Образ маэстро Салинаса в серии портретов выдающихся испанцев (из книжного собрания Строгановых Научной библиотеки Томского государственного университета) | Вестн. Том. гос. ун-та. Культурология и искусствоведение . 2016. № 3 (23). DOI: 10.17223/22220836/23/23

Образ маэстро Салинаса в серии портретов выдающихся испанцев (из книжного собрания Строгановых Научной библиотеки Томского государственного университета)

В статье рассматривается образ испанского ученого и музыканта, представленный в собрании портретов выдающихся испанцев, хранящемся в родовой библиотеке Строгановых. Дается описание гравированного портрета Ф. Салинаса, изучается сопровождающее портрет краткое описание жизни музыканта. Анализируется научная и практическая деятельность Салинаса как преподавателя Саламанкского университета и яркого представителя ренессансной Испании. Раскрывается значение этого талантливого ученого как теоретика музыки, отмечается актуальность его творческого наследия.

Mage of maestro Salinas in a series of portraits of outstanding spaniards (from Stroganov's book collection of scie.pdf В рамках изучения испанских изданий, составляющих одну из ценнейших внутренних коллекций родовой библиотеки Строгановых, собрание портретов выдающихся испанцев (1791) остается весьма обширным и многоаспектным полем для исследователя. Продолжая работу по раскрытию содержания строгановского библиотечного фонда [1], рассмотрим еще одну фигуру, представленную в этом собрании среди наиболее значимых личностей испанской истории и культуры. Обратимся к портрету Франсиско де Салинаса (1513-1590) -знаменитого теоретика музыки Испании XVI в., преподавателя Саламанкского университета. Как университетский деятель Салинас представлен среди таких выдающихся испанских ученых, как Антонио де Небриха, Франсиско Санчес, Луис де Леон, Алонсо де Мадригал, Эрнан Нуньес и ряд других. Портрет Салинаса в технике резцовой гравюры по меди был выполнен в 1798 г. Рафаэлем Эстеве Вилельей, о чем свидетельствует имеющаяся справа под портретом запись: «Раф. Эстеве гравировал». Рафаэль Эстеве Вилелья (1772-1847) - выдающийся представитель испанского романтизма, происходил из семьи валенсийских художников. Он сделал блестящую карьеру, став придворным гравером при Карле IV, академиком Мадридской академии св. Фердинанда, членом-корреспондентом Парижской академии, почетным директором Академии св. Карла в Валенсии. Сотрудничая с Королевской гравировальной мастерской, Р. Эстеве создавал гравированные портреты представителей королевских семей по рисункам, которые его дядя - художник Августин Эстеве - делал с полотен Гойи. В 1815 г. Гойя написал портрет талантливого гравера. Помимо портретов монархов, Рафаэль Эстеве Вилелья работал над книжными иллюстрациями; его гравюры украшали роскошное издание Дон Кихота (1797-1798), книги путешествий по Испании. Вполне закономерно его участие в таком важном проекте, как издание серии портретов выдающихся испанцев [2]. Для этой серии, выходившей на протяжении 1791-1819 гг. в девятнадцати тетрадях, Р. Эстеве Вилелья создал 6 гравированных портретов - конкистадора Ф. Писарро, саламанкских ученых XVI в. Ф. Салинаса и Ф. Санчеса, религиозных деятелей и писателей XVI - начала XVII в. Иеро-нима Грасиана и Б. Бальбуэны, а также ученого XVIII в. А. Ульоа. Портрет Салинаса был издан в составе тринадцатой тетради. Оригиналом для гравированного портрета Салинаса послужил портрет этого выдающегося музыканта, который написал Хуан Пантоха де ла Крус (1553-1608), о чем сообщает запись мелкими буквами по центру под работой Р. Эстеве: «Пантоха рисовал». Имя художника, сделавшего рисунок, непосредственно с которого был создан гравированный портрет, неизвестно; слева внизу указаны лишь буквы N.B. Портрет Салинаса размером 361 х 245 мм заключен в прямоугольную раму, украшенную строгим линейным орнаментом. Под портретом в картуше в форме широкой ленты имеется подпись в пять строк: «ФРАНСИСКО ДЕ САЛИНАС / Уроженец Бургоса. Слепой с десятилетнего / возраста: гуманист, эрудит, математик и самый / выдающийся ученый своего времени в области теории и практики / Музыки. Умер в 1590». Салинас изображен сидящим на стуле