Благотворительность и пожертвования в музейном деле Сибири в XIX - начале ХХ в. | Вестн. Том. гос. ун-та. Культурология и искусствоведение . 2017. № 28. DOI: 10.17223/22220836/28/12

Благотворительность и пожертвования в музейном деле Сибири в XIX - начале ХХ в.

В статье освещается слабоизученная тема благотворительной поддержки музейной деятельности в Сибири в XIX - начале XX в. Выявляется роль меценатов и жертвователей Сибиряковых, Кузнецовых, М.К. Сидорова, Г.П. Сафьянова и др. в финансовом обеспечении строительства музейных зданий, в приобретении коллекций, в организации и проведении внутримузейныхработ. Раскрывается участие коллекционеров и исследователей Сибири П.К. Фролова, Г.Н. Потанина, И.П. Кузнецова-Красноярского, А.И. Кытманова, А.К. Кузнецова в формировании и пополнении музейных фондов.

Charity and donations in the museum science in Siberia in 19th and early 20th century.pdf Тема благотворительности - добровольной бескорыстной поддержки музейной деятельности коротко затронута в работах сибирских исследователей [1. С. 27-28; 2. С. 7-14; 3. С. 67-71; 4. С. 97-98]. Она явно требует большего внимания, поскольку в продолжение XIX - первых десятилетий XX в. сибирские музеи работали в значительной степени за счет благотворительных взносов и пожертвований со стороны населения. По сохранившимся данным, в период до 1917 г. в губернских, областных и уездных центрах Сибири было открыто и действовало не менее 30 музеев, в их числе 8 музеев содержалось на государственные средства, 11 музеев принадлежало общественным организациям, столько же создано на частные средства. Если следовать хронологии, то нужно начать с середины XIX в., когда купец, библиофил и коллекционер М.А. Зензинов устроил небольшой частный музей в Нерчинске. (Правда, после смерти устроителя остатки гербария и коллекция насекомых были уничтожены по распоряжению местных властей и только частично сохранившиеся рукописи Зензинова были переданы на музейное хранение в Читу.) Владелец стекольной фабрики, купец А.М. Курбатов организовал музей в Верхнеудинске, П.К. Русаков - в Вер-холенске Иркутской губернии [5. С. 321; 6. С. 249]. В 1870-х гг. купец 1-й гильдии, золотопромышленник М.Д. Бутин приступил к созданию частного музея в Нерчинске. Он приобрел коллекцию минералов, окаменелостей, раковин, а также «старинных и очень редких вещей» иркутского купца Н.Н. Пежемского. пополнял свое собрание произведениями искусства, которые приобретал во время путешествий по Европе и Америке, а также заказывал местным художникам, в частности П.Н. Рязанцеву [6. С. 103; 7. С. 30-31; 8. С. 26]. В те же годы выпускник Иркутской губернской мужской гимназии, учившийся в Киевском и Петербургском университетах, В.П. Сукачев унаследовал состояние своего дяди по матери, богатейшего иркутского купца И.Н. Трапезникова, а также коллекции деда, иркутского купца 1-й гильдии Н.П. Трапезникова. Хорошо известный своей меценатской деятельностью в Иркутске, В.П. Сукачев сформировал коллекцию русской и западноевропейской живописи и в 1882 г. открыл общедоступную картинную галерею в собственном доме в Иркутске. Первый в Северной Азии художественный музей ныне носит имя своего основателя [9. С. 217-218]. Купеческий сын, учитель Енисейского уездного училища Н.В. Скорняков и выпускник Петербургского университета, золотопромышленник и коллекционер А.И. Кытманов основали музей в Енисейске. В основу музейных фондов были положены коллекции Кытманова (гербарий, чучела млекопитающих и птиц, минералы и горные породы, модели и изделия местных промыслов и производств, костюмы и украшения туруханских инородцев) и Скорнякова (насекомые и дублетная коллекция мхов и грибов). Фонды музея пополняли местные жители. Так, купцы-золотопромышленники И. Д. Черем-ных, И. М. Грехов, П. К. Гудков передали в музей модели золотопромыва-тельной и паровой машин, модели приискового оборудования (бутара, ваш-герт, насос, таратайка), а также образцы золотых руд. Купеческий сын Н.И. Кытманов, младший брат основателя музея, предоставил шаманские принадлежности, охотничье снаряжение коренных жителей Сибири и изделия, изготовленные из местного железа [6. С. 411-412; 10. С. 2]. Ко дню открытия музея 1 октября 1883 г. в его фондах насчитывалось более 3 тыс. предметов, подаренных коллекционерами и жертвователями [11. 17 нояб.]. Музей в городе Красноярске был образован в 1889 г. красноярским купцом 2-й гильдии И.А. Матвеевым и его супругой, дочерью купца-мецената П.И. Кузнецова Ю.