Книги баронессы Н.М. Строгановой в фонде библиотеки Томского государственного университета: проблемы выявления и изучения | Вестн. Том. гос. ун-та. Культурология и искусствоведение . 2014. № 2(14).

Книги баронессы Н.М. Строгановой в фонде библиотеки Томского государственного университета: проблемы выявления и изучения

В статье рассматриваются проблемы изучения личных библиотек на примере Строгановского книжного собрания в Томске. В центре внимания стоят вопросы выявления и изучения книг с экслибрисами баронессы Н.М. Строгановой (1745-1819), их истинная и ложная атрибуция. Косвенно затрагиваются вопросы бытования книг на французском языке в России XVIII в., их использования в качестве учебных пособий для российского юношества.

Books of baroness N.M. Stroganov in the library of the Tomsk State University: problems identificational and study.pdf Первым и самым крупным вкладом в библиотеку Сибирского университета стал дар Сергея и Александра Строгановых, передавших университету книжное собрание отца, графа Г.А. Строганова (1770-1857), дипломата, посла Александра I в Испании, Швеции, Турции. Вместе с книгами самого Григория Александровича в Томск также попали книги некоторых других Строгановых. В настоящей статье будет представлена обзорная характеристика книг с владельческими атрибутами баронессы Н.М. Строгановой (17451819). Наталья Михайловна - вторая супруга барона С.Н. Строганова (17381771), который доводится дядей Г.А. Строганову по отцовской линии. Биографические сведения о баронессе Н.М. Строгановой довольно скудны и получены из нескольких источников. Наиболее полным и достоверным на сегодняшний день следует считать рукописный «Дневник Белосельских-Белозерских» (опубликован в 2005 г.) [1. С. 72, 74]. Краткие статьи в «Российской родословной книге» П. Долгорукова [2. Ч. 1. С. 220] и «Русских портретах» [3. Ч. 5. С. 192-193] дополняют картину, но пестрят ошибками в именах и датах. Наталья Михайловна Строганова родилась в Петербурге, в семье князя Михаила Андреевича Белосельского и его супруги Натальи Григорьевны (урождённая Чернышёва). Крёстной матерью княжны Натальи Белосельской стала императрица Елизавета Петровна, а крёстным отцом - будущий император Пётр III. В 1755 г., когда Наталье не было еще и десяти лет, скончался от чахотки её отец, а в декабре 1760 г. умерла мать. Оставшись сиротой в пятнадцатилетнем возрасте, Наталья Михайловна до своего замужества жила в Москве в семье Е.Г. Племянниковой, родной тётки по материнской линии. В феврале 1766 г. она вышла замуж за барона С.Н. Строганова, в августе 1771 г. овдовела и больше не выходила замуж, целиком посвятив себя воспитанию сына Александра, которому в день смерти отца не исполнилось и трёх месяцев. Для исследователей, занимающихся историей русско-французских культурных связей в XVIII в. и франкофонии в среде русской аристократии, баронесса Строганова - это прежде всего автор «Дневника», который она писала по-французски во время заграничного путешествия в 1780-1982 гг.5 Рукопись «Дневника» попала в Томск в составе Строгановского книжного собрания, где находится в настоящее время. Авторство баронессы Строгановой, которая ведёт повествование от первого лица и нигде не называет себя в «Дневнике», было установлено составителями первого печатного каталога библиотеки и зафиксировано в специальном примечании к библиографической записи [4. С. 24] (рис. 1). Характеристика состояния библиотек - это важный аспект в изучении умственного состояния общества той или иной эпохи. Как правило, состав библиотеки не бывает случайным, он отражает интересы владельца, свидетельствуя об уровне его образованности и культурных запросах [5. С. 124]. Отбор книг в двадцатитысячном Строгановском собрании проводился на основании владельческих атрибутов: двух книжных знаков, печати, подписи, суперэкслибриса. Проблемы, с которыми пришлось столкнуться при работе по выявлению книг баронессы Строгановой, следующие: разнообразие её книжных знаков; их ложная атрибуция у некоторых авторов; рассредоточенность по всему двадцатитысячному массиву Строгановского книжного собрания. Основной проблемой сегодня остаётся отсутствие владельческого каталога либо описи, что не позволяет судить ни о количественной стороне её библиотеки, ни о составе. Большинство книг баронессы Строгановой отражены в рукописном каталоге сына Александра, однако особенности этого каталога таковы, что не дают представления ни об издании, ни об экземпляре и, самое главное, не позволяют выделить книги матери и сына в самостоятельные библиотеки6. Хронологический охват книг баронессы Н.М. Строгановой с 1711 по 1787 г., язык произведений французский, география изданий - Париж, Гаага, Амстердам, Женева и др. Исключение составляет единственное русское издание - «Церковный словарь» П.М. Алексеева (М., 1775-1776). Специального владельческого стиля в оформлении книг не наблюдается, все переплёты имеют скромный вид, зачастую книги приобретались в готовом переплёте. На сегодняшний день зарегистрировано чуть более тридцати названий книг с владельческими атрибутами баронессы Н.