Квадратная чаша из коллекции Гессенского дома. К истории раннего русского малахита | Вестн. Том. гос. ун-та. Культурология и искусствоведение . 2020. № 37. DOI: 10.17223/22220836/37/18

Квадратная чаша из коллекции Гессенского дома. К истории раннего русского малахита

На основе изучения истории и технологических особенностей исполнения редчайшего подписного образца русской работы с малахитом 1800-х гг. - большой квадратной чаши из собрания Фонда Гессенского дома, вводимой данной публикацией в научный оборот, рассматривается сложное сплетение межкультурных обменов, сопровождавших ранний период обращения русских мастеров декоративно-прикладного искусства к новому материалу - уральскому малахиту.

Squared tazza from the collection of Hessen house. For the history of early Russian malachite.pdf Произведения русских камнерезов не являются редкостью в европейских коллекциях. На основании провенанса основную массу таких предметов можно разделить на две большие группы. В первую входят дипломатические и семейные дары русских императоров, большая часть которых по-прежнему хранится в фамильных коллекциях или собраниях государственных музеев, созданных на основе национализированных дворцов. Ко второй можно отнести существенно менее многочисленные самостоятельные приобретения аристократов и представителей крупной буржуазии. В основном эта группа предметов состоит из продукции частных камнерезных предприятий, приобретенной во время путешествий по России или за ее пределами, на всемирных и отраслевых выставках. Обозначенные провенансы можно считать основными путями формирования особого престижа русского малахита, его постепенного превращения из минералогического курьеза в обязательный элемент парадного интерьера, своего рода концентрированный образ богатства и престижа. История каждого предмета, оказавшегося за пределами России, расширяет наше представление о степени популярности отечественных произведений из резного камня. Квадратная малахитовая чаша из замка Фа-занери - музея Гессенского владетельного дома - может рассматриваться как один из наиболее ранних примеров признания особых качеств малахитовых предметов. Русские коллекции замка Фазанери Замок Фазанери (Schloss Fasanerie), расположенный вблизи города Фульда, недалеко от Франкфурта-на-Майне, - одно из старинных владений Гессенских ландграфов. В середине XVIII в. на месте охотничьего домика была возведена обширная летняя резиденция князя-архиепископа Фульды. Попавший под секуляризацию во время наполеоновских войн, он был возвращен семье Гессен-Кассель решением Венского конгресса. В конце XIX столетия замок превратился в летнюю резиденцию ландграфини Анны, второй жены Фридриха Вильгельма Гессен-Кассельского. Поврежденный в годы Второй мировой войны замок был восстановлен и с 1951 г. открыт для публики. В 1972 г. завершены работы по организации в нем музея, позволяющего публике познакомиться с коллекциями Фонда Гессенского дома [1. Р. 3-9, 40]. В коллекции замка Фазанери находится большое количество произведений русского декоративно-прикладного искусства, что обусловлено тесными династическими связями Гессенской семьи и дома Романовых. Так, блестящее собрание произведений фирмы Карла Фаберже сложилось после браков двух сестер принцесс Гессен-Дармштадских, в замужестве - великой княгини Елизаветы Федоровны и императрицы Александры Федоровны28. Значительный комплекс предметов, попавших в замок в последней трети XIX в., связан с другой страницей русско-гессенских отношений. Несколько сотен предметов мебели, фарфора, серебра, бронзы составляли когда-то приданное младшей дочери императора Николая I. В счастливом браке с принцем Гессен-Кассельским (Friedrich Wilhelm (II.) Georg Adolf von Hessen-Kassel-Rumpenheim, 1820-1884), в тот момент - наследником не только ланд-графства, но и датского престола, Александра Николаевна (1825-1844) прожила всего несколько месяцев, скончавшись от туберкулеза вследствие преждевременных родов. По настоянию императора, все