П. Матвеевой. Музей первоначально располагался в доме Матвеевых и работал на средства его организаторов, привлекались также средства городского самоуправления и собранные по подписке среди горожан. В октябре 1903 г. музей перешел в ведение Красноярского подотдела Восточно-Сибирского отдела Императорского Русского географического общества [12. С. 3-5; 13. С. 201; 14]. В продолжение первых десятилетий деятельности Красноярского музея его фонды формировались и пополнялись путем пожертвований и дарений. Основной вклад принадлежал основателям музея: И.А. Матвеев передал коллекцию птиц, окаменелостей, археологических и этнографических предметов, Ю.П. Матвеева - коллекцию тропических птиц и бабочек, картины и предметы китайской культуры. Брат основательницы музея красноярский купец А. П. Кузнецов подарил коллекцию уральских и нерчинских минералов. Обширный гербарий флоры Южно-Енисейского края передал организатор и руководитель Минусинского музея Н. М. Мартьянов. Владелец стеклоделательного завода И.А. Омелянский прислал в дар 80 с лишним образцов своей продукции. Преподаватель Красноярской учительской семинарии А.С. Еленев преподнес в дар музею обширную коллекцию артефактов, собранную им на стоянках древних людей по берегам Бирюсы и Ангары [12. С. 5-7, 92-94]. По сведениям А.Я. Тугаринова, список жертвователей на нужды Красноярского музея за первые 25 лет его деятельности включал более 300 фамилий [12. С. 87-100]. На частные средства был открыт музей в Кяхте в 1890 г.: каменный дом для музея пожертвовал купец 1-й гильдии А. Д. Старцев, музейные фонды активно пополняли исследователи Сибири и Центральной Азии Д.А. Кле-менц, Г.Н. Потанин, А.Н. Чарушин. В 1894 г. сын кяхтинского купца, выпускник Троицкосавского реального училища Иннокентий Лушников участвовал в монгольской экспедиции Д. А. Клеменца и доставил в музей 15 видов птиц, коллекцию минералов, фотографии ландшафтов Хангая и Малой Гоби [15. С. 6-7]. Приведенные материалы вполне подтверждают справедливое суждение московского музееведа А. И. Фролова о том, что создатели и организаторы частных музеев в России не преследовали никаких коммерческих целей, бескорыстно вкладывали немалые денежные средства и коллекционные материалы в музейное дело и вполне могут рассматриваться как меценаты [5. С. 321]. Следует добавить, что благотворительная помощь оказывалась не только частным, но практически всем сибирским музеям, независимо от формы собственности. Государственные, ведомственные, общественные музеи получали денежную поддержку со стороны частных лиц в строительстве музейных зданий, в организации внутримузейных работ. Так, после пожара 1879 г., уничтожившего значительную часть Иркутска, по предложению генерал-губернатора Восточной Сибири Д.Г. Анучина местные торговцы и промышленники собрали 12,5 тыс. руб. и восстановили здание ВосточноСибирского отдела Императорского Русского географического общества, в первом этаже которого разместился Иркутский музей. Чуть позже иркутский золотопромышленник П. А. Сиверс внес еще 15 тыс. руб. на расширение музейных помещений [16. С. 129]. На строительство и оборудование здания Минусинского музея, а также организацию научных экспедиций иркутский меценат И.М. Сибиряков пожертвовал в общей сложности 9 тыс. руб., красноярские купцы братья Даниловы - не менее 4 тыс. руб. [17. С. 56, 86-87, 98]. В 1887 г. состоялась закладка здания Тобольского губернского музея, на сооружение которого было собрано 13 тыс. руб. пожертвований [18. С. 1]. И.М. Сибиряков, а также томские купцы П. В. Михайлов и И. М. Иваницкий, обеспечили возведение в 1891-1892 гг. трехэтажной пристройки к Бесплатной библиотеке в Томске, в которой разместился Музей прикладных знаний, учрежденный Томским обществом попечения о начальном образовании [19. 9 окт.; 20. С. 452]. Известно также, что двухэтажное каменное здание, в которое в 1911 г. переместился Якутский музей, было построено на средства местных благотворителей Ф.В. Астраханцева и Г.В. Никифорова [3. С. 60]. В значительной степени за счет пожертвований осуществлялась внутри-музейная деятельность государственных и общественных музеев, жертвователи приобретали коллекции и передавали их на музейное хранение, вносили денежные средства на организацию экспедиций, обработку и презентацию коллекций. Широко известно, что организация археологического музея Императорского Томского университета была начата профессором В.М. Фло-ринским благодаря красноярскому купцу 1-й гильдии М. К. Сидорову, на чьи деньги была приобретена коллекция, сформированная в Тобольске и включавшая более 600 предметов материальной и духовной культуры сибирского населения первой половины I тысячелетия [21. Паг. 1, с. XVI; 22. С. 22-23]. В 1889 г. томский купец И.Г. Гадалов купил археологическую коллекцию Бой-линга, проводившего раскопки в Минусинском, Ачинском и Енисейском округах, и подарил ее археологическому музею Томского университета. Коллекция включала 765 предметов - бронзовые и железные кельты, кинжалы, серпы, ножи, зеркала и мелкие подвески и украшения [23. 