Криминалистическая характеристика краж из жилища, совершенных в сельской местности в специфических условиях жизнесуществования населения | Уголовная юстиция. 2017. № 9. DOI: 10.17223/23088451/9/17

Криминалистическая характеристика краж из жилища, совершенных в сельской местности в специфических условиях жизнесуществования населения

Раскрывается понятие криминалистической характеристики краж из жилища, совершенных в сельской местности в условиях компактного проживания этноса, определяется ее своеобразие, значение и место в раскрытии указанных преступлений. Решается проблемный вопрос, связанный с числом элементов криминалистической характеристики преступления и их содержанием.

Forensic characterisation of housebreaking committed in rural areas with specific living conditions of the population.pdf Отношения собственности - важная составляющая всей жизнедеятельности личности, общества и государства, поэтому уголовное законодательство уделяет защите собственности большое внимание. Вопросы, связанные с преступлениями против собственности, являются особенно важными по причине частоты совершения преступлений данной категории, а кроме того - большого объема имущественных потерь, наносимых данным преступлением. Преступление как негативное явление в юридических науках характеризуется с разных позиций: криминологической, уголовно-правовой, криминалистической и т.д. Очевидно, что в каждом случае будут называться те или иные специфические проявления преступления, связанные с предметом соответствующих наук [1, с. 860]. Как показывает анализ работ, посвященных проблемам криминалистической характеристики преступления, в отношении данной категории существует ряд дискуссионных вопросов. Они касаются определения понятия, содержания криминалистической характеристики, ее сущности, значении и места в частной криминалистической методике. Появление понятия криминалистической характеристики преступления характеризовалось рассмотрением небольшого круга связанных с ним вопросов, в большей мере, элементного состава этого вида характеристики [2, с. 10; 3, с. 4]. Концепция криминалистической характеристики преступления прошла определенный путь отечественной криминалистики: от всеобщей поддержки идеи до сомнений в ее необходимости для теории и практики расследования преступлений. Так, высказывалась иная точка зрения о том, что данное понятие не отвечает научным требованиям [4, с. 11-12; 5, с. 73; 6, с. 57]. По этой причине предлагалось отказаться от термина и понятия «криминалистическая характеристика преступления», вернуться к старой практике указания в конкретной частной криминалистической методике в качестве первого ее элемента специфических особенностей предмета доказывания по той или иной категории уголовных дел [4, с. 11-12]. Высказанная таким авторитетнейшим ученым, как Р.С. Белкин, мнение вызвало серьезную научную дискуссию в криминалистике. Ряд исследователей буквально воспринял суждение об отказе от рассматриваемого понятия, исключив из разрабатываемых ими частных методик расследования отдельных видов преступлений их криминалистическую характеристику, либо полностью подменив ее таким обстоятельством, как «особенности предмета доказывания». Некой более мягкой позицией критики данной системы явилось использование для обозначения, по сути, того же содержания криминалистической характеристики преступления, иных терминов: «криминалистический анализ», «криминалистическая модель преступления» и др. Большая часть ученых-криминалистов сразу не поддержала идею безоговорочного отказа от использования такой категории, как «криминалистическая характеристика преступления». Прошедшее с момента начала названной дискуссии время знаменуется тем, что у сторонников криминалистической характеристики преступления появляются все новые, заслуживающие внимания доводы в пользу огромного значения данной характеристики преступления для целей совершенствования частной криминалистической методики как части криминалистики и для криминалистической науки и практики - в целом [7, с. 118; 8, с. 255, 9, с. 14; 10, с. 35]. На сегодняшний день большинством ученых-криминалистов признается существование криминалистической характеристики преступления как категории криминалистической науки. Более того, в криминалистической литературе рассматриваемая характеристика называется одним из информационных средств расследования [11, с. 94; 12, с. 26; 13, с. 35; 14, с. 24; 15, с. 8]. Разделяя мнение и многих других авторов, таких, как В.К. Гавло [16, с. 26-27], Н.П. Яблоков [17, с. 25], О.Я. Баев [18, с. 20], О.В. Челышева [19, с. 12-13], Г.К. Захаров [20, с. 37-42], А.С. Князьков [21, с. 87], не поддерживающих идею отказа от категории криминалистическая характеристика преступления, можно еще раз убедиться, что сторонники отказа от рассматриваемой категории не предоставили необходимых аргументов в пользу своей точки зрения. В то же время указанную выше позицию профессора Р.С. Белкина и других ученых не следует воспринимать как огульное отрицание криминалистической характеристики преступления. Правильнее толковать эту позицию как во многом объективную критику качества формируемых криминалистических характеристик преступлений в рамках отдельных научных исследований. Даже на сегодняшний день в научных исследованиях (как правило, диссертационных) «криминалистическая характеристика» того или иного вида преступления нередко представляет собой лишь поверхностное описание отдельных элементов преступной деятельности без раскрытия корреляционных связей между ними [22, с. 14; 23, с. 158]. Оценка значимости криминалистической характеристики для криминалистической теории и практики должна строится на выяснении ее роли в познании криминалистически значимых черт (свойств) различных видов преступлений, позволяющих наиболее эффективно собирать доказательства и иную криминалистически значимую информацию, успешно решать задачи раскрытия и расследования всех преступлений. Отсюда весьма важным является точное определение, во-первых, элементов криминалистической характеристики преступления, во-вторых, содержания этих элементов, в-третьих, взаимосвязи между ними. С учетом этого можно говорить, что криминалистическая характеристика преступлений