М. Строгановой. Условно их можно поделить на две группы: для себя и для воспитания сына. Все книги, представленные в обзоре, отобраны и описаны de visu. Баронесса Строганова имела два экслибриса, один суперэкслибрис и гербовую печать. Оба экслибриса впервые были опубликованы В.А. Верещагиным в книге «Русский книжный знак», причём первый экслибрис был ошибочно приписан барону Николаю Григорьевичу Строганову (1706-1758), а сама баронесса названа Елизаветой [6. С. 2]. Заметим, что эти ошибки тем не менее не отменяют большой практической ценности названного пособия. Как сказано выше, экслибрис на основе гербовой печати с надписью внутри овала "B N Strogonoff' (Baronne Natalie Strogonoff) длительное время связывали с именем барона Н.Г. Строганова. Книги, выявленные в Томске, доказывают ложность такой атрибуции. Экслибрис с фамилией баронессы Строгановой зарегистрирован в Томске в нескольких вариантах. Наиболее показательным примером в этом ряду следует считать собрание сочинений госпожи Ламбер (Lambert, marquise de, 1647-1733) (рис. 2). Экслибрис, отпечатанный черной краской на бумаге, обрезан по контуру и наклеен на авантитул первого тома, а в томе втором сохранился только след от утраченного экслибриса. Кроме того, на кожаных переплётах двухтомника сохранились суперэкслибрисы, идентичные тому, что мы наблюдаем на картонаже «Дневника»: наклейка зелёного сафьяна с латинскими инициалами «B S» (размер оттиска 3,2 х 2,8 см). Год издания -1785 - также убедительно говорит в пользу нашей атрибуции. Аналогичный экслибрис имеется также на переплёте упомянутого выше словаря П.М. Алексеева. Оригинально оформлены «Моральные и критические письма» маркиза д'Аржана (D'Argens, J.B. de Boyer, 1704-1771): экслибрис с фамилией баронессы Строгановой отпечатан на бумаге киноварью и наклеен на кожу как суперэкслибрис (рис. 3). В книге на форзаце сохранилась владельческая запись: «A la Bne Natalie Strogonoff» (угасает). Наконец, книга Ж. Жирара «Друг природы» (Париж, 1787) имеет слепой оттиск экслибриса на синем картоне переплёта. Экслибрис с фамилией на основе личной печати - не единственный книжный знак баронессы Строгановой. Второй экслибрис - геральдический (Верещагин, рис. 3; Ивенский, № 55), он символизирует супружеский союз княжны Натальи Бело-сельской и барона Сергея Строганова. По утверждению С.Г. Ивенского, это офорт самой баронессы Натальи Михайловны [7. С. 29]. Экслибрис наклеивался на оборотной стороне форзаца либо авантитула. В Томске выявлено девять названий с таким экслибрисом, в том числе два сочинения принадлежали прежде покойному супругу барону Сергею Николаевичу: «Мемуары для истории госпожи Ментенон и прошедшего века» (Гаага и Лейден, 1757) и «Характеры» Мадлены Пьизьё (Париж, 1751). В двенадцатитомных «Мемуарах» утрачены десять из двенадцати экслибрисов - изъяты вместе с авантитулами, за исключением второго тома, где хорошо заметны следы отпаривания экслибриса. В «Характерах» (изданы анонимно) сохранились неатрибутированные пометы карандашом, в разделах, касающихся выбора гувернёра и выработки общей стратегии воспитания. Остальные семь изданий - это собственные приобретения баронессы Строгановой. Остановимся на характеристике некоторых из них. Важнейшей чертой светского человека было умение вести беседу. Человеку, свободно говорившему по-французски, но для которого этот язык не был родным, порой приходилось прибегать к помощи специальных пособий [8. С. 119]. В качестве примера подобных пособий можно назвать книгу Во-мориера «Искусство нравиться в разговоре». Это самая ранняя в хронологическом отношении книга с экслибрисом Строгановых-Белосельских (Амстердам, 1711). Наполовину оторванная запись неустановленного лица на форзаце говорит о том, что книга досталась Наталье Михайловне из вторых рук, а крохотные латинские буковки «B S» на титульном листе - о том, что она стала собственностью Натальи Михайловны не ранее 1766 г. (год замужества). Пьер Вомориер Дортиг (Pierre d'Ortigue (d'Aurtigue) de Vaumoriere, ок. 1610-1693) известен как автор модных романов в духе Ла Кальпренеда (1610?-1663). «Он блистал повсюду, - писала о нём Мадлена де Скюдери, -и более всего был известен не как литератор, а просто как порядочный человек. ...Он умел воодушевить любую беседу. Вомориер хорошо говорил, а ещё лучше писал» [9. P. 29-30]. Книга Вомориера «Искусство нравиться в разговоре» была опубликована первым изданием в Париже в 1688 г., а затем выдержала несколько переизданий (рис. 4). Вомориер - человек XVII в. (умер в 1693 г.), в начале XVIII в. книга продолжала пользоваться спросом, но поскольку зачастую она печаталась анонимно, с авторством произошла странная метаморфоза. Текст Вомориера обнаруживается в составе посмертного собрания сочинений аббата де Бельгарда (Гаага, 1761. Т. 8), а на корешке экземпляра с экслибрисом Н.