22 окт.; 24. С. 40-41]. Одновременно другой томский купец, И.И. Колосов, приобрел старинные женские головные уборы, хранившиеся в купеческих семьях в городах Тобольской губернии, и передал в университетский музей [21. Паг. 2, с. 148]. Бийский купец А.Д. Васенев внес денежные средства на покупку 99 предметов буддийской культуры для археологического музея [25. С. 182]. На пожертвования А. М. Сибирякова была приобретена и передана в Томский университет зоологическая коллекция полярного исследователя Н. Норденшельда. Томский купец-первогильдеец А.Ф. Толкачев приобрел у минусинского жителя Г.П. Андреева коллекцию сухих растений (900 образцов) и подарил ее в ботанический музей университета. Самый знаменитый из сибирских жертвователей на нужды Томского университета купец 1-й гильдии З.М. Цибульский приобрел на свои средства коллекцию по геологии и минералогии в количестве 1 тыс. предметов, собранную горными инженерами, и передал ее в музей минералогии [1. С. 27; 4. С. 97-98; 26. Паг. 3, с. 56; 27. С. 118]. Еще большую роль в музейном строительстве в Сибири сыграли пожертвования со стороны коллекционеров, нередко именно частные коллекции становились базой открытия того или иного государственного или общественного музея. В ряду сибирских жертвователей на музейное дело почетное место принадлежит начальнику Колывано-Воскресенских заводов, видному российскому коллекционеру П.К. Фролову. Находясь на службе в Барнауле, он в 1823 г. выступил инициатором создания музея при управлении Колывано-Воскресенских заводов и передал в его фонды часть своих собраний по археологии. Обширную энтомологическую коллекцию в составе 1 400 видов насекомых положил в основание музея выпускник Йенского университета в Германии, врач Ф.В. Геблер. Вскоре после открытия Барнаульский музей получил в дар гербарий и коллекцию семян южно-сибирских растений, собранные профессором Дерптского университета К.Ф. Ледебуром во время его путешествия по Алтаю в 1826 г. (к сожалению, в дальнейшем многое из первых дарений погибло или было расхищено) [19. 3 янв.; 28. С. 8-10]. В конце XIX - начале XX в. Барнаульский музей, перешедший в ведение Общества любителей исследования Алтая, а затем в Алтайский подотдел Географического общества, пополняли материалы археологических и краеведческих исследований Н.С. Гуляева, «коллекции хлебов» И.И. Бушуева и С.П. Швецова, «образцы тканья», подаренные А.П. Мещеряковым, коллекция птичьих шкурок псаломщика А. И. Лаврова, случайные находки крестьян и жителей алтайских городов [29. С. 26-28]. Археологическая коллекция, собранная секретарем Тобольского губернского статистического комитета И.Н. Юшковым, послужила основой создания первого в Тобольской губернии музея. (Работавший с 1870 г. при губернском статистическом комитете музей позже перешел в ведение общественного Комитета Тобольского губернского музея [30. С. VI-VIII]). Основание первого музея в Тюмени обеспечил И.Я. Словцов, который в 1879 г. был назначен директором Александровского реального училища и доставил из Омска, где жил до переезда в Тюмень, обширную коллекцию по археологии и этнографии. По свидетельству современных исследователей, пожертвования составляли важную часть поступлений в Тюменский музей в последующие десятилетия [31. С. 48]. Н.М. Мартьянов, занимавший должность провизора в Минусинске, в 1877 г. преобразовал в музей свои естественно-научные коллекции (гербарий, насекомые, горные породы и окаменелости). Небольшой музей получил поддержку купца 2-й гильдии, городского головы И.Г. Гусева: он предоставил под музей две комнаты в своем доме, выделил денежные средства на его обустройство, а также передал на музейное хранение подборку минералов со своих приисков. Фонды Минусинского музея пополняли красноярский купец П. И. Кузнецов и его сыновья И. П. и Л. П. Кузнецовы, минусинский купец Г.П. Сафьянов. Немалый вклад в развитие Минусинского музея внесли исследователи-путешественники. Так, вице-президент Императорского Русского географического общества П.П. Семенов (в будущем - Тян-Шанский) прислал в дар музею коллекцию жуков, Г. Н. Потанин подарил коллекцию окаменелостей, А. В. Адрианов и его сыновья, гимназисты Александр и Григорий, доставляли в Минусинский музей собранные ими коллекции и артефакты [6. С. 182; 17. С. 55, 71, 79; 32. С. 1; 33. С. 217]. Фонды Иркутского музея, едва ли не целиком погибшие в опустошительном пожаре 1879 г., были восстановлены не только за счет экспедиций, организованных Восточно-Сибирским отделом Русского географического общества, но в значительной мере добровольными пожертво-ваниями геолога В.