От актуализации наследия к освоению: формирование историографического ресурса | Вестн. Том. гос. ун-та. Культурология и искусствоведение . 2015. № 2 (18).

От актуализации наследия к освоению: формирование историографического ресурса

В статье проводится анализ значимых зарубежных, российских и региональных исследований (2012-2015 гг.), посвященных постановке и решению теоретических и научно-практических задач по наследиеведческой проблематике. Выявляются основные тенденции и перспективы в формировании историографического ресурса, отражающего переход от актуализации наследия к его освоению: изучение наследия в контексте музейного мира, кибернетическая философия наследия, приоритетная музеефикация этнокультурного наследия.

From actualizing the heritage to reclaiming it: development of a historiographic resource.pdf Глобальные социокультурные и научные проблемы, связанные с укреплением гуманитарного суверенитета России [1] и общественно значимым переходом от декларировавшегося ранее использования наследия к его освоению, являющемуся важнейшим показателем культурного уровня общества [2. С. 9], требуют выявления основных тенденций и перспектив в изучении наследия, формирования регионального историографического ресурса для решения научно-практических задач в этой сфере. В современных условиях целесообразно обратиться к разработкам Т. Шолы, известного в музейном мире специалиста, основателя международного фестиваля «The Best in Heritage» («Лучшие в сфере наследия») выдающихся проектов в области культурного наследия и музейного дела. Еще в 1982 г. он предложил выделить новую область знания - «наследиеведение» («Heritology»), занимающуюся вопросами сохранения и использования наследия как такового, обеспечивая широкое и интегральное восприятие проблем, связанных с отношением к наследию. Музейную деятельность он рассматривал как часть наследиеведения. Анализируя предложенную им систему соответствующих институтов наследия, представленную в форме диаграммы (в центре - тотальное наследие, в первом круге: организация защиты культурного наследия; организация защиты природного наследия; организация реставрации и консервации; частные музеи; базы данных; аудиовизуальные архивы; музеи будущего; музеи компаний; природные парки; музеи без 3D эффектов; музеи документов; архивы; библиотеки; музеи; формы использования наследия; во втором - театры; пластическое искусство и литература; образовательные институты; кино и телевидение; досуговые центры; средства тиражирования; рынок естественно-научных образцов; антикварный и художественный рынок; выставочные центры; тематические парки и индустрия наследия), можно заметить, что музеям и учреждениям музейного типа отводится значительное место, существенные позиции занимают менеджмент, искусство и образование, средства коммуникации. В условиях информационного общества Т. Шола (1989 г.) разработал концепцию «мнемосо-фии» как «кибернетической философии наследия» - общей теории, включающей как минимум пять наук: библиотековедение, музеографию, эн-циклопедистику и документоведение. Ученый отмечал, что мнемософия «сосредоточена не на институтах, а понятии наследия, объемлющем коллективный опыт во всей его полноте - временной и пространственной» [3. С. 9297]. Кибернетика и информатика, с его точки зрения, способны сделать информацию о прошлом релевантной для будущего. В опубликованной в России в 2013 г. его книге «Вечность здесь больше не живет» [4], пронизанной, по мнению Т.Ю. Юреневой, «глубокой любовью автора к культурному наследию и обеспокоенностью за его судьбу», анализируются так называемые «грехи», в которые в той или иной степени впадает музейный мир. Это - «музейная усталость и скука от недостатка коммуникации, фрагментация реальности и деконтекстуализация, элитарность и эскапизм, эйфория и китч, европоцентризм и фетишизм, гигантизм и чрезмерная специализация, наукообразие и нехватка профессионализма, тщеславие и меркантилизм, приспособленчество и манипулирование, излишества архитектуры и дизайна» [5]. Очевидно, что эти аспекты, носящие дискуссионный характер, должны критически оцениваться и учитываться при актуализации наследия, обеспечивая его адекватное освоение социумом. На 37-м Международном симпозиуме ИКОФОМ (Комитет музеологии Международного совета музеев) «Современные тенденции