приданное, несмотря на трагедию, последовало за безутешным вдовцом в его копенгагенскую резиденцию [3]. Спустя девять лет хозяйкой дворца Ден в датской столице стала вторая супруга принца Фридриха Виллема - прусская принцесса Анна (Maria Anna Friederike von PreuBen, 1836-1918). В своем письме подруге она отмечала: «Повсюду вещи из России, более того, без этих великолепных царских подарков и наследства от Адини наш дом вряд ли был бы таким, какой он есть. Все хорошее и красивое, что имеет Фриц, происходит оттуда» (цит. по: [3. C. 45]). Прусско-датская война 1864 г. заставляет семью переехать во дворцы на германских территориях, а через пять лет и вовсе продать свою резиденцию в Копенгагене. Вероятно, в момент переезда семьи и продажи дома покинули Данию и предметы из приданого великой княжны29. Большая квадратная малахитовая чаша замка Фазанери Очевидную связь с Россией имеет и еще один предмет обстановки замка Фазанери - большая квадратная чаша на высокой конусовидной ножке, с плинтом из малахита и базой из парагонского черного с желтыми прожилками мрамора (Инв. № FAS V 59). Отсутствие упоминаний о столь значительном предмете в детальных описях приданого и существующая - на первый взгляд, чрезвычайно странная - легенда о том, что это произведение было приобретено принцем в Дании, заставили более внимательно рассмотреть это произведение. Малахитовая часть вазы, отделенная от профилированного мраморного основания золоченым бронзовым фризом с достаточно простым рисунком из ростков и пальметт, покрыта мозаикой из небольших фрагментов уральского камня. Кусочки неправильной формы выбраны с отчетливым рисунком насыщенного темно-зеленого цвета, швы на стыках заполнены брекчеевид-ной затиркой - смесью клея, малахитовой пыли и мелких частиц камня. Ваза отличается лаконичной трактовкой поверхности: внутри чаши единственный резной элемент - накладка на отверстие для штифта, снаружи чаши выполнен лишь один плоский кант, ножка оформлена одним перехватом. Полностью отсутствующая резьба в виде ов, каннелюр или ложек, как и выбор цвета камня, позволяет видеть в предмете раннюю работу, созданную не позднее середины 1830-х гг. Детали чаши, покрытые малахитовой мозаикой, образуют в собранном виде предмет высотой 1,31 м, с максимальными размерами чаши 0,88 х 0,88 м. Демонтаж предмета, выполненный в процессе его недавнего перемещения, позволил выявить и зафиксировать ряд интересных подробностей. При снятии нижней части ножки с кубообразного пьедестала открылся материал основы: мозаика набрана на белом мраморе. Это сочетание материалов не характерно для малахитовых работ императорских фабрик, но известно в произведениях частных мастерских [5]. Также на верхней плоскости пьедестала была обнаружена вырезанная на мраморе надпись «R PHILIPOT fecit Petersburg 1810». Эта маркировка - явление уникальное, так как она не только содержит в себе чрезвычайно раннюю для русского малахита дату, но и название мастерской. В дальнейшем именно эти детали позволили реконструировать перемещения предмета. Форма квадратной чаши labrum в декоративно-прикладном искусстве Форма квадратной чаши со вписанной в нее круглой емкостью получила в европейских публикациях название labrum. Эта форма, достаточно поздно вошедшая в репертуар мастеров, ранее рассматривалась [6], однако за прошедшее время удалось уточнить ряд возможных источников. Подобная форма каменных сосудов встречается в материалах раскопок XVIII в., проводившихся на территориях римских поселений 1-2 вв. н.э. Отсюда предметы поступали в частные собрания и становились известны благодаря иллюстрированным изданиям. Так, среди иллюстраций к пятому тому «Сборника древностей египетских, этрусских, греческих и римских», опубликованному в 1762 г. графом Кайлюсом, находится лист с тремя ракурсами квадратной чаши (без ножки), найденной в Полини [7. P. 300-302, pl. CVI]. Еще один вариант квадратной чаши с ручками был опубликован в 1804 г. в сборнике «Фрагменты архитектуры, скульптуры и живописи в античном стиле» П.