А. Обручева, археолога И.Т. Савенкова, преподавателя гимназии Я.П. Прейна, директора Иркутской учительской семинарии Н.Н. Агапитова [16. С. 127-129]. В фонды музея поступили коллекция предметов быта и верований сойотов, собранная бывшим политическим ссыльным, сотрудником Минусинского музея Ф.Я. Коном, и «богатая коллекция по шаманизму», созданная бурятским этнографом М.Н. Хангаловым. В 1903 г. персидский принц Атабаца пожертвовал Иркутскому музею несколько золотых персидских монет [34. С. 28]. Особо следует отметить дарения виднейшего исследователя Сибири и Центральной Азии Г.Н. Потанина. В продолжение 1887-1890 гг. он служил правителем дел Восточно-Сибирского отдела Императорского Русского географического общества, планировал работы по сбору фондовых материалов, привлекал жертвователей на нужды музея, так скажем, по должности [35. С. 93]. Но и до, и после службы в Географическом обществе Г.Н. Потанин деятельно поддерживал Иркутский музей. Так, в июне 1884 г. в Иркутск был доставлен ящик с коллекциями, собранными во время морского путешествия Г. Н. По-танина, который направлялся в очередную экспедицию по Китаю [7. С. 104; 33. С. 233]. Из третьей по счету экспедиции по Китаю, Восточному Тибету и Внутренней Монголии, частично оплаченной В.П. Сукачевым (с условием передачи в Иркутский музей собранных материалов) Г.Н. Потанин и его сотрудники доставили чучела птиц, коллекцию птичьих гнезд и яиц, геологические образцы и материалы по этнографии [16. С. 134-135; 33. С. 225, 229; 36. С. 190-191]. Позже Г.Н. Потанин передал в музей еще 89 предметов по этнографии [37. С. 23]. По сию пору в Иркутском областном краеведческом музее хранятся естественно-научные сборы Г.Н. Потанина - каракатица сушеная, фитиль из камыша, а также образцы культуры и повседневности - деревянные скульптуры, палочка гадательная, веер, чашка, гребень и др. [38. С. 69]. Собрание Омского музея, созданного в 1877 г. при Западно-Сибирском отделе Русского географического общества, в немалой степени пополнялось за счет поступлений от коллекционеров и исследователей Сибири, в частности А.В. Адрианова, М.В. Певцова, И.Я. Словцова. Благодаря пожертвованиям и дарениям в Омском музее появились китайские жертвенные чашки (дар Г.Н. Потанина), каменная баба (дар И.Я. Словцова), промысловое ружье сибирской работы (дар Н.Г. Казнакова) [39. С. 84-85; 40]. Первые на дальневосточных территориях России публичные музеи в Нерчинске и Чите также опирались на пожертвования. Самый значительный вклад в их создание принадлежал бывшему студенту Петровской земледельческой академии А.К. Кузнецову. Как участник нечаевского кружка, замешанный в убийстве ради «дела революции», он был отправлен на Карийскую каторгу, шесть лет спустя переведен на поселение и оказался в Нерчинске. В 1886 г., пользуясь поддержкой городского самоуправления, А.К. Кузнецов организовал Нерчинский музей, основой которого послужили его естественно-научные коллекции. Многие годы, вплоть до перехода в ведение Приамурского отдела Императорского Русского географического общества, Нерчинский музей содержался в основном на пожертвования горожан, в том числе купцов И.Ф. Голдобина, Г.И. Шульгина, М.М. Зен-зинова [41. С. 130; 42. С. 473]. Восстановленный в гражданских правах, А.К. Кузнецов, переехав в Читу, участвовал в создании Забайкальского / Читинского отделения Приамурского отдела Географического общества и музея при нем. Ко времени официального открытия Читинского музея в 1895 г. в его фондах числилось 2495 музейных предметов, а в последующие восемь-десять лет число их возросло до 33 тыс. номеров. В списках жертвователей и дарителей значились, кроме самого Кузнецова, врач Н.В. Кирилов, знаток забайкальской флоры коллекционер Г.А. Стуков, горный инженер А.П. Герасимов, и. о. главы буддийского духовенства Забайкалья, хамбо-лама Балдан Иши Доржиев [8. С. 26-33; 43. С. 1-3, 6; 44. С. 31-32]. Немаловажную роль сыграли частные пожертвования в деятельности музеев Императорского Томского университета. В литературе достаточно подробно охарактеризованы музейные поступления, состоявшиеся еще до открытия университета: в первой половине 1880-х гг. в университет поступили коллекции генерал-губернатора Степного края Г.А. Колпаковского (1650 экземпляров шкурок среднеазиатских птиц), зоологическая коллекция, собранная в Средней Азии и Джунгарии любителем охоты, томским купцом 1-й гильдии И.Ф. Каменским, дар московского профессора Г.А. Траутшольда (более 3500 видов всех геологических формаций), палеонтологическая коллекция герцога Лейхтенбергского Максимилиана (свыше 1200 образцов ока-менелостей и отпечатков эпохи палеозоя и мезозоя) [2. С. 12-14, 31-36; 45. С. 290-291, 306]. В 1885 г. в фонды будущего ботанического музея через директора Томской губернской мужской гимназии были переданы два гербария, собранные Г.