Гик-культура в контексте культурологического анализа | Вестн. Том. гос. ун-та. Культурология и искусствоведение . 2018. № 31. DOI: 10.17223/22220836/31/6

Гик-культура в контексте культурологического анализа

В статье дается теоретическое обоснование гик-культуры как уникального явления цифровой эпохи и эпохи потребления с позиций субкультурной, постсубкультурной методологий, эволюционной и системной методологий в рамках обобщающего культурологического подхода. Аргументируется исследовательский вопрос - кого считать гиком; определяются место и черты гик-культуры с позиций субкультурных теорий и постсубкультурности; формулируется типология гик-культуры как суперсубкультуры, а гик-сообщества как гик-коммьюнити; анализируются ее глобально-универсальные черты и особенности российской модификации; обозначается уникальная специфика гик-культуры - масштабные возможности самоорганизации как системы; утверждается, что гик-культура на современном этапе служит «маркером» ряда социальных сдвигов.

Geek culture in the culturological context.pdf Для понимания современного смысла понятия «гик» необходимо иметь ввиду его эволюционизирующее развитие. В своей статье М.И. Михеев, М.В. Дягилева, Е.Э. Лунина дают оценку происхождения этого слова, анализируя лингвистический генезис данного слова. Согласно Оксфордскому словарю слово geek появляется в конце XIX в., имеет немецкое происхождение и в переводе означает «сумасшедший, нелепый, дурашливый». В 70-е гг. в США гиками называли студентов, которые не участвовали в вечеринках и все время посвящали учебе. Позже к гикам стали относиться люди, проводящие все свое время за компьютером в ущерб социальным контактам. Сами авторы согласны с определением гика в качестве неформальной обобщающей дефиниции как для выпадающего из мейстрима или социально неприспособленного человека, так и для обозначения умного и зацикленного на чем-то энтузиаста [1. С. 77]. Если брать русскоязычные издания, то ненаучные источники (интернет-ресурсы являются платформой самоидентификации гиков, а потому могут служить в качестве источниковой базы для изучения гик-культуры), такие как интернет-портал «Луркморье» определяет гиков как людей, «помешанных на какой-то узкой теме, часто далекой от реальности», которые в связи со своим увлечением испытывают определенные сложности с социализацией и «нормальным» социальным общением [2]. Другой ресурс интернет-сленга определяет гиков через набор характерных личностных черт: предпочтение концентрации на какой-либо теме социальной конформности (при этом гик не является социальным изолянтом, но в ситуации выбора между коммуникацией с другими гиками или коммуникацией с «обычными людьми» он выберет первое); высокий уровень технической компетенции; тяга к техническим новшествам; высочайший уровень академических и / или практических знаний по выбранной тематике (для людей, соответствующих последнему критерию, есть даже специальный термин alpha geek, пародирующий известную квалификацию биосоциальных ролей) [3]. За три десятилетия мы наблюдаем изменения смысла понятия «гик» от первоначального geek - увлеченного компьютерами человека (программист, одержимый собственной работой, хакер, видеогеймер) к значительным трансформациям данного термина в 2000-х гг. и окончательно изменение его содержания в начале 2010-х. Во-первых, понятие «гик» теряет негативные эмоциональные коннотации: быть гиком становится модным, в том числе благодаря успешным, с точки зрения рядового потребителя, судьбам и финансовому, медийному, масс-культурному мировому влиянию известных «техногиков» - Билла Гейтса, Стива Джобса, Марка Цукерберга, Илона Маска и др. Во-вторых, расширяется содержательное поле этого термина: в 2013 г. онлайн-словарь Коллинза уже фиксирует гика как человека, широко осведомленного и испытывающего энтузиазм относительно некоторой специфической области [4]. Теперь термин «гик» несет в себе обилие коннотаций, семантическую полифункциональность и широту смыслонаполнения. Эволюция этого термина продолжается: после выхода британского сериала «Компьютерщики» и американского сериала «Теория большого взрыва» гик-культура стала формализироваться и догматизироваться: появляются товары, печатные издания, интернет-сайты и магазины с пометкой «для гиков» (например, в Москве - «Чук и Гик»), а понятие «гик» стало означать не набор формальных черт, а неформальное обращение к человеку, который обладает обширной эрудицией в плане различных технологий и гаджетов, касающихся предметов его интереса, иногда на грани фанатизма. В уже упоминавшейся статье М.