Выборг в жизни и творчестве русского художника Бориса Михайловича Кустодиева (1878-1927) | Вестн. Том. гос. ун-та. Культурология и искусствоведение . 2020. № 37. DOI: 10.17223/22220836/37/16

Выборг в жизни и творчестве русского художника Бориса Михайловича Кустодиева (1878-1927)

Статья посвящена неизученной теме - выборгским страницам в творчестве известного русского художника Бориса Михайловича Кустодиева. В выборгском санатории «Конкала» художник провел лето 1917 г. Известно восемь работ художника, написанных в Конккала. Это портреты Грабовской, Лопатиной, Сувориной, Аниты Бу-денгоф (Буттенгоф), картина «На мосту» и одноименная зарисовка, а также пейзажи «Конкола (Финляндия)», «Лесное озеро в Конкола». А.Г. Мартынова в мае 2018 г. нашла еще одну выборгскую работу художника «Этюд. Конкола. Бывшее имение Буденгофа» и внесла коррективы в отношении атрибуции. Помимо этого, натюрморт «Финский букет» (1917), а также «Вечерний пейзаж» (1917) и «Пейзаж с цветочной клумбой» (1917) автор статьи предварительно атрибутировала как относящиеся к выборгскому периоду.

Vyborg in the life and creative work of the Russian artist Boris Mikhailovich Kustodiev (1878-1927).pdf «Когда я ставил в Большом театре оперу Сергея Прокофьева «Любовь к трем апельсинам», моим сильнейшим желанием было пригласить Кустодиева для оформления спектакля. Я сделал ему предложение, которое он не принял по причине обострившейся его болезни. - Не думайте, - сказал мне Борис Михайлович, -что я могу писать только расейские яблоки. Я и к апельсинам неравнодушен. Я могу их так же любовно и аппетитно написать, как и съесть. Могу!..» Е.А. Полевицкая. «Памяти друга» [1] Творчеству большого русского художника Бориса Михайловича Кустодиева посвящено много исследований. О художнике писали Э.Ф. Голлер-бах, В.В. Воинов, В.П. Князева, М.Б. Эткинд, В.Е. Лебедева, Т.А. Савицкая, А.М. Турков, В.М. Богданов-Березовский, А. Наков и др. Однако на настоящий момент о выборгских страницах в биографии художника нет ни одной научной работы. Актуальность темы не вызывает сомнений, поскольку речь идет о великом русском художнике и малоизвестном аспекте его жизни и творчества. В 1911 г. Кустодиев уехал в Швейцарию, поскольку тяжелые признаки болезн спины заставили его согласиться провести несколько месяцев в частной клинике горного курорта. Когда в 1915 г. Борис Михайлович приехал в Москву для работы в Московском Художественном театре над декорациями для «Осенних скрипок» И.Д. Сургучева, он уже был тяжело болен. По ночам он кричал от боли, а за утренним завтраком до отъезда в театр, рассказывала Г.А. Кук с мужем, его мучил по ночам один и тот же кошмар: черные кошки впиваются острыми когтями в его спину и раздирают позвонки [2]. Он перенесет еще одну операцию, но до самой смерти так и останется прикованным к инвалидной коляске. Тем не менее именно в этот период Кустодиев создаст самые яркие свои работы, наполненные бесконечным жизнелюбием, вихрем эмоций. На многих из них будет присутствовать неудержимая тройка, символизирующая движение [3]. Рис. 1. Б. Кустодиев. Автопортрет. 1917 г. Бумага, графитный карандаш, сангина. 26,8 х 20 см. Государственная Третьяковская галерея, г. Москва (Россия) Fig. 1. B. Kustodiev. Self-portrait. 1917. Paper, pencil, sanguine. 26.8 х 20 cm. State Tretyakov Gallery, Moscow (Russia) 26 апреля 1917 г. в комиссии Академии художеств по приобретению художественных произведений происходит конфликт по поводу покупки картин Кустодиева («Масленица») и И.Э. Грабаря («Груши»). Член комиссии Р.А. Берггольц заявляет, что она должна покупать картины, а не лубки. Д.Н. Кардовский, Е.Е. Лансере и хранитель музеев Э.О. Визель покидают комиссию [4]. Однако Кустодиева не сломили непрекращающиеся нападки коллег: футуристы ругали за нерешительность и нежелание «перерезать пуповину», которая связывала его с И.