Интернационализация высшего образования как отражение ценностей культуры постмодерна: российская специфика | Вестн. Том. гос. ун-та. Культурология и искусствоведение . 2016. № 4(24). DOI: 10.17223/22220836/24/9

Интернационализация высшего образования как отражение ценностей культуры постмодерна: российская специфика

Статья посвящена оценке влияния интернационализации высшего образования на социокультурные процессы, происходящие в современной России. Выявляются основные трендыразвития отечественных и зарубежных исследований в области интернационализации высшего образования. Сравнительный анализ опыта исследовательской деятельности в России и за рубежом позволяет констатировать необходимость активизации работы по изучению интернационализации высшего образования и его последствий. Результаты исследования показывают необходимость обратить внимание на те противоречивые последствия, которые порождают процессы интернационализации высшего образования в России в условиях отсутствия региональных и общефедеральной стратегий интернационализации.

Internationalization of higher education as a reflection of the value postmodern culture: Russian specificity.pdf Интернационализация образования становится все более очевидной тенденцией развития национальных систем высшего образования не только в развитых странах мира, но и в современной России. Формирование данной тенденции можно проследить не только на примере деятельности как вузов, находящихся в Санкт-Петербурге и Москве, так и ведущих провинциальных университетов России, в частности Томского политехнического университета и Томского государственного университета. Активизация работы российских вузов в области интернационализации образования была вызвана мерами управленческого характера со стороны государственных органов (в частности, принятием и реализацией проекта «5-100», связанного с вхождением не менее 5 российских вузов в число 100 ведущих университетов мира до 2020 г.), а также тем обстоятельством, что в настоящее время этот процесс представляет собой глобальное явление, которое затрагивает все страны мира [1. С. 206]. Именно поэтому за последние два десятилетия оно привлекло внимание большого количества исследователей, которые в своих работах рассматривают разнообразные аспекты интернационализации высшего образования на институциональном, региональном, национальном и международном уровнях. Понятие «интернационализация высшего образования» стало использоваться в научных исследованиях с начала 1990-х гг. С этого времени в научных публикациях оно все чаще заменяет такие понятия, как «международное образование» и «международное сотрудничество». Введение его в научный оборот должно было подчеркнуть существенные изменения, которые происходят в системе высшего образования. Смена понятий отражала растущую важность международного аспекта в дальнейшем развитии высшего образования в мире [2]. В значительной степени процесс интернационализации высшего образования был вызван теми глубинными изменениями в экономической, социальной и политической жизни, которые в первую очередь затронули развитые страны мира. Эти изменения нашли свое отражение в культуре изменяющегося общества, в которой все большее значение стали приобретать постматериальные ценности: терпимость к меньшинствам, свободное слово, межличностное доверие. Некоторые авторы, в частности американский исследователь Р. Инглхарт, использовали для обозначения указанных культурных изменений термин «постмодерн». Учреждения систем высшего образования развитых стран мира, университеты, оказали значительное влияние на трансформацию индустриального общества, переход его в постиндустриальное состояние, а также на формирование культуры постмодерна, в которой на первый план были выдвинуты ценности самовыражения и качества жизни. В этих условиях интернационализация высшего образования была вызвана не только желанием развитых стран мира приобрести новые источники человеческих и финансовых ресурсов в странах третьего мира, но и размыванием традиционных ценностей в этих странах, расширением свободы индивидуального выбора жизненного стиля и индивидуального самовыражения для граждан этих стран [3. С. 35]. Масштабы, которые приняла интернационализация высшего образования в России, а также влияние этого процесса на социально-экономическое, политическое и культурное развитие отдельных российских регионов и страны в целом демонстрируют необходимость его пристального изучения, осуществления анализа опыта других стран, оценки результатов уже проведенных исследований в рассматриваемой области. В связи с этим в рамках настоящей работы предпринята попытка охарактеризовать основные тенденции в развитии исследований интернационализации высшего образования в России и за рубежом, дать оценку культурному значению этого феномена. Еще в 1992 г. Arum S. и Van de Water J. [4] предложили понимать под интернационализацией высшего