Особенности воздействия на несовершеннолетнего преступника в местах лишения свободы | Уголовная юстиция. 2017. № 9. DOI: 10.17223/23088451/9/12

Особенности воздействия на несовершеннолетнего преступника в местах лишения свободы

Проводится исследование понятийного аппарата воздействия на осужденного, проблематика его содержательной части и особенностей применения в отношении несовершеннолетних осужденных с учетом личностных характеристик.

Peculiarities of treatment of minors in places of deprivation of liberty.pdf Проблематика эффективного применения мер воздействия на несовершеннолетнего осужденного в целях его исправления в местах лишения свободы на протяжении многих лет не раз становилась предметом научных изысканий [1-3]. Характерно, что в каждый временной период, указанный процесс осложнялся рядом объективных проблем. К примеру, в 2000-2006 гг. количество осужденных, находящихся в воспитательных колониях, превышало все разумные лимиты. Реформирование пенитенциарной системы позволило улучшить возможность более качественного, персонифицированного подхода к осужденным несовершеннолетним. Приведем пример. В 2003 г. в 62 воспитательных колониях содержался 16491 осужденный (в среднем порядка 250-300 человек в колонии), тогда как по состоянию на 1 января 2017 г. в 24 местах лишения свободы для несовершеннолетних - 1638 человек (в среднем 50-70 человек в колонии) [4]. Несмотря на такое сокращение количества несовершеннолетних, находящихся в изоляции, существующая система наказания по-прежнему вызывает нарекания. Обусловлено это, полагаем, излишней гуманизацией законодательства в отношении несовершеннолетних. Справедливо замечено, что «негативное влияние на уровень повторной преступности несовершеннолетних оказывает недостаточная эффективность мер государственного принуждения, в том числе действующей системы наказаний в отношении несовершеннолетних» [5, с. 70]. Необходимо отметить, что за сухой формулировкой «меры воздействия на несовершеннолетнего осужденного в местах лишения свободы» лежит целый комплекс проводимых мероприятий. Полагаем необходимым определиться с понятийным аппаратом. Что же такое воздействие на осужденного и какова его содержательная особенность? Изучив нормативную правовую базу функционирования системы исполнения наказания, мы не встретили законодательного закрепления понятия меры воздействия и его составных элементов. Предположим, что начать стоит с осмысления данной категории с точки зрения этимологии и словообразования. Воздействовать - значит оказать влияние, добиться (-ваться) необходимого результата (к примеру, исправиться под воздействием коллектива) [6, с. 84]. Д.Н. Ушаков понимает под воздействием систему действий, имеющих целью повлиять на кого-либо, что-либо [7, с. 67]. Соответственно любое влияние, которое скажется на положительных изменениях в поведении подростка в местах лишения свободы, - это и будет одна из мер воздействия. Совокупность этих мер образует комплекс, систему воздействия. Стоит оговориться, что в качестве прямого указания Уголовноисполнительный кодекс РФ [8] (далее - УИК РФ) в главе 15 закрепляет меры воспитательного воздействия, к которым относит: воспитательную работу (нравственное, правовое, трудовое, физическое и иное воспитание), образование, применение мер поощрения и взыскания. Об остальных мерах можно судить лишь исходя из формулировки тех или иных статей и целей их применения. В пенитенциарном словаре мы встретили определение мер профилактического воздействия, под которыми понимается правовое воспитание и обучение, профилактические беседы, официальное предостережение, профилактический учет, помощь в паспортизации предприятий, учреждений и организаций, криминологическая экспертиза, профилактическое предписание [9, с. 77]. Таким образом, не до конца понятно, какие же группы входят в меры воздействия на осужденного. Логично, что разработка подхода к их классификации будет положительно сказываться и на содержательном аспекте данных мер и их воплощении в жизнь. Полагаем, воздействие на личность несовершеннолетнего в местах лишения свободы должно осуществляться на двух уровнях: общесоциальном и специально-криминологическом [10, с. 30-31]. В специально-криминологическом воздействии на преступность возможно выделить три формы воздействия, а именно: криминологическое предупреждение (профилактику) преступлений, уголовно-исполнительное, постпенитенциарное. В дальнейшем, определившись с комплексом мер воздействия, для того чтобы понять, какие из них конкретно и в каком объеме необходимо применять к осужденному-индивиду, необходимо глубокое изучение его личности. Этому вторит ряд положений нормативных правовых актов. Правила внутреннего распорядка воспитательных колоний уголовно-исполнительной системы (далее - Правила) [11] содержат норму, что процесс отбывания наказания подростком начинается с необходимости изучения его личности. К примеру, решение о распределении несовершеннолетних осужденных по отрядам принимается с учетом полученных данных об индивидуально-психологических особенностях. В сфере криминологов