Актерский театр Луисвилла: организационно-творческие вопросы деятельности | Вестн. Том. гос. ун-та. Культурология и искусствоведение . 2018. № 31. DOI: 10.17223/22220836/31/20

Актерский театр Луисвилла: организационно-творческие вопросы деятельности

Обращение к истории известного драматического Актерского театра Луисвилла вызвано рассмотрением развития одного из первых региональных театров США. Исследование художественно-творческой и организационной деятельности коллектива рассматривается как эволюция театра в стремлении к служению общественным целям. В статье анализируется сущность деятельности театра. Более полувековая история коллектива насыщена творческими проектами по превращению крошечной студии в крупный региональный театр страны. Открытие новых американских драматургов, проведение фестивалей, развитие новых сценических площадок, расширение зрительской аудитории свидетельствуют о важной художественной и со-циокультурой роли театра.

Actors Theatre of Louisville - organizational and creative issues of activity.pdf Опыт государственной и частной поддержки театрального искусства в США представляет и сейчас интерес для России. При развитии рынка в исполнительском искусстве в нашей стране необходимо учитывать опыт, где охватывается инфраструктура, которая включает в себя меры государственного протекционизма, налоговую политику, государственное и общественное регулирование, меценатство и спонсорство, творческую конкуренцию, развитие новой драматургии, появление новых театральных коллективов, как, например, Актерский театр Луисвилла. История вышеназванного театра лишний раз доказывает, что нехватка государственной дотации способна привести лишь к коммерциализации театра и лишает современное искусство экономической возможности существовать. Именно поэтому большие надежды вселяет укрепление в современной России общественной поддержки и развития спонсорства. В США Актерский театр Луисвилла (Actors Theatre of Louisville, ATL), часто называемый АТЛ, стал знаменит благодаря своей деятельности по открытию новых американских драматургов. Актерский театр Луисвилла в штате Кентукки основали в 1964 г. Ричард Блок и Юэл Корнетт. Он начал свою работу на чердаке в бывшей цыганской чайной, где устроили небольшую сцену и разместили сто мест для зрителей. Через год театру удалось переместиться в бывший вокзал, где оказалось просторнее и удобнее - можно было поставить вместо простых скамеек без спинок стулья. В период становления театр преимущественно показывал пьесы современных европейских драматургов авангардного толка, одним из первых среди региональных театров обратившись к произведениям С. Беккета и Э. Ионеско. Это было весьма прогрессивно, а для небольшого и не слишком искушенного в искусствах Луисвилла даже чрезмерно смело. Поэтому театр насчитывал менее двух тысяч держателей абонементов и был не слишком популярен. Приход в 1969 г. выпускника Школы драмы Йельского университета Джона Джори в качестве директора-постановщика (producing director) в корне изменил положение. Умудренный своим печальным опытом в Нью-Хейвене, Джори не отказался от художественных устремлений, но кардинально переменил тактику. Он понимал, что если даже в гораздо более просвещенном Нью-Хейвене ему не удалось привлечь достаточного количества зрителей, то здесь, в Луисвилле, расположенном в штате Кентукки, в самой середине страны, среди равнинных просторов Среднего Запада, сельскохозяйственной житницы страны, одинаково удаленной от культурных центров атлантического и тихоокеанского побережья, понадобится гораздо больше усилий и времени для приобщения местных жителей к искусству театра. Поэтому чтобы завоевать зрителя и широкую поддержку общественности города, он начал с обращения к популярному репертуару. И только когда они создали себе аудиторию, которая могла одобрительно относиться к экспериментам, в репертуар стали включать новые пьесы. Укрепляя контакты с городским сообществом, Джори вместе со своим неизменным помощником и единомышленником Александром Спиром, занимавшим должность исполнительного директора, организовывают активную общекультурную просветительскую работу. Они тратят много сил для воспитания будущих зрителей, выезжая с концертами и выступлениями своих