Е. Репиным, декаденты определяли его работы как «безнадежно ортографические», критики часто вспоминали «лу-бочность» полотен мастера. При всем этом художник до последних дней продолжал воспевать то, что было дорого его сердцу, - красоту и щедрость русской земли [5]. С 1916 г. ноги художника парализованы, и он навсегда прикован к креслу. «...Он совершенно был лишен непосредственных внешних впечатлений жизни...», писал Мстислав Добужинский, и был прав, однако несколько преувеличивал «неподвижность» Кустодиева [6]. Несмотря на «неподвижность», Кустодиев совершает поездки в Финляндию, Астрахань, Крым, Кострому. В письме к режиссеру В.В. Лужскому он пишет: «Только рада бога, Василий Васильевич, не говорите о моей болезни никому - а, напротив, что я здоров, а главное, весел, впрочем, это правда, несмотря на ужасные боли, - я сам удивляюсь на свою жизнеспособность и даже жизнерадостность. Уж очень люблю, видно, „жить"!!». Для того чтобы жить, Кустодиеву нужно было работать - это и была его форма жизни. Лето 1917 г. [7], после второй операции, Борис Михайлович Кустодиев провел в санатории «Конкала» под Выборгом. Четыре месяца он жил в санатории, где создал портреты графини С.А. Грабовской на фоне соснового парка, дочери московских миллионеров Лопатиной, дочери выборгского купца Эмиля Фредрика Буттенгофа, Аниты Буденгоф (Буттенгоф). Там написана и картина «На мосту» [8, 9]. На отдых в Финляндию Кустодиев отправился в мае. Вскоре после приезда, 20 мая, Кустодиев послал открытку В.В. Лужскому: «Третий день как в Финляндии. Здесь очень хорошо, чудесное лето, прекрасный санаторий. Это в 8 км от Выборга... Много солнца, все распускается. Думаю пробыть здесь все лето, если, конечно, какие-нибудь непредвиденные обстоятельства не заставят поехать обратно: теперь всего можно ожидать» [10]. Отдых сочетался с лечением - хвойные ванны, массаж. На досуге Борис Михайлович с интересом просматривал приходящие из Петрограда газеты. События в Петрограде всколыхнули и Финляндию: финский сейм принял законопроект об автономии Финляндии. В ответ на этот шаг Временное правительство объявило о роспуске сейма и о намерении провести выборы нового состава сейма одновременно с выборами в России Учредительного собрания. Все это оживленно обсуждали отдыхающие в Конккала, а самые осведомленные передавали, что часть депутатов сейма из социал-демократов считает решение о роспуске сейма совершенно незаконным. По слухам, в начале августа в Гельсингфорсе прошли массовые демонстрации. Впрочем, эти тревожные новости волновали Кустодиева уже не столь остро, как прежде. В августе к отдыхающим в Конккала присоединился приехавший из Петрограда сын Кирилл, и теперь семейство нередко выбиралось на прогулку в полном составе. Однажды, огибая озеро, вышли к его дальнему краю, откуда с деревянного мостика открывался вид на санаторий и окружающий его парк. Вечерело, и все вокруг дышало спокойствием. Борис Михайлович попросил жену с детьми постоять на мосту, а сам, сидя в кресле, стал быстро набрасывать эскиз будущей картины [11]. Таким же лирическим чувством проникнут и пейзаж, написанный в Кон-кала. Там изображено другое озеро, в лесу, и отблески заката на небе и в воде, и сосны на берегу. А в центре полотна одинокий гребец направляет лодку к берегу. Кирилл Борисович вспоминал, что когда они с отцом добрались до этого озера, отец, восхищенный его красотой, тут же решил запечатлеть его на полотне [11]. Писатель А.