И. Михеева, М.В. Дигелевой и Е.Э. Луниной фиксируется следующая формулировка термина: «„Гик" - это неформальное обращение к человеку, который обладает обширной эрудицией в плане различных технологий и гаджетов, касающихся предмета его интереса, иногда граничащего с фанатизмом. Движимый искренним энтузиазмом, гик стремится приобрести коллекционные предметы, связанные с его увлечениями. Зачастую такой человек социально неприспособлен и предпочитает общаться только с теми, кто разделяет его специфичные интересы» [1. С. 76]. Мы считаем, что данная дефиниция не учитывает ряд важных особенностей гиков и современной культуры, в пространстве которой они существуют. Нами была предпринята попытка расширить и уточнить смысловое поле термина [5. С. 270-273]. Гик - это предельно увлеченный определенным аспектом современной культуры человек, прекрасно разбирающийся во всех нюансах предмета своих увлечений и сам креативно участвующий в развитии субкультуры, связанной с предметом его увлечений. Классификация направлений гик-культуры насчитывает несколько десятков коммьюнити (журнал «Афиша» перечисляет примерно 70) [6], среди которых есть геймеры, борд-геймеры, косплееры, отаку, техногики, ролевики, ретро-геймеры, член фэн-домов научно-фантастических и фэнтезийных сеттингов (игровых пространств) и пр. Увлечение гик-культурой в том или ином ее проявлении носит характер демонстрации уникальных ролевых моделей поведения. Имеет смысл утверждать о внутренних («закрытых») и внешних («открытых») границах этого понятия; где внутренние («закрытые») - для довольно узкого специфичного круга людей «избранных», обладающих уникальными идентификационными характеристиками, полностью купирующих свою принадлежность к модным тенденциям, а потому оппозиционным мейстримовым явлениям эпохи [7. С. 62]. Внешние («открытые») границы охватывают массовое сообщество, включая любого желающего, если только он идентифицирует себя с так называемым «фандомом» (от англ. fandom, букв. фанатство - неформальное сообщество, участники которого объединены единым интересом). Стоит подчеркнуть, что уникальная специфическая особенность гик-культуры, способствовавшая ее стремительной институали-зации и масштабизации, - это «низкий» порог вхождения в гик-культуру, не предполагающий никаких особых требований - возрастных, образовательных, гендерных, социальных, профессиональных, религиозных и т.д. Поэтому гик-сообщество расширяется стремительными, впечатляющими темпами, а гик-культура быстро достигает необходимости ее концептуализации. Гик-культура: субкультурный и постсубкультурный подходы Ответ на вопрос «Каково место гик-культуры в многозначной классификационной системе социальных субкультур», зависит от методологической позиции исследователя: является ли он приверженцем по-прежнему доминирующей в отечественной гуманитарной науке теории субкультур (60-е гг. ХХ в.), или, с учетом теорий критики субкультур (80-90-е гг. ХХ в.), стоит на позициях постсубкультурного (2000-е гг.) подхода. Оставляя за пределами данной статьи споры о предпочтении и преимуществах этих подходов, отметим, что с позиций субкультурного подхода в гик-культуре можно найти черты молодежной, массовой, информационной, конформистской, потребительской, контр-культур и т.д. Так, например, тот факт, что гик-культуре не свойственна академичность, социальная ответственность и зрелость сообщества значительно сближает ее с молодежной субкультурой. Однако в настоящее время возрастные рамки гиков значительно расширились, объединяя людей не только молодежного, но и весьма зрелого возраста, а потому возраст как характеристика-признак гик-культуры перестал быть таковым. «Гики» как субкультура являются порождением информационного общества и характеризуются наличием, с одной стороны, интереса к информационным технологиям, развитию человечества в будущем, и при этом отчуждением от социальной реальности, общения с другими людьми - с другой. Комиксы, журналы, видеоигры, сериалы, саги и пр. определяют потребительские ориентации