М. Строгановой читается: «Lettres par Mr. Bellg.». Это заблуждение было широко распространено в XVIII в., достаточно упомянуть такого энциклопедически образованного человека, как Честерфилд (1694-1773), и лишь в ХХ в. вопрос с авторством был благополучно разрешён в пользу Вомориера [10. С. 301]. «Письма к сыну» Честерфилда (1-е изд. 1774 г.) сразу приобрели популярность и ежегодно переиздавались. Русские читатели XVIII в. знакомились с текстом писем по оригинальному изданию либо по французскому (как в случае с баронессой Строгановой) или немецкому переводу. Экземпляр баронессы Строгановой выполнен с седьмого английского издания (Амстердам, 1779). В оформлении «Писем к сыну» Честерфилда мы наблюдаем два владельческих атрибута баронессы Строгановой: кожаный ярлык малинового цвета с инициалами латиницей «B. S.» на верхней крышке переплёта (утрачен на т. 3) и геральдический экслибрис Строгановых-Белосельских на обороте авантитула (утрачен вместе с авантитулом на т. 4). Назовём ещё три книги, в оформлении которых присутствует геральдический экслибрис Строгановых-Белосельских. Это «Письма и любовные послания Элоизы с ответами Абеляра» (Б.м., 1777), псевдоготический роман «Аделаида, или Мемуары маркизы М***» Кералио-Робер (Нёшатель, 1782), а также широко известное в России сочинение К.Л. де Сен-Мартена (1743-1803) «О заблуждениях и истине» (2-е изд. Саломонополис, 1781). Больше всего сомнений при определении владелицы вызвали книги с печатью. Как уже указывалось выше, в основу рисунка печати положен герб баронов Строгановых, и это означает, что с равной долей вероятности печать могла принадлежать нескольким Строгановым. Сомнения рассеялись, когда с такой печатью была зарегистрирована книга, бесспорно принадлежавшая баронессе Строгановой. Это «Парижский альманах на 1782 год» (Almanach de Paris pour l'annee 1782). На форзацах в начале и в конце книги есть записи карандашом: фамилии парижских знакомых Натальи Михайловны. Всего выявлено 22 книги с такой печатью. Назовём некоторые из них: «История революций в Российской империи» (Париж, 1760, автор Жак Лакомб); «Всеобщая история театров всех наций» (Париж, 1779-1880. 12 т.); «Похвальное слово Вольтеру» Ж.-Ф. Лагарпа (Париж, 1780) и др. «Наблюдения о Лондоне и его окрестностях» анонимного автора (Париж; Лондон, 1777) содержат сведения о городе, в котором баронесса Строганова побывала осенью 1782 г. Большинство книг с печатью баронессы Строгановой, несомненно, приобретались для сына Александра. В их числе «Французский баснописец, или Собрание лучших французских басен, начиная от Лафонтена» (Париж, 1771); «Жизнеописания славных полководцев» римского историка Корнелия Непота (Париж, 1781). «Исторический словарь по воспитанию» Ж.Ж. Филассье (Париж, 1771) и др. Запись чернилами: «Baron de Strogonoff» на титульном листе «Словаря» привнесла свою долю сомнений при определении владельца. Обращение к рукописным владельческим каталогам рассеяло эти сомнения. «История Пьера Террайля, по прозванию шевалье Байяр, рыцарь без страха и упрёка» (Париж, 1772, автор Гийяр де Бервиль) -книга с несколькими владельческими атрибутами: кожаный ярлык с инициалами, печать на авантитуле, владельческая запись малолетнего барона А.С. Строганова на титульном листе. Это одна из тех книг, которые входили в непременный круг чтения дворянской молодёжи XVIII в. Второй такой книгой сразу после её выхода в свет стала «Российская история» П.Ш. Левека (1736-1812). В Строгановском книжном собрании есть два экземпляра этого сочинения. Во-первых, это экземпляр с владельческой подписью юного Григория Строганова (Ивердон, 1783). Другой экземпляр с печатью баронессы Строгановой на авантитуле представлен оригинальным изданием (Париж, 1782) (рис. 5). Скорее всего, книга была приобретена во время заграничного путешествия, хотя уже в ноябре 1782 г. она раздавалась многочисленным подписчикам в Петербурге [11. С. 205]. Подводя итог сказанному, выскажем осторожное предположение, что в Томске выявлены все книги с владельческими атрибутами баронессы Строгановой. Их небольшое количество, а также тридцатилетняя лакуна (с 1788 по 1818 г.) позволяет сделать вывод, что не все книги баронессы Строгановой влились в библиотеку Г.А. Строганова, а затем попали в Томск. Наталья Михайловна пережила сына почти на пять лет. В 1819 г. (год смерти баронессы) были живы и здравствовали её многочисленные племянники и племянницы. Назовём самых известных из них. Это Зинаида Александровна Волконская, дочь князя Александра Михайловича Белосельского-Белозерского (он младший брат Натальи Михайловны) и Софья Владимировна Строганова, дочь Натальи Петровны Чернышёвой известной как «Усатая княгиня» (она двоюродная сестра Натальи Михайловны), от брака с князем Владимиром Борисовичем Голицыным. Наиболее новые и современные книги баронессы Строгановой могли быть подарены родным и друзьям ещё при жизни владелицы, а также отойти им по наследству (текста завещания мы не имеем). В подтверждение этой мысли можно привести сведения с сайта Нижегородской областной библиотеки. Там представлено описание собрания сочинений французского драматурга Нерико Детуша с владельческими атрибутами (подписью, печатью) Н.М. Строгановой и высказано предположение, что книги попали в фонд библиотеки из нижегородского дома Строгановых (принадлежал С.В. Строгановой). Впоследствии книги могли разойтись по библиофильским собраниям, владельческие книжные знаки продолжили своё существование в отрыве от книги в качестве предмета коллекционирования. В связи с этим настало время расширить границы поиска для создания более полной картины читательских интересов русской аристократки эпохи Просвещения.