И. Кудря в своей книге «Кустодиев» [11] сообщает, что семья Кустодиевых отправилась в обратный путь из Конккала в Петроград в середине сентября. Однако зарисовка с изображением Кирилла (сына художника), выполненная, возможно, также в Конккала как подготовительная к работе «На мосту», датируется 25 сентября 1917 г. На Кирилле надета рубашка-матроска, как и на дочери Ирине, судя по другой зарисовке «На мосту». В начале XX в. матроски стали своего рода униформой, знаком массового вкуса. Рис. 2. Б. Кустодиев. На мосту (жена и дочь художника). 1917 г. Бумага, карандаш Fig. 2. B. Kustodiev. On the bridge (a wife and daughter of the artist). 1917. Pencil, paper Рис. 3. Б. Кустодиев. Портрет К.Б. Кустодиева. 1917 г. Fig. 3. B. Kustodiev. Portrait of K.B. Kustodiev. 1917 Рис. 4. Санаторий «Конкала». Финская открытка. Нач. XX в.? Fig. 4. Sanatorium «Konkala». Finnish postcard. The beginning of XX century? Поселок Красный Холм25, в котором располагался санаторий, до 1948 г. имел название Конккала (фин. Konkkala). Недалеко от Выборга существовала и усадьба Конккала, построенная из дерева на каменном фундаменте в стиле классицизма. Возле усадьбы была разбита березовая аллея. С 1880 по 1903 г. усадьба принадлежала Карлу Фердинанду Борениусу. Известный выборгский предприниматель начал свою деятельность на предприятии Карла Исаака Виктора Ховинга, промышленника и мецената, который, в частности, пожертвовал на строительство здания Школы живописи и Музея изящных искусств в г. Выборге. После внезапной смерти Ховинга в 1876 г. Борениус основал собственно предприятие в Выборге по торговле лесоматериалами и экспортом круглой древесины. В 90-е гг. XIX столетия компания была крупнейшим производителем и импортером пиломатериалов и круглого леса. С 1880 по 1904 г. Карл Борениус был членом городского правления Выборга. В 1902 г. вместе с Матти Ройха, владельцем бумажной фабрики Simpele, он решает вложить все свои капиталы в строительство бумажной фабрики под Москвой. Однако проект не удалось осуществить, и в 1904 г. Карл Борениус обанкротился. После этого, с 1904 по 1914 г. Борениус служил юристом на бумажной фабрике в Энсо (ныне Светогорск). Усадьбу Конккала пришлось продать в 1903 г. не менее выдающемуся жителю Выборга - Эмилю Буттен-хофу (Буттенгофу), богатому предпринимателю, торговцу сигаретами, винами, владельцу дома № 7 по улице Крепостной. Семейство Буттенгоф владело несколькими усадьбами в Выборгской губернии. Все они находились в образцовом состоянии, имели подсобное хозяйство, конюшни, славились своими садами и парками. После смерти Эмиля Буттенгофа в 1933 г. имение было продано, и последним хозяином усадьбы стал фармацевт Койвулед [12]. При усадьбе работали небольшая лесопилка и мельница. Незадолго до начала Первой мировой войны выборгский архитектор Клас Аксель Гюльден построил в поселке пятиэтажное здание санатория Конккала. В сентябре 1911 г. там уже отдыхали поэт Осип Мандельштам (он называл Конккала «богом заброшенным уголком Финляндии»), адвокат Кони, литературный историк Бочановский. В 1948 г. санаторий работал для больных открытыми формами легочного туберкулеза [13]. Санаторий существует и поныне, он сменил название вместе с поселком и теперь это Красный Холм, а официально - Федеральное государственное бюджетное учреждение туберкулезный санаторий «Выборг-3» Минздрава России. Рис. 5. Реклама санатория Конккала (ныне Красный Холм), 1911 г. К.Б. Грэнхагенъ (1911). Спутник по Финляндии Fig. 5. Advertising of the resort of Konkkala (now Red Hill), 1911. K. B. Granhagen (1911). Finland travel guide О выборгских страницах в жизни художника Кустодиева вспоминали его дочь Ирина и сын Кирилл. «Летом этого года мы жили в санатории «Конка-ла» под Выборгом - в первом этаже в небольшой комнате с закрытым балконом-фонарем. Здание санатория сохранилось до наших дней. Большое, четырехэтажное, у входа - два льва. Кругом роскошный парк, клумбы. Перед окнами - сосны, цветы. Там, в «Конкале», папа очень много работал. Почти весь день сидел в своем кресле в парке и писал этюды. Написал портрет С.