Роль учреждений культуры в сохранении культурного наследия на примере кинематографа в Казани | Вестн. Том. гос. ун-та. Культурология и искусствоведение . 2015. № 2 (18).

Роль учреждений культуры в сохранении культурного наследия на примере кинематографа в Казани

Фонды Национального музея Республики Татарстан хранят уникальные кадры кинофильмов и киножурналов. В статье приводятся факты, как эти материалы попали в музей, а также история создания кинофильмов «Взятие Казани в 1918 году» и «Татарстан. Страна четырех рек». Долгое время этот киноархив хранился на горючей пленке, и несколько лет тому назад за кинодокументы взялись специалисты Центрального государственного архива аудиовизуальных документов Республики Татарстан при Главном архивном управлении при Кабинете министров Республики Татарстан. Все бесценные материалы на горючей плёнке они перевели на цифру, таким образом сохранив кинодокументы и для сегодняшнего дня, и для будущего.

The role of cultural institutions in preserving cultural heritage (the example of cinema in Kazan).pdf В фондах Национального музея Республики Татарстан хранится документальный фильм «Взятие Казани в 1918 году». Помимо этого фильма здесь хранятся несколько десятков киножурналов на пленке 1930-40-х гг., снимавшихся в Казани. Это «Татарстан», «Советская Татария», «Межреспубликанский киножурнал», «Дружба народов», первый полнометражный документальный фильм «Татарстан. Страна четырех рек». О том, как эти фильмы и киножурналы попали в Национальный музей, рассказал в своей книге «Поиски, встречи, находки» в то время директор музея В.М. Дьяконов: Было это в годы Отечественной войны. Прохожу как-то по музейному двору и вижу: жгут ребята киноплёнку. - Откуда, - спрашиваю, - плёнку взяли? Молчат виновато. Пришлось пригрозить как следует. Повели в смежное с музеем помещение. - Тут её, этой плёнки, навалом, дяденька, - оправдываются. Чулан оказался даже незапертым. Принесли фонарь «летучую мышь», стали вытаскивать коробки с кинолентами. Да, это были киноленты, а точнее казанская кинохроника: 120 журналов за ряд лет. Всё покрыто толстым слоем пыли, завалено всяким хламом. Поскольку имущество было бесхозным, музей прибрал его к своим рукам. На благо исторической науке. Сейчас этим кинофондом пользуются кинематографисты, работники телевидения, разные исследователи. Что ни говорите, а это кинолетопись Татарии за десяток предвоенных лет [1]. Эту информацию дополнит рассказ заслуженного деятеля искусств Республики Татарстан кинорежиссера И.Х. Утяганова: В середине девяностых годов я приступил к работе над фильмом «Кто же я?» - о Султан-Галиеве, имя которого в советское время было вычеркнуто из истории. В это же время в фондах НМ РТ, как мне стало известно, было много киножурналов, снятых казанскими кинематографистами в тридцатые - сороковые годы. Эти коробки с пленкой лежали неразобранные. Сначала на телевидении, а потом на Казанской студии кинохроники я на монтажном столе стал смотреть эти бесценные кинокадры. А заодно их описывать. Все 120 коробок! Эта работа заняла целый год. Еще в то время Госкино Республики Татарстан пыталось найти деньги для контратипирования и печати позитива (это стоило тогда миллион рублей!), но почему-то дело остановилось...1. И лет пятнадцать тому назад за киноархив взялись специалисты Центрального государственного архива аудиовизуальных документов Республики Татарстан при Главном архивном управлении при Кабинете министров Республики Татарстан во главе с директором С.Н. Гороховым. Все бесценные материалы на горючей плёнке они перевели на цифру, таким образом сохранив кинодокументы и для сегодняшнего дня, и для будущего. Интересна история создания фильма «Взятие Казани в 1918 году», ведь собственного кинопроизводства в Татарии тогда еще не было. Тогда, в 1918 г., в периферийных городах смутно представляли себе, что происходит в центре, газеты приходили нерегулярно. И вот двинулись из Москвы агитационно-инструкторские коллективы - помогать местным Советам, учить, контролировать, а заодно и распространять газеты, брошюры, устраивать митинги, показывать кино. И первый такой поезд ВЦИК, названный именем Ленина, отбыл из Москвы в Казань 14 сентября 1918 г. [2]. Оператор обычно помещался здесь в отдельном купе. В поезде была даже оборудована специальная лаборатория, где можно было хранить пленки и химикалии, печатать фотографии, проявлять на пробу куски пленки. Этот поезд ехал через Муром, Арзамас и Алатырь на Казань, только что отбитую у белогвардейцев. Оператор, снимавший Казань, был вооружен кинокамерой, немалым запасом пленки и мандатом, разрешающим съемку на фронте и в прифронтовой полосе. Оператором был молодой человек лет два -дцати - Эдуард Тиссе (впоследствии снимавший вместе с Сергеем Эйзенштейном). Известно, что утром 20 сентября 1918 г. поезд прибыл в Казань, куда лишь несколько дней назад вступили красные. Город встретил оператора оживленными улицами, татарской и русской речью, бойкой базарной торговлей. Вот прямо под открытым небом очередь красноармейцев к незамысловатому цирюльнику («стрижем-бреем»); вот зияющие провалами окон разрушенные дома, вывороченные из мостовой булыжники; пулеметы и снаряды, брошенные на пристани отступавшими белогвардейцами. Тиссе снимает много. 