-Н. Бовале и Ш. Нормана [8]. Это издание по замыслу автора должно было стать дешевым подспорьем для всех ремесленников и художников, несколько упрощенной альтернативой роскошным томам современников. В углу листа изображена квадратная чаша с ручками, ложками на дне и ножкой, вокруг которой обвито тело змеи [8. 9e Cahier, f. 1]. Вокруг одной из чаш labrum, репродукции которой получили широкое распространение благодаря листу из подготовленного К. Шинкелем пособия «Образцы для мастеров и ремесленников», возникла мистификация, сохранявшаяся полтора столетия. На гравированном листе помещено изображение квадратной чаши с лебедями на углах, а в описании указано, что предмет является «labrum [квадратной чашей] из красного мрамора (rosso antico), найденной на вилле Гая Мецената недалеко от Тиволи» [9. S. 96, Blatt 11]. Между тем в изображении легко узнать чашу из собрания Музеев Ватикана (Инв. № 810), являющуюся достаточно свободной реконструкцией «в античном стиле». Эту работу, отталкиваясь от четырех углов с лебедями, выполнил в 1787 г. римский мраморщик Франческо Антонио Францони (Francesco Antonio Franzoni, 1734-1818) [10. Р. 346-347, 364]. После публикации К. Шин-келя эта форма с бортами емкости, богато украшенными овами, и канеллиро-ванной ножкой стала популярна у мастеров всех видов декоративно-прикладного искусства. В русском камнерезном искусстве наиболее ранним образцом трактовки формы labrum можно считать пару ваз, созданных на Колыванской шлифовальной фабрике по эскизу 1805 г. неустановленного автора из серо-фиолетового коргонского порфира [11. С. 342]. Первая из них, оконченная в 1807 г., была отправлена через год в подарок Наполеону I (актуальное местонахождение неизвестно). Работы над второй были завершены в 1809 г. Этот предмет был отправлен в 1826 г. в подарок принцу Оранскому, супругу великой княгини Анны Павловны (в настоящее время хранится в Королевской коллекции Нидерландов [12. Р. 62]). Первой интерпретацией формы для малахита ранее можно было считать проект И.И. Гальберга для малахита, поступивший на Екатеринбургскую гранильную фабрику в 1827 г., в основе которого эскиз К.И. Росси 1816 г., о чем свидетельствует надпись на листе [13. Л. 45-45 об.]. Эскиз квадратной чаши неоднократно варьировался И.И. Гальбергом и послужил в 1830-1840-х гг. для создания императорскими гранильными фабриками большого числа произведений из яшм, лиственита, родонита, лазурита и малахита. Таким образом, чаша из гессенского замка Фазанери, появившаяся на два десятилетия раньше, может считаться первым образцом использования столь сложной формы русскими малахитчиками. «R Philipot fecit» Малахитовая чаша попала в замок Фазанери с имуществом принца Фридриха Виллема и принцессы Анны, и казалось логичным связать этот предмет, соответствующий вкусам российского императорского двора, с приданым великой княгини. Между тем в известных подробных данных о собранном для Ади-ни имуществе указаний на столь выдающийся предмет нет [4], а связать с приданым в коллекции замка представляется возможным лишь небольшую круглую малахитовую чашу (42,0 х 40,2 х 40,2; Инв. № FAS K 57). Материал основания мозаики из малахита - серый мягкий путиловский камень - характерен для работ Петергофской гранильной фабрики. Косвенным аргументом в пользу поиска иного источника являются и данные о приданом других дочерей Николая I. Так, в рукописном томе с перечислением приданого Ольги Николаевны, вышедшей замуж на два года позже сестры, упомянута лишь одна чаша из малахита [14]. Создание этого предмета мастерами петергофской фабрики документально подтверждено [11. С. 544]. Директор Музея замка Фазанери доктор Миллер сообщил, что большая чаша считается собственным приобретением принца Фридриха Виллема, сделанным в период его пребывания в Дании. Однако когда именно и где было сделано это пополнение коллекции, было неизвестно, в связи с чем поиск ответа на этот вопрос начался с названия мастерской, указанной на мраморе. 