артистов в школы всех уровней: от начальных до полных средних, в колледжи, библиотеки и даже частные дома. Продажа билетов со скидкой пожилым людям и организованным группам увеличила количество зрителей. Помощь и консультации всем любительским театральным коллективам также способствовали росту популярности театра. Это позволило создать добровольное объединение помощи, и число волонтеров быстро выросло до 500 человек. В результате жители города заинтересовались своим театром, число держателей абонементов выросло в 10 раз. Новые руководители театра сумели добиться субсидий от богатейших местных фирм. И уже в 1972 г. было открыто новое здание театра, причем в качестве фасада и вестибюля было использовано помещение банка Луисвилла, построенное в неогреческом стиле еще в 1837 г. и являющееся национальным памятником архитектуры. В театре разместились три зала: большой зал -Аудитория Памелы Браун на 640 мест, зал Виктора Джори для экспериментальных постановок вместимостью 160 мест, названный в честь отца руководителя театра, известного актера театра и кино, а также кабаре на 100 мест. Но, разумеется, все эти успехи были бы невозможны, если бы в их основе не лежали художественные достижения. В главном зале Джори ежегодно вместе со своими и приглашенными режиссерами ставит семь спектаклей. Хотя главная слава АТЛ связана с новыми драматургами, но Джори всегда уделял внимание и классике. Руководитель АТЛ хорошо понимал ее ценность для становления художественного уровня любого театра и ежегодно включал в репертуар несколько мировых и отечественных шедевров. Характерно, что первую славу по всей стране АТЛ завоевал именно своей постановкой классической американской пьесы «Мода» А.К. Моуэтт, написанной в 1845 г. и возобновленной через сто с лишним лет. Многие региональные театры пригласили АТЛ показать «Моду» на своих сценах, а национальное телевидение в серии «Театр в Америке» сняло по спектаклю фильм и транслировало его по всей стране в 1974 и 1975 гг. В течение многих лет в театре регулярно ставятся пьесы Шекспира, не только известные трагедии и комедии, но и редко идущие на сценах мира. Среди русских драматургов АТЛ проявил наибольший интерес к произведениям А. Чехова, поставив три его пьесы: «Три сестры» (1984), «Дядя Ваня» (1985) и «Чайка» (1989). Также были показаны «Дети солнца» М. Горького (1989) и «Мольер» М. Булгакова (1986) под названием «Королевские комедианты». Широта, свобода и свежесть в подборе репертуара на главной сцене, где руководитель театра старался совместить высокие художественные достоинства классики с остротой и современностью новых произведений, привлекала все более широкие слои публики. На экспериментальной сцене в расчете на более ограниченный круг зрителей стали показывать серию «Офф-Бродвей», куда обычно входило несколько спектаклей, состоявших из трех одноактных пьес, принадлежавших перу еще никому неизвестных драматургов. В соседних штатах Огайо, Индиане и Теннесси появилось много желающих приобрести годовые абонементы на спектакли. Популярность АТЛ стремительно росла, и уже в 1974 г. он был официально объявлен театром штата Кентукки. И все-таки творческая индивидуальность АТЛ в первую очередь связана с новыми американскими пьесами. Этот режиссер не только любил работать с новыми пьесами, но и умел делать это хорошо. Созданный им конкурс из скромного показа в небольшом зале на 160 человек трех новых пьес никому неизвестных начинающих авторов перерос в ежегодный фестиваль пьес новых драматургов, который стал регулярным с сезона 1976/77 года. Вот уже более тридцати лет работает этот всемирно известный конкурс, который проводится дважды в сезон - осенью происходит фестиваль одноактных пьес, а весной проходит более престижный фестиваль новых американских пьес Humana, где показываются восемь-девять многоактных пьес, ставших победителями конкурса, проводимого театром, а также несколько лучших из одноактных пьес, прошедших весной. Это мероприятие с самого начала ежегодно привлекало от двух до четырех тысяч новых американских пьес. Из них литературный отдел театра отбирает сто наиболее значительных. Их обязательно читает сам Джори. И только после этого выбираются лучшие. Победители конкурса получают денежные премии, а их