Антропологическое понятие «внутреннее слово» в контексте миссионерско-педагогической деятельности святых равноапостольных Кирилла и Мефодия | Вестн. Том. гос. ун-та. Культурология и искусствоведение . 2013. № 4 (12).

Антропологическое понятие «внутреннее слово» в контексте миссионерско-педагогической деятельности святых равноапостольных Кирилла и Мефодия

В статье рассматриваются вопросы подхода к определению антропологического понятия «внутреннее слово» в контексте миссионерско-педагогической деятельности святых равноапостольных Кирилла и Мефодия. Анализируются изменения, происходившие в истории становления образовательных подходов в России и значение духовно-нравственного воспитания в единении российского народа.

Anthropological concept of «interior word» in the context of the missionary-pedagogical activity of saints Cyril and Methodius.pdf В настоящее время Россия переживает большую потребность в объединении населяющих её народов на основе определённой национальной идеи. В качестве таковых предлагаются идеи националистические, социальной справедливости, большого спорта и др. Но особую роль в этом списке играют сакральные идеи. Одной из таковых, по нашему мнению, является идея объединения людей разных национальностей, живущих в нашей стране, на основе глубокого изучения, осмысления и освоения (интериоризации) церковнославянской азбуки Кирилла и Мефодия. Предлагая такой путь, мы исходим из того, что изучение церковнославянской азбуки имеет как минимум три аспекта, проверенных временем и практикой, это: Социальный аспект, объединяющий смысл которого в том, что на территории дореволюционной России и потом СССР народы, не имевшие письменности, получили свою грамоту в виде кириллицы и стали полноправными представителями ряда культурных народов. Практически все граждане России и Советского Союза, являясь представителями различных национальностей, общались между собой на русском языке. Что позволило создать единое образовательное пространство на одной шестой части земного шара, наполнить его едиными знаниевыми и поведенческими константами. Культурный (душевный) аспект. Изучение детьми разных национальностей русской азбуки, являющейся преемницей церковнославянской азбуки, а в дальнейшем русской классической литературы, позволило довольно устойчиво формировать общий менталитет российского и советского человека. Обладая обширными знаниями и представлениями в различных областях науки и культуры, представители даже самых малых народов, проживающих в СССР, могли не только читать и понимать произведения мировой литературной сокровищницы, но и пополнять эту сокровищницу своими творениями, что позволило создать единое глобальное культурное пространство. И наконец, духовный аспект, выражающийся в сакральном понимании содержания церковнославянской азбуки. Остановимся на нём подробнее. Говоря об объединительной идее в целом, следует сказать, что она, как и любая другая публикуемая идея, вначале долго осмысливается и проговаривается «про себя» автором. Такая идея-мысль, или, как говорили Святые Отцы, «внутреннее слово» (Xoyo^ £v5ia0exo^), есть, по выражению преподобного Иоанна Дамаскина, «... движение души, происходящее в разуме без какого-либо выражения в речи. Поэтому бывает, что часто мы молча, мысленно произносим целую речь или рассуждаем во сне. В отношении этого вида слова, преимущественно, мы и являемся словесными, или разумными. Внешнее (лрофоргко^) же слово имеет действительно существование в речи и в разных языках; иначе сказать, это слово, произносимое устами и языком; отсюда оно и называется произносимым, или внешним. В отношении этого «внешнего слова» мы и называемся имеющими способность речи [1]. Прп. Никодим Святогорец так характеризует «внутреннее слово»: «Внутренний логос сердца есть то, чем мы размышляем, судим, составляем труды, читаем тайно целые книги без того, чтобы наши уста произносили слова» [2. С. 40]. Следовательно, можно сказать, что «внутреннее слово» - это духовная основа диалога личностей. И в первую очередь это диалог человека и Бога (Логоса - Христа (Ин.1,1). В этом диалоге трудно переоценить значение церковнославянской азбуки. Даже неграмотный человек, только посмотрев на первую букву церковнославянского алфавита, написанного на глаголице, - «Аз», означающую человеческую личность, может увидеть Крест - орудие спасения человека Христом. Так посредством букв, уже на уровне образов начинается