22 сентября - день траура. Красная Казань хоронит бойцов, павших при взятии города. Накануне руководство поезда обратилось к военному коменданту Казани Кину с просьбой дать легковой автомобиль с проводником для Тиссе, который «обязан произвести съемку процессии по-хоронжертв контрреволюции» [2. С. 116]. Вот как сам Тиссе вспоминал съемки в Казани: Выбирая высокую точку съемки, взобрался с аппаратом на ветряную мельницу. Увлекшись съемкой, не заметил, как она стала центром боя. Я продолжал снимать, пока кавалерия белых не подошла вплотную к мельнице. Но вот, к счастью, наши конники перешли в контратаку. С большим трудом, под обстрелом, мне удалось спуститься со своим киноаппаратом вниз. Меня подхватили на тачанку и я получил возможность снять паническое бегство белых. [3]. В записной книжке оператора Эдуарда Тиссе есть записи, позволяющие проследить его дальнейший путь по Волге и Каме: .Поселок «Бережные челны». Сидим на пароходе «Дмитрий Донской». Высадка невозможна до разведки. Снимал боевые операции на подступах к Мензелинску. Город взяли. Важный стратегический пункт для возможности дальнейшего продвижения Волжской флотилии Раскольникова. Был на заседании у командующего Волжской флотилией Раскольникова. Начался обстрел из дальнобойных орудий со стороны неприятеля. Противник выпустил подвесной аэростат для корректировки стрельбы. Выходил с аппаратом снимать взрывы снарядов на воде [4]. В годы Гражданской войны хроникеры отсняли тысячи метров пленки, на которой были запечатлены события на фронтах, на улицах и площадях городов. «Советская кинематография возникла в годы гражданской войны. Она родилась в походном строю. У стен Казани, под небом Перекопа, у Царицына, в донских степях можно было услышать еле уловимый шум киноаппарата, заглушаемый ружейным треском и орудийным грохотом. По следам Колчака, Врангеля, Деникина, белополяков двигался глаз объектива, и, когда падали в траву пустые пулемётные ленты, в коробку складывались ленты свежего негатива» [5]. В январе 1919 г. в Казани в кинотеатре «Электра» состоялась премьера хроникальных фильмов, посвященных годовщине Октябрьской революции: «Чехословацкий фронт» (оператор Эдуард Тиссэ) и «Взятие Казани тов. Троцким». Благодаря энергичной деятельности Казанского Киноотдела Казань получила возможность видеть эти картины в театре „Электра". Для казанцев последняя картина представляет особый интерес. Сняты картины очень чётко и легко, и довольно удачно выбраны некоторые наиболее яркие моменты. В самом начале показана на экране карта с обозначением мест, занятых чехо-словаками, затем видно, как постепенно линия оккупации суживается. Далее изображаются места боев на пути к Хвалынску, смотр войскам в Вольске тов. Троцким; полки имени Пугачева и Стеньки Разина, смотр мусульманскому полку - все это живо и интересно. Но всё же лучше всего - снимки взятия Казани. Хорошо составлены объяснительные фразы, сопровождающие картину. Тут изображен артиллерийский бой под Казанью, демонстрируется вся наша Волжская флотилия, стянутая к Казани, знаменитая баржа „Сережа", штурмовавшая Казань в последний день перед взятием города. Взятие Казани было вопросом жизни для Советской Республики - и вот на фронт отправляется тов. Троцкий и 1/5 всех коммунистов. Затем начались затяжные бои. Интересно изображен наш десант на левом берегу Волги. Наконец, демонстрируется взятие Верхнего Услона и Казани и торжественный въезд Троцкого в город. В Казани досталась богатая военная добыча - Артиллерийский парк. В заключение демонстрируются те немногие повреждения в городе при взятии. Картина, несомненно, явилась очень интересной в особенности казанцам, все это пережившим -так об этом событии писала местная газета «Знамя революции» [6]. Первый документальный фильм, который сняли в татарском отделении «Востоккино», был посвящен юбилейной дате - 10-летию Татарской республики. О создании фильма рассказал историк кино Рашит Янгиров [7]. Сценарная основа ленты создавалась известным кинодраматургом С.А. Ермолинским. Сроки выхода фильма на экраны были предельно сжатые, и руководители «Востоккино» приняли необычное решение: поручить съёмку сразу двум режиссёрам, действующим самостоятельно, но в рамках единого съёмочного плана. Первую группу составили режиссёр М.Е. Вернер и оператор К.М. Венц, вторую - начинающий режиссёр A.M. Дубровский и оператор Н.Д. Анощенко. Ассистентом кинорежиссера был Каюм Поздняков. В июне обе съёмочные группы выехали на натурные съёмки, которые продолжались около двух месяцев. За это время участники киноэкспедиций объездили всю республику на лодках, пароходах, лошадях и по железной дороге. Отснято более 11 тысяч метров плёнки, причём в качестве пролога к фильму были инсценированы эпизоды, иллюстрировавшие историю татарского народа, экономическое, национальное и религиозное угнетение татар в царской России. Но главным объектом съёмок была, конечно же, Татария советская, её люди, занятые созидательным трудом. Кинооператор Н.