в музеологии» (Париж, 2014) [6] ряд докладов был непосредственно посвящен проблемам музеефикации наследия. Срели них (в переводе автора): «Партисипативные технологии в музеологии и индексирование культурного наследия в век информационных технологий» (В. Пюиг), «Дизайн и партисипативные технологии, позволяющие посетителю получить более насыщенное впечатление от знакомства с культурным наследием» (С. Радис), «Этнографический предмет между рынком и культурным наследием: карта некоторых объектов» (О. Дуаен), «Выставка «E Tu Ake» («Подъем, Маори!») в Веллингтоне, Париже и Квебеке. Культурное и политическое утверждение наследия, сравнение трех музейных контекстов» (Г. Гренн, М. Рустан), «Инновационная технология сохранения нематериального наследия в музеях Сибири» (О. Труевцева). В докладе «Миссия музея в современном обществе. Проблемы музейной коммуникации» (И. Чувилова, О. Шелегина) вопросы освоения наследия были представлены в контексте изучения музейной аудитории в рамках междисциплинарного проекта «Интеграция российских музеев в региональное социокультурное пространство». Таким образом, можно заметить, что к современным и перспективным, требующим дальнейших исследований проблемам освоения наследия в музейной сфере относятся: партисипативные (от англ. participate - участвовать, нацеленные на активное вовлечение посетителя в деятельность музея) и информационные технологии работы с музейной аудиторией, роль этнокультурного наследия в процессах социокультурной адаптации, самоидентификации населения. В контексте мирового опыта результирующим исследованием, органично отражающим теорию и практику музеефикации историко-культурного наследия России, является монография известного в нашей стране и за рубежом музеолога М.Е. Каулен [2]. В ней впервые реконструирована в полном объеме российская история актуализации наследия музеями, выстроена классификация форм и методов, отражены особенности музеефикации материального (памятников археологии, архитектуры и градостроительства, науки, техники, индустрии) и нематериального наследия. Музеефикация рассматривается автором как важнейший фактор формирования и развития музейного мира России, выделяются две составляющие «музеефикаторской деятельности»: 1) «постоянное расширение сферы ценных объектов, включенных в состав музеев или являющихся основой для создания самостоятельных музеев»; 2) «малая, или краеведческая, музеефикация объектов наследия», представляющих исключительную ценность для местного сообщества, его социальной адаптации и инкультурации. При этом могут возникать учреждения музейного типа, а также мемориальные зоны и все новые формы частичной, или «мягкой», музеефикации (без полного изъятия памятников из среды бытования). В книге определяется круг общих проблем: роль процесса освоения культурного наследия в адаптации личности к условиям множественности культур, самоидентификации социума, становление и поддержание эффективной системы трансляции историко-культурного опыта, требующих дальнейшего изучения на теоретическом, научно-практическом уровнях, региональном материале. В предложенной нами и находящейся в стадии активной апробации модели музейного мира Сибири и адаптационного подхода к его изучению [7] наследие рассматривается в контексте материального (объекты наследия, учреждения, способствующие их сохранению, музеи), интеллектуального (идеи, исследования, проекты, научно-образовательные центры) и коммуникационного (Интернет, средства массовой информации, цифровое наследие, музейная аудитория) пространств. Анализ на основе достаточно репрезентативного музеографического и историографического ресурса одной из значимых составляющих музейного мира Сибири - музеев-заповедников позволил выявить тенденцию приобретения ими комплексного характера, позволяющего при сохранении профильного приоритета, укрепляющего их брендинговые позиции, постепенно осваивать все виды материального наследия. Это создает основу для многообразных форм актуализации нематериального наследия, позволяющих расширять влияние музеев-заповедников на социокультурное пространство региона, привлекать новую музейную аудиторию [8]. Изучение роли музеев-заповедников Сибири как музеев будущего в освоении регионального наследия должно стать темой монографического исследования. Одной из новаций в развитии музейного