общеизвестно, что личность преступника выступает в совокупности социально значимых негативных свойств, образовавшихся в ней в процессе многообразных и систематических взаимодействий с другими людьми [12, с. 108]. Следовательно, все меры воздействия, осуществляемые в отношении несовершеннолетнего в местах лишения свободы, должны исходить из формирования мировоззрения подростка на присущих психологических особенностях трем основным социальным «Я»: - Я - индивид; - Я - подросток; - Я - преступник. И если первые две «Я» с помощью мер воздействия необходимо просто корректировать, то последнее «Я» должно быть полностью ликвидировано. Данный довод подтверждается тем фактом, что итогом работы сотрудников системы исполнения наказания в виде лишения свободы с подростком должна быть подготовка и введение в социум вне колонии полноправного его члена. И именно этот факт, как указывает ряд ученых [13, с. 121], говорит о положительных результатах деятельности воспитательных колоний. Итак, составляющую «Я - индивид» можно уяснить, исходя из уровня образования подростка, его отношений в семье, воспитания, круга общения, интересов и стремлений. «Я - подросток» - наиболее сложная составляющая, ей присущи эмоциональная нестабильность, неудовлетворенность собой [14, с. 49], депрессия, давление сверстников, стремление к подражанию, участие, зачастую, в преступных группах заодно. «Я - преступник» - формируется исходя из поведения в местах лишения свободы, факторов, влияющих на исправление: - участие в самодеятельности; - положения, занимаемого в иерархии несовершеннолетних осужденных; - стремления к условно-досрочному освобождению; - содержанию переписки с семьей и друзьями и др. Как указывают психологи, характер человека определяется следующим образом: 50 % обусловлено генетическим «наследством», 50 % зависит от воспитания. Между тем есть объемная составляющая факторов извне, окружающей среды, которые влияют на формирование особенностей характера ребенка. Соответственно выстраивать комплекс мер воздействия необходимо с учетом исследования вышеуказанных трех составляющих, каждая из которых включается в присущую ей специфику, формируя вкупе характер. С учетом указанного выше, на наш взгляд, необходимо сформировать ряд предложений, которые бы послужили основой для более детального и глубокого исследования личности несовершеннолетнего в местах лишения свободы и подбора действенных мер воздействия на его исправление: - тщательная работа сотрудников воспитательной колонии по сбору информации о микроклимате среди осужденных в отрядах, о возникающих конфликтных ситуациях и противоречиях; - переработка существующих программ подготовки, переподготовки и повышения квалификации персонала воспитательных колоний (здесь речь должна вестись не только о наличии соответствующего образования, но и о периодической психологопедагогической подготовке с учетом особенностей личности несовершеннолетнего); - формирование в сознании сотрудников уголовно-исполнительной системы вдумчивого анализа поведения подростков в местах лишения свободы и с учетом полученных данных - более тщательного подхода к изучения его личности; - внесение корректировок в пенитенциарное законодательство относительно более детальной регламентации обязанностей учреждений, исполняющих наказание (стоит сказать, что на это уже обращалось внимание учеными) [15, с. 127-130]. К примеру, вызывает удивление оговорка в законе РФ «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы» относительно того, что «сотрудники учреждения уголовноисполнительной системы проходят подготовку в целях обеспечения соблюдения прав, свобод и законных интересов подозреваемых, обвиняемых и осужденных, являющихся инвалидами» [16]. Почему-то данное упоминание лишь в рамках отдельной категории - инвалиды. И понятно, что такое преимущественное право данного, социально незащищенного слоя нашего населения абсолютно оправдано [17, с. 104]. Однако нельзя не обратить внимание на то, что требования по обязательности прохождения подготовки сотрудников, работающих с несовершеннолетними осужденными, необходимо в не меньшей, а может быть даже большей степени; - «раскрепощение отношений» [18, с. 130-131] между подростком и сотрудником воспитательной колонии с целью формирования системы взаимного доверия. Стоит сказать, что без учета вышеуказанных мероприятий не представляется возможным поставить в центр внимания личность несовершеннолетнего осужденного и, как следствие, сформировать эффективную систему мер воздействия на несовершеннолетнего осужденного, чтобы добиться самой основной цели, наиболее интересной для общества и государства - исправления подростка. Отметим, что та работа, о которой идет речь, будет актуальна и в свете реализации Концепции развития уголовно-исполнительной системы РФ до 2020 г. [19]. Здесь имеется в виду развитие социальной, психологической и воспитательной работы с осужденными в направлении обеспечения их ресоциализации, освоения ими основных социальных функций как необходимого условия исправления и успешной адаптации в обществе после освобождения.

