Классификация преступлений против основ конституционного строя и безопасности государства | Уголовная юстиция. 2017. № 9. DOI: 10.17223/23088451/9/2

Классификация преступлений против основ конституционного строя и безопасности государства

Рассматриваются вопросы классификации преступлений против основ конституционного строя и безопасности государства, предлагается классификация таких преступлений в зависимости не только от объекта преступления, но и от разделения категорий «безопасности» в зависимости от отношения к объекту, от социальной, психологической и профессиональной характеристики субъектов.

Classification of crimes against constitutional order and security of the state.pdf Президент Республики Таджикистан Эмомали Рахмон в своем послание Маджлиси Оли отметил, что в условиях возрастающего осложнения политической ситуации в мире, все большего усиления межгосударственных и межрелигиозных конфликтов, расширения организованной трансграничной преступности защита границ и рубежей, безопасности государства и нации для Республики Таджикистан считается первостепенным и жизненно важным вопросом [1]. Конституция Республики Таджикистан провозглашает, что Таджикистан является суверенным, демократическим, правовым, светским и унитарным государством (ст. 1). Республиканская форма правления, территориальная целостность, демократическая, правовая, светская и социальная сущность государства неизменны (ст. 100) [2]. Учитывая эти положения Конституции, уголовный Кодекс Республики Таджикистан (далее УК РТ) в разделе XIII установил ответственность за преступления против государственной власти. Исходя из принципа разделения государственной власти на законодательную, исполнительную и судебную, указанный раздел уголовного законодательства состоит из 4 глав [3]: 1) преступления против основ конституционного строя и безопасности государства (глава 29 УК РТ); 2) преступления против государственной власти, интересов государственной службы (глава 30 УК РТ); 3) преступления против порядка управления (глава 31 УК РТ); 4) преступления против правосудия (глава 32 УК РТ). Рассматривая данный вопрос, в основном мы уделяем внимание только классификация преступлений против основ конституционного строя и безопасности государства, т. е. классификация преступлений, которые закреплены в главе 29 УК РТ. В общем, в Республике Таджикистан, за исключением обычного институтского курса, изучение (исследование) преступления против основ конституционного строя и безопасности государства не проводились. Исходя из этого, в ходе исследования мы опираемся на труды ученых государств-участников СНГ, особенно Российской Федерации, поскольку многие государства-участники СНГ, за исключением Республики Узбекистан, при разработке своих УК использовали положения Модельного Уголовного кодекса от 17 февраля 1996 г., принятого Межпарламентской Ассамблеей государств-участников СНГ и носящего рекомендательный характер для этих государств. Изучение преступлений против основ конституционного строя и безопасности государства в Таджикистане является актуальным и своевременным. В последнее время динамика совершения этих преступлений резко взросла. Ярким примером являются события сентября 2015 г., когда была попытка вооруженного государственного переворота, где активно участвовали сторонники Партии исламского возрождения Таджикистана и т.д. Эти преступления, как справедливо отмечал Эмомали Рахмон - Лидер нации, Президент Республики Таджикистан в своем обращении в честь 24-й годовщины государственной независимости РТ, прежде всего, угрожают государственной независимости, существованию самого независимого государства, демократическому, правовому и светскому устройству государства, стабильности и безопасности [4]. В главе 29 УК РТ предусмотрено 13 составов преступлений, посягающих на основы конституционного строя и безопасности государства. В теории уголовного права единообразного понимания классификация преступлений против основ конституционного строя и безопасности государства не существует. Возможно поэтому, в различные периоды развития уголовного права ученые и практики по-разному классифицировали эти преступления. Исходя из этого, возникает необходимость в установлении основных критериев, способствующих делению таких преступлений на отдельные группы или виды. При классификации общественно опасных деяний возникает вопрос не только об определении их непосредственных объектов, но и о необходимости установления общих признаков, благодаря которым эти преступления были помещены в одну главу; о возможности объединения их в более широкие группы по признаку однородности нарушаемых общественных отношений, с тем чтобы определить как правильность построения данной главы с точки зрения законодательной техники, так и прогнозов ее развития и совершенствования [5]. В научных трудах А.