и играющим на органе. Согласно обычаям испанской моды XVI в. одежда черного цвета скрывает все тело музыканта; украшением служат небольшой белый воротник в виде рюша и такие же манжеты. Инструмент представляет собой распространенный в XVI в. портативный орган. Отчетливо прописаны боковая панель органа, украшенная орнаментом и декоративными деталями в ренессансном стиле; клавиатура и четыре органные трубы в глубине. Слепота портретируемого не оставляет сомнений; его физический недуг передан весьма реалистично. Вместе с тем чуть запрокинутая голова музыканта создает впечатление взгляда, устремленного ввысь, и одновременно глубокой внутренней сосредоточенности. Отсутствие декорированного фона, где единственным атрибутом, по сути, выступает сам музыкальный инструмент, призывает воображение представить ту красоту звуков, извлекаемых маэстро, которая столь восхищала его современников. Знаменитый поэт и теолог Луис де Леон выразил свои чувства в оде, посвященной Салинасу: «Стихает все; и красота сияет, которой и свет не нужен, когда, Салинас, звучит неземная музыка, извлекаемая твоей искусной рукой» [3. С. 449]. Портрет Франсиско де Салинаса. 1798. Художник Хуан Пантоха де ла Крус, гравер Рафаэль Эстеве-и-Вилелья Франсиско де Салинас признан одним из крупнейших музыкальных теоретиков своего времени [4, 5, 6]. Вместе с тем биографических сведений о знаменитом маэстро сохранилось немного. Это отмечалось уже в его кратком жизнеописании, прилагаемом к рассматриваемому портрету: «Столь скупы данные, которые дошли до нас об этом замечательном человеке, что письменная история, когда заходит речь о нем, вынуждена сводиться к повторению высказываемых именитыми авторами восхвалений его достоинств и талантов». «Потерявший зрение юный Салинас, - писал автор этого очерка, - нашел в учении утешение от отсутствия утраченного им органа чувств. Посвятив себя греческому и латинскому языкам, математике и музыке, он достиг такого совершенства в этих науках, что в его эпоху было весьма немного тех, кто мог бы его превзойти в первых названных, и никого, кто бы достиг его уровня в теоретическом и практическом познании последней» [2. Л. 75]. В отношении потери зрения Салинасом в столь раннем детском возрасте в науке наших дней есть попытка объяснить этот медицинский факт с точки зрения современной офтальмологии. Испанские ученые Антонио Альсамора Родри-гес и Рафаэль Хосе Перес Камброди высказывают предположение, что причиной могла послужить вирусная инфекция, вызванная перенесенной краснухой или, вероятнее всего, корью, которая зачастую приводит к серьезным осложнениям для роговицы глаза у непривитых детей. В качестве возможных причин недуга называют также оспу; осложнения, вызванные дифтерией, и ряд других, вполне реальных для эпохи, еще не знавшей антибиотиков [7. С. 28]. Известно, что музыку, греческий язык и философию Салинас изучал в Саламанкском университете. Затем он поступает на службу к архиепископу Сантьяго-де Компостелы Педро Сармьенто, а после назначения того кардиналом в 1538 г. отправляется с ним в Рим. В библиотеке Ватикана он знакомится с многочисленными греческими трактатами о музыке, еще не изданными и не переведенными на латинский язык. Проведя в Италии более двадцати лет, Салинас возвращается на родину. Здесь он служит органистом в соборах Сигуэнсы (1559-1563) и Леона (1563-1567). В кафедральном соборе Леона по сей день сохранился орган, на котором играл Салинас [8. С. 23]. Возможно, именно за этим инструментом изобразил музыканта Хуан Панто-ха. Орган Салинаса, находящийся в Саламанкском соборе, не похож на тот инструмент, который изображен на портрете. В 1567 г. Салинас переезжает в Саламанку, где получает кафедру музыки в университете. Профессионализм маэстро был уже хорошо известен в академической среде, о чем свидетельствует содержание протокола заседания ученого совета университета от 31 января 1567 г. На этом заседании рассматривался вопрос об увеличении до 100 000 мараведи жалованья Салинаса как профессора кафедры музыки. Исходя из факта существовавшего на тот момент весьма скромного размера вознаграждения по этой кафедре и значимости для Саламанки столь именитого