А. Грабовской, очаровательной шатенки с огромными синими глазами. Она сидит под соснами в розовой вязаной кофточке и шапочке, положив обе руки на стол. Рисовал портреты Лопатиной, Сувориной и Аниты Буденгоф26. Здесь исполнена и картина „На мосту". Мы - мама, Кирилл и я - стоим на мосту, над вечерним озером; на заднем плане - санаторий и парк...», - писала Ирина Кустодиева [14]. Рис. 6. Санаторий Конккала. Открытка нач. XX в.? Fig. 6. Sanatorium Konkkala. Postcard. The beginning of the XX century? Рис. 7. Санаторий Конккала. Внутреннее убранство. Нач. XX в.? Fig. 7. Sanatorium Konkkala. Interior decoration. The beginning of the XX century? Рис. 8. Санаторий «Выборг-3» (Конккала). Внутреннее убранство. Современное состояние. Фото с официального сайта санатория Fig. 8. Sanatorium "Vyborg-3" (Konkkala). Interior decoration. The current state. Photos from the official website of the sanatorium Рис. 9. Санаторий «Выборг-3» (Конккала). Внутреннее убранство. Современное состояние. Фото с официального сайта санатория Fig. 9. Sanatorium "Vyborg-3" (Konkkala). Interior decoration. The current state. Photos from the official website of the sanatorium «Лето 1917 года, после второй операции, отец провел в санатории „Кон-кала", в семи километрах от Выборга. Несмотря на плохое самочувствие, он много работал. Я приехал туда в конце августа. Однажды я повез отца в кресле - по проселочной дороге, мимо какого-то хутора - к красивому озеру, расположенному в лесу среди берез и елей. Восхищенный видом озера, он решил его написать. Я поставил ему мольберт, на него подрамник с натянутым холстом, и отец погрузился в работу. Этюд получался интересным. Почти закончив, отец решил, что этюд „пуст", и я получаю распоряжение: „Кира, становись около березы, я тебя напишу, не люблю писать этюды без фигур, пусто как-то без них, а когда приходится писать без людей, то мне всегда хочется их приписать". Уж тогда, из-за своей болезни, отец с кресла вставать не мог, и поэтому в Петроград ему пришлось возвращаться в „собачьем" вагоне. За кресло было уплачено как за багаж. Скорый поезд шел четыре часа, и все это время отец находился в „обществе" собак; их было несколько: пудель, бульдог, терьер и охотничьи. Собаки были в намордниках на сворках, зацепленных крючками к стенкам вагона, отец в кресле поместился посредине. Всю дорогу он рисовал собак. Ему нравилось и то, что, как он говорил, „делай что хочешь - никому не мешаешь!"», - вспоминал Кирилл Борисович Кустодиев [15]. Рис. 10. Б.М. Кустодиев. Портрет графини Грабовской. 1917 г. Холст, масло. 66 х 87,5 см. Частная коллекция, г. Женева (Швейцария) Fig. 10. B.M. Kustodiev. Portrait of Countess Grabowska. 1917. Oil on Canvas. 66 х 87.5 cm. Private collection, Geneva (Switzerland) Портрет графини Грабовской (рис. 10) был написан Борисом Кустодиевым в начале лета 1917 г. в санатории Конккала (Выборг, Финляндия). Переживая внутренний подъем, живописец вступает в свой последний творческий период именно с этим шедевром. Обращаясь к фольклорной образности, Кустодиев пишет портрет молодой графини Грабовской - произведение, вобравшее в себя все достижения русского модернизма. Вдохновленный Тицианом и Веласкесом, Кустодиев расположил свою аристократическую модель в позе, напоминающей об уроках Мане, тогда высокоценимого, коллекционируемого в России (творчество которого было известно Серову и Кустодиеву благодаря их долгому пребыванию во французской столице). Модель дана в легком повороте, сияющий взгляд графини, обращенный к зрителю, напоминает замечательные произведения - знаменитый портрет Веры Мамонтовой работы Серова («Девочка с персиками», 1887, находится в Третьяковской галерее в Москве) и не менее известное произведение его же работы - портрет коллекционера