0 деятельности купца Робера Филипо (Филиппо), уроженца Орлеана, известно немногое. Размещенные им объявления в «Московских ведомостях» 1791-1797 гг. сообщают о работе его магазина на Кузнецком мосту в доме графа А.И. Воронцова. В Москве купец торговал французской бронзой и фарфором, среди покупателей - граф Н.П. Шереметьев, который для только что построенного Останкинского дворца приобрел жирандоли, канделябры и фарфоровую пластику [15. Приложения, С. 52]30. В 1809 г. магазин Филипо работает и в Санкт-Петербурге, в доме 60 на улице Миллионной, принадлежавшем Петелину [16. С. 510]. Ключом к истории малахитовой чаши стала статья о русских мастерах, опубликованная Павлом Свиньиным в «Отечественных записках» в 1820 г. [17]. Текст статьи, ранее частично воспроизведенный в книге В.Б. Семенова [18. С. 89], позволил связать воедино детали истории рассматриваемой чаши. Свиньин, рассматривая деятельность ряда петербургских мастеров, уделяет особое внимание работе Федора Михайловича Шубина. Этот государственный крестьянин Вологодской губернии работал в мастерской, находящейся «у Полицейского моста, в доме Дементьева, на дворе, под лестницей» [17. С. 84]. Из-под его резца, по словам автора статьи, «выходят лучшие малахитовые, яшмовые, порфировые, ляпис-лазоревые изделия, украшающие великолепные магазины Корбио и проч.» [Там же]. Свиньин особо отмечает, что произведения Шубина современники приобретали «за Парижские» и сожалели, что «иностранцы из нашего материала умеют творить столь превосходные вещи». Также Свиньин сообщает, что ремеслу обработки цветного камня мастер обучался «у известного Супана, у коего жил 9 лет» [Там же. С. 87], а у Филипо Шубин жил в работниках 8 лет [Там же. С. 86]. Супан, итальянский мастер-мраморщик, работавший в Петербурге в 1790-1800-х гг., известен как создатель ряда ранних малахитовых произведений. Так, для строящегося дворца в Останкино граф Н.Д. Шереметьев приобретает у него в середине 1790-х пять малахитовых столешниц31 (столешницы, смонтированные на золоченых деревянных подстольях, по-прежнему украшают интерьеры дворца в Останкино). Также с его именем связана малахитовая облицовка частей лампы, созданной для императрицы Марии Федоровны по проекту архитектора А. Воронихина в 1802 г. (в настоящее время - в собрании Государственного Эрмитажа) [19. С. 82-84]. Заметим, что Воронихин занимался подбором предметов с малахитом для вдовствующей императрицы и позднее. Среди ее бумаг было обнаружено письмо архитектора с описанием двух возможных вариантов подарка императору Александру I: малахитовой шкатулки для бумаг и чернильницы из лазурита [18. С. 95]. Среди особенно значительных работ Федора Шубина в статье упомянута «знаменитая малахитовая чаша», купленная за 37 000 рублей «датским посланником Блюмом» в магазине у Филипо: «Чаша сия доселе есть единственная величиною и красотою своею. Окружность ея пять аршин, а вышина две четверти аршина, малахиту употреблено на нее 15 пуд!» [17. С. 86]. Указанные в описании габариты - 3,5 м по сумме сторон и около 0,35 м по высоте чаши (без ножки) - идентичны габаритам рассматриваемой малахитовой чаши из собрания замка Фазанери. Нет сомнений в том, что обозначенный Свиньиным «датский посланник Блюм» - это граф Отто фон Блом ауф Хйелигенштедтен (Otto Lehnsgraf von Blome auf Heiligenstedten, 1770-1849), военный и дипломат, долгие годы исполнявший обязанности датского посла. Впервые он прибыл в Петербург в 1804 г. Затем, лишь дважды оставляя дипломатический пост и покидая империю (в связи с событиями Отечественной войны в 1812-1815 гг. как представитель союзной Франции страны и в 1824-1826 гг., являясь министром иностранных дел Дании), прожил в русской столице без малого сорок лет [20. С. 200]. По мнению французского дипломата Лагренэ, Блом был «датчанином только по имени. Друзья, связи, привычки, большая часть состояния, кою поместил он в петербургском банке или вложил в покупку земель в Крыму, все привязывало его к России» [Там же]. Граф Блом был близок к императору Александру I, дружил с графом Карлом фон Нессельроде. Неудивительно, что вкус датчанина оказался под влиянием растущей при русском дворе моды на уральский камень. Этот материал появляется не только в Останкинском дворце, но и в Фонтанном доме Шереметьевых [18. С. 9495]. Заказанный Н.