специалиста, ректор горячо поддержал просьбу маэстро повысить ему жалованье до уровня того, что он имел в Леонском соборе. Обращаясь к членам совета, ректор констатировал: «Франсиско де Салинас оказался единственным законным претендентом, обладающим качествами, необходимыми для преподавания по кафедре музыки. Это выдающийся человек, и только в Испании он может развивать науку спекулятивной музыки и обучать этому искусству так, как это предусмотрено уставом нашего университета» [9. С. 236]. Действительно, как отмечает Антонио Мартин Морено, именно в Испании Саламанкский университет стал первым в западной культуре, который официально включил в свои учебные программы преподавание музыки. Еще в 1254 г., закладывая основы учебного процесса в университете Саламанки, Альфонс X Мудрый включил музыку в квадривиум в качестве учебной дисциплины, предписав, чтобы «был маэстро органа» с оплатой «пятьдесят мараведи каждый год». При этом слово «орган» в этом контексте подразумевало не музыкальный инструмент, но науку сочинения музыки для многоголосного пения. Именно органистами, например, называли тогда составителей многоголосных композиций собора Парижской Богоматери в Париже. Мартин Морено признает, что обучение этому как элементу церковной деятельности в университете Парижа к тому времени осуществлялось, однако указывает на тот факт, что определенно и четко музыка как учебная дисциплина в уставе этого университета, в отличие от устава Саламанки, прописана не была [10. С. 57-58]. Развитию музыкальной науки в средневековой Испании способствовала ее востребованность в церковной практике, что влекло за собой укрепление позиций этой дисциплины в области либеральных искусств, преподаваемых в университетах. В ренессансную эпоху церковные певчие могли обучаться музыке на университетской скамье. При том что в основном подготовка профессиональных музыкантов осуществлялась при церковных хорах, где юных певчих обучали таким материям, как сольное пение, хоровое пение и контрапункт, университетская программа, как отмечает Д. Фьорентино, давала студентам более широкую подготовку в области теории музыки. Такие преподаватели, как Франсиско Салинас, обучали, помимо перечисленных предметов, еще и философии музыки, или, в терминах того времени, спекулятивной теории музыки [11. С. 147-150]. «Искусству звуков, - писал Маселино Менендес-и-Пелайо, - весьма рано удалось проникнуть в епископские и монастырские школы, а затем и в ведущие университеты... В аудиториях Европы преподавалась не только спекулятивная, но и практическая музыка, как существеннейшая часть обучения свободным искусствам. Это обучение было предписано осуществлять на факультетах искусств преподавателям, среди которых имелись и доктора музыки» [4. C. 942]. В XVI в. в Испании издавалось немалое число музыкальных трактатов. Менендес-и-Пелайо указывал на очевидную связь этой печатной продукции с потребностями образовательной деятельности. Наиболее значимым из всех трактатов XVI в. называют труд Франсиско де Салинаса «De Musica libri septem» («Семь книг о музыке»), изданный в Саламанке в 1577 г. [12]. Эта книга включает разработки Салинаса, положенные в основу преподаваемых им музыкальных дисциплин - философии музыки и практического курса музыки, охватывышего сольное пение, полифонию и контрапункт [10. C. 62]. В своем труде Салинас демонстрирует новаторский подход к представлениям о музыке, выделяя три ее вида - музыку, основанную на чувстве; музыку, основанную на разуме, и музыку, основанную на чувстве и разуме одновременно. Помимо изложения теоретических вопросов, Салинаса интересует народная испанская музыка; большое место он отводит анализу мелодии и ритмики испанских народных песен [6. С. 588-589]. Труд Салинаса был написан на латинском языке, что делало его доступным широким кругам специалистов того времени, в том числе за пределами Испании. Резюмируя все достижения испанской музыкальной теории, излагая собственные многолетние исследования, автор этого фундаментального труда выступает как теоретик и музыкант, представитель гуманистической мысли Испании. Несомненно, атмосфера ренессансной Саламанки способствовала максимальному