Ивана Морозова (1910, то же собрание). Взгляд, полный недосказанности, говорит о душевном изяществе утонченной аристократки. Почти гипнотический взгляд модели, изображенной среди лесной чащи, словно внушает: перед нами - один из последних шедевров культуры утонченного общества, переживающего свою сумеречную эпоху. Живописное богатство портрета графини Грабовской напоминает о том, что прославляемый ныне живописный авангард (Ларионов, Татлин, Розанова, Экстер, Малевич) опирался на художественные достижения мастеров, усвоивших французские образцы. Картина свидетельствует о глубоком знании европейского искусства, о свободном, раскованном подходе к его «правилам» и «предписаниям». Становится понятным, отчего до 1914 г. и в начале 1920-х подобные произведения с полным правом присутствовали на парижских, венских, берлинских или венецианских выставках и отчего их создатели достигали успеха. Формирование блистательных московских коллекций западного искусства, принадлежавших Щукину и Морозову, происходило в творческой среде (задолго до появления авангардистских манифестов), подготовленной Серовым и Кустодиевым. Это ставит «Портрет графини Грабовской» на вершину русской живописи, в то время находившейся в диалоге с искусством Европы [16]. Рис. 11. Б.М. Кустодиев. Конкола (Финляндия). 1917 г. Холст, масло. 31,5 х 36 см. Частная коллекция Fig. 11. B.M. Kustodiev. Konkola (Finland). 1917. Oil on Canvas. 31.5 х 36 cm. Private collection Другая работа Бориса Михайловича Кустодиева «Конкола (Финляндия)» (1917) (рис. 11) изображает идиллическую сельскую картину: лодка плывет вдаль по реке, полной прозрачной чистой как слеза воде, красивая изумрудная трава обрамляет водоем, вызывая идиллическое желание смотреть на этот удивительный пейзаж буквально часами. Зеленоватое небо успокаивает [17]. Натюрморт Кустодиева «Финский букет» (1917) (рис. 15) из собрания Архангельского областного музея изобразительных искусств, вероятно, был также написан в Конккала. Художник изобразил чудесный букет полевых цветов и растений из ромашек, папоротника, листьев и цветков лопуха, еловых веточек. На один из цветков репейника села бабочка махаон. Рис. 12. Б.М. Кустодиев. Лесное озеро в Конкола. 1917 г. Холст, масло. 53 х 63.5 см. Государственный Русский музей, г. Санкт-Петербург (Россия) Fig. 12. B.M. Kustodiev. Forest Lake in Konkola. 1917. Oil on Canvas. 53 х 63.5 cm. State Russian Museum, St. Petersburg (Russia) На картине «Лесное озеро в Конкола» (1917) (рис. 12) спокойную гладь озера почти не тревожит деревянная лодка с легким пассажиром, который слегка касается воды веслами. Природа характерна для средней полосы России - мрачновато - зеленые кроны деревьев на другом берегу, молодые ели на переднем плане. Небо, как и гладь воды, спокойное, с легкими перистыми облаками, растянувшимися по всему небосклону. Все дышит покоем и отдыхом. Воздух чист и прозрачен [18]. Эта картина словно отражает штиль перед наступающей бурей революции. Этюд Б.М. Кустодиева 1917 г., не совсем верно атрибутированный во многих источниках под названием «Пашня» (холст, масло, 46 х 62,5 см), изображает бывшее имение Буденгофа в Конккала и имеет название «Этюд. Конкола. Бывшее имение Буденгофа» [19] (холст, масло, 46 х 63,5 см, Волгоградский областной музей изобразительных искусств). На первом плане этюда розовато-сиреневая дорога, по обе стороны ее, у обоих краев картины, изображены ели. На втором плане мужчина, ведущий по дороге лошадь. За скошенным полем, уставленным снопами, по горизонту лес, перед ним домики с красными крышами [Там же]. Художник пишет типичный пейзаж, характерный для выборгских мест. Стоит отметить, что на изображении, встречающемся в открытых источниках, колорит этюда яркий, с сочными цветами (рис. 14). В действительности он имеет несколько иные краски (рис. 13). Рис. 13. Б.