А. Пионтковского, А.А. Игнатьева, С.В. Дьякова, Б.Н. Кадникова, В.В. Лунее-ва, А.В. Наумова, А.И. Рарога и др. классификация вышеуказанных преступлении проводилась в основном исходя из объекта (видового и непосредственного) преступления. С. В. Дьяков предлагает, что в основе классификации преступлений против основ конституционного строя и безопасности государства должна лежать направленность источников угроз, а интегративно она должна выражаться в специальных законах [6]. Необходимо отметить, что направленность источников угроз - это и есть объект преступления, то есть они формируют систему непосредственных объектов конкретного преступления. Таким образом, анализ доктрины уголовного права показывает, что большинство авторов классифицировали анализируемые преступления в зависимости от объекта посягательства. Все преступления главы 29 УК РТ объединены по видовому объекту, но внутри системы классификация преступлений на группы может быть самой различной в зависимости от задач и целей классификации. Считается, что любая классификация может быть правильной, если за ее основу берется стабильный признак, выражающий качественные свойства и своеобразие классифицируемых явлений. Доктрина уголовного права предлагает много критериев для классификации преступления. На наш взгляд, преступления против основ конституционного строя и безопасности государства можно классифицировать в зависимости не только от объекта преступления, но и от социальной, психологической и профессиональной характеристики субъектов, способов совершения преступления, по характеру мотива или цели совершения преступления, по форме вины, способам сокрытия преступления. Однако классификация преступления в зависимости от указанных критериев в большинстве случаев используется в криминалистике [7]. А.А. Пионтковский, принимая во внимание объект посягательства, подобную группу преступлений периода СССР делил на следующие виды: 1) преступления, посягающие на внешнюю безопасность СССР; 2) преступления, посягающие на политическую основу СССР; 3) преступления, посягающие на экономическую основу СССР [8]. Немного иной представляется система таких преступлений, представленная А. А. Игнатьевым. В основе ее построения он обоснованно ввел непосредственный объект посягательства. Система имела следующий вид: а) особо опасные государственные преступления, посягающие на государственную независимость, территориальную неприкосновенность или военную мощь СССР. К ним относятся: измена Родине и шпионаж; б) особо опасные государственные преступления, посягающие на политическую основу СССР: террористический акт, антисоветская агитация и пропаганда; в) особо опасные государственные преступления, посягающие на экономическую систему СССР: диверсия и вредительство; г) особо опасные государственные преступления, посягающие на мир и мирное сосуществование государств: террористический акт против представителя иностранного государства и пропаганда войны; д) организационная деятельность, направленная на совершение особо опасных государственных преступлений, а равно участие в антисоветской организации; е) особо опасные государственные преступления, совершенные против другого государства и трудящихся [9]. Независимо от того, что распался СССР, вышеуказанные классификации, безусловно, не теряли свою актуальность, роль и влияние на нынешнюю систему преступления против основ конституционного строя и безопасности государства в постсоветских государствах. В науке уголовного права исследователи обычно делят преступления против основ конституционного строя и безопасности государства на две, три или пять групп. Такие разделения говорят о дискуссион-ности анализируемой группы преступлений. В. В. Лунеев все государственные преступления (с учетом положений УК РФ) делит на две группы: преступления против основ конституционного строя и преступления против внешней безопасности государства [10]. Позиция автора показывает, что категория «основ конституционного строя» относится к внутренней безопасности. Однако анализ диспозиции ст. 305 УК РТ (измена государству) и ст. 308 УК РТ (шпионаж) показывает, что наравне с внешней безопасностью посягательства на суверенитет, территориальную неприкосновенность и обороноспособность как составную часть основ конституционного строя относят также к внешней безопасности. М.