Н. Потаниным в Тарбагатае и Призайсанском крае в 1863-1864 гг. и хранившиеся в гимназии. Коллекция включала 800 видов цветковых растений и птеридофит и обеспечивала, по мнению П.Н. Крылова, новые сведения о флоре Западной Сибири и Северного Казахстана [26. Паг. 3, с. 54; 46. С. 1-2]. Как видим, сбылось предсказание З. М. Цибульского, сделанное им в докладной записке на имя министра народного просвещения Д.А. Толстого, что в случае учреждения Сибирского университета в Томске «посильные приношения деньгами, учреждением стипендий, коллекциями для музеев и т. п. потекут широкою рекою» [47. С. 152]. С открытием Императорского Томского университета формирование музейных фондов осуществлялось по большей части за счет бюджетного финансирования, но сохранялась роль благотворительной поддержки. Так, минералогический музей принял на хранение дарения купцов-золотопромышленников А.Д. Родюкова, Г.М. Миллера, И.Г. Сафьянова, Д.С. Федулова [4. С. 97; 45. С. 301-304]. Смотритель училищ Томского и Мариинского округов П. А. Буткеев подарил коллекцию минералов, в которой особенно выделялся, по мнению университетского профессора А.М. Зайцева, «редкий по величине каламит» из Кольчугинских каменноугольных копей [48. Л. 34]. Зимой 1888/89 г. в университет поступил дар Д. А. Клеменца - коллекция пород и шлихов из Южной системы Енисейского горного округа, коллекция пород с правого берега Ангары, породы и окаменелости, найденные дарителем в Минусинском округе [45. Л. 129-130]. Чуть позже поступили дублет коллекции, собранной В.А. Обручевым во время экспедиции по Северному Китаю в 1892-1894 г., минералогическая коллекция горного инженера В. С. Реутовского (Ачинско-Минусинский район), а также минералы и окаменелости, доставленные П. И. и А. И. Кытмановыми, Н. М. Мартьяновым, И.Я. Словцовым, И.Т. Савенковым [45. С. 299-304]. Археологический музей, созданный в Томском университете по инициативе профессора В.М. Флоринского в 1882 г., не получал штатного финансирования в силу того, что университет открылся в урезанном виде - в составе одного медицинского факультета. Именно поэтому музей формировался и расширялся практически целиком на благотворительные средства, в том числе и самого его организатора [49. С. 83]. По инициативе гласного Томской городской думы Б.П. Шостаковича в 1884 г. была создана исполнительная думская комиссия во главе с городским головой П. В. Михайловым, члены которой озаботились сбором пожертвований для музеев будущего университета. В последующие годы через городскую управу в строившийся университет поступали различные музейные предметы, в числе первых -каменная баба из Семиреченской области [50. Л. 1, 16-17]. В адрес комитета по постройке зданий Сибирского (Томского) университета, а также через томского губернатора и попечителя Западно-Сибирского учебного округа доставлялись археологические предметы, собранные гласным городской думы, директором реального училища Г. К. Тюменцевым, китайская коллекция Б.П. Шостаковича, археологические находки, редкие монеты, старинные книги и рукописи, найденные сибирскими горожанами и крестьянами случайно или в результате целенаправленных поисков [27. С. 42-169]. Судя по каталогу археологического музея, подготовленному В. М. Флоринским ко времени открытия Томского университета, музейные фонды пополняли археологические коллекции, собранные А. И. Дмитриевым-Мамоновым вблизи Тобольска и на других территориях Сибири [21. Паг. 2, с. 22-49]. Через начальника Томского округа путей сообщения барона Б. А. Аминова были доставлены артефакты, найденные строителями Обь-Енисейского канала. Томский горный исправник Л. Н. Некрасов и председатель Томского губернского правления Н. Н. Петухов передали множество археологических находок, случайно обнаруженных на территории Томской губернии [21. Паг. 2, с. 53-92]. Через купца Е.М. Голованова, душеприказчика скончавшегося в Томске губернатора И.И. Красовского, в археологический музей поступили фотографии видов Семиречья и Кульджинско-го района [21. Паг. 2, с. 116-118]. М.М. Зензинов подарил музею образцы старинных русских, финских, китайских ассигнаций [21. Паг. 2. С. 139-140]. Великолепную этнографическую коллекцию прислал в музей минусинский купец Г. П. Сафьянов - более 75 предметов домашнего обихода сойотов, начиная от юрты (в сложенном виде), включая орудия труда, посуду, мужские и женские костюмы [21. Паг. 2, с. 142-145]. Нельзя переоценить вклад красноярского купца, коллекционера И. П. Кузнецова. В общей сложности он лично передал в археологический музей Императорского Томского университета около 700 коллекционных предметов, а после его смерти, последовавшей в 1916 г., наследники пожертвовали еще 1722 предмета, а также старинные документы, рукописи, гравюры, рисунки самого собирателя и В.