мира России и брендом интеллектуального пространства музейного мира Сибири по праву стала Всероссийская научно-практическая конференция «Современные тенденции в развитии музеев и музееведения» [9]. Представление новых результатов исследований, обмен практическим опытом, дискуссии по теме «Актуализация и освоение научного и историко-культурного наследия России», проведенные в ее рамках, показали, что в условиях глобализации, смены ценностных ориентиров наследие является своеобразным стратегическим ресурсом, обеспечивающим социальную стабильность, сохранение исторической памяти. Однако до настоящего времени слабо развиты и не обобщены адекватные современному состоянию науки формы активизации социокультурного потенциала наследия для формирования гуманистического и патриотического мировоззрения, не определен потенциал музеев в освоении регионального наследия. Для коммуникационного пространства музейного мира Сибири характерен новационный подход к научному наследию. Созданы и успешно функционируют «Электронный архив академика А.П. Ершова» (http://ershov.iis.nsk.su), «Электронный фотоархив СО РАН» (http://www.soran1957.ru), «Открытый архив СО РАН как система представления, накопления и систематизации научного наследия» - ресурс, активно пополняющийся новыми свидетельствами, характеризующими региональное научное наследие в контексте развития мирового научного сообщества, музейного мира Сибири (http://odasib.ru). Одним из важных результатов проекта стало развитие И.А. Крайневой метода электронной исторической фактографии, выявление алгоритма процесса от создания архива до его научной интерпретации [10]. Представленные электронные архивные массивы широко применяются в конкретно-исторических исследованиях, источниковедении, в научно-образовательной сфере, издательской работе, архивоведении и музеологии. Данное направление освоения научного наследия коррелируется с положениями кибернетической философии наследия Т. Шолы. Как проект музея будущего (также выделенного Т. Шолой в диаграмме наследия), междисциплинарного креативного музея регионального наследия О.Н. Шелегиной, С.Б. Орловым разрабатывается «Музей Сибири» [11]. Объективная необходимость в поиске новых форм презентации наследия обусловлена соотношением в Сибирском регионе числа объектов историко-культурного наследия (18 600, в том числе памятников археологии - 8700, истории - 3300, архитектуры - 440, искусства - 160) [12] и музеев, учреждений музейного типа (по интернет-данным, около 500). Концентрация информации о наследии, его визуализация на основе интернет-технологий, создание условий для реализации парсипативных технологий, удовлетворяющих музейную потребность населения, позволят осуществить переход к освоению наследия. Этот процесс определяется М.Е. Каулен «как универсальный способ сохранения наследия, остающегося живым и действенным, даже тогда, когда та или иная форма бытия культуры перестает существовать физически. Освоенная социумом культурная форма обретает свое духовное бытие и способность воплотиться в новой форме культуры иного времени и пространства. Освоенное культурное наследие способствует объединению людей в социуме» [2. С. 9]. Практическому воплощению этой инновационной идеи -«Музей Сибири» - может способствовать превращение проекта в системный, базирующийся на государственной политике России в области наследия, интеграции региональных структур управления, науки, культуры, с учетом новейших достижений в области актуализации и освоения наследия. Можно с удовлетворением заметить, что в 2010-е гг. весьма активно и результативно проводятся диссертационные исследования по наследиеведче-ской проблематике. Актуальность работы Ван Вэй по изучению художественного наследия Китайской Народной Республики связана с анализом эволюции музейного мира Китая (от закрытого традиционного хранилища раритетов в гибкий объект культуры, сохраняющий стабильное ядро (генотип музея), обусловленной интенсивными макропроцессами, происходящими во всех сферах китайского государства. Автором определены приоритетные тренды XXI в.: количественная и качественная динамика в освоении наследия: рост числа и типов музеев, расширение объектов музеефикации (культурные ландшафты, исторические кварталы городов), а также развитие социальных функций музеев, обусловленное явлениями глобализации и информационного общества. Инновационной формой китайской культуры, синтезирующей материальное и нематериальное культурное наследие, являются создание в КНР музеев - культурных центров, активное использование в музеях всех типов информационно-коммуникационных и партисипативных технологий, социокультурная адаптация населением путей расширения музейной аудитории, как реальной, так и виртуальной, а также осуществление эффективного музейного менеджмента [13]. Исследование Т.