Социальное обеспечение сотрудников пенитенциарной системы Западной Сибири в годы Гражданской войны (1918-1919 гг.) | Уголовная юстиция. 2018. № 11. DOI: 10.17223/23088451/11/31

Социальное обеспечение сотрудников пенитенциарной системы Западной Сибири в годы Гражданской войны (1918-1919 гг.)

На основе архивных документов производится попытка проанализировать социальное обеспечение сотрудников пенитенциарной системы Сибири в эпоху нахождения у власти контрреволюционных правительств Сибири (Временного Сибирского правительства, Всероссийского правительства А.В. Колчака), рассматриваются предпринимаемые правительством меры по улучшению социального положения сотрудников, повышения денежного довольствия и пенсионного обеспечения.

Social security of the penitentiary system employees in Western Siberia during the Civil War (1918-1919).pdf После свержения Советской власти в Сибири летом 1918 г. власти «белой» Сибири приступили к восстановлению управленческого аппарата пенитенциарной системы. 1 июля 1918 г. на основании Грамоты Временного Сибирского правительства наряду с другими правительственными учреждениями было создано Министерство юстиции, в составе которого было образовано Главное управление местами заключения. Вместе с Министерством юстиции 4 ноября 1918 г. оно перешло в состав Временного Всероссийского правительства, а 18 ноября 1918 г. - в состав Российского правительства адмирала Колчака. Местными органами управления пенитенциарной системы признавались губернские, областные и уездные тюремные инспекции, восстановление которых началось с лета 1918 г. [1, л. 2]. Антибольшевистские правительства Сибири столкнулись с рядом проблем в деятельности пенитенциарной системы, и прежде всего с некомплектом кадров. В связи с тяжестью и непрестижностью службы, крайне небольшим денежным довольствием желающих проходить службу на должностях надзорсостава в пенитенциарной системе в рассматриваемый период времени было не так уж и много. К примеру, начальник Омской тюрьмы докладывал в ноябре 1918 г.: «Почти половина наличного состава надзирателей вверенной мне тюрьмы, имеющихся в настоящее время, заявляют об уходе со службы, мотивируя уход недостаточностью получаемого ими по этой службе жалованья 225 рублей в месяц, ввиду невозможности существовать семьей на эту сумму при существующей дороговизне на все предметы первой необходимости, тем более, что товарищи их по службе в других ведомствах, например - в милиции, получают жалованье больше» [2, л. 67]. Неблагоприятную кадровую ситуацию в пенитенциарной системе Сибири усугубляла и необходимость с 1919 г. согласования кандидатур принимаемых на службу лиц с местными управлениями Государственной охраны по вопросам их политической благонадежности, что в условиях Гражданской войны могло затянуться на неопределенный срок. Нехватка надзорсостава в пенитенциарных учреждениях отчасти объяснялась и возросшей на сотрудников нагрузки. По данным Д.Р. Тимербулатова, в конце 1918 г. в пенитенциарных учреждениях Западной Сибири на одного сотрудника надзорсостава в среднем приходилось 9,4 заключенных [3, с. 301-302], в то время как в начале 1917 г. на одного сотрудника приходилось лишь 3,5 человека. При этом штатная численность надзорсостава Сибири оставалась практически прежней и составляла к концу 1918 г. 868 сотрудников. Разрешения вопроса повышения денежного довольствия сотрудникам пенитенциарного ведомства, за счет установления им дополнительных выплат, нередко брали на себя земства. Так, Кокчетавское уездное земство Акмолинской области с сентября 1918 г. выплачивало старшим надзирателям Кокчетавской тюрьмы денежное довольствие в размере 210 рублей в месяц, из которых 170 рублей - за счет земства и 40 рублей - за счет казны. Денежное довольствие младших надзирателей составляло 170 рублей в месяц [2, л. 65]. Вместе с тем, осознавая непростое материальное положение государственных служащих, к которым относился руководящий состав пенитенциарной системы губернии, Совет Министров правительства Колчака постановлением от 27 декабря 1918 г. повысил им оплату труда в зависимости от получаемого жалованья (от 10 до 25 %). Подлежало повышению и квартирное довольствие [4]. Вопрос же о повышении денежного довольствия надзорсоставу по-прежнему оставался не решенным. Постановлением Административного Совета Временного Сибирского правительства от 25 октября 1918 г. было утверждено расписание окладов служащих по тюремному ведомству Министерства юстиции [5]. Для младших надзирателей каторжных и губернских тюрем, а также исправительных арестантских отделений устанавливался месячный оклад в 275 рублей. Однако он полагался не более чем 20 % служащих. Для остальных 80 % размер жалованья был установлен равный с младшими надзирателями уездных тюрем, т.