является важной категорией криминалистики, имеющей значение как для общей теории криминалистики (теоретических положений ее отдельных частей), так и для методики расследования преступлений и, разумеется, для следственной деятельности. Иногда эту характеристику именуют типовой информационной моделью преступления, что не меняет сущности этого понятия [24, с. 60]. Представляется, что функциональная роль криминалистической характеристики преступления заключается в том, что она в совокупности со следственной ситуацией задает направление деятельности следователя при расследовании преступления и делает это благодаря специфичности признаков конкретного преступления. Несмотря на отдельные различия в тех или иных определениях криминалистической характеристики преступления, даваемых многочисленными авторами, все они отражают главное ее качество: криминалистическая характеристика, во-первых, есть система обобщенных, типичных данных, во-вторых, таких ее признаков, которые способствуют поиску доказательств и иной информации о преступлении и преступнике, а также иных обстоятельств, имеющих значение для расследования преступления. Эти признаки так или иначе показаны в имеющихся определениях. Так, А.Н. Васильев и Н.П. Яблоков делают заключение о том, что криминалистическая характеристика преступления должна охватывать сугубо криминалистическое описание преступления. Названные авторы одни из первых указали на существование криминалистической характеристики преступления [25, с. 113-133]. Позже Н. П. Яблоков уточнил понятие криминалистической характеристики преступления, определив ее как систему описания криминалистически значимых признаков вида, группы и отдельного преступления, проявляющихся в особенностях способа, механизма и обстановки его совершения, дающую представление о преступлении, личности его субъекта и иных обстоятельствах, об определенной преступной деятельности и имеющая своим назначением обеспечение успешного решения задач раскрытия, расследования и предупреждения преступлений [24, с. 64]. Другие ученые трактуют понятие криминалистической характеристики преступления более широко, определяя ее как систему любых данных, которые способствуют раскрытию и расследованию преступлений, и поэтому имеют криминалистическое значение [26, с. 9]. Именно реализация такого подхода привела к тому, что к элементам криминалистической характеристики преступления стали причислять самые различные обстоятельства, в том числе, не имеющие поисково-познавательного значения. Затем такое многообразие обстоятельств, не являющихся по сути элементами криминалистической характеристики преступления, и послужило причиной негативной оценки данного понятия. По мнению А.С. Князькова, криминалистическая характеристика преступления включает в себя те сведения о нем (те признаки), которые способствуют эффективной познавательной поисковой деятельности в процессе предварительного расследования, а также судебного следствия [1, с. 860]. Представляет особый интерес понимание формы научного знания, в котором облегчены положения о криминалистической характеристике преступления. В определении, принадлежащем B.C. Бурдановой, криминалистическая характеристика преступления выступает в качестве типовой информационной модели, совокупности данных или сведений, полученных в результате специальных исследований [27, с. 3-4]. Р.С. Белкин в период поддержки им концепции криминалистической характеристики преступления видел ее как некое абстрактное научное понятие. При этом он высказывал мнение о том, что есть криминалистическая характеристика конкретного преступления [28, с. 3-5] Наконец, существует мнение о том, что криминалистическая характеристика преступления достигла необходимой степени теоретической зрелости, позволяющей считать ее криминалистическим учением [29, с. 7]. В пользу такого подхода, как считает А.С. Князьков, свидетельствуют концептуальные теоретические положения данного научного образования, имеющие значение информационной системы для разработки частных криминалистических методик [1, с. 864]. Анализируя подходы тех или иных ученых к определению понятия и сущности криминалистической характеристики преступления, можно прийти к выводу о том, что каждая из известных позиций отражает отдельные качественные характеристики данного понятия. Правильным представляется подход к рассмотрению криминалистической характеристики как системы данных о преступлении. Система, как известно, действительно способна объединить в единое целое структурно разные, но взаимосвязанные элементы. Именно эти важные черты, на наш взгляд, и должны быть положены в основу определений данной характеристики, что, несомненно, имеет существенное значение не только для криминалистической теории, но и в практическом плане. В частности, познание системы элементов криминалистической характеристики преступления и их закономерных взаимосвязей помогает следователю по известным данным судить о каких-либо элементах, не только предположить существование других, еще не выявленных элементов, но и определить пути и средства их установления в ходе расследования. История становления и развития взглядов на элементный состав криминалистической характеристики преступления может быть представлена как история называния все новых и новых обстоятельств, предлагаемых в качестве ее элементов. По меньшей мере, можно говорить о тридцати указываемых элементах видовой криминалистической характеристики преступлений [1, с. 868-869], число которых, судя по исследовательской тенденции, может значительно увеличиться, если не следовать объективным критериям отнесения того или иного обстоятельства к элементу криминалистической характеристики преступления. При всем кажущемся удобстве для теории и практики такого подробного перечисления обстоятельств, которые могут способствовать расследованию преступления, выступать в качестве элементов криминалистической характеристики преступления, приведение их в определенную систему вызывает значительные трудности. Это связано, прежде всего, с тем, что многие предлагаемые в качестве элементов криминалистической характеристики преступлений обстоятельства криминалистическими по своей сути не являются. В качестве такого