гиков в зависимости от стилевых, вкусовых, профессиональных предпочтений, а не от национальных или сословно-классовых, как это было еще в 80-х гг. ХХ в. Отсюда - конформистский характер гик-культуры с неисчерпаемыми возможностями формирования и передачи универсальных социальных и поведенческих стереотипов. Гик-культура несет в себе признаки и контр-культуры: игра, а не реальность; досуг, а не работа; коммьюнити, а не семья. Она противоречива: зародившись как локальная форма протеста обществу, она - часть этого общества. Она несет в себе и элементы сопротивления, и элементы соединения: «сила обаяния против скуки и собственного безвластия над каждодневной рутиной» [8]. Однозначно гик-культура является порождением современной потребительской культуры, которая стирает гендерные, сословные, возрастные, религиозные и другие различия. В ней изначально заложен взрывной мегаресурс коммерциализации. Будучи активирован бизнес-сообществом как результат маркетингового хода, он начинает давать колоссальные прибыли: коммерческие и политические структуры мгновенно институализировали его в интересах сверхприбыли, тем самым разорвав существующие рамки обособленности гиков. Неся в себе черты многих субкультур, гик-культура, в силу специфики своих уникальных коммуникаций, колоссальных темпов развития, универсальности охвата своих сторонников, уже упоминавшегося «низкого порога» вхождения, неисчерпаемых возможностей IT-технологий, перерастает себя как субкультурный феномен, приобретает надсубкультурную надстройку, становится суперсубкультурой. В этом смысле она несет в себе признаки постсубкультурной теории. В социокультурном ландшафте цифровой эпохи происходит трансформация культурной идентичности, когда на смену «большим» идентичностям (расовым, национальным, конфессиональным, идеологическим и пр.) должны прийти не хаос, а структуры малых идентичностей. Эти структуры обнаруживаются в области субкультур, принципы функционирования которых тоже меняются. Во-первых, в глобальном пространстве становятся заметны даже чрезвычайно малочисленные и географически рассеянные субкультуры. Во-вторых, усиливается их многоуровневая интеграция друг с другом (предполагающая одновременное участие в разных сообществах) и создание кросс-культурных связей «миниатюрных» субкультур. В-третьих, в ставшим мировоззренчески синкретичным «большом» пространстве именно субкультуры сохраняют определенное ментальное ядро. Вот почему наступает период кристаллизации суперсубкультур - интегративного объединения малых субкультур в одну структуру на основе базовых ядер, каковыми в случае с гик-культурой могут являться: базовая мотивация, сущностный характер социокультурного действия, отношение к маркерам социальной успешности [5. С. 268-269]. Однако подобные процессы делают «узкой» методологию субкультурности для объективного отражения реальности, а преодоление мыс-лительно-обощающих границ приводит к постсубкультурности как инструментария изучения явления гик-культуры. Представители постсубкультурного подхода в качестве альтернативы понятия «субкультура» предлагают термины: «каналы», «сети», «стратегии», «субпотоки», «культура вкусов», «культурные практики», «клубная культура», «солидарности» и т.д. Главным признаком посткультурного подхода является размывание субкультурных границ. Так, например, термин «солидарности» используется для обозначения эмоциональных межгрупповых связей в качестве стилистических, идеологических, символических признаков, которые вытекают из культурных инноваций и практик молодежи. Солидарный подход, по мнению Е.Л. Омельченко, помогает увидеть особенности не только внутригрупповых, но и межгрупповых коммуникаций, интенсивность их притяжений и отталкиваний, позволяет судить о ключевых ценностях и идеях, вокруг которых разворачивается символическая борьба [9. С. 3-4]. Итак, гик-культура определяется как новаторская суперсубкультура, поскольку она интегрирует множество отдельных субкультурных движений сообщества, подчиненных обычному ритму развития субкультуры, и становится одним из социально-культурных оснований «информационального капитализма». Гик-культура с позиций эволюции «типичного» и «специфичного» При тотальной универсальности гик-культуры, межэтнической, кросс-культурной, мультипликативной, существуют ее национальные