Ключевые слова

Строгановское книжное собрание, личные библиотеки, аристократические библиотеки, экслибрисы, франкофония, французские издания, Stroganoff book collection, noble libraries, personal libraries, ex-libris, bookplates, heraldry, French prints, Francophonie

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Крупцева Ольга ВасильевнаТомский государственный университетведущий библиотекарь отдела рукописей и книжных памятников Научной библиотекиOVKruptseva@lib.tsu.ru
Всего: 1

Ссылки

Дневник Белосельских-Строгановых // Российский архив: История отечества в свидетельствах и документах XVIII-XX вв. М., 2005. Вып. 14. 712 с., ил. (Новая серия).
Российская родословная книга / изд. П. Долгоруким. СПб., 1854. Ч. 1. 350 с.
Русские портреты XVIII-XIX веков / изд. Великого князя Николая Михайловича Рома -нова. М., 1999. Ч. 5. 730, XXVIII с.
Каталог главной библиотеки Императорского Томского университета: дополнение. Витрины. [Томск, 1889]. 56 с.
Разумовская М.В. От «Персидских писем» до «Энциклопедии»: (Роман и наука во Франции в XVIII веке). СПб.: Изд-во С.-Петерб. гос. ун-та, 1994. 193 с.
Верещагин В.А. Русский книжный знак. СПб., 1902. 83, [3] с.
Ивенский С.Г. Книжный знак: История, теория, практика художественного развития. М.: Книга, 1980. 270 с.
Неклюдова М.С. Искусство частной жизни. Век Людовика XIV. М.: ОГИ, 2008. 440 с., ил.
Biographie universelle, ancienne et moderne. A Paris: Chez L.G. Michaud, 1827. T. 48. 562 p. § Vaumoriere.
Алексеев М.П. Честерфилд и его «Письма к сыну» // Честерфилд. Письма к сыну. Максимы. Характеры / отв. ред. М.П. Алексеев; пер. и коммент. Ф.М. Шадрина. Л., 1971. 351 с.
Сомов В.А. Французская «Россика» эпохи Просвещения и её русский читатель. // Французская книга в России в XVIII в.: очерки истории. Л., 1986. 254 с.
 Книги баронессы Н.М. Строгановой в фонде библиотеки Томского государственного университета: проблемы выявления и изучения | Вестн. Том. гос. ун-та. Культурология и искусствоведение . 2014. № 2(14).

Книги баронессы Н.М. Строгановой в фонде библиотеки Томского государственного университета: проблемы выявления и изучения | Вестн. Том. гос. ун-та. Культурология и искусствоведение . 2014. № 2(14).