И. Сурикова [51. С. 227-228]. Так, осенью 1888 г. от Кузнецова поступили шаманский круглый бубен, шаманский костюм, кремневое ружье и модель пчелиного улья, а также серебряные памятные медали и кресты, охотничий нож в серебряной оправе, серебряные перстни [21. Паг. 2, с. 153-154; 52. С. 164-166]. В 1889 г. И.П. Кузнецов принес в дар коллекцию бронзовых, медных и железных предметов, найденных им в Минусинском и Ачинском округах, а также собрание медных складней, образков, серебряных крестов, медали, золотую табакерку и четыре серебряных стакана [53. С. 158]. В отделе этнографии, в специально устроенной американской витрине, размещались луки, стрелы, колчаны, томагавки, а также головные уборы из перьев, мокасины, замшевые шаровары, игрушечная ящерица и фотопортреты индейцев из штатов Колорадо, Юта, Невада, пожертвованные И.П. Кузнецовым. Тут же находились привезенные из путешествия по Америке фотографии американских городов, железных дорог, Ниагарского водопада [21. Паг. 2. С. 97-103]. Г. Н. Потанин активно содействовал пополнению археологического музея университета, передавал свои собственные сборы и привлекал коллекционеров и жертвователей. Его стараниями в музей поступило более десяти этнографических и археологических коллекций, в их числе коллекция «минусинских инородцев» из 112 предметов. Сам он подарил в музей топшур - музыкальный щипковый инструмент алтайцев [25. С. 182-183]. (Переданные жертвователями и дарителями коллекции и отдельные предметы частично сохранились и экспонируются в университетских музеях в наши дни.) Исследователи и коллекционеры деятельно поддерживали общественные музеи в Томске. Так, профессор Императорского Томского университета Н. Ф. Кащенко передал в музей прикладных знаний коллекцию водных животных (спиртовые препараты), а начальник отдела Управления Сибирской железной дороги А. А. Мейнгард подарил коллекцию бабочек. От томских купцов В.А. Горохова и И.Л. Фуксмана поступили предметы крупчаточного производства и образцы экспортной алтайской пшеницы [20. С. 452; 54. Л. 34; 55. 30 сент.]. На пожертвования и дарения рассчитывали организаторы Сибирского научно-художественного музея, создававшегося в Томске по решению городской думы. И действительно, в 1911 г. коллекционер П.А. Шастовский подарил Сибирскому научно-художественному музею свое собрание сибирских птиц и млекопитающих. Вслед за ним небольшие коллекции и отдельные предметы передали в музей еще 15 человек. В 1915 г. находившийся в минусинской ссылке А.В. Адрианов приобрел два музыкальных инструмента сойотов и переслал их в дар музею в Томске [56. Л. 113; 57. 15 нояб.; 58. С. 120]. Приведенные материалы подтверждают, что меценатская помощь, известная в рассматриваемое в статье время как благотворительность и частные пожертвования, охватывала всю музейную сферу Сибири и обеспечивала, наряду с поддержкой со стороны государственных и общественных учреждений и организаций, формирование и рост сибирских музеев. Внесенные на музейные нужды денежные средства и коллекции говорят о высоком нравственном облике жертвователей, чей опыт не утратил своего значения и в наши дни.

Ключевые слова

Сибирь, музейное дело, благотворительность, пожертвования на нужды музеев, Siberia, museum science, charity, donations for the sake of museums

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Дмитриенко Надежда Михайловна Томский государственный университет профессор, доктор исторических наук, профессор кафедры музеологии, культурного и природного наследияvassa.mv@mail.ru
Черняк Эдуард Исаакович Томский государственный университет профессор, доктор исторических наук, заведующий кафедрой музеологии, культурного и природного наследияed.i.chernyak@gmail.com
Всего: 2

Ссылки

Майер Г.В., Фоминых С.Ф. А.М. Сибиряков и Томский университет // «Цели развития тысячелетия» и инновационные принципы устойчивого развития арктических регионов: материалы Междунар. конгресса. Т. 2. Научно-практическая конференция «Наследие А.М. Сибирякова в укреплении евразийского сотрудничества и утверждении общечеловеческих ценностей». СПб., 2009. С. 22-30.
Некрылов С.А., Фоминых С. Ф., Черняк Э.И. и др. Начало формирования музейных и ботанических коллекций первого в Азиатской России Сибирского (Томского) университета (конец 1870-х - 1888 г.) // Томские музеи: сб. документов и статей. Томск, 2010. С. 3-40.
Шелегина О.Н. Музеи Сибири: Очерки создания, развития, адаптации. Новосибирск, 2010. 244 с.
