Капитализация культурного производства. «Ловушка монополии» | Вестн. Том. гос. ун-та. Культурология и искусствоведение . 2012. № 3 (7).

Капитализация культурного производства. «Ловушка монополии»

Встатье рассматривается тренд капитализации системы культурного производства посредством преодоления дефицитов социально-экономической среды этого производства через формирование монопольной организации в нём. Обсуждается возникающее противоречие между монопольной организацией культурного производства и требованиями его необходимой гибкости, что приводит к саморазрушению монопольной организации и декапитализации производственной системы в отрасли культуры. Формулируются варианты выхода из указанного противоречия.

The сapitalization of cultural production. «The trap of the monopoly».pdf Развитие отечественной отрасли культуры в Сибирском регионе (есть ос-нования полагать, что и в стране в целом) в длительном периоде от реформ1860-х гг. до наших дней характеризуется двумя разнесёнными по временипроцессами:1. 1860-е - середина 1980-х гг. В этом периоде наблюдается поступатель-ное возрастание «капитализации» культурного пространства - самоопределе-ние сферы культурного производства (в различных его формах) в качествепризнанного источника разнообразных социально значимых благ. Это воз-растание, в частности, прослеживается в количественном росте сетей учреж-дений культуры, увеличении их пользовательских аудиторий, повышениивнимания к сфере культуры органов государственного управления и местногосамоуправления [1. С. 46; 2. С. 25]. Показательно, что вектор указанного про-цесса не претерпел никаких изменений даже в связи с общенациональнойкатастрофой революции и Гражданской войны, напротив, есть основаниясчитать, что масштабные социальные трансформации рубежа 1910-1920-х гг.этот вектор только усилили.2. С середины 1980-х гг. и, с известными оговорками, до наших дней на-блюдается прямо противоположный процесс. В течение двух последних де-сятилетий произошла явная «декапитализация» отечественного культурногопроизводства, выразившаяся в ослаблении отраслевой роли культуры какпроизводителя и транслятора социально значимых благ. Симптомы этого яв-ления хорошо известны экспертам и менеджерам, работающим в отрасликультуры, - общее снижение финансовых вложений в культуру, инфраструк-турный и кадровый кризис, утрата пользовательских аудиторий или стагна-ция их развития, падение престижа соответствующих профессий, снижениеинтереса крупнейших держателей ресурсов (власть, бизнес, СМИ) к сотруд-ничеству с отраслью культуры.В последние годы можно отметить явные признаки новой смены тренда встатусе культурного производства, указывающие на намечающуюся «рекапи-тализацию» в нём. Так, Правительство Российской Федерации периодическиозвучивает планы масштабных инвестиций в тот или иной сектор культурно-го производства (например, летом 2011 г. в СМИ появились сообщения опланах вложения в музейный сектор России суммы в шестнадцать миллиар-дов рублей на период до 2020 г.) [3. С. 5]. В этом же ключе можно рассмат-ривать и устойчивый рост показателей работы учреждений культуры, наблю-даемый в последние пять лет по ряду статистических данных. Например вТомской области производство выставок в четырех крупнейших музеях ре-гиона с 2006 по 2010 г. возросло почти на 68 процентов (со 161 в 2006 г. до270 в 2010 г.), внебюджетные доходы тех же музеев с 2007 по 2010 г. вырос-ли почти на 26,7 процента [4. С. 36-39; 5. С. 36-39; 6. С. 36-39], при том чтодва года в указанном периоде попадают на время общего финансово-экономического кризиса, а цены на услуги музеев в Томской области под-держивались на традиционно низком уровне и не менялись с началом кризисапо настоятельной рекомендации Министерства культуры РФ.Вместе с тем наметившиеся позитивные тенденции, во-первых, ещё далекиот устойчивых и доминирующих трендов, а во-вторых, никак не отменяют об-щего провала отрасли культуры во второй половине 1980-х - начале 2000-х гг.и не преодолевают последствий этого провала. Тем важнее проанализироватьи понять причины столь стремительной «декапитализации» культурного про-изводства, к тому же проявившей себя в весьма жёстких формах и в контек-сте длительного тренда с прямо противоположным вектором.