обстоятельства можно назвать следственные ситуации. В настоящий момент лишь отдельные авторы включают следственную ситуацию в структуру криминалистической характеристики преступления [30, с. 43]. Между тем следственная ситуация и криминалистическая характеристика преступления выступают как однопорядковые образования, которые по отношению друг к другу являются элементами частной криминалистической методики [1, с. 871-872]. Вопросы о содержании структурообразующих элементов криминалистической характеристики преступлений, значимости теоретического анализа зависимостей и корреляционных связей между отдельными ее составляющими для расследования преступлений определенного вида в каждом конкретном случае важны для построения соответствующей частной криминалистической методики. Несомненно, относительно данной категории будут высказываться различные, подчас диаметрально противоположные суждения. Но нужно признать тот факт, что криминалистическая характеристика преступлений существует как важнейшая категория криминалистики и криминалистическое средство. Бесспорен и тот факт, что единого мнения о ее структурном содержании также может не быть, особенно если речь идет о криминалистической характеристике преступления определенного вида или группы преступлений. Рассматривая проблему содержания криминалистической характеристики преступлений, нельзя согласиться с мнением, что в это понятие можно включать множество элементов, начиная от отличительных черт, свойств и признаков того или иного вида преступления и заканчивая характером вины, последствиями преступления и наиболее типичными доказательствами, а также обстоятельствами, способствующими его совершению. В таком виде характеристика вряд ли может быть использована как средство раскрытия и расследования совершенного преступления, а значит, не может считаться именно криминалистической характеристикой. Криминалистическая характеристика преступления должна включать в себя такие компоненты, которые эффективно будут содействовать выбору наиболее рациональных способов раскрытия и расследования совершенных преступлений [31, с. 109]. Определению оптимального перечня элементов криминалистической характеристики посвятили свои исследования многие ученые. Наиболее полные результаты получены, прежде всего, С.И. Коноваловым. Указанный автор применил своеобразный метод экспертной оценки взглядов на криминалистическую характеристику преступления и на число ее элементов. С этой целью он провел ранжирование предлагаемых другими учеными структурных элементов криминалистической характеристики преступления. На этой основе были предложены структурные элементы именно криминалистической характеристики преступлений, включающей в себя способ совершения преступления, субъект преступления (особенности личности возможного преступника, мотив, цель, установка, преступные связи), обстановка совершения преступления (условия совершения преступления, типичные ситуации совершения преступления), объект (предмет) преступного посягательства, механизм следообразования [32, с. 99]. Аналогичные исследования осуществлены В. П. Бахиным. Их результатом стал вывод, что основными элементами криминалистической характеристики преступления, встречающимися практически у всех авторов, исследующих эту проблему, являются способы совершения преступления; характеристика преступника; следовая картина происшествия; предмет преступного посягательства. Названным автором определены и другие элементы, коррелирующие с указанными выше, но менее часто включаемые в криминалистическую характеристику: обстановка и обстоятельства совершения преступления (Н.А. Селиванов, В.Г. Танасевич, Н.П. Яблоков); следственные ситуации (А.Н. Васильев, С.И. Винокуров); круг обстоятельств, подлежащих выяснению (Н.П. Яблоков); распространенность и общественная опасность преступления (И.Ф. Герасимов, В.А. Ледащев); мотивы совершения преступлений (И.А. Возгрин); классификация преступлений (А.Н. Колесниченко). При этом В.П. Бахин высказывал мнение о том, что эти и другие элементы-признаки, безусловно, характеризуют преступление и его совершение, но с позиции практического назначения криминалистической характеристики они должны разграничиваться на две группы: признаки, составляющие всестороннюю характеристику определенного вида преступлений, позволяющую отличать его от иных видов преступлений и признаки, способные выполнять функцию обеспечения раскрытия и расследования преступлений. К элементам первой группы следует отнести классификацию преступлений, их распространенность и опасность, круг обстоятельств, подлежащих выяснению, и им подобные, которые необходимы для общей видовой характеристики преступлений, для ориентации в работе по расследованию, но не являются рабочим инструментарием раскрытия и расследования преступлений. К содержанию криминалистической характеристики преступлений как практического инструмента расследования должны быть отнесены только те элементы, которые отличаются четкой поисково-розыскной направленностью [33, с. 20]. Следует отметить, что элементы, составляющие систему криминалистической характеристики преступления, должны быть взаимосвязаны между собой: только в этом случае можно говорить о системе. Установление наличия связей между элементами криминалистической характеристики очень важно, поскольку их знание позволяет, познавая один элемент системы преступления, получить знания о некоторых других элементах и, в конечном счете, раскрыть преступление. В свое время А.М. Ларин [34, с. 116-126; 4, с. 6-7] подверг критике идею об актуальности выявления корреляционных связей между элементами криминалистической характеристики преступления, выдвинутую Л.Г. Видоновым [35, с. 19], апеллируя к периодически обнаруживаемой нерепрезентативности данных. Однако, это также не может являться свидетельством необходимости отказа от криминалистической характеристики преступления как научного понятия и криминалистического средства расследования преступления. Дело в том, что исследования Л.