раскрытию таланта Салинаса. В свою очередь сам маэстро воодушевлял своей музыкой и объединял гуманистически настроенных университетских преподавателей, а также деятелей иных профессиональных сфер. Историк Амбросио де Моралес, посетивший один из концертов Салинаса, признавался, что ощущал себя словно находящимся в Академии Платона [13. С. 98]. Пение Салинаса и его игра на органе, как свидетельствовал Моралес, были способны пробуждать в слушателях самые разнообразные эмоции -от радости до печали [14. С. 224]. В Саламанке Салинас познакомился с выдающимся поэтом, августинцем, профессором университета Луисом де Леоном. Музыка маэстро глубоко волновала знаменитого поэта-мистика, что в 1577 г. получило свое поэтическое выражение в его упомянутой выше «Оде Франсиско де Салинасу, профессору музыки Саламанкского университета». Салинаса и Леона связывала большая дружба, прошедшая испытание временем. Луис де Леон, как известно, подвергся преследованию за несанкционированный перевод Библии на народный язык; несколько лет провел в тюрьме. В следственных документах инквизиции по делу Луиса де Леона имеются показания свидетеля Франсиско де Салинаса. В протоколе от 17 января 1573 г. зафиксировано, что на заседании комиссии в присутствии обвиняемого Салинас заявил под присягой, что «является другом Луиса де Леона и что тот нередко приходил к нему домой, слушал его беседы о теории музыки, а также обсуждал с данным свидетелем тему поэзии и другие вопросы искусства, и ничего в этих обсуждениях не выходило за рамки закона» [15. С. 302]. Свое служение университету Франсиско де Салинас продолжал на протяжении 24 лет вплоть до последних дней своей жизни. За три года до кончины он обращался к ученому совету с просьбой отпустить его на пенсию по причине усталости и преклонного возраста, однако получил отказ. В Саламанкском университете память о Салинасе продолжает жить и в наши дни. Одна из старинных аудиторий названа именем знаменитого маэстро. Она служит небольшим концертным залом и используется для проведения занятий по музыке. В этом же помещении располагается кафедра музыки имени Франсиско де Салинаса. Здесь преподаются музыкальные курсы, студенты обучаются исполнительскому мастерству. Свои выступления ее питомцы осуществляют как в стенах университета, так и в театрах города. Кафедра ставит своей целью пропаганду музыкального искусства, занимаясь музыкально-артистической деятельностью, проводя концерты как в стенах университета, так и для широкой публики в городских концертных залах и театрах. В плане научной деятельности ее сотрудники работают с фондами университетского и соборного архивов Саламанки, исследуют материалы XVI и XVII вв., уделяя особое внимание изучению деятельности Франсиско де Салинаса в Саламанкском университете [16. С. 86-87]. Пятисотлетие выдающегося музыканта и теоретика музыки Саламанкский университет отметил в 2013 г. как Год Салинаса. Конференции, концерты старинной музыки были посвящены памяти музыканта. Концерт в честь Салинаса был дан и в Мадриде. Газета «Эль Пайс» писала 13 февраля 2013 г.: «.хор под управлением А. Песеса преподнес в дар памяти слепого органиста, родившегося в 1513 г., полифонические произведения его современников - Орландо ди Лассо, с которым он подружился в Риме; уроженца Толедо Диего Ортиса, с которым он одновременно находился в Неаполе, и, конечно же, Томаса Луиса де Виктории... Этот концерт восстановил справедливость по отношению к музыканту, которого забыли как представителя своего искусства и вспоминали главным образом благодаря его ученым трудам» [17]. Действительно, до наших дней не дошло ни одного музыкального произведения Салинаса. В честь его пятисотлетия Саламанкский университет подготовил факсимильное издание его работы «De Musica libri septem»[18]. В 1993 г. в историческом центре старинного университетского города был воздвигнут памятник работы скульптора И. Переса Кальво с лаконичной надписью на постаменте: «Саламанка Маэстро Салинасу 1993». Органные трубы на фоне выразительной скульптуры сидящего музыканта как будто издают звуки его утраченной музыки, которой чутко внимает застывший в камне саламанкский профессор.