Такой анализ стал одной из ключевых задач большого исследовательско-го проекта, выполняемого в 2010-2012 гг. научно-образовательным центром«Музей и культурное наследие» Национального исследовательского Томско-го государственного университета в рамках государственного контракта сМинистерством науки и образования Российскойслабых и сильных сторон советской и постсоветской моделей организациибиблиотечного дела. Сравнение этих матриц заслуживает того, чтобы егопривести целиком. Так выглядит SW-матрица для советской модели библио-течной организации [8. С. 67]:«+» библиотечной политикив советский период«-» библиотечной политикив советский период− централизация библиотек;− детальная теоретическая и методическая проработкавсех аспектов жизнедеятельности библиотек (типовыебиблиотеки от поселкового до общенационального уров-ня);− последовательное укрепление всех компонентов(фондовых, кадровых, материально-технических) биб-лиотечной системы как на уровне отдельной библиотеки,так и на уровне корпорации в целом.− патернализм в сознании библио-течных работников;− несколько высокомерное отноше-ние библиотекарей к читателю;− неумение сотрудников и админи-страции библиотек самостоятельноориентироваться в социальном про-странстве;− акцентуация руководителей биб-лиотек на локальных, прежде всегоматериальных, проблемах;− слабое межведомственное взаимо-действие.А вот SW-матрица для публичной библиотеки в её современном состоя-нии [8. С. 69]:«+» библиотечнойполитикив современной России«-» библиотечной политикив современной России− большая свобода ввыборе форм и направ-лений деятельности;− появление новыхреальных и потенци-альных партнеров.− снижение объемов бюджетного финансирования;− жесткая правовая и бюджетная регламентация ряда важных аспек-тов жизнедеятельности библиотек (взаимодействие региональных имуниципальных библиотек, возможность копировать и тиражироватьхранимую информацию и т.д.);− угроза децентрализации библиотечных систем на региональном имуниципальном уровнях, последствия которой проявляются, преждевсего, в области отчетности и методической работы, комплектования, всфере межбиблиотечного сотрудничества, реализации комплексныхпроектов, требующих участия нескольких библиотек.Сравнение вышеприведённых матриц по сопоставимым частям (по «плю-сам» и «минусам» для каждого исторического периода) показывает следую-щее.Советская библиотека явно может быть охарактеризована как элементнекой производственной «монополии», т. е. организации:- концентрирующей под своим управлением все расходуемые в библио-течном производстве ресурсы и средства;- полностью контролирующей все существующие правила деятельностии полномочия по их установлению, в том числе в сфере внешних взаимодей-ствий низовых агентов культурного производства;- блокирующей (как минимум игнорирующей) обратные связи с конеч-ными потребителями продукции культурного производства;- слабо мотивированной на развитие горизонтальных связей с другимипроизводственными организациями, аналогичными по функциям и смежны-ми по сферам интересов (межведомственные барьеры);- формирующей специфическую организационную культуру, характери-зующуюся выраженными «исполнительскими» ценностями и слабым разви-тием низового творчества на производстве.На это указывают сильные стороны советской матрицы: централизация(концентрация управленческих полномочий и механизмов их реализации вединой управляющей подсистеме), единообразная стандартизация всех про-изводственных процессов, невозможная без контролирующей функции еди-ного «владельца», финансовая и ресурсная концентрация под тем же единым«владельческим» контролем, позволяющая тем не менее в тактической пер-спективе распределять ресурсы и средства достаточно эффективным образоми тем самым обеспечивать ресурсами и средствами все существующие субъ-екты библиотечной деятельности как минимум по их базовым текущим по-требностям. На то же указывают и слабые её стороны, зафискированныепрежде всего в явной невостребованности обратной связи с потребителем(«высокомерное отношение к публике» со стороны производственного звенаобслуживания читателей - яркий, но не единственный симптом такой невос-требованности) и в отсутствии необходимости делегирования управленче-ских инициатив на низовые звенья, непосредственно взаимодействующие спотребительской средой.Как же меняются черты этой организации к настоящему времени?Налицо её явное ослабление. Производственные процессы явно дерегу-лированы, значительная часть полномочий передана в низовые звенья, прин-цип централизации становится менее выраженным. Вместе с тем отмеченноедерегулирование не носит тотального характера, в отдельных блоках произ-водственных процессов сохраняется регламентация инструментами дейст-вующего законодательства. Одновременно наблюдается утрата множества«плюсов» монополии - с ослаблением регулирования резко снижается уро-вень ресурсного и финансового обеспечения, разрушаются выстроенные про-изводственные связи, ранее решавшие проблему методического обеспечения,и т. д. Очевидно, что монополия не исчезает, но «деградирует» - отказывает-ся от ряда функций, сбрасывая их на низовой уровень и одновременно сни-жая общее ресурсное и финансовое обеспечение производственных процес-сов, при этом пытается удержать общий контроль за производством путемнормативно-правового регулирования.