И. Ковалев выделял посягательства на внешнюю и внутреннюю безопасность государства [11]. Последнюю классификацию С.В. Дьяков дополняет третьей группой (против экономической безопасности), включающей одно преступление - диверсию [12]. В этой связи предлагается классифицировать все преступления против основ конституционного строя и безопасности государства на: - преступления, посягающие на внутреннюю безопасность государства; - преступления, посягающие на внешнюю безопасность государства. Против такой классификаций выступает А.И. Ра-рог. Он отмечает, что «группы преступлений, выделяемых как посягательства только на внешнюю или только на внутреннюю безопасность, явно неоднородны и нуждаются в большей дифференциации» и что «классификация преступлений против основ конституционного строя и безопасности государства в зависимости от их непосредственного объекта должна быть более дробной» [13]. Соответственно источникам угроз родового объекта безопасность государства делится на три непосредственных объекта: это внешняя безопасность, внутренняя и экономическая безопасность. На основе этого С.В. Дьяков предлагает следующую классификацию преступлений против основ конституционного строя и безопасности государства: 1. Преступления, посягающие на внешнюю безопасность: государственная измена; шпионаж; разглашение государственной тайны; утрата документов, содержащих государственную тайну. 2. Преступления, посягающие на внутреннюю безопасность: а) преступления экстремистского характера: публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности; возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства; организация экстремистского сообщества; организация деятельности экстремистской организации; б) преступления террористического характера: посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля; насильственный захват власти или насильственное удержание власти; вооруженный мятеж. 3. Преступления, посягающие на экономическую безопасность: диверсия [14]. Позиция тех авторов, которые наравне с внешней и внутренней безопасностью в отдельную группу выделяют и экономическую безопасность, является спорной. Так как категория «безопасность», как выше отметили, в зависимости от отношения к объекту подразделяется только на внутреннюю и внешнюю безопасность. Здесь категория «экономическая безопасность», безусловно, должна входить в состав либо внутренней, либо внешней безопасности, или она является частью и внутренней, и внешней безопасности. Классификация этих групп преступлений на две и даже три группы, с точки зрения А.И. Рарога, представляется неполной. Направленность некоторых преступлений на тот или иной объект зависит от фактического содержания деяния. Исходя из этого, определение непосредственного объекта как классификационного критерия не является абсолютным. Например, разглашение государственной тайны может причинить серьезный вред только внутренней безопасности, не затрагивая внешней безопасности страны. И наоборот, вооруженные мятежи способны серьезно подорвать именно внешнюю безопасность государства [15]. Анализируя систему этих преступлений (на примере РФ), А.И. Рарог в зависимости от непосредственного объекта предлагает классифицировать эти группы преступления на следующие виды: 1) преступления против внешней безопасности государства; 2) посягательство на общественные отношения, обеспечивающие недопущение экстремистской деятельности; 3) преступления, посягающие на основы политической системы государства; 4) посягательства на экономическую безопасность и обороноспособность государства; 5) преступления, посягающие на сохранность государственной тайны [16]. В результате анализа и обобщения теории и практики уголовного права, а также уголовного законодательства можно предложить следующие виды классификации преступлений против основ конституционного строя и безопасности государства: 1. В зависимости от видового и непосредственного объекта преступного посягательства: - преступления против безопасности суверенитета, территориальной целостности и неприкосновенности государства (измена государству (ст. 305); насильственный захват власти или насильственное удержание власти (ст. 306); публичные призывы к насильственному изменению конституционного строя Республики Таджикистан (ст. 307); публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности и публичное оправдание экстремизма (ст. 3071); шпионаж (ст. 308); посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля Республики Таджикистан (ст. 310) и вооруженный мятеж (ст. 313)); - преступления против безопасности основ конституционного статуса личности: организация экстремистского сообщества (ст. 3072), организация деятельности экстремистской организации (ст. 3073), организация учебы или учебной группы религиозноэкстремистского характера (ст. 3074); - преступления против основ экономической безопасности государства, связанные с подрывом экономической безопасности и обороноспособности Республики Таджикистан: диверсия (ст. 309); - преступления против информационной безопасности государства: разглашение государственной тайны (ст. 311), утрата документов, содержащих государственную тайну (ст. 312). Исходя из названия (видовой объект) главы 29 УК РТ, мы не можем подразделять все эти преступления на преступления против основ конституционного строя и преступления против безопасности государства. В связи с этим классификация преступления главы 29 УК РТ в зависимости от его названия на преступления против основ конституционного строя и преступления против безопасности государства нецелесообразна, поскольку, посягая на основы конституционного строя, преступник посягает и на безопасности государства. Использование в главе 29 УК РТ терминов «основы конституционного строя и безопасности государства» нуждается в уточнении. При анализе Конституции Республики Таджикистан, уголовного законодательства, Закона Республики Таджикистан «О безопасности» и других нормативных правовых актов можно заметить, что безопасность государства уже включает в себя его конституционный строй. Таким образом, использование законодателем разнообъемных понятий (определений) при моделировании наименования соответствующей главы УК РТ, особенно главы 29, трудно объяснимо и, видимо, нуждается в уточнении. На наш взгляд, главу 29 УК РТ целесообразно назвать «Преступления против безопасности государства». 2. Разделение категорий «безопасности» в зависимости от отношения к объекту на внутреннюю и внешнюю: - преступления, посягающие на внутреннюю безопасность государства (насильственный захват власти или насильственное удержание власти; публичные призывы к насильственному изменению конституционного строя; публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности и публичное оправдание экстремизма; организация экстремистского сообщества; организация деятельности экстремистской организации; организация учебы или учебной группы религиозно-экстремистского характера; диверсия; посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля Республики Таджикистан; разглашение государственной тайны; утрата документов, содержащих государственную тайну; вооруженный мятеж); - преступления, посягающие на внешнюю безопасность государства: измена государству, шпионаж. 3. В зависимости от социальной, психологической и профессиональной характеристики субъектов преступления можно выделить деяния, совершаемые: - специальными субъектами: ст.ст. 305-307, 3072 , 3074, 308, 311 УК РТ; - гражданами Республики Таджикистан: ст. 305 УК РТ - иностранцами и лицами без гражданства: 307, 308 УК РТ; - сотрудниками или бывшими сотрудниками уполномоченных государственных органов по защите государственных секретов Республики Таджикистан: ст.ст. 305, 311 УК РТ; - военнослужащими: ст.ст. 305, 306 УК РТ; - с использованием своего служебного положения: 305-307, 3072,3074 УК РТ. 4. По форме вины все преступления против основ конституционного строя и безопасности государства совершаются умышленно, кроме преступления по ст. 312 УК РТ (утрата документов, содержащих государственную тайну), которое совершается по неосторожности. В свою очередь, все умышленные преступления главы 29 УК РТ, можно классифицировать на совершенные с заранее обдуманным намерением и внезапно возникшим умыслом. 5. По характеру мотива или цели совершения преступления: - с корыстной целю, например: с целью подрыва экономической безопасности и обороноспособности Республики Таджикистан (ст. 309 УК РТ); ослабления основ конституционного строя и безопасности государства, прекращения государственной деятельности либо другой политической деятельности (ст. 310 УК РТ); свержения или насильственного изменения конституционного строя Республики Таджикистан, либо нарушения его территориальной целостности (ст. 313 УК РТ); - из идеологической, политической, расовой, национальной, местнической или религиозной ненависти и вражды, а равно по мотивам ненависти либо вражды в отношении какой-либо социальной группы (ст. 3072 УК РТ); - в экстремистских целях (ст. ст. 307, 3071, 3072 , 3073, 3074 УК РТ). - с целью мести, например посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля Республики Таджикистан как месть за эту деятельность (ст. 310 УК РТ).