Ключевые слова

Саламанкский университет, библиотека Строгановых, Научная библиотека Томского государственного университета, Франсиско Салинас, кафедра музыки Саламанкскогоуниверситета, Salamanca University, Stroganov' library, Scientific library of Tomsk State University, Francisco de Salinas, Chair of music of Salamanca University

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Жеравина Ольга Александровна Томский государственный университет кандидат исторических наук, доцент, зав. каф. библиотечно-информационной деятельности Института искусств и культурыtoledo@mail.tomsknet.ru
Всего: 1

Ссылки

Жеравина О.А. Образы саламанкских ученых в серии портретов выдающихся испанцев (из книжного собрания Строгановых Научной библиотеки Томского государственного университета) // Вестн. Том. гос. ун-та. Культурология и искусствоведение. 2012. № 2. С. 57-64.
Retratos de los espanoles ilustres con un epitome de sus vidas. Madrid: En la Imprenta Real de Madrid. 1791. 108 retratos.
Luis deLeon. Poesias. Madrid : Saeta, 1955. 643 p.
Menendez y Pelayo, Marcelino. Historia de las ideas esteticas en Espana. Vol. I. Madrid : CSIC, 1974. 1629 p.
Мартынов И. Музыка Испании. M. : Сов. композитор, 1977. 360 с.
Эстетика Ренессанса: антология. Т. 2 / сост. В.П. Шестаков. М. : Искусство, 1981. 639 с.
Alzamora-Rodriguez A., Perez-Cambrodi R.J. Francisco de Salinas. Mйsico y erudito ciego del renacimiento espanol // Archivos de la Sociedad Espanola de oftalmologia. 2012. Vol. 87. № 1. P. 28-29.
Gonzalez Catalan L. El organo iberico y su irnsica // Neuma: Revista de Mйsica y Docencia Musical. Ano 5, Vol. 1, 2012. P. 20-61.
DeHeredia V.B. Cartulario de la Universidad de Salamanca (1218-1600). Tomo IV. Salamanca : Universidad de Salamanca, 2001. 602 p.
Martin Moreno A. Pasado, Presente y Futuro de la Musicologia en la Universidad Espanola // Revista Interuniversitaria de Formacion de Profesorado. Vol. 19, № 1. 2005. P. 53-76.
Fiorentino G. Canto llano, canto de organo y contrapunto improvisado: el curriculo de un mйsico professional en Espana del Renacimiento // Francisco de Salinas : musica, teoria y matematica en el Renacimiento / Garcia Perez A., Otaola Gonzalez P. (ed.). Coleccion VIII Centenario. Vol. 12. Salamanca : Ediciones Universidad de Salamanca, 2014. P. 147-160.
Francisci Salinae Burgensis. De Musica libri septem. Salmanticae : excudebat Mathias Gastius, 1577. 438 p.
Guillen J. Guillen on Guillen: The Poetry and the Poet. Princeton (N. J.): Princeton University Press, 2015 r. 230 p.
Lumsden-Kouvel A. El gran citarista del cielo: el concepto renacentista de la mйsica mundana en la «Oda a Francisco de Salinas» de Fray Luis de Leon //Actas del VIII Congreso de la Asociacion Internacional de Hispanistas: 22-27 agosto 1983. Madrid : Ediciones Istmo, 1986. C. 219-227.
Coleccion de documentos ineditos para la historia de Espana. Vol. 11. Madrid: Academia de la Historia, 1847. 576 p. (C. 302).
Alvarez Villar J. La Universidad de Salamanca : arte y tradiciones. Salamanca : Ediciones Universidad de Salamanca, 1993. 246 p.
Vela del Campo J.A. Todas las mйsicas, la mйsica // El Pais. 13 feb., 2013. URL : http://ccaa.elpais.com/ccaa/2013/02/13/madrid/1360794157_715641.html (дата обращения: 10.08.2016).
Francisci Salinae Burgensis. De Musica libri septem. Ed. fasc. De la ed. de Salamanca : Mathias Gast, 1577. Salamanca : Ediciones Universidad de Salamanca, 2014. 96+ 476 p.
 Образ маэстро Салинаса в серии портретов выдающихся испанцев (из книжного собрания Строгановых Научной библиотеки Томского государственного университета) | Вестн. Том. гос. ун-та. Культурология и искусствоведение . 2016. № 3 (23). DOI: 10.17223/22220836/23/23

Образ маэстро Салинаса в серии портретов выдающихся испанцев (из книжного собрания Строгановых Научной библиотеки Томского государственного университета) | Вестн. Том. гос. ун-та. Культурология и искусствоведение . 2016. № 3 (23). DOI: 10.17223/22220836/23/23