субъект-субъектный диалог Бога и человека. Если взять смысловой аспект изучения церковнославянской азбуки, то здесь следует сказать, что в глаголице и кириллице каждая буква представ -ляет отдельное слово - внутренний логос, наполненный глубоким духовным смыслом, вследствие чего изучение церковнославянской азбуки также имеет сакральный смысл. Это выражалось в том, что дети, выучивая многочисленные «Толковые азбуки», или, как их ещё называли, «азбучные молитвы», незаметно для себя (иногда в игровой форме) узнавали основные положения Священного Писания и Предания Православной Церкви. Такой подход в обучении позволяла осуществлять форма «Азбучной молитвы», представлявшая собой акростих, в котором каждая строка начиналась с очередной буквы алфавита. Приведём как пример «Азбучной молитвы» произведение «Аз словом сим молюся Богу» Константина епископа Преслава Великого ученика св. Мефодия, жившего на рубеже IX-X вв.: Аз словом сим молюся Богу: Господа Духа посли Живущаго, Боже, всея твари Зиждителю, Да вдохнет в сердце ми слово... Видимым и невидимым, (цит. по: [3]). В двух последних строчках приведённого текста содержится, по-нашему мнению, основная идея, объединяющая многих людей, - идея личной вдохновляющей встречи человека и Бога Духа (Ин. 4, 23). Именно это событие и дальнейшее духовное богочеловеческое Со-бытие может изменить не только жизнь одного человека, но и жизнь всей страны. Так это было с нашей страной. В 863 г. святые братья Кирилл и Мефодий создали первый славянский алфавит, на который перевели, как сказано в житии, «.книги, без которых не могло совершаться Богослужение: Евангелие, Апостол, Псалтирь и избранные службы» [4], что явилось зарождением «внутреннего слова» русского народа. Интериори-зированное «внутреннее слово» стало впоследствии «внешним словом», проявившимся в решении Крещения Руси святым равноапостольным великим князем Владимиром Святославовичем в 988 г. Таким образом, на основе сакральной базы - «внутреннего слова», Источником которого был личный Бог, было создано великое государство, объединившее на основе любви и жертвенности людей разной национальности в русский народ. И наоборот, после 1917 года, когда началось строительство государства на основе «внешнего слова», воплотившего в себе «внутреннее слово» «Женевских идей», источником которых, по Достоевскому, являлась «... добродетель без Христа» [5]. Родилась мощная объединительная государственная идея коллективного общения, вытеснившая из общественного сознания понятие единичной, творческой, порой не управляемой личности. Целью воплощения этой идеи в жизнь общества была смена различных неповторимых народов населявших СССР, новой безбожной исторической общностью людей - советским народом, характеризовавшимся социальным и идейно-политическим единством. К счастью, этого не случилось, но в сознании русского человека общественная идея Со-бытия Бога и человека из «внешнего слова» в советский период вновь перешла в «слово внутреннее». После возрождения религиозной жизни в России, охватившего весь многонациональный российский народ, принадлежащий к различным конфессиям, начался процесс воссоздания Бого-человеческого Со-бытийного общественного общероссийского пространства. И в этом нет ничего удивительного, так как процесс этот основан на общении Бога и человека посредством «внутреннего слова». «Слово Божие, как утверждает Священное Предание, пророки слышали как бы возглашаемое в них» [6. С. 417]. Может быть, понимание этого предотвращало в дореволюционной России межконфессиональные конфликты. Кроме того, по мысли преподобного Григория Синаита, именно «внутреннее слово» будет являть собой диалог людей не только в этой, но и в будущей жизни: «Святые, - пишет он, - в будущем вещают между собой «внутреннее слово», Духом Святым изглашаемое [7. С. 206]. Но для достижения святости и общения с Богом необходимо постоянное духовное самосовершенствование человека, о котором говорит Логос - Христос: «Царство Небесное внутрь вас есть» (Лк. 17, 20-21), и «.