Дмитриенко Н.М. Императорский Томский университет и сибирское купечество: опыт взаимодействия // Вестн. Том. гос. ун-та. 2016. № 413. С. 94-102.
Фролов А.И. Частные музеи // Российская музейная энциклопедия: в 2 т. М., 2001. Т. 2. С. 320-322.
Энциклопедический словарь по истории купечества и коммерции Сибири: в 2 т. Т. 1: АЛ / отв. ред. Д.Я. Резун. Новосибирск: Академическое изд-во «Гео», 2012. 459 с.
Романов Н.С. Летопись города Иркутска за 1881-1901 гг. / изд. подгот. Н.В. Куликаускене. Иркутск: Вост-Сиб. кн. изд-во, 1993. 544 с.: ил.
Жуков Н.Н. Жизнь и деятельность Алексея Кирилловича Кузнецова // Памяти Алексея Кирилловича Кузнецова. Чита, 1929. С.5-56.
Чувилова И.В. Сукачев Владимир Петрович // Российская музейная энциклопедия: в 2 т. М., 2001. Т. 2. С. 217-218.
Кытманов А.И. Енисейский общественный местный музей и общественная публичная библиотека. Енисейск, 1886. 64 с.
Восточное обозрение. СПб., 1883.
Тугаринов А.Я. Исторический очерк Красноярского музея со времени его основания // Двадцатипятилетие Красноярского музея (1889-1914). Красноярск, 1915. С. 1-100.
Быконя Г.Ф., Комлева Е.В., Погребняк А.И. Енисейское купечество в лицах (XVIII -начало XX в.). Новосибирск: Изд-во СО РАН, 2012. 316 с.
Красноярский краеведческий музей [Электронный ресурс]. URL: http://ru.wikipedia.org/wiki/Красноярский_краеведческий_музей (дата обращения: 04.08.2017).
Черняк Э.И. Д.А. Клеменц и создание музея в Кяхте // Вестн. Том. гос. ун-та. История. 2015. № 4 (36). С. 5-8.
Хороших П.П. Исторический очерк музея ВСО РГО (1854-1920 гг.) // Изв. Вост.-Сиб. отдела Гос. Русского географического общества. Иркутск, 1927. Т. 1, вып. 1. С. 125-142.
Кон Ф.Я. Исторический очерк Минусинского местного музея за 25 лет (1877-1902 гг.). Казань, 1902. 260, VI с.: ил.
Тобольский губернский музей за 25 лет его существования (1890-1915 гг.) // Ежегодник Тобольского губернского музея. 1915. Вып. 25. Паг. 2, с. 1-131.
Сибирский вестник. Томск, 1892.
Дмитриенко Н.М. Музей прикладных знаний // Энциклопедия Томской области: в 2 т. Т. 1: А-М. Томск, 2008. С. 452-453.
[Флоринский В.М.] Археологический музей Томского университета. Томск, 1888. XVI, 155, 275 с.
Ожередов Ю.И. Музей археологии и этнографии Сибири им. В.М. Флоринского Томского государственного университета: 125 лет служения // Культуры и народы Северной Азии и сопредельных территорий в контексте междисциплинарного изучения: сб. Музея археологии и этнографии Сибири им. В.М. Флоринского. Томск, 2008. Вып. 2. C. 21-38.
Восточное обозрение. Иркутск, 1889.
Отчет о состоянии Императорского Томского университета за 1889 год. Томск, 1890. 71 с.
Родионова Т.В. Вклад Г.Н. Потанина в формирование и развитие Музея археологии и этнографии Сибири ТГУ // Томские музеи: сб. документов и статей / под ред. С.Ф. Фоминых, Э.И. Черняка. Томск, 2010. С. 181-187.
Открытие Императорского Томского университета 22 июля 1888 года. Томск, 1888. 76, 12, 61 с.
История комплектования музейных коллекций Сибирского (Томского) университета в документах / сост. С.А. Некрылов, С.Ф. Фоминых, А.В. Литвинов и др. // Томские музеи: сб. документов и статей. Томск, 2010. С. 41-180.
Рафиенко Л.С. П.К. Фролов и Барнаульский музей ведомства Кабинета // Краеведческие записки / отв. ред. В.А. Скубневский. Барнаул, 1999. Вып. 3. С. 7-13.
Абрамова Ю.А Музей Общества любителей исследования Алтая (из истории АГКМ 18911920 гг.) // Краеведческие записки / отв. ред. В.А. Скубневский. Барнаул, 1999. Вып. 3. С. 23-31.
Протокол заседания общего годичного заседания Комитета Тобольского губернского музея, состоящего под августейшим покровительством государя наследника цесаревича, 18 апреля 1893 года // Ежегодник Тобольского губернского музея. Тобольск, 1893. Вып. 1. С. I-IX.
Томилов Н.А., Корусенко М.А. К истории формирования коллекций по культуре русских в Тюменском областном краеведческом музее // Русский вопрос: история и современность: тез. докл. Всесоюз. науч. конф. Омск, 1992. С. 48-51.