Можно заметить, что в вышеприведённых матрицах достаточно чёткопрослеживается некая закономерность: зрелая монополия обеспечивает ре-сурсно-финансовую базу библиотечного производства за счет сверхконцен-трации управленческих полномочий, но из-за неё же лишает это производст-во необходимой гибкости. Попытка придать производственной системе этугибкость оборачивается «деградацией» системы управления и падением ре-сурсно-финансовой базы производства.Следует отдавать себе отчёт в невозможности полной экстраполяции си-туации в библиотечном секторе на всю отрасль культуры. В других секторахимеется определённая специфика внутренней организации (например, сте-пень централизации управления в музейном секторе всегда была ниже, чем вбиблиотечном, и остаётся таковой сейчас). Тем не менее на примере вышеот-меченной трансформации в библиотечном секторе можно увидеть выражен-ные общеотраслевые тенденции. Монопольные черты в организации куль-турного производства в советскую эпоху так или иначе свойственны всемсекторам отечественного культурного производства. Есть основания считать,что именно формирование этих черт было одним из наиболее важных эле-ментов в процессе становления отраслевой организации культурного произ-водства в Сибирском регионе начиная с пореформенной эпохи 1860-х гг. ивплоть до конца XX столетия. Отрасль культуры в Сибири (и в России в це-лом) достаточно долго формируется в формате общенациональной организа-ции, базируясь на частной и общественной инициативах, но уже в 1900-1910-е гг. в её рамках зреет понимание необходимости усиления роли госу-дарства как её приоритетного инвестора и организатора [9. С. 96]. Это фор-мирует запрос на государственную монополию в культурном производстве,который получает в советский период последовательное воплощение.Более того, именно на путях формирования указанной монополии сферакультурного производства в Сибири сложилась в серьёзную систему произ-водства значимых благ, создавшую необходимые условия массовой доступ-ности этих благ для населения. Можно высказать гипотезу, что формирова-ние монополии стало ценой за преодоление некоторых ключевых дефицитов,в той или иной форме существующих в социально-экономической средекультурного производства и создающих препятствия для его развития. Ука-занную социально-экономическую среду можно рассматривать как некуюсовокупность элементов, наличие которых непосредственным образом делаетвозможным развитие культурного производства на всех его направлениях.Условно можно выделить следующие значимые элементы среды:- институты - системы норм, правил, обычаев, определяющих и регули-рующих практики основных производственных процессов;- производственная инфраструктура - совокупность зданий, сооружений,служб и систем, обеспечивающих возможность функционирования и разви-тия культуры, как материального и нематериального производства;- ресурсы - материальные (оборудование, материалы, сырьё) и нематери-альные (кадры, информация, знание, технологии и т. д.), условия, необходимыедля ведения материального и нематериального культурного производства;- финансы (средства) - инструмент и регулятор доступа к инфраструкту-ре и ресурсам, необходимым для ведения материального и нематериальногокультурного производства.Соответственно, субъекты культурного производства в своей деятельно-сти могут сталкиваться с дефицитом одного или более элементов среды своейдеятельности, необходимых для ее осуществления. Ситуации такого дефици-та знакомы практически каждому управленцу, практикующему в сфере куль-турного производства, и каждому эксперту, изучающему соответствующиепрактики. Каждый вид дефицита среды для культурного производства можноохарактеризовать следующим образом:1. Дефицит институтов - отсутствие или нехватка норм и правил, позво-ляющих организовать культурное производство наилучшим в данных обстоя-тельствах способом. С дефицитами этого типа субъекты культурной деятель-ности неоднократно сталкивались на самых ранних этапах формированияотраслевой организации в культурном производстве. Так, Устав о цензуре ипечати, принятый в 1865 г., закреплял полномочия по выдаче разрешений насоздание публичных библиотек за региональными губернаторами. Послед-ние, в отличие от местных сообществ, не имели непосредственной заинтере-сованности в развитии библиотечных сетей на местах, поэтому прошения смест о разрешении на открытие библиотеки часто оставались без рассмотре-ния. Этот порядок тормозил развитие сетей библиотек, но сохранялся до1916 г. [9]. Определённые проблемы в культурном производстве, обуслов-ленные состоянием нормативно-правовой базы, существуют и в наши дни.