употребляющие усилие восхищают его» (Мф. 11, 12). К этому призывает и прп. Исаак Сирин: «Сохрани в себе веру и смирение, потому что ими обретешь милость, и помощь, и словеса, изрекаемые в сердце» [8. С. 214]. Следовательно, для сохранения единства и внешнего мира в обществе каждому его члену следует сохранять мир внутри себя и стремиться к Идеалу. С миссионерско-педагогической точки зрения следует сказать ещё и о гносеологическом аспекте изучения церковнославянской азбуки, который непосредственно связан с экзистенциальным местом славян в духовном развитии человечества. Святые братья Кирилл и Мефодий были не только создателями славянской азбуки и церковнославянского языка, но и проповедниками христианства. А проповедь христианства в первую очередь требует знания предмета проповедуемого. Но в подходе к форме изложения предмета христианского вероучения была разница между восточным (православным) подходом, который требовал проповеди Евангелия на родном, понятном для людей языке и западном (католическом), который признавал только сакральный латинский текст12. Для православного миссионерско-педагогического подхода очень важно, чтобы «внутреннее слово» Евангелия, было понято человеком и после творческой, внутренней, интеллектуальной и эмоциональной работы перешло во «внешнее слово», проявляющееся в опредёлённых видах деятельности, направленных на духовное возрастание человека. В этом процессе участвуют все составляющие человека - его дух, душа и тело. В католичестве человек, не знающий латинского языка, воспринимает все Священное Писание на веру, что исключает полное использование «внутреннего слова». Этот миссионерско-педагогический подход в католичестве часто приводил к внешнему насилию к «просвещаемым» и в конце концов привёл к появлению реформационного движения. Зарождающаяся Киевская Русь через духовно-культурный импульс -миссионерско-педагогическую деятельность святых Солунских братьев, отринув законнический католический подход и восприняв у Византии творческий, благодатный подход в личностном духовном становлении, стала преемницей Византии в сохранении и приумножении духовных ценностей православия и её традиции в единении разноплемённых народов. Первой вехой единого духовного становления русского народа явилось сочинение митрополита Илариона «Слове о законе и благодати». Академик Д.С. Лихачёв высоко оценивал это произведение в аспекте самоопределения русского народа: «Иларион указывает, что Евангелием и крещением Бог «все народы спас», прославляет русский народ среди народов всего мира и резко полемизирует с учением об исключительном праве на «богоизбранничество» только одного народа» [9]. Таким образом, духовно-культурный импульс, заданный Кириллом и Мефодием, вывел Киевскую Русь уже в первые десятилетия после принятия христианства в число стран с высоким уровнем образования и культуры. При дворе Ярослава Мудрого получили образование сыновья английского и шведского королей - Эдуард и Эдвин. Этот импульс прослеживается и в теории «Москва - Третий Рим», сформулированной в начале XVI в. псковским монахом Филофеем в его посланиях к московскому великому князю Василию III Ивановичу, ставшей объединяющим стимулом для русского народа после татаро-монгольского ига. Этот же импульс через послания святого патриарха Гермогена сплачивал русский народ в Смутное время на борьбу с захватчиками. Его же можно проследить и в работах А.С. Хомякова, посвящённых соборности, которая, по его мнению означает «.сочетание свободы и единства многих людей на основе их общей любви к одним и тем же абсолютным ценностям» [10]. Эта идея, по мысли Н.О. Лосского, может быть использована для разрешения многих трудных проблем социальной жизни. Эта мысль актуальна и сейчас. Вот как об этом писал выдающийся современный учёный-педагог В.А. Сластенин: «В качестве важнейшей составляющей русской идеи обычно выделяют принцип соборности, который означает собой свободное единение свободных личностей на основе их любви к Богу, друг к другу, к семье, к народу, к малой и большой Родине, ко всем абсолютным ценностям. .Думается, что соборность может быть определена и в соответствующем светском эквиваленте: идеалы Православия могут разделять и люди, пока не пришедшие к Богу» [11]. Таким образом, можно утверждать, что «внутреннее слово» русского человека, получившее свое рождение в церковнославянской азбуке Кирилла и Мефодия, трансформировалось во «внешнее слово» - объединяющую русскую идею. Эта идея является вместе с тем и российской идеей, в той мере, в какой идеалы, интересы русского народа совпадают с таковыми у других народов России. Подобное совпадение есть результат многовекового сотрудничества, единого образовательного пространства России и общности исторической судьбы, взаимодействия, взаимопроникновения, взаимообогащения культур на основе единого «внутреннего слова».