произведения ставятся на осеннем и весеннем фестивалях. Весенний фестиваль Humana стал важнейшим явлением театральной жизни страны. В течение десяти дней показываются новые пьесы в постановке местных режиссеров и актеров, а также и приглашенных, так как хорошая, но небольшая своя труппа столько премьер подготовить просто не в состоянии. Завершается фестиваль уикендом, последним в марте, когда в течение 55 часов, начиная с пятницы, для особо приглашенных гостей показываются утром, днем и вечером на всех площадках театра девять новых пьес и лучшие спектакли осеннего фестиваля одноактных новых пьес. На уикенд приглашаются гости - продюсеры, режиссеры, театральные агенты, числом в несколько сотен, прибывшие со всех концов США и из других стран. Помогают всем приехавшим на фестиваль волонтеры - добровольцы из созданного объединения, чья безвозмездная работа и помощь ежегодно экономит до полумиллиона долларов. Все это требует огромных денег. И эти деньги дают спонсоры - прежде всего могущественная корпорация по обслуживанию больниц Humana, правление которой расположилось недалеко от театра. Но когда театр стал знаменит, фестиваль стал пользоваться успехом, а город стал получать большие доходы от гостей фестиваля, то и другие местные фонды, компании, банки и корпорации перестали скупиться в его отношении. Джон Джори известен своей склонностью к произведениям реалистическим, психологическим, глубоко и сильно рассказывающим о жизни простых людей одноэтажной Америки, их семейных неурядицах и радостях, поисках любви и добра. Однако столь же характерен для него и неизменный интерес к экспериментальным пьесам, отражающим новейшие явления и настроения в историческом и культурном развитии его родины и всего мира. Те 30 лет, в течение которых Джон Джори руководил своим театром, он чутко реагировал на все новое в жизни, на изменение зрительских вкусов, смену эстетических норм и пристрастий в искусстве театра. Поэтому на фестивалях стали все большее место занимать пьесы политического звучания, касающиеся острейших социальных, экологических проблем, а также произведения, воплощающие отчаяние и одиночество современного человека в экспериментальных и авангардных формах. Актерский театр Луисвилла знаменит в стране тем, что он первым во всей Америке удостоился трех высших премий в области сценического искусства. Начиная с 1978 г. он каждый год получал по награде: весьма престижную премию Марго Джонс за выдающиеся успехи в постановке новых пьес, в следующем году - премию Шубертовского фонда за существенный вклад в дело развития профессиональных трупп и в заключение, в 1980 г., премию Тони - «за исключительные достижения и целеустремленность в постановке новых пьес». Многие новые драматурги были открыты на луисвиллских фестивалях. Перечислить всех невозможно. Ведь только среди показанных за первые десять лет пьес тридцать было отмечено различными премиями, в том числе очень престижными - Пулитцеровской и Кружка американских театральных критиков. А к 2006 г., когда фестиваль праздновал свою тридцатую годовщину, было показано уже более 300 новых пьес, представлявших творчество более 200 драматургов, и все они ныне опубликованы. Среди фестивальных премьер три пьесы были удостоены Пу-литцеровской премии: «Игра в джин» Д. Коуберна, «Преступления сердца» Бет Хенли и «Обед с друзьями» Дональда Маргулиса. И еще несравнимо большее количество пьес были награждены другими премиями и перешли на бродвейские сцены, во внебродвейские и региональные театры. А их дотоле неизвестные авторы получили славу, почет и известность не только у себя в стране, но и за ее пределами. Например, «Игра в джин» Д. Коуберна или глубоко человечные пьесы Марши Норман «Выход» и «Доброй ночи, мама» широко известны у нас и шли на наших сценах. Многие лучшие спектакли показывались на фестивалях и в других странах, например, на известном Международном театральном фестивале в Дублине, Фестивале двух миров в Сполето, Международном чеховском фестивале в Москве, Фестивале искусств в Гонконге. В 80-е гг. победители фестиваля Humana много выступали на гастролях в других странах, преимущественно в странах Восточной Европы: Болгарии, Румынии, Чехословакии и Польше. Шло время, и в середине 1980-х гг. наступили