Особенности культурного пространства современной Бельгии как предмет культурологического анализа | Вестн. Том. гос. ун-та. Культурология и искусствоведение . 2020. № 37. DOI: 10.17223/22220836/37/4

Особенности культурного пространства современной Бельгии как предмет культурологического анализа

В статье рассматриваются особенности и факторы, влияющие на формирование культурного пространства, в частности, поднимается проблема, связанная с унификацией культуры на примере поликультурного общества Королевства Бельгия. Анализируются куммуникативные аспекты взаимодействия и выделяются вопросы межкультурных отношений, сосуществования мультикультурного и мультиязыкового общества в попытке сохранения своей этнокультурной идентичности в период современной тенденции объединения в союзы и всеобщей глобализации. Культурное пространство рассматривается как многозначительный атрибут человеческого бытия, не имеющий границ и конкретности.

Peculiarity cultural space of modern Belgium as an object of cultural analysis.pdf Понятие пространства, с точки зрения культурологического понимания, имеет важный аспект в осознании, анализе и восприятии культуры как основополагающей парадигмы развития общества. Культурное пространство необходимо рассматривать во временных точках координат от прошлого к будущему, подвергая анализу его важнейшие ключевые моменты и учитывая особенности географического расположения и этнического состава данного региона. В своей работе «Закат Европы» О. Шпенглер высказывает мысль о том, что все культуры существуют совершенно обособленно относительно других культур, эта обособленность определяется ограниченным пространством обитания [1]. Тем самым формирование «пространства» происходит под воздействием культур каждого этноса, проживающего в данном регионе, его исторических особенностей зарождения, развития и взаимодействия с другими культурами в зонах соприкосновения, где часто имеет место смешение элементов локальных культур. Процесс формирования пространства представляет «собой феномен, обусловленный как ментальным опытом народа, так и социальными, экономическими и политическими факторами его бытия; как межэтническими и межнациональными взаимодействиями, так и политико-идеологическими стратегиями этнонациональных элит» [6. Р. 117], который «в максимальной степени удовлетворяет психологическую потребность человека в адаптации, поскольку позволяет ощущать себя интегрированным в окружающий мир посредством партисипационного переживания единства со своей этнокультурной группой как в актуальном аспекте, так и в контексте исторической преемственности и перспективы» [2. C. 118]. На сегодняшний день весьма актуальной является проблема противоречия классового, национально-этнического, группового уровней, размежевания культур, в связи с чем повышается уровень значимости изучения и осмысления культурного пространства, учитывая, что «внутренней территории у культуры нет. Она вся расположена на границах, границы проходят повсюду» [3. С. 266]. При рассмотрении и анализе культурного пространства Европы через призму всеобщей глобализации, порождающей стремление к необходимости единения через различного рода союзы (экономические, политические и т.п.), явно прослеживаются объективность и неизбежность интеграционного слияния. С одной стороны, это выражается в обогащении, проявлении мультикультурализма, но с другой - в таком слиянии кроется большая опасность потери культурной идентичности, которая передавалась и сохранялась на протяжении вековой истории развития культур Европы. Важен взгляд на культурное пространство с позиции сохранения национальной культуры государств, общин, где «элементы культурной общности в границах национальных (этнических) культур оказывались мощным интегрирующим фактором, и территориальное единство таких культур сохранялось и ныне наблюдается эмпирически» [4]. Отсюда и то определение культурного пространства, которое дает А.Я. Флиер: «...культурное пространство как социальный феномен образуется сложным сплетением самых разных компонентов социального сознания людей - национально-этнического, государственно-политического, социально-сословного, материально-экономического, интеллектуально-мировоззренческого, профессионального, историко-мемо-риального, религиозного, художественного и др. Спорить о том, какой из них более важен, бессмысленно; в ходе истории более важным ситуативно становится то один, то другой» [Там же]. В этом аспекте понимания и осознания культурного пространства правомерно обратиться к феномену Королевства Бельгии, с историческим опытом которого связана инициатива в начале ХХ в. создания прототипа Европейского союза. Имеется в виду возникновение и развитие межправительственной организации, состоящей из трех монархий: Бельгии, Нидерландов и Люксембурга, получившей название Бенилюкс. Представляя собой политический, экономический и таможенный союз, Бенилюкс сформировал новое культурное пространство, включив в себя различные грани самобытной культуры этносов каждой из трех стран. Взаимодействие культур в границах этого пространства было бы невозможно без выработки межгосударственной тактики сохранения национальной идентичности во избежание утраты основных параметров этнокультурной специфики. В контексте этих процессов культурно-исторический опыт Бельгии имел особое значение: в стране сформировалось достаточно устоявшееся мультикультурное пространство, коммуникативный потенциал, который актуализировался с учетом национальной полиязыковой повседневности. Но в то же время формирование культурного пространства выявило ряд проблем межкультурных отношений, тем самым закономерно обозначив пути их разрешения в будущем. М.