Ключевые слова

«внутреннее слово», «внешнее слово», миссионерско-педагогическая деятельность, соборность, национальная идея, «the interior word», «external word», missionary-pedagogical activity, conciliar-ity, national idea

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Абрамов Сергей ИвановичПравославный Свято-Тихоновский гуманитарный университеткандидат педагогических наук, религиовед, зав. кафедрой общей педагогикиserganika@mail.ru
Всего: 1

Ссылки

Иоанн Дамаскин, прп. Точное изложение Православной веры. Кн. 2, гл. 21 [Электронный ресурс]. URL: http://www.vehi.net/damaskin/02.html (дата обращения: 29.09.2013).
Никодим Святогорец, прп. О хранении чувств. М., 2000.
Cедмица.RU Церковно-Научный Центр «Православная Энциклопедия». Азбучная молитва [Электронный ресурс]. URL: http://www.sedmitza.ru/text/997383.html (дата обращения: 29.09.2013).
Жития святых по изложению святителя Димитрия, митрополита Ростовского. [Электронный ресурс]. URL: http://www.truechristianity.info/saints_05/saints_mephody_kiril.php (дата обращения: 29.09.2013).
Достоевский Ф.М. Подросток [Электронный ресурс]. URL: http: //www.klassika.ru/read.html?proza/dostoevskij/podr.txt&page=45 (дата обращения: 29.09.2013).
Каллист и Игнатий, свв. Наставление безмолвствующим. Гл. 67 // Добротолюбие. Т. 5. М., 1998.
Григорий Синаит, прп. Главы о заповедях и догматах, угрозах и обетованиях. Гл. 49 // Добротолюбие в русском переводе. М., 1998. Т. 5.
Исаак Сирин, прп. Слова подвижнические. Слово 49. Сергиев Посад, 1911. С. 214.
Лихачев Д.С. Великое наследие. Классические произведения литературы Древней Руси. «Слово о законе и благодати» Илариона [Электронный ресурс]. URL: http: //ppf.asf.ru/drl/great3.html (дата обращения: 29.09.2013).
Лосский Н.О. История русской философии. Глава 2. Славянофилы [Электронный ресурс]. URL: http://www.sedmitza.ru/lib/text/443166/ (дата обращения: 29.09.2013).
Сластенин В.А. Национальная идея как феномен православной педагогической культуры [Электронный ресурс]. URL: http://verav.ru/biblio/publ/public.php?num=20 (дата обращения: 29.09.2013).
 Антропологическое понятие «внутреннее слово» в контексте миссионерско-педагогической деятельности святых равноапостольных Кирилла и Мефодия | Вестн. Том. гос. ун-та. Культурология и искусствоведение . 2013. № 4 (12).

Антропологическое понятие «внутреннее слово» в контексте миссионерско-педагогической деятельности святых равноапостольных Кирилла и Мефодия | Вестн. Том. гос. ун-та. Культурология и искусствоведение . 2013. № 4 (12).

Полнотекстовая версия