С. Курьяновой - первая диссертационная работа, в которой теория и практика актуализации культурного наследия коренных народов Южной Сибири проанализированы с концептуальной, историко-правовой и музеологической точек зрения. Это позволило определить специфику российского и регионального законодательства в сфере наследия; систематизировать результаты разработки концепта «наследие». Музеефикация признана автором ведущим направлением сохранения и актуализации этнокультурного (и археологического, как этнокультурного) наследия в «традиционных» и «новационных» музеях Южной Сибири, основным механизмом актуализации наследия признана музейная педагогика [14]. В диссертации A.M. Дияновой, посвященной анализу культурного наследия сибирских татар, впервые проведена типологизация музеев Западной Сибири по уровню деятельности в области сохранения и актуализации наследия, выявлены элементы структуры духовной составляющей культурного наследия, разработана методика актуализации этнокультурного религиозного наследия. Авторский проект «Тайны татарских оберегов» носит универсальный характер и может быть использован во многих сибирских и российских музеях [15]. Изучение Л.А. Кравцовой проблем актуализации историко-культурного наследия угольной отрасли в исторической динамике, российском и международном социокультурном контексте дало возможность впервые эксплицировать понятие «историко-культурное наследие угольной отрасли», а также выявить региональную специфику музейной сети Кемеровской области, деятельности музеев, связанных с накоплением, документированием, представлением наследия угольной отрасли, определить перспективы его освоения в Кузбассе [16]. П.В. Глушковой предложен подход к актуализации наследия путем музеефикации существенной части нематериального наследия - календарной обрядности. Культурологу удалось впервые разработать научно-информа-ционную и коммуникационную систему, включающую тематико-хронологи-ческий обзор календарной обрядности русских Сибири, характеристику оптимальной модели актуализации календарного обряда, методику, обеспечивающую синтезированную презентацию (с учетом баланса рекреационных и научно-образовательных составляющих) народной обрядовой культуры. Она также выявила совокупность факторов, снижающих эффективность актуализации нематериального наследия (отсутствие ориентации на свойства обряда, низкая степень достоверности и фрагментарность его воспроизведения, широкое использование немузейных методов и приемов) и дала рекомендации по оптимизации освоения наследия для региональных музеев под открытым небом [17]. Хотелось бы отметить, что с каждым годом всё чаще и громче раздаётся голос учёных, призывающих государства, бизнес, неправительственные организации, народы сохранять и осваивать природное и культурное наследие. Свидетельством успешно развивающегося международного сотрудничества в этой области является издание в 2015 г. коллективной монографии «Cultural heritage in Asian countries: from theory to practice» («Культурное наследие в странах Азии: от теории к практике») при участии исследователей из Германии, Казахстана, Киргизии, Китая, Монголии, России, Тайваня, Швейцарии, Японии [18]. В заключение подчеркнем, что перспективный процесс перехода от актуализации наследия к его освоению находит отражение в формирующемся историографическом ресурсе: изучение наследия идет в контексте музейного мира, кибернетической философии наследия, приоритетной музеефикации этнокультурного наследия. Проблема освоения регионального наследия находится в стадии постановки. Первоочередного изучения требуют музеи-заповедники, учреждения музейного типа. Актуально создание региональных энциклопедий наследия с учетом результатов деятельности Научно-образовательного центра «Музей и культурное наследие» Томского государственного университета.