М. Шибаева cпра-ведливо отмечает: «Проблемное пространство межкультурного диалога разноязычных народов столь же многогранно, сколь и динамично. Сложность диалогических отношений между разными народами как субъектами уникального культурного опыта предстает в единстве синхронного и диахронно-го срезов рефлексии» [5]. Исторически сложившееся культурное пространство Королевства Бельгия относительно молодого государственного образования, являющегося частью общеевропейского геопространства, объединяет в себе особенности и оригинальность культур соседних государств. После выхода из состава Нидерландского королевства и получения независимости в 1830 г. началось формирование независимого геополитического, экономического и культурного пространства как важных составляющих государственного устройства. Зарождение национальной культуры, политического и экономического строя нового государства происходило на основе уже существующих исторических предпосылок населяющего этот регион социума. В результате фактом государственной и социально-культурной реальности стал первый опыт бельгийской федерализации, являющий собой редкий для мира пример конструктивного решения сложной проблемы. Были успешно пройдены этапы от унитарности к федеративности через образование трех регионов (Фландрия, Валлония и Брюссель-столица) и трех языковых сообществ (фламандского, французского и германоязычного), соответственно языки которых сегодня имеют статус государственных. Первой статьей конституции 1831 г. было объявлено, что Бельгия состоит из провинций..., но уже с 1993 г. эта же статья гласит: Бельгия является Федеративным государством, состоящим из регионов и сообществ. [6. Р. 112]. Несомненно, весь исторический путь государственной формации повлиял на становление сложившегося современного культурного пространства королевства, обозначив как позитивные, так и проблемные стороны. Одной из значимых особенностей Бельгии является то, что культурное пространство выходит за рамки государственных границ королевства и состоит из трех основных культурных пространств языковых сообществ, созвучных с культурами соседних государств (Нидерландов, Франции и Германии), являя тем самым своеобразный межкультурный коммуникационный перекресток. Отсутствие единого государственного культурного поля порождает ряд актуальных проблем для Бельгии: в частности, из-за того, что в стране нет общегосударственных телевизионных каналов, газет и других средств массовой информации, социокультурное развитие концентрируется в пределах языковых сообществ. В этой связи хотелось бы не согласиться с высказыванием А.Я. Флиера о том, что «мы не знаем ни одного народа, разные части которого говорили бы на разных языках» [4], и Бельгия этому пример. Особо стоит подчеркнуть важность понимания антропологического аспекта культурного пространства любой страны, включая и Бельгию. С этой точки зрения трудно не согласиться со следующим суждением Ю.М. Лотма-на: «Всякое существование возможно лишь в формах определенной пространственной и временной конкретности. Человеческая история - лишь частный случай этой закономерности. Человек погружен в реальное, данное ему природой пространство» [7. С. 165-176]. Пространство является многозначительным атрибутом человеческого бытия, не имеющим границ и конкретности, оно по сути своей абстрактно и бесконечно, состоящее из различных значимых явлений, оказывающих самое прямое влияние на наше поведение и образ мыслей. Однако заданный этносу «вмещающий и кормящий ландшафт» (Л.Н. Гумилёв) [8] не тождествен пространству человеческого бытия: с ним сопрягается та «вторая природа», которая создана человеком как субъектом формирования предметной реальности и культурного пространства. При этом особая роль принадлежит, по справедливому суждению Г.