е. в пределах от 225 до 250 рублей в месяц. То есть часть сотрудников оказалось в более привилегированном положении по сравнению со служащими уездных тюрем, в которых оклад в 275 рублей не устанавливался вообще. Для сравнения отметим, что содержание губернского инспектора составляло 800, а его заместителя -700 рублей в месяц, что позволяло руководству пенитенциарного ведомства находиться в благоприятных материальных условиях. Даже получавшие от 375 до 475 рублей в месяц сотрудники аппарата инспекции могли с трудом содержать свои семьи, хотя их материальное положение было более чем в два раза лучше, чем у надзирателей. Лишь после обсуждения в правительстве, 13 января 1919 г. А.В. Колчаком было утверждено Постановление Совета Министров «О распространении окладов содержания младших надзирателей каторжных, губернских (областных) тюрем и исправительных отделений на младших надзирателей уездных тюрем» соответственно в 275 и 250 рублей в месяц [6, с. 160-161]. Таким образом, повышение денежного довольствия нижних чинов пенитенциарной системы Сибири явно запаздывало. Для сравнения отметим, что в начале 1919 г. унтер-офицерский состав колчаковской армии получал денежное довольствие в размере 250-300 рублей в месяц; лица, занимавшие должности фельдфебеля, - 350 рублей в месяц; младшие офицеры - 480 рублей в месяц. Военнослужащие на фронте получали дополнительно 20 %-е вознаграждение к окладу [7, л. 46-47]. Заработная плата сотрудников милиции составляла 325375 рублей в месяц [8, л. 20-21]. Нехватку надзирательского состава в сибирских тюрьмах до 50 % от положенного был вынужден констатировать и П.К. Гран, назначенный Указом Верховного Правителя 31 января 1919 г. на должность начальника Главного управления мест заключения Министерства юстиции, с правом заменять министра в его отсутствие. Он имел опыт практического руководства Главным тюремным управлением царской России (с 4 мая 1913 г. по 6 марта 1917 г. он занимал должность начальника Главного тюремного управления) [9, с. 189-190], поэтому улучшение социального обеспечения сотрудников пенитенциарной системы в Сибири стало возможным во многом благодаря его деятельности на этом посту. Вместе с тем дефицит кадров восполнялся за счет привлечения к охране тюрем воинских формирований, а также вольнонаемных, что нередко приводило лишь к ослаблению режима охраны, и прежде всего за счет непрофессионализма последних. Отдавая отчет в том, что инфляция намного опережает рост заработной платы, Совет Министров принял постановление об увеличении (вне зависимости от получаемой ранее суммы) денежного содержания и квартирного довольствия на 35 % с 1 марта 1919 г. всем государственным служащим. Под действие данного постановления попадали и сотрудники пенитенциарной системы [10]. Предшествующее постановление от 27 декабря 1918 г. отменялось. Однако в условиях Гражданской войны, всеобщего развала экономики, подобные меры не являлись спасением. В июле 1919 г. правительство Колчака разрешило руководителям учреждений, находившихся в подчинении по гражданским ведомствам, получение аванса в счет заработной платы сотрудников на оптовую закупку продовольствия и товаров первой необходимости для них [11]. Таким образом, денежное довольствие выдавалось им частично - деньгами, частично -продуктами, что создавало предпосылки для финансовых нарушений. Наконец принятым Всероссийским Правительством Колчака 9 мая 1919 г. законом государственным служащим предусматривалось периодическая выдача дополнительного денежного содержания в размере получаемого оклада [2, л. 235]. Однако данные меры явно запаздывали, да и их исполнение в Сибири оставляло желать лучшего. 28 октября 1919 г. правительством было сообщено, что ставки рабочим и служащим государственных предприятий и учреждений, жалованье военнослужащим будет увеличено в три раза. Причем было решено провести это увеличение с 1 августа 1919 г. Данное постановление предусматривалось ввести в действие по телеграфу, не дожидаясь опубликования и, следовательно, немедленно начать выплату денег. Однако известно, что денег в бюджете колчаковского режима не было и проследить выполнение данного постановления для сотрудников пенитенциарной системы не представляется возможным. Само же увеличение выплат в исчислении за один месяц с учетом ликвидации надбавок оказалось не таким уж высоким. Доходы служащих выросли на 20-30 %, а уровень цен «скакал» вверх на 50-100 % ежемесячно. В связи с этим, следует согласиться с мнением В. М. Рынкова о том, что чем ближе было к концу «белой» эпопеи на востоке России, тем больше зарплаты выравнивались и становились похожи на социальные пособия для работающих [12, с. 146-147]. Только официальный прожиточный минимум в Сибири с февраля по ноябрь 1919 г. возрос с 326 до 1 102 рублей в месяц [13, с. 332]. Несмотря на галопирующую инфляцию, Главное управление мест заключения Министерства юстиции Российского правительства Колчака считало, что предпринятых мер социальной защиты персонала пенитенциарных учреждений вполне достаточно. В июне 1919 г. начальник ГУМЗ П.