Н. Демидовым французскому бронзовщику П.-Ф. Томиру каминный ансамбль (портал, часы и пара канделябров) и исполненный ювелиром А. Огюстом многоярусный стол произвели впечатление на парижской Выставке продуктов французской промышленности в 1806 г. [21. Р. 139-141]. Находясь в гуще дипломатической жизни, он не мог не быть в курсе успеха малахитовых даров российского императора, отправленных в Париж вскоре после заключения Тильзитского мира [22. С. 27-29]. В 1841 г. граф Блом вышел в отставку и окончательно вернулся в Данию, увезя с собой накопленные коллекции. После кончины графа в 1849 г. его наследником становится племянник Адольф фон Блом. Вероятно, именно он продал на рубеже 1840-х и 1850-х гг. малахитовую чашу принцу Фридриху Виллему, готовившемуся в это время к браку с прусской принцессой. Внучка великой княгини Марии Павловны и племянница императрицы Александры Федоровны выросла в берлинских королевских резиденциях, где к середине XIX в. сложилось значительное собрание предметов из русского малахита [23, 24]. Одно конкретное произведение декоративно-прикладного искусства, ставшее предметом настоящего исследования, является наглядным примером тех возможностей для изучения отечественного искусства, которые дает выход за географические пределы России. История созданной в Петербурге из уральского малахита русским учеником итальянского мастера, приобретенной у торговца-француза датским дипломатом, попавшей позднее в резиденцию супруги гессенского принца каменной чаши может служить иллюстрацией характерного для искусства XIX в. космополитизма, изучение которого возможно лишь при условии отказа от национальных рамок.

Ключевые слова

Fasanerie castle, Otto von Blome, Friedrich Wilhelm von Hessen-Kassel-Rumpenheim, Fedor Mikhaylovitch Shoubin, Supan, Robert Philipot, diplomacy, malachite, stonecutting art, замок Фазанери, Отто Блом, Фридрих-Вильгельм Гессен-Кассельский, Федор Михайлович Шубин, Супан, Робер Филипо, дипломатия, малахит, камнерезное искусство

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Будрина Людмила АлексеевнаУральский федеральный университеткандидат искусствоведения, доцент кафедры истории искусствludmila.budrina@gmail.com
Всего: 1

Ссылки

Будрина Л.А. Русский малахит в Европе: утраты военных лет // Музей и война: судьба людей, коллекций, зданий : сб. докл. Всерос. науч.-практ. конф., приуроч. к 80-летию Екатеринбургского музея изобразительных искусств и 75-летию эвакуации коллекций Государственного Эрмитажа на Урал. 4-6 апреля 2016 / под ред. З.Ю. Таюровой. Екатеринбург, 2016. С. 31-33.
Gores B. Die russischen Steinwunder Friedrich Wilhelms IV // Stiftung Preussische Schlosser und Garten Berlin-Brandenburg. Jahrbuch. Bd. 1. 1995/1996. Berlin, 2000. S. 97-109.
Будрина Л.А. Малахитовые залы Петербурга, России, Европы.. // Блистательный Петербург. Роль архитекторов XIX века в создании неповторимого облика города : материалы науч.-практ. конф.: сб. науч. ст. / под ред. Н.В. Бурова. СПб. : Государственный музей-памятник «Исаакиевский собор», 2011. С. 23-49.
Budrina L. Lapidaires parisiens aux services de Nicolas Demidoff : la collection des objets en bronze dore et malachite avec des mosaiques en reliefs des pierres dures realises par Thomire (d'apres les documents inedits et les collections europeennes) // Les progres de l'industrie perfectionnee. Luxe, arts decoratifs et innovations de la Revolution franfaise au Premier Empire. Toulouse : Presses universitaires du Midi, 2016. Р. 136-145.
Семенов В.Б. Малахит : в 2 т. Т. 2: Хроника, документы, комментарии. Свердловск : Средне-Уральское кн. изд-во, 1987. 140 с.
Сычев И. Русские светильники эпохи классицизма. 1760-1830. СПб. : ПВБР, 2003.