Д. Гачева, этнонацио-нальному «космо-психо-логосу» [9]. Действительно, осознание собственной роли в культурном пространстве отдельного этноса играет важнейшую роль в формировании национального менталитета на основе мультиязычия, толерантности и, соответственно, мультикультурализма общества, о чем свидетельствуют социокультурные реалии Бельгии. В государственной политике Бельгии придается большое значение сохранению национального культурного наследия, формированию системы поддержки и развития взаимодействия государственных институтов, национальной методике стимулирования процессов воспроизводства значимых культурных событий регионов. Благодаря такой политике укрепляется сознание большого значения сосуществования прошлых и современных достижений культуры и представление о пространстве, как действенном отождествлении развития общества. Антропологический аспект культурного пространства включает в себя творческую деятельность в сферах производства, хранения, распространения и освоения культурных ценностей. Творческое выражение в разнообразных формах культуры получает также феномен локальной идентичности, неотделимый от коллективной памяти. При всей значимости субъективного фактора формирования и креативи-зации культурного пространства существенную роль играют одновременно факторы объективного характера и прежде всего - экономический. Положительное влияние экономического фактора на формирование и развитие культурного пространства заключается в создании предпосылок увеличения активности в творческом воспроизводстве старого и в творении новой культурной составляющей этнокультурной идентичности. Как правило, чем сильнее и стабильнее экономика, тем больше культурная интенсификация деятельности социума. Так, например, в Бельгии, благодаря стабильно растущей экономике, придается важное значение финансовому стимулированию процессов культурного пространства посредством ежегодного увеличения бюджетного финансирования через различные некоммерческие фонды, проведение правительственных конкурсов на получение грантов, которые создают предпосылки к проявлению творческой коллективной и индивидуальной активности в обществе, вовлекаемость населения в процессы формирования культуры. Важно, что государство увеличивает свою координирующую роль влияния на вычленение наиболее значимых культурных процессов посредством их финансирования, формируя тем самым традиционные, элитарные, массовые составляющие культурного пространства согласно потребности общества в целом. Необходимо отметить, что роль руководства Бельгии в формировании культурного пространства не является директивно доминирующей в проявлении культурной деятельности, а скорее рекомендательно-стимулирующей формой развития во всех сферах культурного пространства, но тем не менее координирующая роль государства все равно присутствует явно и является значимой. Свидетельством этого являются, к примеру, следующие факты: с 2015 г. в стране возросло финансирование мультикультурных проектов; происходит достаточно успешно формирование институтов образования для иммигрантов, облегчающих адаптированность в обществе; продолжается поддержка традиционных культурных мероприятий этнических диаспор (марокканской, турецкой, нигерийской, итальянской, русской и др.) в бельгийском обществе, что соответствует общеевропейской миграционной политике. Тем самым решается одна из проблем интеграционного характера благодаря детерминированному участию государства в построении единого культурного пространства, где «главным» остается человек. Очень точно отметила Т.С. Злотникова: «.в глобализирующемся мире, где границы пространств меняются и стираются, а время преодоления расстояний не просто уменьшается, но исчезает в силу обращения к инновационным технологиям, „единственной новостью" остается человек. Его глазами можно увидеть новые пространства, его эмоциями ощутить сжимающееся время» [10. С. 413]. Благодаря взаимообусловленности антропологического, экономического и организационно-регулятивного аспектов формирования культурного пространства осуществляется функция гуманизации связей человека с внешним миром. Ведь культурное пространство воздействует и на самого человека через внешние знаковые формы, через изменение образа жизни, через культивирование его нового облика. «Будучи живым существом человек растет, функционирует, видит, как перед ним раскрывается пространство, неподвижные координаты которого пересекаются в нем самом» [11. С. 70]. Глубоко прав В.А. Тишков, утверждающий, что «пространство и существует только потому, что определенная группа людей считает себя его частью. Если же этого не происходит, то пространство вообще не имеет места быть, ни в смысловом, ни в материальном воплощении» [12]. В заключение хотелось бы отметить, что в Бельгии существует сеть «культурных центров» (les centres culturels) федерального, регионального и локального уровня (по принципу и типу домов культуры в России), знаковым является то, что в последнее время появилась тенденция вновь открывающиеся центры культуры (имеются факты переименования уже действующих) называть «культурное пространство» (l'espace culturel), что на сегодняшний день более точно выражает суть этих учреждений и является важным предметом понимания и осмысления культурного пространства Бельгии [13], подтверждая тем самым мнение Ж.-П. Варнье, что «каждая культура, каждая группа сохраняет и защищает свою идентичность, контекстуализируя свое наследие» [14. Р. 106].