Д. Анощенко описывает работу в своих мемуарах «Пятьдесят лет в кино»: Население крупного татарского села Большая Атня Арского кантона было «шокировано» - на его пустынных широких и пыльных улицах появились какие-то «бесстыдники». Они бродили полуголыми, забирались с каким-то блестящим аппаратом и на ветхие грибоподобные навесы над воротами, и на крыши домов и сараев и там что-то крутили у «ящика». Даже на лошадей они иногда садились... лицом к хвосту, а в руках держали какую-то жужжащую шкатулку. По селу поползли слухи, будто мы приехали к ним снимать для того, чтобы потом по этим «карточкам» определять у крестьян хлебные излишки и отбирать их. Много всяких нелепых разговоров шло про нашу экспедицию. Но мало-помалу жители Большой Атни к нам привыкли и стали верить, что мы приехали сюда, вглубь Татарии, для съёмок большой кинокартины, которая должна познакомить все многомиллионное население СССР с их замечательной республикой и с ее народом [7]. В фильм вошли комбинированные кадры, символизировавшие новый день татарской деревни, - над бескрайними хлебными нивами вставала исполинская фигура татарского крестьянина, хозяина своей земли и плодов своего нелёгкого труда [7]. В начале февраля 1930 г. фильм вышел на экраны, получив название «Татарстан. Страна четырёх рек». Музыку к кинофильму написал выдающий татарский композитор Салих Сайдашев. Вот как описала один из первых общественных просмотров московская газета «Кино»: Картину смотрели ее герои - те, кто в Татарстане работают на социализм, те, кто в давние, но незабытые дни погибали под ужасающим гнетом цар-ско-помещичье-полицейского строя. А потом, после просмотра картины, герои ее осаждали сцену. Они хотели говорить и говорили. И все - те, кто говорил со сцены, и те, кто, заполнив зал, внимательно смотрел и слушал, - покрывали бережными, непривычными каракулями листы анкет. И даже пионер записал, не по-детски владея языком нашего времени: «Картина хорошая, тем более, что она не осталась в стороне в смысле отражения не только взрослой части, но и показывает, как трудится комсомол и не отстает от темпа работ и пионер» [7]. Фильм «Татарстан. Страна четырёх рек», ставший первым полнометражным фильмом о республике, с успехом демонстрировался по всему Советскому Союзу и сыграл свою роль в политико-просветительской работе, в интернациональном воспитании советских людей. Вот что о выходе картины на экраны Татарской республики писала местная газета: Кинокартина «Татарстан», посвященная десятилетию Татарской республики, закончена производством и выпущена в прокат. К основным достоинствам картины выступавшие товарищи относили хорошо показанную в многочисленных кадрах социалистическую перестройку татарской деревни. Несколько слабее дан исторический материал. Заснят, например, расстрел Муллы-Нур Вахитова, но совершенно не показана его громадная революционная борьба, не показана его роль как организатора татарских рабочих и бедняков. Не отражает картина и Октябрьских дней в Татреспублике - несмотря на свои недостатки, появление этой картины, - единодушно заявили рабочие, - нужно только приветствовать [8]. И уже скоро Татарское отделение «Востоккино» «устраивает в кинотеатре «Чаткы» первый рабоче-общественный просмотр кинофильма собственного производства «Востоккино» последнего выпуска «Татарстан» («Страна четырех рек»). Режиссер A.M. Дубровский. Ассистент Каюм Поздняков. Операторы: Н. Анощенко, К. Венц, Б. Франциссон. Музыка композитора С. Сайдашева. Начало ровно в 6 часов. Вход по пропускам» [8]. Это было в тридцатые годы. Второе рождение Казанская студия кинохроники получила в июне 1961 г. Из приказа директора А.Н. Краева от 31 августа 1961 г. узнаем, что к этому времени завершилось строительство фильмохранилища. А сама «производственная деятельность киностудии проходит в условиях неоконченных строительно-монтажных работ» [9]. 20 декабря 1962 г. по распоряжению Министерства культуры РСФСР создается комиссия по приемке в эксплуатацию фильмохранилища, ограждения территории студии, наружных дворовых сетей [9. Л. 36]. Это значит, что к этому времени уже была создана инфрастркутура студии с подъездными путями, гаражом, ограждением территории и современным фильмохранили-щем. Только с 1961 по 1981 г. Казанской студией кинохроники выпущено более 1000 документальных, научно-популярных, технико-пропагандистских, учебных и рекламных фильмов и киножурналов, многие из которых имеют дипломы всесоюзных и зональных кинофестивалей и куплены для зарубежного зрителя. Все они находились в фильмохранилище. Третий директор киностудии М.М. Михайлов отдал распоряжение оцифровать все фильмы на киноплёнке, находящиеся в фильмохранилище. Специалистами Центрального государственного архива аудиовизуальных документов Республики Татарстан при Главном архивном управлении при Кабинете министров Республики Татарстан во главе с директором С.Н. Гороховым это делается уже несколько лет подряд. Таким образом, сохранены бесценные кинодокументы для истории.