М. Кустодиев. Этюд. Конкола. Бывшее имение Буденгофа. 1917 г. Холст, масло. 46 х 63,5 см. Волгоградский музей изобразительных искусств имени И. И. Машкова, г. Волгоград (Россия) Fig. 13. B.M. Kustodiev. Sketch. Konkola. Former estate of Budenhof (Buttenhoff). 1917. Oil on canvas. 46 х 63.5 cm. Volgograd Museum of Fine Arts named after I.I. Mashkov, Volgograd (Russia) Рис. 14. Б.М. Кустодиев. Пашня. 1917 г. Холст, масло. 46 х 62,5 см. Волгоградский музей изобразительных искусств им. И.И. Машкова Fig. 14. B.M. Kustodiev. Arable land. 1917. Oil on canvas. 46 х 62.5 cm. Volgograd Museum of Fine Arts named after I.I. Mashkov Отметим, что некоторые другие работы художника 1917 г. нуждаются в дополнительной атрибуции на предмет их связи с Выборгом (Конккала), например «Вечерний пейзаж» (1917) (рис. 16) и «Пейзаж с цветочной клумбой» (1917) (рис. 17). Так, природа «Вечернего пейзажа» очень напоминает выборгские красоты, Карельский перешеек. Художник добавляет в композицию фигуры людей, аналогичные которым можно увидеть на картине «Кон-кола (Финляндия)» (1917) (см. рис. 11). На картине «Вечерний пейзаж» (1917) (рис. 16) высокая ель гордо тянется к солнцу всем своим естеством. солнце, которое скоро заслонят тучи, светит неприметному с первого взгляда домику у леса, лесам, которые кажутся бескрайними, а где-то на горизонте уже подступает мрак. Запечатлены буквально последние моменты этого состояния - перед тем, как придет ночь. Некоторые исследователи, с учетом года создания полотна, разошлись во мнении насчет того, что может значить именно эта картина - просто ли здесь художник изобразил сцену из жизни природы или он имел в виду события, которые скоро грядут? [20]. В отношении «Пейзажа с цветочной клумбой» (1917) (см. рис. 17) стоит сказать о воспоминаниях дочери Ирины Борисовны Кустодиевой о пребывании с отцом в Конккала: «...Здание санатория сохранилось до наших дней... кругом роскошный парк, клумбы. Перед окнами - сосны, цветы» [14]. На переднем плане «Пейзажа с цветочной клумбой» крупные пестрые цветы как символ радости жизни, вспыхнувшей контрастным кустодиевским колоритом, буйством цвета. По краю круга клумбы посажены бордовые астры, в центре растут белые, сиреневые, синие и фиолетовые цветы. Это пейзаж уходящего лета, поскольку листья берез стали желтыми то ли от летней жары, то ли с наступлением осени. Возле клумбы, сидя на качелях(?), читает молодая дама. За клумбой едва различимы два шезлонга, в одном из которых кто-то отдыхает. Картину с обеих сторон обрамляют деревья. Мазок художника динамичен, трепетен. Картина вся проникнута радостью бытия, согрета солнцем [21, 22]. Рис. 15. Б.М. Кустодиев. Финский букет. 1917 г. Холст, масло. 53,3 х 71,5 см. Архангельский областной музей изобразительных искусств (Государственное музейное объединение «Художественная культура Русского Севера»), г. Архангельск (Россия) Fig. 15. B.M. Kustodiev. Finnish bouquet. 1917. Oil on canvas. 53.3 х 71.5 cm. Arkhangelsk Regional Museum of Fine Arts (State Museum Association "Artistic Culture of the Russian North"), Arkhangelsk (Russia) Рис. 16. Б.М. Кустодиев. Вечерний пейзаж. 1917 г. Холст, масло. 54 х 71 см. Сумский областной художественный музей им. Н.Х. Онацкого, г. Сумы (Украина) Fig. 16. B.M. Kustodiev. Evening landscape. 1917. Oil on Canvas. 54 х 71 cm. Sumy Regional Art Museum named after N.Kh. Onatsky, Sumy (Ukraine) Рис. 17. Б.М. Кустодиев. Пейзаж с цветочной клумбой. 1917 г. Фанера, масло. 35,7 х 44,3 см. Дальневосточный художественный музей, г. Хабаровск (Россия) Fig. 17. B.M. Kustodiev. Landscape with a flower bed. 1917. Plywood, oil. 35.7 х 44.3 cm. Far Eastern Art Museum, Khabarovsk (Russia) 1917-й год художник Борис Кустодиев встретил восторженно, но вскоре разуверился в большевиках. Тем не менее художник остался на родине и продолжал работать, невзирая на прогрессирующую болезнь [23]. Из воспоминаний Ирины Кустодиевой: «...