модификации и особая российская специфика. Очевидно, что будучи порождением цифровой эпохи гик-культура относится к явлению, центростремительные силы которой во много раз превосходят центробежные тенденции; где синтез доминирует над аналитическим разграничением; где универсальное довлеет над уникальным. И все-таки некоторые ментальные отличия с учетом национальных особенностей гик-коммьюнити существуют. На наш взгляд, они связаны прежде всего с тематикой и героикой предпочтений как отражением аксиологической картины мира той или иной национальной культуры - это первое. Второе - с основаниями, траекторией и темподинамикой гик-культуры на разных национальных почвах. Так, например, в России к прообразам гик-культуры можно отнести характерные феномены: «Окна РОСТА» 20-х гг. ХХ в., плакатная графика 30-х гг.; «Окна ТАСС» периода Второй мировой войны; советские «комиксы» в журналах «Огонек», «Крокодил», «Фитиль»; «Веселые картинки», в которых металлический робот Самоделкин собирал различные конструкции, а Карандаш обладал суперспособностями оживлять картинки. Все это рождало культ изобретательства, играло роль масс-культурного феномена, обладало неоспоримым воспитательным эффектом. Вдобавок в СССР была создана система клубов по интересам: любители шахмат, радиолюбители, авиамоделисты и др., а также всесоюзная сеть станций юных техников, всесоюзные мероприятия и встречи, которые можно классифицировать на современном языке как гик-конвенты. Именно выходцы из этих технических энтузиастов создали первые стартапы, 1Т-фирмы и стали первыми рыночниками. Благодаря им появились первые форумы, имиджборды, файлообменники и многое другое. Все это являлось прообразом современных «фандомов», однако лишь прообразом, поскольку советские поп-культурные произведения (мультфильмы, научная фантастика, журнальный нон-фикш и пр.) являлись штучным товаром, цельными и качественными историями, но не подкрепленными смежными произведениями (комиксами и играми), не создавали «миров», не имели большого «бэкграунда» [10]. Однако данная предыстория не получила дальнейшего развития, подобно западному опыту. Траектория развития гик-культуры в России стала прерывистой, с десятилетиями «затишья» вплоть до начала XXI в.; степенным примерно десятилетним вхождением в мировые тренды в 2000-е гг. и «взрывным» темпом развития в 2010-х гг. Причин такой неровной «пунктирности» несколько: технологические (запоздалая, в сравнении с Западом, компьютеризация и интернетизация); технические (в меньшей степени приобщенность населения к техническим новинкам), а также духовно-ценностные (глубинные корни классических форм русской культуры, крепко «вплетенные» в ткань массового сознания россиян) и др. Появившиеся в 2000-х гг. в России гик-фестивали «Игромир», Comic Con Russia, Geek Picnic и др., которые начинались с «мелкой тусовки» - от 100 до 300 человек, а к 2016 г. стали собирать по 40 тыс. За шесть лет русские гики заявили о себе как о мощной культурной силе, с которыми считаются как бизнес-сообщество, так и общество в целом. Все это позволяет утверждать, что в «общих» чертах мировой гик-культуры мы находим ее национальные, в частности, российскую модификацию, «особенную» и «единичную». Гик-культура и мейнстрим: противопоставление или дополнение? У гик-культуры своеобразная тесная и эволюционизирующая связь с культурным мейнстримом: от прямого противопоставления, до суперпозиции и в будущем - вновь оппозиции. В период становления главный идеологический посыл гиков был противостоять культурному мейнстриму, избегать общественной полемики, укрыться в виртуальное «гетто», строить идентичность только вокруг видеоигр как удела «избранных», маркируя на «свой-чужой» виртуальное сообщество в зависимости от приверженцев видеоигры или комикса. В этот период становления гики воспринимались как «изгои» общества, чувствовали свою особенность, социальную изолированность и непонимание, но все это компенсировалось виртуализацией того фантазийного мира, в который они окунались с помощью интернета. Это увлечение позволяло получать сильнейшие эмоции здесь и сейчас, не уезжая в «джунгли Амазонки» или «прыгая с парашюта». Гик добровольно исключал себя из какого-то социального дискурса, был анти-мейнстримом, и это было вызовом. В этом смысле гик-культура