образования «многочисленные мероприятия, программы и услуги, которые осуществляются в рамках международных исследований, международных образовательных обменов и международного технического сотрудничества». Несколько иное определение в 1994 г. предложила Knight J. [5], которая рассматривала интернационализацию высшего образования как «процесс интеграции (включения) международных и межкультурных аспектов в содержание преподавательской, научной и сервисной функций учреждения (образования)». Несколько позднее, в 2003 г., она пересмотрела свое определение, представив его в ином виде, а именно как «процесс интеграции межнационального, межкультурного или глобального масштаба в цели, функции и обеспечение постсреднего образования» [6]. В 2002 г. Soderqvis M. [7] предложила рассматривать интернационализацию высшего образования как «процесс перехода национального вуза в состояние ведущего международного института высшего образования с выходом системы управления на международный уровень во всех аспектах своей деятельности с целью повышения качества преподавания и обучения, а также для достижения желаемого уровня компетенции». В настоящее время среди всех возможных подходов к определению термина «интернационализация высшего образования» выделяют четыре наиболее типичных и широко используемых: • деятельностный подход, в рамках интернационализации высшего образования рассматривается через применение таких категорий или видов деятельности, как число иностранных студентов, мобильность студентов, международные двойные ученые степени (Harari M. [8], Mestenhauser J., Ellingboe B. [9], Powell C. [10]); • компетентностный подход, который предполагает описание интернационализации образования с точки зрения разработки новых знаний, навыков, отношений и ценностей у студентов, преподавателей и сотрудников, в то же время обращается внимание на повышение возможностей института в области преподавания и проведения научных исследований (R. Ayoubi, H. Massoud [11], G. Elkin, J. Farnsworth, A. Templer [12], S. McGowan, L. Potter [13], M. Van der Wende [14]). • рационалистический подход, в рамках которого акцентируется внимание на рассмотрении интернационализации с точки зрения выявления ее целей и оценки полученных результатов (H. De Wit [15]; J. Knight [16]); •процессный подход, с точки зрения которого интернационализация определяется как процесс, который направлен на интеграцию международных аспектов в преподавательскую, научную и сервисную функции образовательного учреждения (H. De Wit [15], J. Knight [5]). Среди этих четырех подходов, как отмечают китайские исследователи Wanhua Ma и Yun Yue [17], наиболее широко в литературе представлены деятельностный и компетентностный подходы, которые применяются для исследования конкретных проблем интернационализации высшего образования. Их отличает применение надежной и достоверной системы индексов, которые могут быть использованы в качестве инструмента или ориентира для изучения интернационализации, что и определяет их популярность. Расширение масштабов исследования современных процессов интернационализации высшего образования, выявление различий в его протекании в разных странах актуализировали внимание к истории формирования феномена. В связи с этим все более значительное внимание в исследованиях начинает уделяться различным аспектам истории интернационализации высшего образования. Здесь можно отметить работу Philip G. Altbach и Hans de Wit [18], которые рассматривают становление данного феномена в широком историческом, политическом и этнокультурном контексте. Также имеется значительное число работ, которые посвящены рассмотрению истории интернационализации высшего образования на уровне отдельных государств. Среди них можно выделить работы S. Slaughter, L. Leslie [19], L. Glazier, L. Ken-schaft [20], J. Carbone, G. Winston [21], W. Hoffa [21] (все об интернационализации образования в США), A. Yonezawa [23] (об интернационализации образования в Японии), M. Asteris [24], R. Garrett [25] (об интернационализации высшего образования в Великобритании), G. Harmon [26] (об интернационализации высшего образования в Австралии) и проч. Многочисленность исследований процесса интернационализации высшего образования привела к дифференциации предметной области. Были выделены различные формы реализации международного сотрудничества в этой сфере, а именно: • индивидуальная мобильность: мобильность студентов или профессорско-преподавательского состава в образовательных целях; • мобильность образовательных программ и институциональная мобильность; формирование новых международных стандартов образовательных программ; • интеграция в учебные программы международного измерения и образовательных стандартов; • институциональное партнёрство: создание стратегических образовательных альянсов. Рассмотрению этих форм посвящены исследования S. Bedenlier, O. Za-wacki-Richter [27], P.G. Altbach, L.S. Lewis [28], L.K. Childress [29], J.L. Davies [30], A. Hamza [31], A. Gopal [32] и др. Современный уровень развития науки и высшего образования характеризуется увеличением масштабов научных исследований и разнообразия каналов для участия в современном глобальном обществе знаний. Это стало результатом целенаправленной политики многих стран мира по поддержанию и улучшению состояния своих ведущих университетов, по расширению систем высшего образования в условиях ограниченных финансовых ресурсов, выделяемых государством на эти цели. Анализ национальных моделей интернационализации высшего образования представлен в большом количестве работ, которые вышли в последние годы. В частности, особый подход, выразившийся в сильном государственном вмешательстве, характерен для моделей стран Восточной Азии (Южная Корея, Филиппины, Вьетнам, Китай, Сингапур), что отмечается в работах P.G. Altbach, J. Bala'n [33], S. Marginson, S. Kaur, E. Sawir [34], M. Moon, K.S. Kim,F. Huang [35] и др. Модель интернационализации, реализуемая в Японии, характеризуется наличием у университетов значительных академических свобод, автономией при принятии решений, а также участием государства в финансировании и в регулировании численности студентов и преподавателей. Ее описание представлено в работах A. Yonezawa, K. Ishida, H Horta. [36], M. Kaneko [37]. Специфика модели интернационализации высшего образования Великобритании рассматривается в работах S. Kyvik [38], H. Willmott [39] и др. Также в исследованиях прослеживается выделение различных стратегий интернационализации высшего образования, реализуемых отдельными странами и регионами мира. К настоящему времени уже появилась многочисленная литература, посвященная рассмотрению стратегий интернационализации высшего образования на уровне межгосударственных объединений (например, ЕС, ОЭСР). Разработка национальных стратегий интернационализации высшего образования и актуализация практических мер по их реализации составляют важную часть современных исследований в этой области, поскольку это связано с той высокой степенью заинтересованности, которую выражают многие страны в привлечении талантливой молодежи из-за рубежа, в получении дополнительного дохода, в расширении тематики научных исследований для обеспечения своего научного, экономического, социального и политического развития и лидерства в мире. В связи с этим можно упомянуть работы таких авторов, как I. Ferencz, B. Wachter [40], B.M. Kehm, U. Teichler [41], E. Egron-Polak, R. Hudson [42] (о стратегии интернационализации высшего образования в рамках Европейского Союза и отдельных стран Европы); J.K. Hudzik, M. Stohl [43], J. Davies [44], S. Slaughter, G. Rhoades [45] (о стратегии интернационализации высшего образования в США) и др. Кроме того, одним из активно разрабатываемых аспектов исследований стратегии интернационализации высшего образования является стратегия интернационализации на уровне отдельных вузов. Особенно это характерно в отношении исследователей тех стран, в которых отсутствует хорошо скоординированная национальная стратегия интернационализации высшего образования, как, например, в США. Среди авторов работ подобного рода можно отметить J.K. Hudzik [46], L.K. Childress [29], J.R. Cole [47], W.I. Brustein [48], R. Bhandari, P. Blumenthal [49], C.Miller-Idriss, E.A. Worden [50] идр. Разработка стратегии интернационализации высшего образования является актуальной и в России, причем как на национальном уровне, так и на уровне отдельных регионов и университетов. Особенно это важно для тех вузов, которые претендуют не только на лидерство в рамках отечественной системы высшего образования, но и на глобальное лидерство. Разработка данного вопроса имеет свою историю в отечественной науке. В 2009 г. вышло исследование «Интернационализация высшего образования: тенденции, стратегии, сценарии будущего» [51] (авторы M.H. Агранович, И.В. Аржанова, В.А. Галичин, Н.Е. Боревская, Н.В. Гроховатская, Л.И. Ефремова, Е.А. Карпухина, М.В. Ларионова, О.В. Перфильева, Д.В. Суслова, В.М. Филиппов). В этой работе были представлены возможные сценарии развития высшего образования в России в контексте дальнейшего углубления процессов интернационализации. С момента ее выхода в свет значительно изменился геополитический, экономический, демографический, социокультурный контексты развития процессов интернационализации в России. Данное обстоятельство актуализирует необходимость проведения дальнейших исследований в этой области, однако в последние годы эта проблема практически выпала из пространства исследовательского интереса отечественных ученых. В значительной степени внимание исследователей сместилось в сторону рассмотрения частных аспектов интернационализации высшего образования, например, таких, как интернационализация и повышение качества образования (Н.В. Красильникова [52], Л.Р. Ягудина [53]), интернационализация и глобализация (Д.