Мы с братом помним, что вскоре после Октябрьской революции папа получил предложение реввоенсовета нарисовать эскиз формы для красноармейцев. Он сделал несколько вариантов, выдвинув, в частности, идею шлема, подражающего старинному русскому. Эскизы были отосланы в Москву, но ответа он не получил. А когда красноармейцы начали ходить в шлемах, папа говорил: „Ведь это моя идея, но кто-то ее использовал, а я остался ни при чем!.."» [24]. Рис. 18. Б.М. Кустодиев. Солдат с винтовкой (эскиз плаката «Заем свободы»). 1917 г. Бумага, графитный карандаш. 26 х 20 см. Государственный Русский музей, г. Санкт-Петербург (Россия) Fig. 18. B.M. Kustodiev. A soldier with a rifle (sketch of the poster "Loan of Freedom"). 1917. Lead pencil on paper. 26 х 20 cm. State Russian Museum, St. Petersburg (Russia) После революции художнику предлагали уехать за границу. По воспоминаниям дочери, реакция Кустодиева была яростной: «Папа даже побледнел от возмущения. „Я русский, и, как бы трудно нам всем здесь сейчас ни было, я никогда не покину свою родину!". Предлагавшему отъезд руки папа больше не подавал и всегда волновался, вспоминая этот разговор» [25]. В 1920-е гг. Кустодиева назвали «последним певцом купеческо-кулацкой среды», и этот ярлык принес неприятности. О Кустодиеве просто забыли. Как, впрочем, «забыли» Нестерова, Васнецова и других мастеров русской живописи. 26 мая 1927 г. в 11 часов вечера Борис Михайлович Кустодиев скончался. Ему было 49 лет. Незадолго до смерти он просил посадить на его могиле березу и не ставить надгробную плиту [26]. Рис. 19. Могила Б.М. Кустодиева на Тихвинском кладбище Александро-Невской лавры (Санкт-Петербург) Fig. 19. Grave of B.M. Kustodiev in the Tikhvin cemetery of the Alexander Nevsky Lavra (St. Petersburg) Несмотря на все «гонения», только три русских живописца удостоились чести разместить свои прижизненные автопортреты в знаменитой итальянской галерее Уффици: Орест Кипренский, Иван Айвазовский и Борис Кустодиев. В 1910 г. к нему с этой просьбой обратился министр народного просвещения Италии Луиджи Кредаро: «Мы желаем пополнить нашу галерею произведением ныне живущего большого художника» [26].

Ключевые слова

landscape, Boris Kustodiev, Russian painting, paintings Konkkala, Vyborg, Suomi, Finland, пейзаж, Финляндия, Выборг, Конкала, русская живопись, Борис Кустодиев

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Мартынова Анастасия ГеннадьевнаМеждународный совет по сохранению памятников и достопримечательных мест (ИКОМОС)экспертMartynovaNastjia@mail.ru
Всего: 1

Ссылки

«Праздничный» живописец. Как инвалид Кустодиев рисовал русских красавиц? URL: http://maxpark.com/community/88/content/5846634 (дата обращения: 06.01.2018).
Русский язык и литература. Кустодиев Борис Михайлович. Не знаю, не удалось.. URL: http://ruslit.biz/kustodiev-boris-mixajlovich-ne-znayu-udalos/2/ (дата обращения: 06.01.2018).
Свидетели эпохи перемен. Борис Кустодиев. URL: http://elegantnewyork.com/art-exhibition-tretyakovrf-1917/ (дата обращения: 06.01.2018).
Кустодиев Борис Михайлович. Сайт о творчестве и жизни художника. URL: http://kustodiev-art.ru (дата обращения: 06.01.2018).
Выставка «Некто 1917» в Государственной Третьяковской галерее. URL: https://www.liveinternet.ru/users/lara_rimmer/post424516803/ (дата обращения: 06.01.2018).
Б.М. Кустодиев. Этюд. Конкола. Бывшее имение Буденгофа : госкаталог. URL: http://goskatalog.ru/portal/#/collections?id=7656825 (дата обращения: 06.01.2018).
Кустодиев Борис Михайлович. Сайт о творчестве и жизни художника. URL: http://kustodiev-art.ru (дата обращения: 20.03.2018).