Кузнецов-Красноярский И. Минусинские древности. Медно-бронзовый и переходный периоды. Томск, 1908. Вып. 1. 30 с.: ил.
Письма Г.Н. Потанина / сост. А.Г. Грумм-Гржимайло, С.Ф. Коваль, Я.Р. Кошелев, Н.Н. Яновский. Иркутск: Изд-во Иркут. ун-та, 1989. Т. 3. 296 с.
РомановН.С. Летопись города Иркутска за 1902-1924 гг. / сост. Н.В. Куликаускене. Иркутск: Вост-Сиб. кн. изд-во, 1994. 544 с.: ил.
Письма Г.Н. Потанина / сост. А.Г. Грумм-Гржимайло, С.Ф. Коваль, Я.Р. Кошелев, Н.Н. Яновский. Иркутск: Изд-во Иркут. ун-та, 1990. Т. 4. 428 с.
[Сукачев В.П.] Иркутск: Его место и значение в истории и культурном развитии Восточной Сибири. М., 1891. 269 с.
Состояние музея и библиотеки в 1894 году (отчет консерватора музея и библиотекаря И.И. Попова) // Изв. Вост.-Сиб. отдела Императорского Русского географического общества. 1897. Т. 27, №1. Паг.2, с. 23-28.
Дмитриенко Н.М., Черняк Э.И. Вклад Г.Н. Потанина в музейное дело Сибири // Вестн. Том. гос. ун-та. 2016. № 404. С. 67-76.
Томилов Н.А. Этнографические коллекции в омских музеях // Сов. этнография. 1981. № 5. С. 84-93.
Государственное учреждение культуры Омской области «Омский государственный историко-краеведческий музей» [Электронный ресурс]. URL: http://shedevrs.ru/muzeum/579-kraevedcheskii.html (дата обращения: 01.01.2016).
Кузнецов Алексей Кириллович: автобиография // Деятели СССР и революционного движения в России: энцикл. слов. Гранат. Репринтное изд. М., 1989. С. 126-133.
Закаблуковская Н.Н., Громова А.Г. Нерчинский краеведческий межрайонный музей // Историческая энциклопедия Сибири. Новосибирск, 2009. Т. 2. С. 473-474.
Отчет о деятельности Забайкальского областного отделения Приамурского отдела Императорского Русского Географического общества / под ред. Н.Г. Сарычева. Чита, 1895. 21 с.
Кузнецов А. Отчет по Забайкальскому областному музею Читинского отделения за 1897 год // Отчет Читинского отделения Приамурского отдела Императорского Русского географического общества. 1897. Чита, 1899. С. 21-38.
Краткий исторический очерк Томского университета за первые 25 лет его существования (1888-1913 гг.). Томск, 1917. 544 с.
Крылов П. Ботанический материал, собранный Г.Н. Потаниным в восточной части Семипалатинской области в 1863 и 1864 годах и свод предыдущих исследований. Томск, 1891. 106 с.
Труды комиссии, учрежденной по Высочайшему повелению для изучения вопроса об избрании города для Сибирского университета. СПб., 1878. 158 с.
ГАТО. Ф. 102. Оп. 1. Д. 6.
Дмитриенко Н.М., Черняк Э.И. Музеи Императорского Томского университета: первые годы создания и деятельности // Вестн. Том. гос. ун-та. Томск, 2015. № 397. C. 81-90.
ГАТО. Ф. 233. Оп. 2. Д. 545.
Ожередов Ю.И. Фонд И.П. Кузнецова-Красноярского в Музее археологии и этнографии Сибири // История вузовских музеев страны: материалы научной конференции / отв. ред. М.И. Бурлыкина. Сыктывкар, 1994. С. 225-229.
[Флоринский В.М.] Прибавление к каталогу Археологического музея Томского университета. Томск, 1890. [82 с.].
Черняк Э.И., ДмитриенкоН.М. И.П. Кузнецов-Красноярский - историк и музеевед // Вестн. Том. гос. ун-та. Томск, 2016. № 409. С. 157-163.
ГАТО. Ф. 100. Оп. 1. Д. 156.
Сибирский вестник. Томск, 1895.
ГАТО. Ф. 233. Оп. 2. Д. 3367.
Сибирская жизнь. Томск, 1913.
Дмитриенко Н.М., Григорьева С.Е. К истории создания Сибирского областного научно-художественного музея в Томске (1911-1920 гг.) // Вестн. Том. гос. ун-та. 2014. № 381. C. 119-122.
 Благотворительность и пожертвования в музейном деле Сибири в XIX - начале ХХ в. | Вестн. Том. гос. ун-та. Культурология и искусствоведение . 2017. № 28. DOI:  10.17223/22220836/28/12

Благотворительность и пожертвования в музейном деле Сибири в XIX - начале ХХ в. | Вестн. Том. гос. ун-та. Культурология и искусствоведение . 2017. № 28. DOI: 10.17223/22220836/28/12