А. Качанов [54], С. Марджинсон [55]) и др. Об актуальности разработки стратегии интернационализации высшего образования на уровне государства, а также отдельных регионов России, вузы которых наиболее активно вовлечены в процесс интернационализации высшего образования, говорят многие авторы. Среди них можно отметить О.В. Сагинову [56], А. Шишкина, Л. Брагина, Г. Селянскую, В.Ю. Куприяно-ву-Ашину [57], М.В. Ларионову [58] и др. Вместе с тем в работах указанных авторов намечаются только контуры подобных проектов, обозначаются возможные формы и направления участия российских вузов в процессе интернационализации высшего образования. Активизация исследований в области интернационализации высшего образования в России также обусловлена тем, что в настоящее время в России отсутствуют специальные программы (или стратегия) интернационализации высшего образования не только на уровне отдельных регионов, но и на общефедеральном уровне. Отсутствие данных программ в некоторой степени компенсируется активностью со стороны руководителей отдельных российских университетов, выступающих с инициативой разработки вузовских программ (стратегий) интернационализации высшего образования. Например, в 2012 г. была представлена Стратегия интернационализации Балтийского федерального университета им. И. Канта, в 2013 г. была разработана «Стратегия интернационализации Казанского федерального университета», в конце 2015 г. в Томском политехническом университете (ТПУ) был подготовлен проект «Стратегии интернационализации ТПУ». Аналогичные документы разработаны и реализуются и рядом других вузов России. Активность региональных вузов России в области интернационализации высшего образования все более обращает на себя внимание и требует критического осмысления, поскольку порождает парадоксальные ситуации в сфере культурного, социального и экономического развития, требующие не только внесения изменений в политику региональных и федеральных органов государственной власти и управления, но и более масштабных изменений, связанных с пересмотром ценностных ориентиров современного российского общества [59. С. 4-5]. Особенно это характерно для тех регионов России, вузы которых вовлечены в реализацию Проекта 5-100, запущенного в 2012 г. Пример многих вузов России, в том числе двух вузов Томской области -Томского государственного университета и Томского политехнического университета (оба вуза являются участниками Проекта 5-100) - наглядно демонстрирует наличие серьезных позитивных количественных изменений, характеризующих положение университетов страны, активно вовлеченных в процесс интернационализации высшего образования (табл. 1, 2). Таблица 1 Количество иностранных студентов, обучавшихся в университетах г. Томска (ТПУ и ТГУ) ТПУ1 ТГУ2 Годы Из стран СНГ Из стран дальнего зарубежья Всего Из стран СНГ Из стран дальнего зарубежья Всего 2007 нет данных 409 нет данных нет данных нет данных нет данных 2008 нет данных 482 нет данных 897 21 918 2009 1464 638 2102 нет данных нет данных нет данных 2010 1463 671 2134 942 80 1022 2011 1933 789 2722 763 59 822 2012 2224 939 3163 840 96 936 2013 2439 983 3422 нет данных нет данных нет данных 2014 4063 1210 5273 нет данных нет данных нет данных 2015 3741 1069 4810 1414 239 1653 1 Таблица составлена на основании данных, содержащихся в отчетах и докладах за период с 2009 по 2015 г., размещенных на официальном сайте ТПУ в разделе «Отчеты и доклады» (URL: http://tpu.ru/). 2 Таблица составлена на основании данных, содержавшихся в отчетных материалах, размещенных на официальном сайте ТГУ (URL: http://tsu.ru/). Таблица 2. Количество действующих программ Double Degree ТПУ3 ТГУ2 Годы Бакалавр Магистр Всего Бакалавр Магистр Всего 2003 2 - 2 2004 -2007 2 - 2 2008 2 4 6 1 1 2009 2 8 10 2 2 2010 2 12(13) 14(15) 3 3 2011 2 12(13) 14(15) 1 3 4 2012 2 14(15) 16 (17) 1 4 5 2013 2 18(19) 20 (21) 1 4 5 2014 2 18(19) 20 (21) 1 6 7 2015 2 18(19) 20 (21) 1 7 8 Позитивная динамика в области интернационализации высшего образования России несомненно уже оказала влияние на социальные, экономические политические и культурные процессы в стране, на увеличение степени открытости страны, вовлеченности ее в глобальные процессы. В частности, с 1 января 2014 года вступили в силу изменения в миграционное законодательство России, согласно которым иностранным студентам разрешается работать в период обучения на территории Российской Федерации. Это обстоятельство способствовало увеличению привлекательности системы высшего образования России для граждан других стран. «Процессы глобализации научной деятельности привели к тому, что научное сообщество выходит за пределы узких рамок национальных границ. Формируются многочисленные международные исследовательские группы. В немалой степени этому помогает деятельность транснациональных корпораций, действующих в десятках стран, расположенных практически на всех континентах» [60. С. 115], а также