Ключевые слова

newsreels, film chronicle, Central State Archive of Audiovisual Documents of the Republic of Tatarstan, the National Museum of the Republic of Tatarstan, Центральный государственный архив аудиовизуальных документов Республики Татарстан, кинолетопись, кинохроника, Фонды Национального музея Республики Татарстан

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Алексеева Елена ПетровнаКазанский государственный университет культуры и искусствкандидат исторических наук, доцент кафедры киноискусства, заслуженный деятель искусств Республики Татарстан, член Союза кинематографистов России, член Гильдии киноведов и кинокритиков Россииalekseeva-kaz@mail.ru
Всего: 1

Ссылки

Знамя революции. 1919. 19 янв.
Янгиров Р. Экран рассказывает о Татарстане // Сов. Татария. 1986. 14 мая.
Красная Татария. 1930. 26 марта.
Национальный архив Республики Татарстан. Ф. Р-5455. Оп.1, д.14, л. 2-3.
Кино. 1933. № 10. 23 февр. Цит. по: Листов В. Камера в пути // Искусство кино. 1968. № 10. С. 117.
Иезуитов Н. Фильмы Пудовкина. М.; Л. 1937. С. 4.
Дьяконов В.М. Поиски, встречи, находки. Казань: Татарское кн. изд-во, 1977. 101 с.
Листов В. Камера в пути // Искусство кино. 1968. № 10. С. 114-120.
Идрисов А. Пионер казанского кино // Вечерняя Казань. 1979. 21 марта.
 Роль учреждений культуры в сохранении культурного наследия на примере кинематографа в Казани | Вестн. Том. гос. ун-та. Культурология и искусствоведение . 2015. № 2 (18).

Роль учреждений культуры в сохранении культурного наследия на примере кинематографа в Казани | Вестн. Том. гос. ун-та. Культурология и искусствоведение . 2015. № 2 (18).