«Здесь был России уголок»: книга в полосе отчуждения КВЖД | Вестн. Том. гос. ун-та. Культурология и искусствоведение . 2015. № 3(19).

«Здесь был России уголок»: книга в полосе отчуждения КВЖД

В статье рассматриваются этапы формирования и содержание книжной коллекции, состоящей из изданий, имевших хождение в районе строительства КБЖД и принадлежавших ранее библиотекам Харбина, а также частным лицам. Держателем коллекции является Забайкальская краевая универсальная научная библиотека им. А. С. Пушкина в Чите.

«There was a Russian Area...»: book in the CER right-of-way.pdf Центром книжных памятников Забайкальской краевой научной библиотеки им. А.С. Пушкина в Чите предпринята попытка восстановить круг чтения выходцев из России, в разное время и по разным причинам оказавшихся в полосе отчуждения по линии строительства Китайско-Восточной железной дороги. Тщательный просмотр отобранных печатных источников позволил не только проследить формирование литературных предпочтений читающей публики, но также установить связь всей системы комплектования открывшихся здесь библиотек с общественно-политической ситуацией в России, от которой зависело состояние печатного и издательского дела в стране. Отправной точкой в истории КВЖД считается 1897 г., когда на территорию пустынной Маньчжурии, в соответствии с подписанной договорённостью между Россией и Китаем, устремились русские люди. Ехали специалисты разного профиля, рабочие, изыскатели, учёные и просто желающие испытать себя на неизведанном поприще, узнать поближе жизнь сопредельной, во многом загадочной страны. Им предстояло построить новые города и посёлки, сформировать социальную инфраструктуру, провести экономические, исторические, климатические, агрономические исследования, изучить многовековые традиции восточного соседа России. Среди немудрёного скарба первых поселенцев были, конечно же, книги, о чём свидетельствуют издания 60-80-х гг. XIX столетия, очевидно из частных собраний, попавшие впоследствии в библиотечные коллекции Харбина. В потоке книг встречаются также экземпляры со штампом Технической библиотеки службы подвижного состава Санкт-Петербурга, что даёт основание предположить возможность комплектования спецбиблиотечек из фондов ведомственных библиотек российских городов. Первые стационарные библиотеки вскоре появились и на новом месте: в 1902 г. преобразована в общественную библиотеку Сунгарийская читальня, организованная ещё в 1897 г. на пожертвования частных лиц (в 1905 г. вошла в харбинское Железнодорожное собрание); в 1901 г. открылась специальная Библиотека клуба Главных механических мастерских КВЖД; в 1900 г. при типографии КВЖД сформировалась своя ведомственная библиотека-читальня служащих этой типографии. Существовали и другие, более мелкие, библиотечные собрания при школах, училищах, приютах, различных обществах. Много книг в район строительства дороги поступало из России: их выписывали как частные лица, так и библиотеки; достаточное количество изданий распространялось через местную книготорговую сеть. Здесь следует напомнить о существовавшей с 1884 г. в России цензуре, введённой Министерством внутренних дел, касающейся комплектования фондов библиотек. В 1903 г., с учётом обострявшиейся политической ситуации в стране, были введены списки изданий, запрещённых к распространению через библиотечную сеть. Это касалось литературы о социализме, революциях, диктатуре пролетариата, профсоюзном движении, чем и объясняется её отсутствие в перечне выявленных изданий, имевших хождение на территории КВЖД. У читателей разных возрастов и профессий в данный период пользуются спросом книги исторического содержания, естественно-научного характера, по философии, психологии; популярна в читательской среде знаменитая «павленковская» серия «ЖЗЛ», выходившая в удобном малоформатном варианте. Украшением любого книжного собрания были издания корифеев российского печатного дела - Сытина, Девриена, Вольфа, Суворина, Павленкова, Сойкина и др. В 1905 г. политическая ситуация в России резко меняется: достигнутые в результате Первой русской революции свободы привели к отмене надзора за библиотеками и списков запрещённой литературы, что немедленно отразилось на ассортименте печатной продукции. На полки книжных магазинов и библиотек хлынули издания классиков марксизма-ленинизма - Маркса, Энгельса, Ленина, труды деятелей революционного и профсоюзного движения. Из их числа в коллекцию вошли прижизненные сочинения В.