Корсакова Н.Л., Носков В.В. Списки дипломатического корпуса в Санкт-Петербурге, 1835 г. // Петербургский исторический журнал. 2015. № 4. С. 172-210.
Санкт-петербургская адресная книга на 1809 год. Отд. 2. СПб. : Типография В. Пла-вильщикова, 1809. 560 c.
Шубин П.С. Казаманов и Немилов, художники, достойные покровительства // Отечественные записки, издаваемые Павлом Свиньиным. Ч. 3. СПб. : В типографии В. Плавильщико-ва, 1820.
ГАСО. Ф. 86. Оп. 1. Д. 861. Императорская Екатеринбургская гранильная фабрика. Альбом рисунков. Т. II. 1826-1839 гг.
Hauptstaatarchiv Stuttgart, Landesarchive Baden-Wurtemberg. HStA E 314 Bu 5a. Inventaire du trousseau de son altesse imperiale Madame la Grade Duchesse Olga Nicolaevna. Malachite.
Ефремова И.К. Мебель московских мастерских эпохи классицизма. Основные особенности : дис. канд. искусствоведения. М., 1998. Приложения.
Мавродина Н.М. Искусство русских камнерезов XVIII-XIX веков. Каталог коллекции. СПб. : Изд-во Государственного Эрмитажа, 2007. 560 с.
Rem P. Anna Paulowna. Een kleurrijke Romanov aan het Nederlandse hof. Waanders Uitgevers, Utgeverij de Kunst bv, Zwolle; Paleis Het Loo, Apeldoorn, 2016. 128 p.
Caylus A.-C.-P. Recueil d'Antiquites egyptiennes, etrusques, grecques et romaines. Paris : N.M. Tilliard, 1762. 348 p.
Beauvallet P.-N., Normand C. Fragmens d'architecture, sculpture et peinture, dans le style antique.. I partie. Paris : Chez Joubert; Chez Bance, 1804-1807. 8 p., 72 pl.
Vorbilder fur Fabrikanten und Handwerker. Teil 1, Abteilung 2. Berllin, 1821-1830. S. 96, Blatt 11.
Gonzalez-Palacios A. Pio VI, Franzoni e il colore delle pietre // Splendor marmoris. I colori del marmo tra Roma e l'Eruopa, da Paolo III a Napoleone III. Roma : De Luca editore d'arte, 2016. P. 341-373.
Будрина Л.А. Малахит Святого престола: российские дары Понтификам 1840-1850-х годов // Кучумовские чтения : сб. докл. науч. конф. «Атрибуция, история и судьба предметов из императорских коллекций» / под ред. Р.Р. Гафифуллина. СПб. : ГМЗ «Павловск», 2015. С. 33-44.
Будрина Л.А. История предмета в контексте музеефикации: атрибуция и история бытования малахитовой вазы «Медичи» из коллекции ГМЗ «Царское Село» // Дворцы, особняки, усадьбы. Музейный формат : материалы ХХ1У Царскосельской научной конференции / под ред. И.К. Ботт. СПб. : Серебряный век, 2018. С. 136-143.
Faberge Geschenke der Zarenfamilie. Katalog zur Austellung. Eichenzell : Michael Imhof Verlang, 2016. 160 p.
Пахомова-Герес В. Адини и ее приданное // Наше наследие. 2000. № 55. С. 41-46.
Die Mitgift einer Zarentochter. Meisterwerke russischer Kunst des Historismus. Kunstgewer-bemuseum Staatliche Museen zu Berlin; Museum Schloss Fasanerie. Neu-Isenburg : Edition Minerva, 1997. 239 p.
Schloss Fasanerie. Museum and art collection of the House of Hesse. Hamburg : Schenck Ver-lang at HMM Heritage Media & Marketing GmBH, 2012. 64 p.
 Квадратная чаша из коллекции Гессенского дома. К истории раннего русского малахита | Вестн. Том. гос. ун-та. Культурология и искусствоведение . 2020. № 37. DOI: 10.17223/22220836/37/18

Квадратная чаша из коллекции Гессенского дома. К истории раннего русского малахита | Вестн. Том. гос. ун-та. Культурология и искусствоведение . 2020. № 37. DOI: 10.17223/22220836/37/18