Так, о сложности в нормативной базе во многом споткнулась попытка соз-дать площадку для молодежных культурных инициатив, предпринятая вТомском областном художественном музее в 2010 г. [10].В рамках же монопольной организации управляющая система можетсконцентрировать в своих руках объём полномочий, достаточный для уста-новления норм и правил, обеспечивающих достижения установленных целейкультурного производства (разумеется, монополия при этом распространяет-ся и на процессы целеполагания).2. Дефицит инфраструктуры - проблема трудноразрешаемая, распростра-ненная во всех секторах отечественного культурного производства. Яркимпримером проявления такого дефицита может служить срыв планов развитияТомского областного краеведческого музея, которые в 2000-2005 гг. быливыстроены под процесс проектирования новой постоянной экспозиции. Уч-редитель профинансировал создание комплексного проекта экспозиции, ноне смог профинансировать строительство нового фондохранилища, что по-зволило бы освободить экспозиционные площади от временного хранениямузейных предметов и реализовать проект [11. С. 121-131]. Эта проблема ненашла решения до настоящего времени, вследствие чего музей работает врежиме локальных выставок и не может выйти на новый уровень развитиясвоей деятельности. Монопольная организация может сосредоточить в своихруках достаточный объём средств и скоординировать их освоение в развитииинфраструктуры достаточно результативным образом. Об этом говорит хотябы тот факт, что число сетевых единиц в музейной сети Томской области с1944 по 1992 г. увеличилось почти в 30 раз (с 4 до 126) [12. С. 25, 80], что снеобходимостью требовало сопоставимого роста производственной инфра-структуры музеев в регионе.3. Дефицит материальных и нематериальных ресурсов. Следует особоподчеркнуть - данный дефицит не всегда связан с дефицитом финансовыхсредств. Возможны ситуации, когда средства у субъекта культурного произ-водства имеются, но приобрести за них необходимые ресурсы невозможно,затруднительно или требует дополнительных расходов. Так, в музеях суще-ствует проблема нехватки квалифицированных кадров в сфере реставрации иконсервации музейных предметов [13], причём не всегда удаётся найти тако-вых. В музеях Ханты-Мансийского автономного округа - Югры собственныхреставраторов нет, специалистов приходится приглашать из других регионов,что обусловливает дополнительные расходы. В рамках монополии существу-ет возможность распределения доступа к ресурсам, которое позволяет ниве-лировать дисбалансы обеспечения между агентами культурного производст-ва. В частности, в советской системе культурного производства вряд ли былавозможна ситуация, сложившаяся в ходе Пермского культурного экспери-мента, при котором распределение средств (при их, в общем-то, наличии) впользу сектора современного искусства создало дефицит всех ресурсов длядругих секторов культуры Пермского края [14].4. Дефицит средств. Возможно, это самая заметная и болезненная про-блема в современной отрасли культуры. Следует заметить, что эта проблемабыла хорошо знакома агентам культурного производства России, и в частно-сти Сибири, на ранних этапах его развития. Известно, что проект общедос-тупного публичного музея имени императора Александра II в Томске, приня-тый в 1911 г. (и так и не реализованный) столкнулся с нехваткой финансиро-вания буквально с первых же шагов [15. С. 42-62], и это явление в отрасликультуры XIX-XX вв. было обыденностью не только в музейном деле. Мо-нополия в организации отрасли культуры смогла справиться и с этим дефи-цитом, концентрируя и распределяя финансовые средства строго под утвер-жденные планы.Таким образом, можно предполагать, что монопольная организация всфере культурного производства характеризуется в обобщённом виде сле-дующими чертами:- способностью концентрировать полномочия, а следовательно, создаватьнеобходимые институты и управлять ими;- способностью концентрировать необходимые средства, а следователь-но, управлять инфраструктурой и ресурсами.Это значит, что монопольная организация культурного производства впринципе позволяет определить господствующего стейкхолдера (носителязначимого влияния) для культуры и дает ему возможность наиболее полнымобразом проявить свои возможности в подавлении всех значимых дефицитов.В нашем случае таким стейкхолдером выступают органы государственнойвласти.Это значит также, что ослабление монополии закономерно приводит ксокращению возможностей господствующего стейкхолдера, обострению де-фицитов социально-экономической среды культурного производства, паде-нию его количественных и качественных показателей и в конечном счёте кснижению его способности создавать социально значимые блага («декапита-лизации»).