Г. Видонова проводились весьма давно, в 1978 г., и в этой связи представляется неправильным критиковать данные двадцатилетней давности без учета современных реалий преступной деятельности. Поиск же взаимосвязей между элементами криминалистической характеристики преступления раскрывает свойственную указанному научному понятию характерную для него динамическую составляющую [36, с. 75]. Возвращаясь к вопросу о многообразии обстоятельств, рассматриваемых в качестве элементов криминалистической характеристики, можно сказать, что лишь в отношении двух элементов - способе совершения преступления и личности преступника - не возникает споров [37, с. 74-78]. Действительно, это так: связь между способом совершения преступления и личностью преступника в условиях недостатка исходной информации, именно о личности преступника, позволяет выдвинуть обоснованные версии. В наибольшей мере эта связь проявляется в преступлениях с материальным составом, например, кражи. Эта связь позволяет выбрать оптимальный путь по обнаружению лиц, совершивших кражу, установить местонахождение похищенного имущества и др. К примеру, анализируя способ совершения квартирной кражи и располагая данными о типичных способах совершения таких преступлений, можно выдвинуть обоснованную версию о личности преступника. Имея сведения о предмете преступного посягательства в отдельных случаях также можно получить сведения о личности преступника, а кроме того - установить, через кого и где может быть реализовано похищенное имущество и т. д. Многочисленность предлагаемых в качестве элементов криминалистической характеристики преступлений обстоятельств, их внесистемное рассмотрение привели к отмечаемому отдельными авторами своеобразному феномену, проявившемуся в настоящее время в науке криминалистике, а именно: теоретическому поиску наименьшего числа обстоятельств - элементов криминалистической характеристики, которые в своем системном проявлении могут образовать, описать указанную характеристику [1, с. 872]. Названный выше анализ позволяет заметить, что некими собирательными элементами видовой криминалистической характеристики умышленного преступления являются способ подготовки, способ совершения, способ сокрытия преступления, механизм преступления, личность преступника, личность потерпевшего и обстановка преступления. Причем, наличие тех или иных обстоятельств зависит от характера деяния [1, с. 873]. При всей значимости вопроса о точном числе элементов криминалистической характеристики преступления для успешной поисково-познавательной деятельности, важнейшее значение имеет содержание этих элементов, а кроме того - характер данных элементов, показывающих специфику совершения преступления. Отдельные субъекты Российской Федерации имеют специфические особенности жизнесуществования населения, получающие объективно свое проявление в ходе подготовки, совершения и сокрытия преступления. При составлении криминалистической характеристики кражи из жилища в сельской местности в условиях компактного проживания этноса необходимо принимать во внимание не единичные факторы преступной деятельности, а их систему. Система этих же факторов должна быть положена при анализе деятельности по расследованию отмеченных хищений. Мы выделяем этнические, социальные, географические и природно-климатические факторы, которые в своей совокупности создают специфические условия деятельности следователя. Элементы криминалистической характеристики краж из жилища отражают наиболее значимые признаки данного вида преступления, способствующие поиску информации о преступлении и лице, совершившем преступление, а также иной информации, имеющей в целом значение для раскрытия и расследования преступления [1, с. 907]. Большинство авторов, посвятивших свои монографические исследования проблемам предварительного расследования краж из жилища, называют следующие элементы: предмет преступления; обстановка совершения преступления; способ подготовки, совершения преступления (способ проникновения, орудия проникновения, способ изъятия предметов) и сокрытия кражи; личность преступника; личность потерпевшего и механизм преступления [1, с. 908; 9, с. 15; 38, с. 88]. Говоря о предмете преступного посягательства как элементе криминалистической характеристики краж из жилища, нужно иметь в виду то обстоятельство, что криминалистически значимым данное обстоятельство будет тогда, когда предмет посягательства отобразит себя на каких-либо других элементах криминалистической характеристики данного вида преступления либо на нем получат свое отражение другие обстоятельства, имеющие значение для расследования уголовного дела. Чаще всего предмет преступного посягательства отображает отдельные увлечения лица, психическое и физиологическое состояние преступника в момент совершения кражи, а также определенную «специализацию», получающую свое отображение [1, с. 908], например, в похищении скота. По результатам анкетирования следователей выявлено: самым распространенным предметом краж из жилища в сельской местности являются бытовая техника (31 %) и продовольственные товары (29 %). Объяснить это можно тем, что продовольственные товары быстро потребляются и не оставляют следов либо реализуются, также как и бытовая техника. По результатам анкетирования следователей, ведущих расследование в сельской местности выявлено, что на выбор предмета хищения могут оказывать влияние этнические факторы (20 %). Эти факторы отражаются, к примеру, в запрете красть священное животное, которое хозяин помечает специальным знаком. Они же имеют выражение в том, что у тувинцев носят значение табу хищения из жилищ, принадлежащих шаманам, ламам, а также старейшинам села. Учитывая это, следователь при хищении названных предметов, может выдвинуть вероятную следственную версию, что кража совершена лицом другой этнической принадлежности. Обстановка совершения кражи из жилища представляет, в силу скрытности посягательства, один из ключевых элементов криминалистической характеристики изучаемого преступления. В обстановку совершения преступления учеными включаются различные факторы внешней среды, такие как: территориальная, климатическая, демографическая и иная специфика региона; производственные, бытовые и иные условия окружающей среды, особенности поведения непрямых участников противоправного события, психологические связи между ними и иные факторы объективной реальности, а также обстоятельства, характеризующие непосредственно