Ключевые слова

безопасность, государства, конституционный строй, экстремизм, экономическая безопасность, шпионаж, диверсия, security, state, constitutional order, extremism, economic security, espionage, subversive action

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Кудратов Некруз АбдунабиевичТаджикский государственный университет коммерциизаведующий кафедрой коммерческого праваnek-kudratov@mail.ru
Всего: 1

Ссылки

Послание Лидера нации, Президента Таджикистана уважаемого Эмомали Рахмона Маджлиси Оли Республики Таджикистан. 20.01.2016, г. Душанбе [Электронный ресурс]. URL: http://www.president.tj/ru/node/10587. Режим доступа: Компьютер. Сеть Науч. Б-ки Том. гос. ун-та, свободный (дата обращения 29.05.2017).
Конституция Республики Таджикистан. Душанбе, 2016.
Уголовный кодекс Республики Таджикистан. Душанбе, 2015.
Телевизионное обращение по случаю 24-й годовщины государственной независимости Республики Таджикистан [Электронный ресурс]. URL: http://www.president.tj/ru/node/9854. Режим доступа: Компьютер. Сеть Науч. Б-ки Том. гос. ун-та, свободный (дата обращения 28.05.2017 ).
Устинова Т.Д. Актуальные проблемы уголовной ответственности за преступления, посягающие на предпринимательскую деятельности: дис.. докт. юрид. наук. М., 2005. С. 66.
Дьяков С.В. Преступления против основ конституционного строя и безопасности государства: уголовно-правовое и криминологическое исследование. СПб.: Юридический центр Пресс, 2009. С. 30-31.
Головин А.Ю. Базовые криминалистические классификации преступлений // Известия ТулГУ. Экономические и юридические науки. Тула, 2013.
Пионтковский А.А. Курс советского уголовного права. М.: Наука. 1970. Т. 4. С. 79-80.
Игнатьев А.А. Особо опасные государственные преступления. К.: Изд-во КВШ МВД СССР, 1975. С. 9-10.
Курс российского уголовного права. Особенная часть / под ред. В.Н. Кудрявцева и А.В. Наумова. М., 2002. С. 817.
Уголовное право. Особенная часть / под ред. И.Я. Козаченко, З.А. Незнамовой и Г.П. Новоселова. М., 1997. С. 567, 568.
Дьяков С.В. Государственные преступления (против основ конституционного строя и безопасности государства) и государственная преступность. М., 1999. С. 16, 17.
Российское уголовное право: Т. 2. Особенная часть / под ред. А.И. Рарога. М., 2003. С. 633.
Дьяков С.В. Преступления против основ конституционного строя и безопасности государства: уголовно-правовое и криминологическое исследование. СПб.: Юридический центр Пресс, 2009. С. 30-31.
Уголовное право. Особенная часть: учебник. 2-е изд., испр. и доп. / под ред. профессора Л.В. Иногамовой-Хегай, профессора А.И. Рарога, профессора А.И. Чучаева. М.: Юридическая фирма «КОНТРАКТ»; ИНФРА-М, 2006. С. 565. [Электронный ресурс]. URL: https://www.lawmix.ru/commlaw/1972. Режим доступа: Компьютер. Сеть Науч. Б-ки Том. гос. ун-та, свободный (дата обращения 28.05.2017).
Уголовное право. Особенная часть: учебник. 2-е изд., испр. и доп. / под ред. профессора Л.В. Иногамовой-Хегай, профессора А.И. Рарога, профессора А.И. Чучаева. М.: Юридическая фирма «КОНТРАКТ»; ИНФРА-М, 2006. [Электронный ресурс]. URL: https://www.lawmix.ru/commlaw/1972. Режим доступа: Компьютер. Сеть Науч. Б-ки Том. гос. ун-та, свободный (дата обращения 27.05.2017).
 Классификация преступлений против основ конституционного строя и безопасности государства | Уголовная юстиция. 2017. № 9. DOI: 10.17223/23088451/9/2

Классификация преступлений против основ конституционного строя и безопасности государства | Уголовная юстиция. 2017. № 9. DOI: 10.17223/23088451/9/2