Вместе с тем преодоление дефицитов социально-экономической средыкультурного производства ценой формирования в этом производстве моно-польной организации с высокой степенью вероятности обрекает его на пер-спективу «декапитализации». Монополия способна успешно подавлять зна-чимые дефициты условий для культурной деятельности, но она же можетзагнать эту деятельность в труднопреодолимый тупик. Эффективное куль-турное производство по определению создаёт либо нематериальные блага,либо материальные, но обладающие выраженной нематериальной состав-ляющей (например, в секторе народных промыслов и декоративно-прикладного искусства, изобразительного искусства и т. д.). Следовательно,востребованность и эффективность реализации этих благ непосредственнозависят от сложного и многомерного субъективного восприятия их потреби-тельскими аудиториями. Это восприятие - явление весьма подвижное и тре-бующее постоянной тонкой настройки со стороны субъектов культурногопроизводства. Именно поэтому для успешной культурной деятельности,осуществляемой в формате социальной организации (учреждение, сектор,отрасль) критично важна постоянная глубокая обратная связь со своей ауди-торией. Творец-индивид в определеных условиях может позволить себе тво-рить «в стол», без оглядки на актуальные ожидания современников, а эле-мент культурной индустрии (музей, театр, библиотека, студия, художествен-ный салон и т. д.) - нет. В противном случае он быстро утратит всё - аудито-рию, престиж, авторитет в обществе, а в вслед за этим - средства, ресурсы,инфраструктуру. В связи с этим не менее важной оказывается возможностьтворческого реагирования на обратную связь с аудиторией для непосредст-венного субъекта культурного производства, для чего нужны соответствую-щие нормы и правила, умения и навыки, ценности организационной культу-ры и материальные возможности.Нетрудно заметить, что монопольная организация как раз склонна подав-лять либо игнорировать как фактор обратной связи с аудиториями, так и фак-тор способности низовых звеньев замечать движения потребностей аудито-рии, реагировать и конструктивно влиять на них. Культурное производство,таким образом, попадает в своеобразную «ловушку», в которой равным обра-зом оказываются входом как стратегии, связанные с ростом монополизации ворганизации культурной деятельности, так и стратегии, связанные с ее ради-кальной демонополизацией по образцу последних десятилетий. Это обстоя-тельство необходимо учитывать как при разработке стратегий развития от-расли культуры различных уровней, так и при организации экспертизы иконсалтинга такого рода работ. Не вызывает сомнений необходимость вос-становления элементов государственной поддержки развития культуры (ко-торое де-факто уже идёт), но следует понимать, что это восстановлениедолжно учитывать актуальный опытвсевозможных дефицитов. Вместе с тем этот подход неизбежно встретит рядсущественных трудностей в реализации - отсутствие нормативно-правовойбазы для частно-государственного партнерства потребует много времени дляеё создания и наработки практики качественного применения. Кроме того,необходима определённая организационная зрелость другой стороны, ее го-товность к длительному взаимодействию и адекватным затратам.2. Развитие проектной деятельности и формирование соответствующих ейорганизационных структур управления в самих субъектах культурного про-изводства, которое должно идти рука об руку с восстановлением функцийгосударственного (муниципального) управления культурой, имеющих чистобюрократическую природу. В рамках этой стратегии учреждение, получаяопределённую защиту от негативных влияний дефицитов среды, стимулиру-ется и мотивируется на создание и реализацию различных проектов в интере-сах пользовательских аудиторий. В учреждении формируется матричная илиподобная таковой структура управления, оставляющая место для проектныхгрупп и позволяющая гибко реагировать на колебания потребностей пользо-вательской среды путем генерирования различных проектов, - при сохране-нии определенного уровня господдержки. Этот подход в целом отвечает ус-тановкам федерального закона № 83-ФЗ от 08.05. 2010 г. и, вероятно, можетбыть реализован в формате автономного учреждения.Как отрасль культуры будет самоопределяться в отношении «монополь-но-дефицитной ловушки», покажет не столь отдалённое время. Собственно,на уровне менеджмента указанный процесс самопределения уже идет. Ана-лиз его результатов и создание модельных сценариев в помощь менеджерами разработчикам стратегий отраслевого развития культуры чем дальше, тембольше будут приобретать прикладное значение для культурологических ис-следований.