К. Гран телеграфировал губернским тюремным инспекторам: «Центральными правительственными учреждениями г. Омска принимаются все доступные меры к тому, чтобы возможно лучше обставить материальное положение своих служащих... Что же касается домогательств отдельных лиц, стоящих на государственной службе, о дальнейшем улучшении их материального положения и не желающих проникнуться сознанием о необходимости сократить свои потребности в тяжелую минуту государства, то таким лицам не место на службе правительства и Родины» [2, л. 235]. Вполне естественно, что вышеперечисленные факторы негативно сказывались на режиме охраны и надзора пенитенциарных учреждений, что признавалось и властями. Начальник отдела Государственной охраны департамента милиции МВД Российского правительства, проведя инспекцию правоохранительных органов Семипалатинска, сообщал в секретной переписке 1 августа 1919 г. начальнику ГУМЗа: «Милиция очень слаба. Слабый надзор и в тюрьмах, благодаря незначительному штату надзирателей и слабым окладам содержания тюремного персонала» [8, л. 19]. Определенные меры социальной поддержки предпринимались и в отношении пенсионеров пенитенциарной системы. Постановлением Административного Совета Временного Сибирского правительства от 30 октября 1918 г. пенсии в Сибири значительно повышались и подлежали перерасчету с 1 июня 1918 г. [6, с. 330-331]. Отметим, что данное постановление распространялось на всех лиц, получавших пенсии к тому времени, а не только на сотрудников пенитенциарной системы. Процентные надбавки зависели от размера получаемой ранее пенсии, с учетом предшествующих постановлений Временного правительства в 1917 г. Постановлением Совета Министров Российского правительства от 4 февраля 1919 г. данные прибавки к пенсиям были распространены на всю подконтрольную колча-ковскому правительству территорию [14, ст. 19]. Индексация пенсий составляла от 1,5 до 200 % в зависимости от ее размера: чем он был ниже, тем более высокую надбавку получал служащий. Наконец, в конце 1919 г. ГУМЗом Минюста Российского правительства был разработан законопроект о повышении окладов сотрудникам тюремного ведомства. Предполагалось установить оклады начальника губернской и областной тюрьмы в размере 750 рублей в месяц; начальника губернской тюрьмы от 550 до 700 рублей; старшего помощника начальника губернской и областной тюрьмы - до 550 рублей; старшего помощника начальника уездной тюрьмы - 250400 рублей. Планировалось и увеличение процентной надбавки за выслугу лет: 3 года - 5 %; 5 лет - 10 %, 10 лет - 15 %. При этом квартирное довольствие предполагалось установить в размере 20 % от оклада. Управление делами Российского правительства сообщало 27 ноября 1919 г. министру юстиции, что «по законопроекту об установлении новых окладов содержания для чинов тюремной администрации и стражи со стороны Управления делами возражений не встречается», назначив рассмотрение законопроекта на 2 декабря 1919 г. [8, л. 42-45]. Однако в связи с наступлением войск Красной армии данному проекту не суждено было стать законом. Таким образом, вопросы социального обеспечения сотрудников пенитенциарной системы со стороны антибольшевистских правительств в 1918-1919-х гг. носили явно запаздывающий характер. Предпринимаемые правительством меры по стабилизации социального обеспечения государственных служащих нивелировались галопирующей инфляцией периода Гражданской войны. Подобное соотношение к тюремной системе объяснялось тем, что задачами первостепенной важности «белых» режимов в условиях Гражданской войны являлись укрепление боеспособности армии, органов контрразведки и внутренних дел, а деятельность пенитенциарной системы в целом рассматривалась в качестве «конечной инстанции» в карательной системе государства. Это приводило к недооценке роли пенитенциарной системы Сибири в механизме функционирования правоохранительных органов контрреволюционной Сибири в целом, что в конечном итоге лишь усугубляло положение антибольшевистских режимов.