была социальным маркером локального сообщества, до которого допускают далеко не всех. Однако в гик-культуре изначально заложен взрывной мегаресурс коммерциализации, в чем, на наш взгляд, кроется причина поздних идентификационных парадоксов гик-культуры и мейнстрима. Значительное число типичных для гик-коммьюнити предметов увлечения с помощью маркетинговых и иных инструментов вышло в пространство мейнстрима и породило массовый интерес к ряду тем со стороны представителей различных субкультур. В частности, возникновение киновселенной «Марвел», отдельных кинопроектов по комиксам (Бэтмен, Фантастическая четвертка) привело к появлению многомиллионной группы поклонников комиксов. Сборы фильмов по комиксам стали превышать гроссмейстерскую отметку в миллиард долларов, а малобюджетный фильм «Deadpool» сформировал уверенность в успехе практически любого проекта в данной сфере: нишевые комиксы и сериалы перерождаются в главные мировые блокбастеры; технологии и устройства из сайфая становятся обыденностью. Фактически была ликвидирована демаркационная линия между увлечениями гиков и негиков. То, что в 90-х было увлечением гик-сообщества, теперь становится мейнстримом: огромным аттракционом потребления, открытым для всех и каждого [11]. Это привело к значительным для гик-коммьюнити последствиям: массовое восприятие понятия «гик» создало вокруг него ауру мейнстрима. Можно утверждать, что гиком в той или иной степени сегодня может считать себя каждый, кто имеет доступ в интернет и небольшой интерес к какой-либо теме. Крайне низкий порог собственной идентификации для вхождения в гик-сообщество приводит к взрывному росту его количественной составляющей в массовом сознании. Гик-культура в современном массовом сознании - это становящееся обыденностью явление, отражающее техничную, динамичную цивилизацию потребления. Цивилизацию, в которой у ее субъектов с равной интенсивностью зреет противоречивая потребность быть «таким, как все» и в то же время иметь особую идентификацию, уникальную систему «маркеров» культурного деления на «своих» и «чужих». Гик-культура как самоорганизующаяся система Абсолютно уникальная черта гик-культуры - это ее самобытная способность к самоорганизации. Если подойти к ее изучению с позиций системно-синергетического подхода, рассматривающего явления как системы, развивающиеся в векторах организации, дезорганизации и самоорганизации, то гик-культуру можно классифицировать как уникальный феномен с превосходящей силой именно самоорганизующих процессов. Гик-культура не порождена какими-либо официальными структурами, не актуализирована государственными институтами, в основном не институали-зирована и не иерархизирована, кроме как тематикой интересов фандома. Конечно, коммерческий потенциал гик-культуры делает ее предметом попыток структуризации и / или манипуляции заинтересованными бизнес- и политическими структурами. Однако по-прежнему процессы самоорганизации в гик-культуре своим масштабом превосходят процессы организации в чьих-либо интересах (коммерческих, политических, социальных). Подтверждение тому мы находим в самопрезентации гик-лидеров. «Эти два мира: мир государственной пропаганды и гиковский мир (или мир креативного класса) развиваются параллельно: один на поверхности, а другой где-то подо льдом... И этот прекрасный мир растет, и именно креативный класс спасет Россию», -так видит свою миссию сооснователь научно-популярного фестиваля Geek Picnic Николай Горелый [11]. Гик-культуру можно считать маркером современных социальных процессов, связанных с самовыражением, индивидуальной автономией, культурным разнообразием, ориентированностью на потребление. Она представляет собой посттрадиционную форму субкультурных образований, коллективное единение в пространстве специфического мира, диктующего свои нормы поведения, отличные от норм повседневной жизни. Носитель гик-культуры всегда участвует не только в потреблении, но и в создании культурных и технических продуктов, связанных с тем вариантом гик-культуры, приверженцем которой он является. В этом смысле гик - одновременно и творец, и потребитель; и объект, и субъект; и персонализированный, и анонимно-коллективный автор. В подобной гармонии противоречивостей кроется уникальная специфическая сущность гик-культуры и ее приверженцев [12].