Ключевые слова

культурное производство, дефициты социально-экономической среды, монопольная организация, стейкхолдеры, cultural production, the deficits of the socio-economic environment, a monopolistic organization, stakeholders

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Загоскин Денис ВладимировичНациональный исследовательский Томский государственный университеткандидат исторических наук, доцент кафедры музеологии, культурного и природного наследия Института искусств и культурыdenzag@mail.ru
Всего: 1

Ссылки

История общественного самоуправления в Сибири второй половины XIX - начала XX века. Новосибирск : ИД «Сова», 2006. 352 с.
Шишкин В.И. Москва - Сибирь : история взаимоотношений (1917-1930 гг.) // История Сибири : человек, общество, государство. Новосибирск, 1995. 590 с.
Хицкий П. Музей воровского дела / П. Хицкий, К. Гурдин // Аргументы недели. 2011. № 23 (264). 16 июня.
Учреждения культуры Томской области в цифрах : 2006-2007 гг. // Департамент по культуре Томской области. Томск, 2008.
Учреждения культуры Томской области в цифрах : 2008-2009 гг. // Департамент по культуре Томской области. Томск, 2010.
Учреждения культуры Томской области в цифрах : 2009-2010 гг. // Департамент по культуре Томской области. Томск, 2011.
Ширко К.Н. Параметры работы современной публичной библиотеки: Основные проблемы и возможные пути их преодоления // Справочник руководителя учреждения культуры. 2009. № 5. С. 56-72.
Очерки истории книжной культуры Сибири и Дальнего Востока / ГПНТБ СО РАН. Новосибирск, 2001. Т. 2: Конец XIX - начало XX в. 368 с.
Фадеев К.В. Роль библиотек в культурном пространстве городов Томской губернии (вторая половина XIX века) // [Электронный ресурс]. URL: http://kulgor.narod.ru/ kongress/ fadeev.html (дата обращения: 21.08.2012).
«Церемония закрытия концертной площадки «Открытое небо» продлится пять суббот»// [Электронный ресурс]. URL: http://tomsk.gov.ru/ru/press-centr/press-relizy/news_item/- /novost-tseremoniya-zakrytiya-kontsertnoy-ploschadki-otkrytoe-nebo-prodlitsya-pyat-subb
Загоскин Д.В. Опыт и перспективы комплексного развития музейного дела в формате региональных музейных учреждений (на примере Томского областного краеведческого музея 2000-2005 гг.) / Д.В. Загоскин, Э.И. Черняк // Вестн. Том. гос. ун-та. История. 2007. № 1
Сизова И.А. Формирование музейной сети Томской области (1944-2010 гг.) : дис. … канд. ист. наук. Томск, 2012. 216 с.
«Музеям не хватает реставраторов» [Электронный ресурс]. URL: http:// karelinform.ru/?id=15102 (дата обращения: 26.08.2012).
Делягин М.Г. Культура : зачем нужна, что она может и чего не может? [Электронный ресурс]. URL: http://delyagin.ru/articles/36791.html (дата обращения: 29.08 2012).
Загоскин Д.В. Очерк развития музейного дела на Томской земле / Д.В. Загоскин, Н.Л. Сенюкова, С.Е. Непомнящих // Очерки истории Томской культуры. Томск, 2010.
 Капитализация культурного производства. «Ловушка монополии» | Вестн. Том. гос. ун-та. Культурология и искусствоведение . 2012. № 3 (7).

Капитализация культурного производства. «Ловушка монополии» | Вестн. Том. гос. ун-та. Культурология и искусствоведение . 2012. № 3 (7).

Полнотекстовая версия