Ключевые слова

пенитенциарная система, Сибирь, сотрудники, социальное обеспечение, penitentiary system, Siberia, employees, social security

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Михеенков Егор ГеннадьевичТомский институт повышения квалификации работников Федеральной службы исполнения наказаний Россиидоцент, кандидат исторических наук, доцент кафедры служебно-боевой и тактико-специальной подготовки; полковник внутренней службыMEGASV74@mail.ru
Всего: 1

Ссылки

Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ). Ф. Р. 827. Оп. 1.
ГАРФ. Ф. Р. 827. Оп. 1. Д. 10.
Тимербулатов Д.Р. Пенитенциарная система Западной Сибири при антибольшевистских правительствах (май 1918 - декабрь 1919 гг.) : дис.. канд. ист. наук. Кемерово, 2017. 330 с.
Правительственный вестник (Омск). 1918. 29 декабря.
Собрание Узаконений и Распоряжений Временного Сибирского правительства (Омск) от 31 октября 1918 г. № 21. Ст. 187.
Законодательная деятельность Российского правительства адмирала А.В. Колчака (ноябрь 1918 г. - январь 1920 г.) / сост. Е.В. Луков, Д.Н. Шевелев. Томск, 2003. Вып. 2. С. 160-161.
Приложение к Постановлению Совета Министров от 3 декабря 1918 г. «Временный табель окладов жалованья военнослужащих строевых частей Российской армии» // ГАРФ. Ф. Р. 150. Оп. 1. Д. 1. Л. 46-47.
ГАРФ. Ф. Р. 827. Оп. 11. Д. 5.
Звягин С.П. Начальник главного управления мест заключения Министерства юстиции Российского правительства 1919 года П. К. Гран // Уголовно-исполнительная система сегодня: взаимодействие науки и практики : материалы межрегиональной науч.-практич. конф., 29-30 ноября 2007 года / отв. ред. А.П. Полуэктов ; науч. ред. А.Г. Антонов. Новокузнецк, 2007. Ч. 1. С. 189-190.
Постановление Совета Министров № 231 от 18 марта 1919 г. «Об изменении действующих постановлений о добавочном содержании служащих правительственных учреждений» // Правительственный вестник. 1919. 9 апреля.
Постановление Совета Министров № 581 от 15 июля 1919 г. «О выдаче авансов начальникам правительственных учреждений на приобретение для служащих подведомственным им учреждениям предметов и продуктов первой необходимости» // Правительственный вестник. 1919. 6 августа.
Рынков В.М. Социальная политика антибольшевистских режимов на востоке России (вторая половина 1918 - 1919 г.). Новосибирск, 2008. 440 с.
Звягин С. П. Формирование и реализация правоохранительной политики антибольшевистских правительств на Востоке России (1918-1922 гг.) : дис.. д-ра ист. наук. Кемерово, 2003. 623 с.
Постановление Совета Министров от 4 февраля 1919 года «О распространении на все губернии и области законов Временного Сибирского Правительства о замещении должностей по правительственной службе, занимаемых лицами, призванными на военную службу, и процентных добавок к пенсиям» // Собрание Узаконений и Распоряжений правительства, издаваемого при Правительствующем Сенате (Омск). 1919. 15 марта. № 2.
 Социальное обеспечение сотрудников пенитенциарной системы Западной Сибири в годы Гражданской войны (1918-1919 гг.) | Уголовная юстиция. 2018. № 11. DOI: 10.17223/23088451/11/31

Социальное обеспечение сотрудников пенитенциарной системы Западной Сибири в годы Гражданской войны (1918-1919 гг.) | Уголовная юстиция. 2018. № 11. DOI: 10.17223/23088451/11/31