Ключевые слова

multilingual society, Belgium, globalization, culture, space, identity, multiculturalism, мультиязыковое общество, Бельгия, глобализация, мультикультурализм, идентичность, культура, пространство

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Мясников Андрей НиколаевичМосковский государственный институт культуры; Smart Productions Associeesаспирант кафедры теории культуры, этики и эстетикиmyasnikoff@mail.ru
Всего: 1

Ссылки

Warnier Jean-Pierre. La mondialisation de la culture. La Decouverte, Reperes, 2008. 128 p.
Официальный сайт дирекции Центров культуры Бельгии Федерации Валлонии - Брюссель La direction des centres culturels de la Federation Wallonie-Bruxelles: URL: http://www.centresculturels.cfwb.be (дата обращения: 25.04.2017).
Злотникова Т.С. Неизменность человека в меняющемся хронотопе // Ярославский педагогический вестник. 2016. № 6. С. 413-415.
Фуко М. Слова и вещи. Археология гуманитарных наук. СПб., 1980. 370 с.
Тишков В.А. Культурный смысл пространства // Этнографическое обозрение. 2004. № 1. С. 14-31.
Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера Земли. М. : Гидрометеоиздат, 1990. 528 с.
Гачев Г.Д. Национальные образы мира. Космо-Психо-Логос // Технологии культуры. М. : Академический проект, 2007. 512 с.
Hayt F., Galloy D. La Belgique : des tribus gauloises a l'Etat federal, 3 ed. Bruxelles : De Boeck, 2001. 212 p.
Лотман Ю.М. Внутри мыслящих миров. Человек - текст - семиосфера - история. М. : Наука, 1999. 464 с.
Шибаева М.М. Понимание инонациональной культуры как фактора диалогических отношений // Культура культуры. Научное рецензируемое периодическое электронное издание. 2017. № 2. http://cult-cult.ru/understanding-of-foreign-culture-as-a-factor-of-developing-dialogue/#se-arch_mark_шибаева (дата обращения: 25.05.2017).
Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества. М. : Наука, 1974. 423 с.
Флиер А.Я. Культура как пространство и время социального бытия. Культура культуры. 2016. URL: http://cult-cult.ru/culture-as-space-and-time-of-social-being/ (дата обращения: 25.05.2017).
Малыгина И.В. Этнокультурная идентичность: онтология, морфология, динамика : дис.. д-ра филос. наук. М., 2005. 305 с.
Шпенглер О. Закат Европы: очерки морфологии мировой истории: в 2 т. М. : АЙРИС-пресс, 2004. 666 с.
 Особенности культурного пространства современной Бельгии как предмет культурологического анализа | Вестн. Том. гос. ун-та. Культурология и искусствоведение . 2020. № 37. DOI: 10.17223/22220836/37/4

Особенности культурного пространства современной Бельгии как предмет культурологического анализа | Вестн. Том. гос. ун-та. Культурология и искусствоведение . 2020. № 37. DOI: 10.17223/22220836/37/4