И. Ленина (1906); семь экземпляров работ К. Маркса, в том числе первый том «Капитала» (1907); шесть работ Ф. Энгельса (1905-1907 гг.). На брошюре Энгельса «Крестьянский вопрос...», отпечатанной в 1905 г. одесским издательством «Буревестник», изображена издательская марка, сюжет которой напоминает «Песнь о Буревестнике» Горького, где птица, реющая «над седой равниной моря», воспринимается как символ революции. В 1906 г. в Петербурге была напечатана книга русского революционера, учёного, путешественника князя Петра Кропоткина под названием «В русских и французских тюрьмах». На титульном листе её указано, что это «единственное издание, разрешённое для России автором». Экземпляр отмечен оттиском печати Библиотеки-читальни рабочих и служащих Главных Харбинских мастерских КВЖД. В 1912 г. Россия торжественно отметила столетие Отечественной войны 1812 г.: отголоски этого события сохранили книги с печатями харбинских библиотек и книжных магазинов. Наиболее интересными и хорошо сохранившимися из них являются: сочинение князя В.В. Барятинского «Царственный мистик. Фёдор Кузьмич» (1912); «Александр Первый» Дм. Мережковского в 2 томах (1913); «Отечественная война 1812 года. Иллюстрированный сборник», подготовленный к юбилейной дате И.Д. Сытиным. Одновременно в библиотеки Харбина продолжает поступать литература научно-популярного характера, выпускавшаяся издательствами «Вестник знания», «Народная польза», «Природа», «Слово» с его «Библиотекой юного читателя». Появляются на книжных полках и издания авторов Серебряного века, основным рубежом или верхней границей которого принято считать события октября 1917 г. Краток и великолепен был этот период расцвета и исканий не только в литературе, но ив русской культуре в целом. К сожалению, судьбы его творцов почти все сложились трагически. В эти годы на поэтическом небосклоне засияли имена Ф. Сологуба, Д. Мережковского, Вяч. Иванова, В. Брюсова, А. Блока, А. Ахматовой, М. Цветаевой, И. Северянина и многих других талантливых мастеров слова. Забегая немного вперёд, следует сказать, что в 20-е, и даже в 30-е гг. они ещё продолжали творить, но к тому времени «Серебряный век» уже почти весь эмигрировал из России, в том числе и в Харбин. Из числа ранних изданий в коллекции этого периода отложились отдельные экземпляры сочинений Сологуба и Мережковского 1910-1913 гг. В основном же эпоха Серебряного века представлена двадцатыми годами: удивительным российским (последним) трёх-летьем (1921, 1922, 1923 гг.) ипериодом зарубежья (М. Цветаева, И. Северянин, Серапионовы братья, Ф. Сологуб). Некоторые цензурные послабления, вызванные событиями 1905-1907 гг., просуществовали недолго, так как политическая ситуация в стране оставалась нестабильной. В 1912 г. вновь усиливается контроль за народными читальнями, а в 1914 г. появляются «Алфавитные списки произведений печати», включающие 450 наименований, запрещённых в общедоступных библиотеках. С началом Первой мировой войны издательское дело в России изрядно пострадало: не хватало бумаги, средств; фронт бесконечно требовал новых и новых жертв. Война стала одной из главных причин другой трагедии - Октябрьского революционного переворота в России, завершившегося длительной кровопролитной Гражданской войной, окончательно расколовшей общество на «своих» и «чужих». За пределы страны хлынула волна эмигрантов, и литература сразу откликнулась на эту тенденцию новыми темами. На прилавках магазинов Харбина появились книги, написанные по следам недавно пережитого. В Берлине с 1921 г. начал издавать свой «Архив русской революции» И.В. Гессен, в прошлом член Государственной думы, лидер партии кадетов. На выставке представлен XI том «Архива.», вышедший в 1923 г. в издательстве «Слово» и посвящённый событиям на Украине. Автор сборника рассказов «Американская Русь» (1922) Ф.М. Букетов обращается к теме адаптации русского человека, оказавшегося на чужбине, к новым условиям существования. Бывший военный прокурор Донского войска И. Калинин в своих записках «Под знаменем Врангеля» (выходные данные вырезаны) подробно повествует о разгроме армии Деникина, о походе Врангеля, французском плене, о пребывании в лагере «Чилингир» и многом другом. В Берлине в 1922-1923 гг. выходит несколько сборников стихотворений Игоря Северянина, на которых также сохранились отметки харбинских библиотек. Одновременно с эмигрантской литературой на территорию КВЖД попадают издания иного толка: речь идёт о книгах, рассказывающих о достижениях молодой страны Советов, таких как «Полоса великого строительства» (1926) Г. Зиновьева, видного советского и партийного деятеля, впоследствии репрессированного; о событиях Первой русской революции и её героях; об открытиях в области советской науки и техники. Особо можно выделить литературу, отмеченную грифом «Секретно», предназначенную специалистам, отвечающим