место, время, условия и другие особенности совершения преступления. Некоторые авторы добавляют к этим явлениям и процессам еще последовательность и очередность действий каждого участника, их преступную роль, психологические взаимоотношения, мотивы, способ [39, с. 52]. Нельзя не заметить, что в литературе эти факторы подчас лишь обозначаются, они не представлены системно, и самое главное, учитываются лишь при описании преступления, но не процесса его расследования. Для расследования краж из жилища, совершенных в сельской местности и обнаружения информации о других элементах криминалистической характеристики данного преступления, необходимо выяснить информацию о месте (то есть выяснить информацию не только о том, что хищение совершено из определенного жилища, но и о расположении данного жилища относительно других домов, о проживающих по соседству гражданах), об условии совершения хищения из жилища, о климатических условиях, насколько это возможно (информация о климатических условиях может помочь органам предварительного расследования выдвинуть версии об оставлении преступником следов совершения преступления, их локализации и сохранности), а также установить возможное время совершения квартирной кражи из жилища. Наиболее важным в обстановке совершения преступления является место совершения преступления. Его специфической особенностью является наличие существенных материальных изменений по сравнению с первоначальным видом как результат тех или иных действий преступника [1, с. 910-911]. На месте совершения кражи из жилища находят свое отражение такие ее элементы, как количество преступников, их личностные особенности (навыковые, возрастные, анатомические, физиологические, психологические, социальные) [40, с. 121]. Примером может послужить кража из жилища, совершенная в период с 22:00 часов 6 апреля 2014 г. по 10:00 часов 7 апреля 2014 г. в поселке Каа-Хем Кызылского района Республики Тыва. На месте преступления были обнаружены отпечатки рук, которые были откопированы на дактилопленку, след обуви и след протектора шины автотранспортного средства были сфотографированы. Данные элементы стали впоследствии доказательством по данному уголовному делу. По мнению следователей, самыми распространенными следами, оставляемыми преступником на месте кражи из жилища Республики Тыва, являются следы транспортных средств (31 %) и следы преступника (31 %). Это нашло подтверждение в ходе изучения материалов уголовных дел и может быть объяснено отдаленностью одного населенного пункта от другого. Опрошенные следователи отметили, что на обстановку совершения преступления имеют влияние природно-климатические (5 %) и географические факторы (5 %). Нельзя не заметить, что, в основном, следователями, проживающими на густонаселенной территории. Природно-климатические факторы могут влиять на сохранность следов преступления, на выбор места совершения кражи, на производство первоначальных следственных действий и на дальнейшее расследование. К примеру, чисто потовые следы на стекле после двухчасового пребывания на солнце (при температуре +28 °C) и затем 10-минутного пребывания под сильным дождем полностью уничтожаются. Так, 05 июля 2008 г. в с. Хадын Пий-Хемского кожууна Республики Тыва в период времени с 13:00 по 16:00 неизвестные лица путем свободного доступа через открытое окно незаконно проникли в дом и тайно похитили телевизор. В ходе осмотра места происшествия на окне были обнаружены отпечатки пальцев, которые не подлежали идентификации из-за их запыленности вследствие сильного ветра, прошедшего накануне. Географические факторы могут иметь отражение в обширности, труднодоступности и отдаленности некоторых поселений, что в свою очередь, дает возможность следователю выдвинуть частную версию о том, что кражу совершил местный житель, хорошо знающий местность. Отрицательную сторону названных факторов можно показать на примере фактора отдаленности. Это проявляется в ограниченной возможности использования сотовых операторов для установления подозреваемых (обвиняемых), доказывании участия в совершении преступлений. В криминалистической литературе существует множество различных взглядов на понятие способа совершения преступления. Так, к примеру, Г.Г. Зуйков отмечает, что способ совершения преступления представляет собой систему взаимосвязанных и взаимообусловленных действий по подготовке, совершению и сокрытию преступлений, детерминированных условиями внешней среды и свойствами личности, условиями места и времени и зачастую связанных с использованием соответствующих орудий и средств [41, с. 16-17]. Крайне противоположным взгляду Г.Г. Зуйкова на способ совершения преступления является подход, в соответствии с которым способ разделяется на то или иное число действий (способов), каждое из которых само по себе не может привести к преступному результату. В.Н. Карагодин считает, что при совершении убийства путем взрыва передача радиосигнала - это наиболее эффективный способ совершения исследуемой группы преступлений, позволяющий визуально наблюдать за движением и поведением жертвы [42, с. 404]. Позже Р.С. Белкин отметил несомненную теоретическую значимость рассмотрения способа совершения преступления как системы действий по подготовке, совершению и сокрытию преступления, предопределенных условиями внешней среды и психофизическими свойствами личности. Это понятие по своему содержанию отражает факт существования так называемого полноструктурного способа совершения преступления, когда он объединяет способы осуществления всех стадий единого преступного замысла [43, с. 131-133]. Вместе с тем Р.С. Белкин отмечал верность такого понимания способа совершения преступления лишь для тех случаев, когда, еще не совершив преступление, субъект имеет четкую программу действий по его сокрытию; более же правильным следует различать способ совершения и способ сокрытия [44, с. 313]. Следует сказать, что в определенных чертах Р. С. Белкин, характеризуя содержание рассматриваемого элемента, повторил определение, данное А.