целенаправленная политика органов государственной власти и управления. Необходимость соблюдения требований международных рейтингов Times Higher Education, Quacquarelli Symonds (QS), ARWU (для вузов, участвующих в Проекте 5-100) определила формирование тенденции к резкому увеличению количества иностранных преподавателей, работающих в вузах Томска. Например, в ТПУ в 2015 г. 130 зарубежных специалистов из 30 стран были привлечены к научно-образовательному процессу. В дальнейшем их доля должна составить 7,2 %4. В итоге общее число зарубежных специалистов составит более 150 человек при общей численности научно-преподавательского состава в 2145 человек (по данным на 2015 г.). Вместе с тем в последние годы на фоне усиления конкуренции между странами мира в области развития науки, техники и технологий значительно выросла и конкуренция среди университетов в области привлечения иностранных студентов [61. С. 56]. Кроме России, целый ряд стран пытаются сделать свое образование интересным студентам со всего мира - это и страны БРИКС, страны Азии и Восточной Европы. При осуществлении выбора места обучения студенты все больше принимают во внимание не только стоимость и качество образования, но и иные обстоятельства - качество жизни, наличие возможностей для самовыражения, разнообразие жизненных стилей и прочие условия, обусловленные становлением культуры постмодерна в современном мире. Однако в этой области мы можем наблюдать скорее процессы деградации, чем движения вперед. В частности, на фоне растущей интернационализации высшего образования в г. Томске и его значимой роли как инновационного центра страны качество жизни в регионе в период с 2012 по 2015 г. неизменно снижалось (табл. 3.) Таблица 3 Рейтинг Томской области по качеству жизни среди регионов России за период с 2012 по 2015 г. (по данным РИА Новости1) Год Позиция в рейтинге 2012 24 2013 30 2014 36 2015 45 Успехи в области интернационализации высшего образования в г. Томске усугубили ситуацию на рынке труда региона. В 2015 г. Томская область была включена Министерством труда России в перечень территорий, отнесенных к территориям с напряженной ситуацией на рынке труда. Кроме того, характеризуя организацию учебной деятельности иностранных студентов в томских вузах, можно отметить ряд проблемных моментов, которые осложняют выстраивание коммуникативных процессов между ними и их российскими коллегами, затрудняют их адаптацию в местной культурной среде. Например, на протяжении длительного времени студенты из стран дальнего зарубежья, обучавшиеся в ТПУ и ТГУ, были практически изолированы от общения с российскими студентами. Для них организовывались отдельные учебные группы, они размещались для проживания в отдельных общежитиях, удалённых от мест расположения основных общежитий студенческого кампуса. Отсутствие полноценного коммуникативного процесса внутри студенческой среды и за его пределами, в который бы иностранные студенты были вовлечены в полной мере, не могло способствовать улучшению понимания иностранцами поведения и склада мышления россиян в различных сферах жизни, а значит, и повышению привлекательности нашей страны. Таким образом, очевидно, что процесс интернационализации высшего образования оказывает противоречивое влияние на развитие страны и ее регионов. Успехи университетов г. Томска по привлечению иностранных студентов и преподавателей для учебы и работы достаточно ярко обнажили ряд проблем социокультурного характера. Увеличение доли иностранных студентов в российских вузах привело только к одному очевидному результату -продвижению ряда университетов в мировых рейтингах. Другие видимые позитивные результаты интернационализации пока не просматриваются. Более того, процессы интернационализации все более остро обнажают проблемы современного российского общества, которые связанны с улучшением качества жизни, расширением возможностей для самореализации и проч. Проведенный анализ позволяет констатировать, что необходимо активизировать работу по изучению опыта интернационализации системы высшего образования, выявлению эффективных механизмов его реализации (возможно, посредством разработки стратегий интернационализации высшего образования на региональном и общефедеральном уровнях), так как интернационализация является не только одним из ключевых направлений интеграции российской системы высшего образования в международное образовательное пространство, выхода ее на передовые позиции в мировых рейтингах, но и процессом, который связан с глубинными изменениями в социальной и культурной жизни общества. Этот процесс способен оказать значительное влияние на производство изменений в культуре и ценностных ориентирах современного российского общества, в которых все большее значение приобретают постматериальные ценности, связанные с формированием терпимости к меньшинствам, межличностного доверия, уважения к свободе слова и разнообразию жизненных стилей.