за безупречную работу и охрану такого важного стратегического объекта, как КВЖД. И всё же поток печатной продукции из России сюда постепенно сокращается: этот уголок русской земли на чужой территории становится ненужным, и даже представляется враждебным для нового государства, у которого теперь свои грандиозные планы построения первого в мире социалистического общества. А здесь по-прежнему кипит жизнь, работают учреждения культуры, развивается наука, совершенствуется печатное дело. В Харбине сосредоточено всё востоковедение, чему способствуют активная деятельность Общества ориенталистов и Общества изучения Маньчжурского края. Несмотря на усложнявшуюся международную обстановку, в Харбине в 20-е и начале 30-х гг. одно за другим появляются серьёзные научные исследования, среди которых: Скворцов Б.В. «Фауна и флора Маньчжурии» (1922); Погребец-кий А.И. Денежное обращение и денежные знаки Дальнего Востока за период войны и революции (1914-1924); «Китаеведение. Сборник статей» (1928), украшенный удивительной лубочной картинкой «Бог очага с супругой»; Пурин А.А. «Задачи и проблемы электрометеорологии» (1925); Байков Н.А. «Изюбрь и изюбреводство» (1925); Константинов П.Ф. «Физиология и культура бобов» (1925); Сурин В.И. «Маньчжурия и её перспективы» (1930); Авенариус Г.Г. «Китайские цехи. Альбом цеховых знаков» (1928) - справочное издание о торговых обычаях стран и союзах (цехах), вырабатывающих эти правила торгового этикета; Ершов М.Н. «Школа иумственные движения в современном Китае» (1932). В качестве приложения к журналу «Вестник Маньчжурии» выходит «Экономический бюллетень»; печатаются основательные отчёты коммерческих агентов КВЖД относительно использования обследованных земель, прилегающих к линии дороги. Большинство этих изданий увидело свет в самой старой и крупной типографии Харбина, принадлежавшей КВЖД. В 1937 г. весь просвещённый мир отметил печальную дату - столетие со дня смерти великого русского поэта А.С. Пушкина. Для харбинцев этот «День памяти» стал чем-то гораздо большим, чем скорбь по поэту: день растянулся на год и превратился в череду самых разнообразных культурных мероприятий. В клубах, учебных заведениях, кинотеатрах, на площадках было прочитано большое число лекций, организованы литературные концерты, поставлены спектакли, написано несметное количество статей. И всё же центральным событием стала развёрнутая к дате огромная книжно-иллюстративная выставка, составленная из бесценных реликвий (копий и оригиналов документов, рисунков, портретов, автографов), привезённых с собой эмигрантами из России. Не остались в стороне от этого благого дела и библиотеки: возникшая у организаторов выставки идея составить в качестве итога аннотированный каталог всего представленного сразу нашла поддержку в библиотечной среде. Отпечатан этот труд был в 1938 г., но оказался для российского читателя абсолютно недосягаемой редкостью. В 1997 г., по случаю 160-летия со дня смерти А.С. Пушкина, он был впервые воспроизведён в России в полном объёме с комментариями, справочным аппаратом и большим количеством иллюстраций. Каталог под названием «Пушкин и его время» подготовлен Товариществом «Река времени» и выпущен в московском издательстве «Терра» объёмом 464 страницы. Это репринтное издание, которое по праву можно назвать «памятником русской мысли», также заняло достойное место среди отобранных книжных экспонатов. С исчезновением русских поселений на китайской территории прекращают существовать и русские библиотеки: дальнейшая судьба их сложилась по-разному, и многие весьма солидные книжные собрания оказались разрозненными. География их местонахождения сейчас очень разнообразна: Китай, Америка, Австралия, Бразилия, Япония и конечно же Россия. Дальнейший поиск этих книжных богатств, несомненно, приведёт и к новым открытиям.

Ключевые слова

КВЖД, Маньчжурия, Харбин, библиотеки, эмигрантская литература, CER, Manchuria, Harbin, libraries, Emigrant literature

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Храмова Лариса ВадимовнаЗабайкальская краевая универсальная научная библиотека им. А.С. Пушкина (Чита)научный сотрудникmirsanova_tat@mail.ru
Всего: 1

Ссылки

Пайчадзе С.А. Книжное дело на Дальнем Востоке. Дооктябрьский период. Новосибирск: ГПНТБ СО АН СССР, 1991. 268 с.
Русский Харбин / сост., предисл. и коммент. Е.П. Таскиной. М. : Изд-во МГУ: Наука, 2005. 352 с.
 «Здесь был России уголок»: книга в полосе отчуждения КВЖД | Вестн. Том. гос. ун-та. Культурология и искусствоведение . 2015. № 3(19).

«Здесь был России уголок»: книга в полосе отчуждения КВЖД | Вестн. Том. гос. ун-та. Культурология и искусствоведение . 2015. № 3(19).