Н. Колесниченко, отмечавшего, что способ совершения преступления обусловлен, детерминирован не только объективными факторами, относящимися к условиям внешней среды, но также и субъективными, относящимися к личности преступника [45, с. 10]. Представляется верной мысль о том, что структура способа совершения преступления в криминалистике является категорией, отражающей функциональную сторону преступления. С точки зрения системного подхода, можно говорить о полноструктурных и неполноструктурных способах совершения преступлений. Полноструктурные способы являются трехзвенными, включающими поведение субъекта до, во время и после совершения преступления. Система неполноструктурных способов может быть разной: двухзвенной, в различных комбинациях способов, одним из которых обязательно является способ совершения преступления, и однозвенной, характеризующей поведение субъекта лишь во время самого посягательства [7, с. 128; 46, с. 69-70]. Говоря о способе подготовки (разумеется, по умышленным преступлениям), следует отметить его генетическую связь со способом совершения преступления. Так, например, изготовление или приискание орудия преступления предопределены выбранным способом посягательства. Соответственно в способе посягательства найдет отражение способ его подготовки. На практике это позволяет, выявив способ совершения преступления, организовать целенаправленный поиск места изготовления орудия преступления, изготовивших его лиц, соответствующих инструментов, остатков материала и т.п. [47, с. 54-55]. В способах сокрытия преступления нередко находит отражение способ совершения определенного деяния, поскольку действия по сокрытию любого преступления предопределяются спецификой преступного деяния: именно отражение своих действий стремится скрыть лицо, совершившее преступление, а также пособники и иные лица. К числу факторов, обусловливающих выбор действий по сокрытию следов преступления, можно отнести самые разнообразные обстоятельства внешнего и внутреннего характера. Прежде всего, следует назвать пол, возраст, образ жизни, состояние соматического и психического здоровья, общее интеллектуальное и физическое развитие преступника, его способность логически мыслить, предусматривать последствия своих действий. Как уже отмечено, главенствующая роль в способе принадлежит опыту, существующему в виде навыков, умений, привычек, которые характеризуют личность преступника. В их числе следует выделить профессиональные навыки и специальные познания, обеспечивающие квалифицированное сокрытие преступления [47, с. 53]. В качестве примера можно привести выбор такого способа сокрытия кражи, как расчленение трупа животного, похищенного из кошары чабанской стоянки, использованный лицом, имеющим навыки разделывания скота, которым владеет практически каждый тувинец, выросший и живущий в сельской местности. Еще один пример: опрошенные следователи, ведущие расследование в сельской местности, отметили, что конфликтное поведение лица, совершившего кражу из жилища, при проведении у него обыска, зачастую свидетельствует о скрывании отыскиваемых объектов в обыскиваемом помещении (56 %). Вопрос о личности преступника имеет давнюю историю и по настоящее время продолжает изучаться. Исследования по данному вопросу можно встретить в различных науках, включая философию, социологию, психологию, судебную медицину, криминологию, уголовное право и др. Каждая из этих наук рассматривает личность преступника с позиции своего предмета. Наиболее полное отражение свойств личности преступника востребовано криминалистической наукой и практикой. Общее определение личности, пригодное для целей криминалистического изучения, сводится к пониманию ее как интегрального единства свойств человека. Криминалистическое изучение личности строится с учетом данного подхода и включает в себя изучение личности индивидуума, его внешних признаков анатомического строения и взаимодействия с другими лицами, его окружающими. С учетом этого личность преступника является объектом самостоятельного криминалистического изучения, а данные о нем - важным элементом криминалистической характеристики преступления [48, с. 99]. На начальном этапе расследования квартирных краж, совершенных в сельской местности, преступник в большинстве случаев неизвестен, за исключением задержания его на месте совершения кражи или непосредственно после ее совершения. В криминалистике личность субъекта, совершившего преступление, устанавливается через познание ее отдельных свойств и качеств, получающих отражение в следах преступления, с тем, чтобы затем использовать эти знания в качестве средств воздействия на данную личность при производстве следственных действий [49, с. 148]. Учитывая, что личность преступника является одним из элементов криминалистической характеристики данных преступлений, первоначальной задачей правоохранительных органов является установление и задержание лица, совершившего кражу. Верная оценка других элементов криминалистической характеристики преступления, информация о которых известна на определенный момент следователю (таких как способ, обстановка совершения кражи, предмет кражи и личность потерпевшего), может помочь ему выдвинуть обоснованные версии о личности преступника. К сведениям о личности преступника как элемента криминалистической характеристики преступления относят следующие блоки информации: социальный статус, род занятий [50, с. 17], а также пол, возраст и образование [51, с. 118]. По результатам анкетирования следователей можно сказать, что субъектами, совершающими кражи из жилища, в основном являются лица мужского пола (73 %) в возрасте от 25 до 40 лет (69 %). Однако выявление данных качеств субъекта рассматриваемого преступления в ходе производства по делу невозможно без изучения взаимосвязи этого элемента криминалистической характеристики данн

Ключевые слова

криминалистическая характеристика преступления, элементы криминалистической характеристики преступления, кражи из жилища, сельская местность, forensic description of crime, elements of forensic description of crime, burglary, countryside

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Ондар Долаана Сергеевна Томский государственный университет аспирантка кафедры криминалистики Юридического институтаdolaana-91@mail.ru
Всего: 1

Ссылки

Князьков А.С. Криминалистика: курс лекций / под ред. проф. Н.Т. Ведерникова. Томск: ТМЛ-Пресс, 2008. 1128 с.