Кустодиев Б.М. Пейзаж с цветочной клумбой (1917 г.). URL: https://izi.travel/ru/6161-kustodiev-b-m-peyzazh-s-cvetochnoy-klumboy-1917-g/ru (дата обращения: 06.01.2018).
Кустодиев К.Б. О моем отце // Б.М. Кустодиев : сборник. Л., 1967.
Наков А. Портрет графини Грабовской / пер. с фр. Е. Степанян. Париж, 2005. URL: http://www.russiskusstvo.ru/journal/2-2006/a1333/ (дата обращения: 07.03.2018).
Борис Кустодиев. URL: http://boriskustodiev.ru/?page=eddea7c9-0944-4555-955f-a7ee c223b5bd&item=00000000-0000-0000-0000-000000000000&type=page (дата обращения: 06.01.2018).
Кустодиев Борис Михайлович. Сайт о жизни и творчестве художника. «Лесное озеро в Конкола». URL: http://kustodiev-art.ru/?page=14afdf92-f324-4cc3-be9f-02b57dec1bd7&item=ee8120c1-8343-429d-b36b-e367e3e8122b&type=page (дата обращения: 06.01.2018).
Кустодиева И.Б. Дорогие воспоминания // Б.М. Кустодиев : сборник. Л., 1967. 316 с. URL: http://kustodiev-art.ru/i_b_kustodieva_4 (дата обращения: 07.03.2018).
Регионавтика. Лечебные стены. URL: http://regionavtica.ru/articles/lechebnye_steny.html-(дата обращения: 06.01.2018).
Кустодиев Борис Михайлович. Знаменитые люди Выборга. Банк городов. Ленинградская область. URL: http://www.bankgorodov.ru/place/viborg/famous (дата обращения: 06.01.2018).
Борис Кустодиев. URL: http://boriskustodiev.ru/audiobiography/ (дата обращения: 06.01.2018).
Художники. Борис Михайлович Кустодиев. URL: http://the100.ru/painter/boris-kusto-diev.html (дата обращения: 06.01.2018).
Музей МХАТ. Фонд Лужского. № 18828.
Кудря А.И. Кустодиев. М. : Молодая гвардия,а 2006. 324 с. (Жизнь замечательных людей).
Свириденко М. Конккала: от Борениуса - до наших дней // Выборгские ведомости. 16.02.2018. URL: http://vyborg-press.ru/articles/38252/ (дата обращения: 06.01.2018).
Борис Кустодиев. Ничего, кроме Родины. URL: http://etar.ucoz.com/publ/khudozhestvennyj_ klub/zhivopis/boris_kustodiev_nichego_krome_rodiny/143-1-0-1205 (дата обращения: 06.01.2018).
Добужинский М. Воспоминания. Воспоминания о художниках. Кустодиев. URL: http://dobuzhinsky.com/text/vospominaniya_o-hudozhnikah.html (дата обращения: 06.01.2018).
Полевицкая Е.А. Памяти друга // Борис Михайлович Кустодиев: мемуары / ред., сост. Б.А. Капралов ; науч. ред. М.Г. Эткинд. Л. : Художник РСФСР, 1967.
Краткая летопись жизни Б.М. Кустодиева. URL: http://boriskustodiev.ru/chronology_3 (дата обращения: 06.01.2018).
Борис Михайлович Кустодиев: мемуары / ред., сост. Б.А. Капралов; науч. ред. М.Г. Эткинд. Л. : Художник РСФСР, 1967.
Кук Г.А. Кустодиев, каким мы его знали // Борис Михайлович Кустодиев: мемуары / ред., сост. Б.А. Капралов ; науч. ред. М.Г. Эткинд. Л. : Художник РСФСР, 1967.
 Выборг в жизни и творчестве русского художника Бориса Михайловича Кустодиева (1878-1927) | Вестн. Том. гос. ун-та. Культурология и искусствоведение . 2020. № 37. DOI: 10.17223/22220836/37/16

Выборг в жизни и творчестве русского художника Бориса Михайловича Кустодиева (1878-1927) | Вестн. Том. гос. ун-та. Культурология и искусствоведение . 2020. № 37. DOI: 10.17223/22220836/37/16