Ключевые слова

интернационализация высшего образования, глобализация, культура постмодерна, университеты, internationalization of higher education, globalization, postmodern culture, universities

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Чмыхало Александр Юрьевич Томский политехнический университет кандидат философских наук, доцент кафедры философииsanichtom@inbox.ru
Ардашкин Игорь Борисович Томский политехнический университет доктор философских наук, профессор кафедры философииibardash-kin@mail.ru
Макиенко Марина Алексеевна Томский политехнический университет кандидат философских наук, доцент кафедры философииmma1252@tpu.ru
Всего: 3

Ссылки

Matei L., Iwinska J. National Strategies and Practices in Internationalisation of Higher Education: Lessons from a Cross-Country Comparison // Higher Education Reforms in Romania. 2014. November. P. 205-226.
Elspeth J., De Wit H. Globalization of internationalization: Thematic and regional reflections on a traditional concept. 2012. URL: http://muse.jhu.edu/journals/audem/v003/3jones.pdf (дата обращения: 20.10.2016).
Корниенко A.A., Ардашкин И.Б., Чмыхало А.Ю. Философия науки : учеб. пособие. Томск: Том. политехи. ун-т, 2007. 184 с.
Arum S., Van de Water J. The Need for a Definition of International Education in US Universities // Bridges to the Future: Strategies for internationalizing higher education. Kla-sek C.B. (Ed.). Carbondale: Association of International Education Administrators.1992. P. 191-203.
Knight J. Internationalisation: elements and checkpoints. // Canadian Bureau for International Education. Ottawa. 1994. 7. URL: http://www.cbie-bcei.ca/wp-content/uploads/2014/01/Internatio-nalization-Elements-and-Checkpoints.pdf (дата обращения: 20.10.2016).
Knight J. Updated internationalization definition // International Higher Education. 2003. № 33. P. 2-3.
Soderqvist M. Internationalization and its management at higher education institutions: Applying conceptual, content, and discourse analysis. Helsinki: Helsinki School of Economics. 2007. URL: http://epub.lib.aalto.fi/pdf/diss/a206.pdf (дата обращения: 20.10.2016).
Harari M. The internationalization of the curriculum // Bridges to the Future: Strategies for internationalizing higher education. Klasek C.B. (Ed.). Carbondale: Association of International Education Administrators.1992. P. 52-79.
Mestenhauser J., Ellingboe B. Reforming the higher education curriculum: Internationalizing the campus. Phoenix, AZ: American Council on Education / Oryx Press, 1998. 244 p.
Powell C. Statement for international education week. 2004. URL: http://state. gov/view/statements/powell.htm (дата обращения: 20.10.2016).
Ayoubi R., Massoud H. The strategy of internationalization in universities // International Journal of Education Management. 2007. № 21(4). 339-349.
Elkin G., Farnsworth J., Templer A. Strategy and the internationalization of universities // International Journal of Education Management. 2008. № 22. P. 239-250.
McGowan S., Potter L. The implications of the Chinese learner for the internationalization of the curriculum: An Australian perspective // Critical Perspectives on Accounting. 2008. № 19 (2). P. 181-198.
Van der Wende M. Internationalization of higher education in the OECD countries: Challenges and opportunities for the coming decade // Journal of Studies in International Education. 2007. № 11. P. 274-289.
De Wit H. Internationalisation of Higher Education in Europe and its assessment, trends and issues. URL: http:// nvao.com/page/downloads/ Internationalisation_of_Higher_Education_ in_Europe_DEF_december_2010.pdf (дата обращения: 20.10.2016).
Knight J. Internationalization remodeled: Definition, approaches, and rationales // Journal of Studies in International Education. 2004. № 8. P. 5-31.
Wanhua Ma, Yun Yue Internationalization for quality in Chinese research universities: student perspectives // Higher Education. 2015. № 70 (2). P. 217-234.
Altbach P. G., Wit H. de Internationalization and Global Tension: Lessons From History // Journal of Studies in International Education. 2015. № 19(1). P. 4-10.
Slaughter S., Leslie L. Academic capitalism: Politics, policies and the entrepreneurial university. Baltimore, MD: Johns Hopkins University Press., 1997. 276 p.