Колесниченко А.Н. Научные и правовые основы расследования отдельных видов преступлений: автореф. дис.. докт. юрид. наук. Харьков, 1967. 27 с.
Сергеев Л.А. Расследование и предупреждение хищений, совершенных при производстве строительных работ: автореф. дис.. канд. юрид. наук. М., 1965. 16 с.
Белкин Р.С. Понятие, ставшее «криминалистическим пережитком» // Российское законодательство и юридические науки в современных условиях; состояние, проблемы, перспективы. Тула, 2000. С. 11-12.
Криминалистика / под ред. А.В. Дулова. Минск, 1996. 415 с.
Белкин Р.С., Быховский И.Е., Дулов А.В. Модное увлечение или новое слово в науке? (Еще раз о криминалистической характеристике преступлений) // Социалистическая законность. № 9. 1989. С. 56-58
Головин А.Ю. Криминалистическая систематика / под ред. проф. Н.П. Яблокова: монография. М.: ЛексЭст, 2002. 335 с.
Яблоков Н.П., Головин А.Ю. Криминалистика: природа, система, методологические основы: монография. М.: Норма, 2009. 288 с.
Варданян А.В., Андреянченко Д.В. Общие положения учения о криминалистической характеристике преступлений как теоретико-методологическая основа для формирования криминалистической характеристики преступлений, связанных с организацией незаконной миграции // Юристь-правоведь. Ростов н/Д: Изд-во Рост. юрид. ин-та МВД России. № 1. 2015. С. 13-16.
Коновалов С.И., Крачун Ю.В. Общие положения криминалистической характеристики легализации денежных средств или иного имущества, полученных преступным путем // Известия Тульского государственного университета. Экономические и юридические науки. Вып. 3, ч. 2. 2013. С. 34-39.
Лубин А.Ф. Механизм преступной деятельности. Методология криминалистической деятельности: монография. Н. Новгород, 1997. 336 с.
Лузгин И.М. Некоторые аспекты криминалистической характеристики и место в ней данных о сокрытии преступлений // Криминалистическая характеристика преступлений: сб. науч. тр. М., 1984. С. 25-30.
Облаков А.Ф. Криминалистическая характеристика преступлений и криминалистические ситуации. Хабаровск, 1985. 88 с.
Шиканов В.И. Теоретические основы тактических операций в расследовании преступлений. Иркутск, 1983. 54 с.
Яблоков Н. П. Криминалистическая характеристика преступлений как составная часть общей криминалистической теории // Вестник Московского университета. 2000. № 2. С. 3-13.
Гавло В.К. О повышении эффективности борьбы с транснациональными преступлениями // Российская правовая система: становление, проблемы, пути совершенствования: материалы Республиканской науч.-практ. конф. Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 2011. С. 23-28.
Яблоков Н.П. Криминалистическая характеристика преступления - важный элемент криминалистическской теории и практики // Актуальные проблемы криминалистики на современном этапе: материалы Всерос. науч.-практ. конф. Краснодар, 2002. С. 25-31.
Баев О.Я. И все же: реальность или иллюзия (еще раз о криминалистической характеристике преступлений) // Вестник криминалистики. М.: Спарк, 2002. Вып. 1 (3). С. 19-23
Челышева О.В. Механизм преступления и криминалистическая характеристика // Вестник криминалистики. М.: Спарк, 2004. Вып. 2 (10). С. 11-17.
Захаров Г.К. Три тезиса о криминалистической характеристике преступления // Вестник криминалистики. М.: Спарк, 2006. Вып. 3 (19). С. 37-42.
Князьков А. С. Аналитические тактико-криминалистические средства досудебного производства. Томск: Изд-во Том. ун-та, 2013. 164 с. URL: http://vital.lib.tsu.ru/vital/access/manager/Repository/vtls:000453131
Бахтеев С.С. Методика расследования преступлений, связанных с незаконным оборотом алкогольной продукции (По материалам Уральского федерального округа): автореф. дис.. канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2004. 28 с.
Коновалов С.И. Историко-логический анализ развития понятий криминалистической характеристики и механизма преступлений // Известия Тульского государственного университета. Серия «Современные проблемы законодательства России, юридических наук и правоохранительной деятельности». Вып. 4. Тула, 2001. С. 156-162.
Яблоков Н.П. Информационное отражение преступлений, криминалистическая характеристика, ситуационные особенности преступной деятельности и ее расследования: учебник / отв. ред. Н.П. Яблоков. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Юристь, 2005. С. 53-73.