Ключевые слова

museum world, heritology, historiographic resource, reclamation of cultural heritage, museification, actualization, музейный мир, историографическийресурс, наследиеведе-ние, освоение наследия, музеефикация, актуализация

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Шелегина Ольга НиколаевнаИнститут истории Сибирского отделения Российской академии наук (г. Новосибирск)доктор исторических наук, старший научный сотрудникoshelegina@yandex.ru
Всего: 1

Ссылки

Cultural heritage in Asian countries: from theory to practice: The collective monograph / ED editor O.N. Truevtseva, H.K. Vieregg. Pavlodar: Edition of Pavlodar State Pedagogical Institute, 2015. 227 p.
Глушкова П.В. Актуализация календарной обрядности русских в деятельности музеев под открытым небом в Сибири : автореф. дис.. канд. культурологии. Кемерово, 2015. 24 с.
КравцоваЛ.А. Актуализация историко-культурного наследия угольной отрасли в музейной практике (на примере Кемеровской области) : автореф. дис.. канд. культурологии. Барнаул, 2013. 24 с.
Диянова A.M. Культурное наследие сибирских татар в деятельности музеев Западной Сибири на современном этапе (на примере традиционных религиозных верований) : автореф. дис.. канд. культурологии. Кемерово, 2012. 23 с.
Курьянова Т.С. Актуализация культурного наследия коренных народов в музеях Южной Сибири : дис.. канд. ист. наук. Томск, 2013. 233 с.
Ван Вэй. Собирательская деятельность и формы презентации национального искусст-вав музеях КНР : автореф. дис.. канд. искусствоведения. СПб., 2014. 22 с.
Колпакова М.Р. Историко-культурное наследие Сибири // Историческая энциклопедия Сибири. Новосибирск, 2010. Т. 1. С. 671.
Шелегина О.Н. «Музей Сибири» - креативный проект музея имиджа региона / О.Н. Шелегина, С.Б. Орлов // Синергия творчества и бизнеса - путь к успеху : сб. матер. междунар. науч.-практ. конф. Омск; Прага, 2013. С. 112-115.
Крайнева И.А. Электронная историческая фактография: от создания архива к его научной интерпретации (на основе архива физика-теоретика Ю.Б. Румера). Институт систем информатики СО РАН. Препринт 177. Новосибирск, 2015. 83 с.
Современные тенденции в развитии музеев и музееведения: материалы 2-й Всерос. на-уч.-практ. конф., Новосибирск, 29 сентября - 3 октября 2014 г. / отв. ред. В.А. Ламин, О.Н. Шелегина. Новосибирск: Автограф, 2014. 224 с.
Шелегина О.Н. Наследие : теория и музейная практика в Сибирском регионе / О.Н. Шелегина, Т.С. Курьянова // Гуманитарные науки в Сибири. 2015. № 2.
Шелегина О.Н. Музейный мир Сибири : история и современные тенденции развития. Новосибирск: Изд-во СО РАН, 2014. 396 с.
Nouvelles tendances de la museologie. 37 symposium international de ICOFOM. Paris, Sor-bon, 2014. Programme. 8 p.
Юренееа Т. Ю. «Вечность здесь больше не живет». Рец. на кн. Томислава Шолы [Электронный журнал] // Культурологический журнал. 2014/1 (15). URL: Электронный ресурс: http: // www.crjournal.ru/files/file/04_2014_17_29_32_1397222972
Шола Т.С. Вечность здесь больше не живет: толковый словарь музейных грехов. Тула : Музей-усадьба Л.Н. Толстого «Ясная Поляна», 2013. 356 с.
Ананъев В.Г. История зарубежной музеологии : учеб.-метод. пособие. СПб., 2014. 136 с.
Историко-культурное наследие и духовные ценности России / отв. ред. А.П. Деревянко, А.Б. Куделин, В.А. Тишков; отд-ние ист.-филол. наук РАН. М. : Рос. полит. энцикл. (РОССПЭН), 2012. 642 с.
Каулен М.Е. Музеефикация историко-культурного наследия России. М. : Этерна, 2012. 452 с.
 От актуализации наследия к освоению: формирование историографического ресурса | Вестн. Том. гос. ун-та. Культурология и искусствоведение . 2015. № 2 (18).

От актуализации наследия к освоению: формирование историографического ресурса | Вестн. Том. гос. ун-та. Культурология и искусствоведение . 2015. № 2 (18).