Glazier L., Kenschaft L. Welcome to America: The World War I era and the rise of international education in the United States // International Educator. 2002. № 5. P. 5-11.
Carbone J., Winston G. Saving, wealth, performance, and revenues in U.S. colleges and universities // Review of Higher Education. 2004. № 28. P. 97-128.
Hoffa W. A history of U.S. study abroad: Beginnings to 1965. Carlisle, PA: Forum on Education Abroad, 2007. 318 p.
Yonezawa A. Making «world-class universities»: Japan's experiment // Higher Education Management and Policy. 2003. № 15. P. 9-24.
Asteris M. British universities: The "coal exporters" of the 21st century // Journal of Studies in International Education. 2006. № 10. P. 224-240.
Garrett R. Transnational delivery by UK higher education, part 1: Innovation and competitive advantage. London, England: Observatory on Borderless Higher Education. 2004.
Harmon G. Australia as a higher education exporter // International Higher Education. Retrieved. URL: http://www.bc.edu/bc_org/avp/soe/cihe/newsletter/News30/text001.htm (дата обращения: 20.10.2016).
Bedenlier S., Zawacki-Richter O. Internationalization of higher education and the impacts on academic faculty members // Research in Comparative & International Education 2015. № 10 (2). P. 185-201.
Altbach P.G., Lewis L.S. The academic profession in international perspective // Altbach P.G. The International Academic Profession. Portraits of Fourteen Countries. Princeton, NJ: The Carnegie Foundation for the Advancement of Teaching, 1996. P. 3-48.
Childress L.K. The twenty-first century university: Developing faculty engagement in internationalization. New York, NY: Peter Lang, 2010.
Davies J.L. The shift from teaching to learning: Staff recruitment and careers development policies for the Universities of the twenty-first century // Higher Education in Europe. 1998. № 23(3). P. 307-316.
Hamza A. International experience. An opportunity for professional development in higher education. // Journal of Studies in International Education.2010. 14 (1). P. 50-69.
Gopal A. Internationalization of higher education: Preparing faculty to teach cross-culturally // International Journal of Teaching and Learning in Higher Education. 2011. 23 (3). P. 373-381.
Altbach P.G., Balan J. World class worldwide: Transforming research universities in Asia and Latin America. Baltimore: Johns Hopkins University Press., 2007.
Marginson S., Kaur S., Sawir E. Higher education in the Asia-Pacific: Strategic responses to globalization. Dordrecht: Springer, 2011. URL: http://www.springer.com/gp/book/9789400714991
Moon M., Kim K. S. A case of Korean higher education reform: The Brain Korea 21 Project // Asia Pacific Education Review. 2001. 2(2). P. 96-105.
Yonezawa A., Ishida K., Horta H. The long-term internationalization of higher education in Japan // Internationalization of higher education in East Asia: Trends of student mobility and impact on education governance. K. Mok & K. Yu (Eds.). Abingdon: Routledge. 2013. P. 179-191.
Kaneko M. Incorporation of national universities in Japan design, implementation and consequences //Asia Pacific Education Review. 2009. 10(1). P. 59-67.
Kyvik S. Structural changes in higher education systems in Western Europe. Higher Education in Europe. 2004. 29(3). P. 393-409.
Willmott H. Commercializing higher education in the UK: The state, industry and peer review // Studies in Higher Education. 2003. 28(2). P. 129-141.
Ferencz I., WachterB. European and national policies for academic mobility. Linking rhetoric, practice, and mobility trends. ACA Papers in International Cooperation and Education. Bonn: Lem-mens. 2012. 244 p. URL: http://www.aca-secretariat.be/fileadmin/aca_docs/images/members/ACA-2012-European_and_national_policies.pdf
Kehm B.M., Teichler U. Research on internationalisation in higher education // Journal of Studies in International Education, 2007. 11(3-4). P. 260-273.
Egron-Polak E., Hudson R. Internationalization of higher education: Global trends, regional perspectives. Paris: International Association of Universities, 2010.
Hudzik J.K., Stohl M. Modelling assessment of the outcomes and impacts of internationalisa-tion // Wit H. de (ed.) How do we measure what we do? The debate. EAIE Occasional Paper. Amsterdam: EAIE Occasional Paper 22, 2009. EAIE, Amsterdam, Netherlands. P. 9-21.