Ключевые слова

гик, гик-культура, суперсубкультура, мейнстрим, geek, geek culture, superculture, mainstream

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Казакова Галина МихайловнаЮжно-Уральский государственный аграрный университет; Челябинский государственный институт культурыдоктор культурологии, профессор, советник ректора; профессор кафедры культурологии и социологииkazakovagm@mail.ru
Андреев Евгений АлександровичЧелябинский государственный институт культурыкандидат культурологии, доцент кафедры культурологии и социологии, декан культурологического факультетаandreevea@chgaki.ru
Тузовский Иван ДмитриевичЧелябинский государственный институт культурыкандидат культурологии, доцент кафедры культурологии и социологииidtuzovsky@gmail.com
Всего: 3

Ссылки

Михеев М.И., Дигелева М.В., Лунина Е.Э. Генезис понятия «гик» в современной культуре // Вестник Тверского государственного технического университета. Науки об обществе и гуманитарные науки. 2016. № 1. С. 76-79.
Гик // Луркморье [Электронный ресурс]. URL: http://lurkmore.to/%D0%93%D0%B8% D0%BA: ограничено Роскомнадзором. Загл. с экрана (дата обращения: 6.03.2017).
Geek [Электронный ресурс]. URL: http://www.collinsdictionary.com/dictionary/english/ geek?showCookiePolicy=true. Режим доступа: свободный. Загл. с экрана (дата обращения: 20.06.2016);
Geek deemed word of the year by the Collins online dictionary [Электронный ресурс]. URL: https://www.theguardian.com/science/2013/dec/16/geek-word-year-collins-dictionary-definition. Режим доступа: свободный. Загл. с экрана (дата обращения: 20.06.2016).
Андреев Е.А., Тузовский И.Д. Гик-, глэм- и нуль-культуры как суперкультуры цифровой эпохи // Вестник Адыгейского государственного университета. Сер. 1: Регионоведение: философия, история, социология, юриспруденция, политология, культурология. 2017. № 4 (209). С. 268-273.
70 главных явлений гик-культуры. Журнал «Афиша» [Электронный ресурс]. URL: https://www. mag.afisha.ru/stories/70-glavnyh-geroev-veshej-i-yavlenij-gik-kultury/partiya. Режим доступа: свободный. Загл. с экрана (дата обращения: 20.03.2018).
Казакова Г.М. Мейнстрим в современной литературе: культурологический аспект // Вестник культуры и искусств. 2017. № 1 (49). С. 60-64.
Омельченко Е. Молодежные культуры и субкультуры. М.: Институт социологии РАН, 2000 [Электронный ресурс]. URL: http://nashaucheba.ru/v29973. Режим доступа: свободный. Загл. с экрана (дата обращения: 23.07.2017).
Омельченко Е.Л. От субкультур - к солидарностям и назад к субкультурам? Споры о терминах и этнография молодежной социальности // Этнографическое обозрение. 2014. № 1. С. 3-8.
Чертыков В. Гики в России: от Стругацких до «Старкона» / The Neva Room [Электронный ресурс]. URL: http://neva-room.ru/giki-v-rossii-ot-strugatskih-do-starkona-14140. Режим доступа: свободный. Загл. с экрана (дата обращения: 23.07.2017).
Лучко А. Почему быть гиком стало мейнстримом [Электронный ресурс]. URL: https://daily.afisha.ru/technology/1712-pochemu-byt-gikom-stalo-meynstrimom. Режим доступа: свободный. Загл. с экрана (дата обращения: 23.07.2017).
Андреев Е.А., Казакова Г.М., Тузовский И.Д. Гик-культура: новаторское явление современной цивилизации // Культура и цивилизация. 2018. № 2 (в печати).
 Гик-культура в контексте культурологического анализа | Вестн. Том. гос. ун-та. Культурология и искусствоведение . 2018. № 31. DOI: 10.17223/22220836/31/6

Гик-культура в контексте культурологического анализа | Вестн. Том. гос. ун-та. Культурология и искусствоведение . 2018. № 31. DOI: 10.17223/22220836/31/6