трудные времена для всего движения региональных театров. К экономическим трудностям добавились и другие причины. Уходило поколение первопроходцев и новаторов, интерес зрителей падал. Но Джори и Спир не сдавались. Они обогащали фестиваль нововведениями. В 1989 г. в рамках фестиваля как часть программы был проведен первый национальный конкурс десятиминутных пьес. С 1993 г. начал действовать Фестиваль сценических солистов и друзей, где показывали свои достижения и выступления одиночные актеры-солисты или небольшие труппы, работающие преимущественно в авангардном стиле. Большую роль в усилении общекультурного и просветительского значения как деятельности театра, так и проводимого в Луисвилле фестиваля сыграло введение программы «Классики в контексте фестиваля». Первый же выпуск этой программы, посвященный творчеству и жизни великого французского комедиографа Ж.-Б. Мольера, показал, как она была нужна и самому театру, росту его реноме и значения, и его участникам и, самое главное, его зрителям. В середине сезона 1985/86, 2 января 1986 г., в большом зале АТЛ - Аудитории Памелы Браун, начался показ пьесы М. Булгакова о Мольере и его труппе «Королевские комедианты». Пьеса шла до 25 января ежедневно. А с 8 января в малом зале Виктора Джори произошла премьера «Мизантропа» Мольера, и этот спектакль должен был показываться также до 25 января. Такое совпадение было не случайным, а заранее продуманным. Хотя имя Мольера было знакомо значительной части местной публики, но постановка редко исполняемого в Америке и никогда дотоле не виданного в Луисвилле «Мизантропа» уже сама по себе была интересна для зрителей. В сочетании же с пьесой М. Булгакова они обе вызвали столько сопровождавших их разговоров, обсуждений и споров, что сделали еще важнее это событие, так как намного расширили для большинства понимание и значение творчества великого художника не просто в историческом плане, но и для современного театра. Вторая ежегодная программа «Классиков в контексте фестиваля» была посвящена творчеству Луиджи Пиранделло и называлась «Американский Пиранделло». Это свидетельствовало о том, что первый опыт не только прошел удачно, но и позволил расширить и усовершенствовать его. Теперь сезон начинался с постановки знаменитой и непростой не только для местных зрителей, но и вообще для американцев пьесы «Шесть персонажей в поисках автора», которая целый месяц шла в большом зале АТЛ - Аудитории Памелы Браун. А в это же самое время в малом зале Виктора Джори показывались две одноактные пьесы Л. Пиранделло «Чи-чи» и «Мужчина с цветком во рту», более простые и более доступные для неподготовленного зрителя. И снова последовал всплеск интереса, рассуждений, обсуждений, споров и даже недоумений, так как творчество Пиранделло многим зрителям оказалось странным и непонятным. И при подготовке третьей ежегодной программы «Классики в контексте фестиваля», которой открывался следующий сезон, организаторы взяли более простую и привычную тему «Романтики». Театр подготовил два спектакля: «Даму с камелиями» А. Дюма в большом зале и «Капризы Марианны» А. де Мюссе - в малом. Но программа была расширена за счет вечеров романтической поэзии и показа двух замечательных французских фильмов: «Дети райка» и «Отверженные». Впервые была введена образовательно-просветительская часть - чтение лекций о романтизме в искусстве. В течение двух дней лекции проводились перед фильмами, снятыми ведущими мастерами мирового киноискусства. Фильмы расширяли эстетический кругозор зрителей, а лекции дали им новые знания, углубляли их понимание масштабов творчества художников-романтиков. Четвертая программа была посвящена творчеству викторианских драматургов и снова, кроме двух спектаклей, включала в себя фильмы и лекции. Рассмотрим подробнее пятую ежегодную программу «Классики в контексте фестиваля», которая начинала сезон 1989/90 года и длилась месяц - с 21 сентября по 29 октября. Называлась она «Московский художественный театр: прошлое, настоящее, будущее». Открывали программу два спектакля, которые шли на большой сцене: «Чайка» А. Чехова (с 21 сентября по 14 октября) и «Дети солнца» М. Горького (с 30 сентября по 14 октября). На малой сцене показывали «Чинзано» Л. Петрушевской (с 14 по 22 октября) и