Васильев А.Н., Яблоков Н.П. Предмет, система и теоретические основы криминалистики. М.: Изд-во МГУ, 1984. 144 с.
Пантелеев И.Ф. Методика расследования преступлений. М.: ВЮЗИ, 1975. 46 с.
Бурданова B.C., Кузьминых К.С., Владимиров В.Ю. Криминалистическая характеристика преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков. СПб.: ИПК прокурор.-следств. работник, 1998. 16 с.
Белкин Р.С. Перспективы исследования проблемы следственной ситуации // Следственная ситуация: сб. науч. труд. М., 1984. С. 3-6.
Образцов В.А. Криминалистическая характеристика преступлений: дискуссионные вопросы и пути их решения // Криминалистическая характеристика преступлений: сб. науч. труд. М., 1984. С. 4-10.
Каневский Л.Л. Расследование и профилактика преступлений несовершеннолетних. М., 1982. 112 с.
Абраменкова В.С. Криминалистическая характеристика квартирных краж // Вопросы криминалистики и судебных экспертиз. 2006. № 1. С. 109-112.
Коновалов С.И. Теоретико-методологические основы криминалистики: Современное состояние и проблемы развития: дис.. д-ра юрид. наук. Волгоград, 2001. 269 с.
Бахин В.П. Криминалистическая характеристика преступлений как элемент расследования // Вестник криминалистики. М., 2000. Вып. 1. С. 16-22.
Ларин А.М. Криминалистика и паракриминалистика. М.: БЕК, 1996. 192 с.
Видонов Л.Г. Криминалистическая характеристика убийств и система типовых версий о лицах, совершивших убийства без очевидцев. Горький, 1978. 122 с.
Волчецкая Т.С. Современные проблемы моделирования в криминалистике и следственной практике: учеб. пособие. Калининград, 1997. 95 с.
Ведерников Н.Т. Личность преступника как элемент криминалистической характеристики преступлений: Криминалистическая характеристика преступлений. М.: Юрид. лит., 1984. 211 с.
Коновалов С.И. Теоретико-методологические проблемы криминалистики: моногр. Ростов. 2001. 207 с.
Кудряшова О.А. Криминалистическое значение обстановки совершения преступления // Вестн. ЮУГУ. Сер. Право. № 27 (244). [Электронный ресурс]. URL: http://cyberleninka.ru/article/n/kriminalisticheskoe-znachenie-obstanovki-soversheniya-prestupleniya. Режим доступа: Компьютер. сеть Науч. б-ки Том. гос. ун-та, свободный (дата обращения 11.01.2017). 2011. С. 49-54.
Трегубов С.Н. Основы уголовной техники. Научно-технические приемы расследования преступлений. М., 2002. 336 с.
Зуйков Г.Г. Криминалистическое учение о способе совершения преступления // Соц. законность. 1971. № 11. С. 14-19.
Драпкин Л.Я. Особенности раскрытия и расследования убийств, совершаемых наемными лицами: учебник / под ред. И.Ф. Герасимова, Л.Я. Драпкина. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2000. С. 397-426.
Криминалистическое обеспечение деятельности криминальной милиции и органов предварительного расследования / под ред. Р.С. Белкина, Т.В. Аверьяновой. М.: Новый юрист, 1997. 400 с.
Белкин Р.С. Курс криминалистики: в 3 т. Т. 3: Криминалистические средства, приемы и рекомендации. М., 1997. 480 с.
Колесниченко А.Н. Общие положения методики расследования отдельных видов преступлений. Харьков, 1976. 93 с.
Яблоков Н.П. Криминалистическая характеристика преступления // Криминалистика: учебник / под ред. Н.П. Яблокова. 4-е изд., перераб и доп. М.: НОРМА-М, 2010. С. 62-76.
Князьков А.С. Криминалистическая характеристика преступления в контексте его способа и механизма // Вестник Томского государственного университета. Сер. Право. № 1. 2011. С. 51-64. URL: http://vital.lib.tsu.ru/vital/access/manager/Repository/vtls:000457571
Савельева М.В., Смушкин А.Б. Криминалистика: учебник. М.: Дашков и К, 2009. 608 с.
Ведерников Н.Т. Личность преступника в криминалистике и криминологии // Вестник Томского государственного университета. № 384. 2014. С. 148-152. URL: http://vital.lib.tsu.ru/vital/access/manager/Repository/vtls:000487147
Соколов А.Б., Кузнецов А.А. Расследование краж имущества граждан, совершаемых группами несовершеннолетних: монография. М.: Юрлитинформ, 2013. 240 с.
Ахмедшин Р.Л. Криминалистическая характеристика личности преступника. Томск, 2005. 210 с. URL: http://vital.lib.tsu.ru/vital/access/manager/Repository/vtls:000204210
 Криминалистическая характеристика краж из жилища, совершенных в сельской местности в специфических условиях жизнесуществования населения | Уголовная юстиция. 2017. № 9. DOI: 10.17223/23088451/9/17

Криминалистическая характеристика краж из жилища, совершенных в сельской местности в специфических условиях жизнесуществования населения | Уголовная юстиция. 2017. № 9. DOI: 10.17223/23088451/9/17