Davies J.L. The shift from teaching to learning: Staff recruitment and careers development policies for the Universities of the twenty-first century // Higher Education in Europe. 1998. 23(3). P. 307-316.
Slaughter S., Rhoades, G. Academic capitalism and the new economy: Markets, state, and higher education. Baltimore, MD: Johns Hopkins University Press. 2004. 384 p.
Hudzik J. K. Comprehensive internationalization: From concept to action. Washington, DC: NAFSA: Association of International Educators. 2011. URL: http://ecahe.eu/w/images/ 1/1f/Comprehensive_Internationalization_-_NAFSA.pdf (дата обращения: 20.10.2016).
Cole J. R. The great American university: Its rise to preeminence, its indispensable national role, why it must be protected. New York, NY: PublicAffairs, 2009.
Brustein W. I. The global campus: Challenges and opportunities for higher education in North America. Journal of studies in international education. 2007.11. P. 382-391.
Bhandari R., Blumenthal P. International students and global mobility in higher education: National trends and new directions. New York, NY: Palgrave Macmillan, 2010.
Miller-Idriss, C., Worden E. A. Internationalization in US higher education: Studying the Middle East in the American university. Globalisation, Societites and Education. 2010. № 8(3). P. 393-409.
Агранович М.Л. и др. Интернационализация высшего образования: тенденции, стратегии, сценарии будущего. Национальный фонд подготовки кадров, М.: Логос, 2010. 280 с.
Красильникова Н.В. Мониторинг реализации стратегии интернационализации вуза как условие ее эффективного развития // Современные проблемы науки и образования. 2015. № 3. С. 466.
Ягудина Л.Р. Качество высшего образования в условиях его интернационализации: мнение российских и иностранных студентов // Изв. Южного федерального университета. Педагогические науки. 2012.№ 2. С. 219-227.
Качанов Д.А. Регионализация, интернационализация и глобализация высшего образования // Право и управление. XXI век. 2009. № 1. С. 73-76.
Марджинсон С. Российские наука и высшее образование в условиях глобализации // Вопросы образования. 2014. № 4. С. 8-35. URL: https://vo.hse.ru/data/2014/12/23/1104091156/ Marginson.pdf (дата обращения: 20.10.2016).
Сагинова О. В. Интернационализация высшего образования какфактор конкурентоспособности (на примере Российской экономической академии им. Г.В. Плеханова). URL: http://www.marketologi.ru/publikatsii/stati/internatsionalizatsija-vysshego-obrazovanija-kak-faktor-konkurentosposobnosti/ (дата обращения: 20.10.2016).
Куприянова-Ашина В., Чанг Жу. Интернационализация высшего образования: Российские подходы. URL: http://www.intertrends.ru/thirty-third/Kupriyanova.pdf (дата обращения: 20.10.2016).
Ларионова М.В. Анализ подходов к интернационализации в российских вузах в контексте тенденций глобализации: задачи и условия повышения конкурентоспособности и развития экспортного потенциала // Интернационализация высшего образования: тенденции, стратегии, сценарии будущего. М. : Логос, 2010. С. 216-257.
Ардашкин И.Б., Боярко Г.Ю., Дутова Е.М. и др. Основы ресурсоэффективности : учеб. пособие / под ред. А.А. Дульзона, В.Я. Ушакова. Томск: Том. политехи. ун*т, 2012. 286 с.
Чмыхало А.Ю., Ардашкин И.Б. Перспективы развития науки и инноваций в современной России // Вестн. Том. гос. ун-та. Философия. Социология. Политология. 2014. № 4 (28). C. 111-122.
Ардашкин И.Б., Макиенко М.А., Погукаееа Н.В., Чмыхало А.Ю. Формирование поликультурной среды как условие повышения конкурентоспособности российских вузов // Вестн. науки Сибири. 2015. № 1 (16). С. 55-62. URL: http://sjs.tpu.ru/journal/article/view/1274/912 (дата обращения: 20.10.2016).
 Интернационализация высшего образования как отражение ценностей культуры постмодерна: российская специфика | Вестн. Том. гос. ун-та. Культурология и искусствоведение . 2016. № 4(24). DOI: 10.17223/22220836/24/9

Интернационализация высшего образования как отражение ценностей культуры постмодерна: российская специфика | Вестн. Том. гос. ун-та. Культурология и искусствоведение . 2016. № 4(24). DOI: 10.17223/22220836/24/9