новую американскую пьесу о Чехове «Антон сам» К. Санде (с 13 по 15 октября). Там же в дополнение к этим спектаклям демонстрировали фильм «Мать» по М. Горькому и читались две лекции о творческим пути МХТ и его значении в истории русского и мирового театра: «Театр находит свое лицо: Чехов, Горький и идентичность Московского художественного театра», лектор Лоренс Сенелик, и «Сыновья - провидцы Станиславского: Мейерхольд, Вахтангов, Евреинов», лектор Пол Шмидт. В апреле 1990 г. в дни Чеховского фестиваля пьеса К. Санде была показана в Москве и Ялте. В течение тринадцати сезонов ежегодная программа «Классики в контексте фестиваля» неизменно присутствовала в работе театра, расширяя эстетические горизонты его зрителей, понимание ими значения театрального искусства в общекультурном развитии мира и своей страны. Со временем, наряду с такими темами, как «Комедия дель арте» или «Комедия нравов периода Реставрации», все большее место стали занимать программы, посвященные важнейшим проблемам и мастерам американского театра. Например, «Ревущие двадцатые» рассматривали весь комплекс социальных перемен и культурных достижений в театре, литературе, поэзии США этого периода. Следующие программы были посвящены творчеству Джона Стейнбека («Джон Стейнбек на сцене и в кино»), Торнтона Уайлдера («Вновь открытый Торнтон Уайлдер») и отдельным проблемам современного театра. Это вызывало большой интерес, сопровождалось все растущим количеством выставок, чтений, кино- и видеофильмов, дискуссий, коллоквиумов, лекций. Но, к сожалению, спонсоры прекратили финансирование, и в ноябре 1997 г. заключительный уикенд (Focus Weekend) положил конец этому уникальному и плодотворному опыту. Следует отметить, что руководители АТЛ последовательно проводили просветительско-культурную и воспитательную работу среди молодежи, воспитывая в них не просто будущих зрителей, а зрителей, понимающих и любящих театральное искусство. Уже в середине 70-х гг. была создана театральная школа, где обучали основам сценического искусства. Школа настолько преуспевала, что с середины 1980-х лучшие результаты показывались на малой сцене театра дважды в год, зимой и весной, устраивались бесплатные представления для публики под названием «Ученики показывают». И эта практика проводилась до самого конца работы Джона Джори в театре. Еще в 1991 г. в театре был создан «Совет развития» (Development Board), куда вошли молодые профессионалы, заинтересованные вопросами воспитания нового поколения зрителей. В 2000 г. Джон Джори покинул свой театр, уйдя на преподавательскую работу в Школу драмы Университета Вашингтона. На прощание он вместе со своим верным помощником Александром Спиром в 1994 г. произвел обновление и расширение Аудитории Памелы Браун и малого зала Виктора Джори, фойе и всех служебных помещений, а также открыл новый зал на 318 мест - «Бингэм театр» с трансформирующейся сценой. Новый художественный руководитель актерского театра Луисвилла Марк Мастерсон оказался очень близок своему предшественнику по взглядам на цели, задачи и роль регионального театра. После учебы и получения степеней бакалавра изящных искусств и доктора изящных искусств в Питтс-бургском университете и Университете Карнеги-Меллона, он остался в этом городе, преподавал в обоих учреждениях, а также в течение 20 лет занимал должность директора-продюсера в «Городском театре Питтсбурга» (City Theatre) и заслужил почетную премию Питтсбургского фестиваля новых работ (New Works Festival). Поэтому его приход в театр Луисвилла оказался органичным во всех смыслах: он успешно продолжил деятельность своих предшественников по всем направлениям. В организационном плане Мастерсон дружно сотрудничал до 2006 г. с исполнительным директором Александром Спиром в проведении кампании по сбору фонда в 13,5 млн долларов для строительства новой постановочной студии, а также капитальной реконструкции осветительной системы театра и пополнения средств для образовательного отдела театра (Education Department), созданного еще в 2002 г. Когда же Александр Спир после сорокалетнего служения решил выйти в отставку, в его честь был назван административный корпус и объявлено об учреждении театром Фонда А. Спира за достижения в администрации в сфере искусства. В