001. 194 с.
Соловьев А.К. Криминалистический анализ показаний в тактической операции // Актуальные направления развития криминалистической методики и тактики расследования. М., 1978. С. 65-68.
Сычева О.А., Якушин С.Ю. Тактические средства исследования доказательств в суде: понятие и виды // Уч. записки Казанского гос. ун-та. 2007. Т. 149. Кн. 6. С. 290-302.
Якушин С.Ю. Криминалистическая тактика: вопросы теории и практики. Казань: Казан. гос. ун-т, 2010. 178 с.
Тямкин А.В., Годовникова А.М. Роль и значение тактической комбинации «Документы» при раскрытии и расследовании преступлений в сфере экономики // Вестник Воронежского института МВД России. 2009. № 2. С. 31-35.
 Проблемы тактико-криминалистической комбинации в контексте её классифицирования | Уголовная юстиция. 2015. № 2 (6).

Проблемы тактико-криминалистической комбинации в контексте её классифицирования | Уголовная юстиция. 2015. № 2 (6).