Ключевые слова

меры воздействия, исправление, личность, несовершеннолетний осужденный, correctional measures, correction, personality, juvenile convict

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Репьева Анна МихайловнаБарнаульский юридический институт МВД Россиикандидат юридических наук, преподаватель кафедры уголовного права и криминологииrepeva@yandex.ru
Всего: 1

Ссылки

Сизый А. Ф., Синичкин А. А. Оценка степени исправления осужденных к лишению свободы: монография. Чебоксары: Изд-ль В.С. Шипилевский, 2005. 246 с.
Матвеенко Е.В. Общественное воздействие как средство исправления несовершеннолетних осужденных: дис.. канд. пед. наук. Рязань, 2000. 242 с.
Гумирова Г.Ф. Правовые и психологические аспекты оптимизации исправления осужденных к лишению свободы несовершеннолетнего возраста: дис.. канд. юрид. наук. Самара, 2009. 216 с.
Характеристика лиц, содержащихся в воспитательных колониях для несовершеннолетних [Электронный ресурс]. URL: йЦр://фсин.рф/81;гис1ше/т8рес1;ог/1ао/81а1;18Йка/Хаг-ка %20v %20VK. Режим доступа: Компьютер. сеть Науч. б-ки Том. гос. ун-та, свободный (дата обращения: 12.01.2017).
Репьев А.Г. Правовые запреты и ограничения в отношении несовершеннолетних, помещаемых в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа: от теории к практике // Алтайский юридический вестник. 2016. № 14. С. 67-71.
Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка: 80 000 слов и фразеологических выражений. 4-е изд. М.: Высшая школа, 1993. 944 с.
Ушаков Д.Н. Толковый словарь современного русского языка. М.: Аделант, 2014. 800 с.
Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации от 08.01.1997 № 1-ФЗ (в ред. от 28.11.2015, с изм. от 15.11.2016) (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.01.2016) // Собрание законодательства. 1997. № 2. Ст. 198; 2016. № 48 (часть III). Ст. 6839.
Юридический словарь для сотрудников пенитенциарной системы / под ред. А.В. Малько, Р.А. Ромашова. Самара: Самарский юридический институт ФСИН России, 2013. 210 с.
Варыгин А.Н. Преступность сотрудников органов внутренних дел и проблемы воздействия на нее: дис.. д-ра юрид. наук. Саратов, 2003. 389 с.
Об утверждении Правил внутреннего распорядка воспитательных колоний уголовно-исполнительной системы: приказ Минюста России от 06.10.2006 № 311 (в ред. от 15.08.2016) // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2006. № 44; 2016. № 37.
Эминов В.Е., Антонян Ю.М. Личность преступника и ее формирование // Актуальные проблемы российского права. 2015. № 1. С. 107-112.
Данилин Е.М., Давыдова Н.В., Евдокимов И.В., Махиборода Н.И. Как оценить деятельность воспитательных колоний // Прикладная юридическая психология. 2014. № 3. С. 120-125.
Варыгин А.Н., Григорян З.М. Криминологический анализ убийств, совершаемых несовершеннолетними // Юридическая наука. 2011. № 3. C. 46-53.
Громов В.Г. Обязанности исправительных учреждений // Современное право. 2013. № 4. С. 127-130.
Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы: Закон РФ от 21.07.1993 № 5473-1 (в ред. от 28.12.2016) // Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. № 33. Ст. 1316; Российская газета. 9 янв. 2017.
Репьев А.Г. Социальная функция института правовых преимуществ // Вестник Алтайской академии экономики и права. 2014. № 4 (36). С. 105-108.
Громов В.Г., Рывкина A.M., Свиркина С.О. Профилактика преступлений несовершеннолетних осужденных в воспитательных колониях: учеб. пособие. М.: Изд-во «Ирис групп», 2010. 146 с.
О Концепции развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 года: распоряжение Правительства РФ от 14.10.2010 № 1772-р (в ред. от 23.09.2015) // Собрание законодательства РФ. 2010. № 43. Ст. 5544; 2015. № 40. Ст. 5581.
 Особенности воздействия на несовершеннолетнего преступника в местах лишения свободы | Уголовная юстиция. 2017. № 9. DOI: 10.17223/23088451/9/12

Особенности воздействия на несовершеннолетнего преступника в местах лишения свободы | Уголовная юстиция. 2017. № 9. DOI: 10.17223/23088451/9/12