творческом плане новый худрук продолжает дело Джона Джори в полном объеме, не снижая масштабов. По-прежнему в каждом сезоне ставятся десять премьер. Ежегодно проводятся как фестиваль новых американских пьес Humana, так и фестиваль одноактных пьес. Если в основном сезоне все чаще повторяются названия произведений уже ставших известными драматургов, старых мюзиклов и ко-продукций - то это не вина АТЛ, а веяние времени, когда наступило затишье и в драматургии, и в театрах. Но и в подобных условиях АТЛ в течение круглогодичного сезона во всех своих программах показывает 600 представлений тридцати спектаклей по современным и классическим пьесам для аудитории свыше 2 000 тыс. зрителей. И при этом еще имеет самый высокий процент держателей абонементов на душу населения. Но наибольших успехов Мастерсон добился в работе созданного им образовательного отдела. И во времена Джона Джори уделялось много внимания различным просветительским и образовательным программам, о которых мы упоминали, но его преемник выстраивает широкую общественную систему, включающую в себя самые разные формы эстетического воспитания, просвещения и обучения. Начинается она с выступлений артистов в школах, приглашений на экскурсии по театру, расширенных утренников для студентов и учащихся. Продолжаются регулярные занятия и репетиционная работа со школьниками, конкретное обучение азам профессионализма для школьных учителей, а также руководителей местных самодеятельных центров и кружков. Завершается же все организацией в театре стажировки и интернатуры для молодых актеров, окончивших университеты, но не имеющих никакого опыта практической работы в театре. Эта программа, помогающая молодым выпускникам успешно преодолеть существенный разрыв между статусом студента и требованиями, предъявляемыми к актеру-профессионалу, стала пользоваться очень широкой популярностью. И молодежная труппа АТЛ в течение уже многих лет обогащает афишу театра и предоставляет возможность ее членам работать над лучшими ролями мирового репертуара в своих бесплатных спектаклях. Таким образом, приближаясь к 55-летнему юбилею, Актерский театр Луисвилла одним из немногих во всей стране сумел не просто выжить, а оставаться верным своим художественным устремлениям и социальным целям, сохраняя любовь и уважение широкой зрительской аудитории, воспитанной им самим в течение многих лет.

Ключевые слова

Актерский театр Луисвилла, Джон Джори, региональный театр, фестиваль Humana, образовательная программа, Actors Theater of Louisville, Jon Jory, regional theatre, Humana Festival, educational programme

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Самитов Дмитрий ГеннадьевичРоссийский институт театрального искусства - ГИТИСкандидат социологических наук, доцент кафедры продюсерства и менеджмента исполнительских искусств продюсерского факультетаgoodluck@bk.ru
Всего: 1

Ссылки

Айла Дж., Фолстад Дж., Харт К. Американский репертуарный театр. Бостон : Бизнес-школа Гарварда, 1988.
Баумоль В., Боуэн В. Исполнительские искусства - экономическая дилемма. Нью-Йорк : Фонд Двадцатый век, 1966.
Брустейн Р. Переосмысление американского театра, Элефант Пэпербэкс. Чикаго, 1992. 307 с.
Зейглер Дж. Региональный театр : Революционная сцена. Миннеаполис: Университет Миннеаполиса, 1973.
Новик Дж. За Бродвеем: В поисках постоянных театров. Нью-Йорк: Хилл и Уонг, 1968. 393 с.
Самитов Д. Сценическое искусство в условиях рынка // Справочник руководителя учреждений культуры. 2007. № 8.
Театральные профили № 7. Иллюстрированный гид по американским некоммерческим профессиональным театрам, Группа театральных коммуникаций. Нью-Йорк, 1986. 199 с.
Театральные профили № 8. Иллюстрированный гид по американским некоммерческим профессиональным театрам, Группа театральных коммуникаций. Нью-Йорк, 1993. 208 с.
Театральные директории 2006-2007. Группа театральных коммуникаций. Нью-Йорк, 280 с.
 Актерский театр Луисвилла: организационно-творческие вопросы деятельности | Вестн. Том. гос. ун-та. Культурология и искусствоведение . 2018. № 31. DOI: 10.17223/22220836/31/20

Актерский театр Луисвилла: организационно-творческие вопросы деятельности | Вестн. Том. гос. ун-та. Культурология и искусствоведение . 2018. № 31. DOI: 10.17223/22220836/31/20