Циркуляры Западно-Сибирского учебного округа как источник изучения законодательной деятельности в области музейного дела Императорского Томского университета (1886-1916 гг.) | Вестн. Том. гос. ун-та. Культурология и искусствоведение . 2020. № 37. DOI: 10.17223/22220836/37/22

Циркуляры Западно-Сибирского учебного округа как источник изучения законодательной деятельности в области музейного дела Императорского Томского университета (1886-1916 гг.)

Представлен источниковедческий анализ циркуляров Западно-Сибирского учебного округа, которые начали выходить в 1886 г. под руководством В.М. Флоринского. Выяснены содержание и достоверность актовых документов, касавшихся создания и функционирование музеев Императорского Томского университета. Выявлены повеления и распоряжения, касавшиеся благотворительной деятельности в пользу музеев и поощрения жертвователей музейных коллекций, а также организации работ по пополнению музейных фондов, в их числе организации заграничных командировок университетских преподавателей.

Circulars of the West Siberian school district as a source of study of legislative activity in the field of Museum Affai.pdf В числе источников изучения правовой базы российских университетов в целом и их подразделений, важное место принадлежит циркулярам, особым актовым документам, издаваемым ведомствами, в данном случае - Министерством народного просвещения и руководством учебных округов. Информативность и источниковая ценность циркуляров, выпускаемых в учебных округах имперской России, подтверждается в современных исследованиях [1-3]. Однако ни в одном из них не затронут вопрос о циркулярах ЗападноСибирского учебного округа как комплексном источнике изучения законодательного обеспечения работы университетских музеев. Решению этой задачи посвящена настоящая публикация. Циркуляры Западно-Сибирского учебного округа издавались в продолжение 1886-1916 гг., т.е. в тот период, когда с мая 1885 г. и по февраль 1917 г. в Томске было создано и действовало управление Западно-Сибирского учебного округа Министерства народного просвещения Российской империи. (Ему были подведомственны все государственные учебные заведения Томской и Тобольской губерний, Акмолинской, Семипалатинской и Семиреченской областей.) Всего был издан 31 том, в каждом из которых содержится по 12 ежемесячных выпусков (изредка сгруппированных по два месячных номера); исключение составляет издание за 1916 г., в котором представлено всего 6 выпусков (с января по июнь). Циркуляры подготавливались и выпускались под непосредственным руководством попечителя учебного округа, каковыми в период с 1885 по 1898 г. был В.М. Флоринский, с 1898 по 1899 г. - в должности управляющего А.И. Судаков, с 1899 по 1914 г. - Л.И. Лаврентьев, с 1914 по 1915 -А.Ф. Гефтман. И в 1915-1917 гг. учебным округом заведовал Н.И. Тихомиров. Как видно по структуре издания, циркуляры Западно-Сибирского учебного округа воспроизводили модель журналов Министерства народного просвещения. Циркуляры включали несколько отделов, в первом были представлены законоположения органов государственной власти, в частности, Высочайшие повеления, указы Правительствующего сената и Правительствующего синода, во втором - распоряжения Министерства народного просвещения. В третьем отделе публиковались распоряжения попечителя и управляющего Западно-Сибирским учебным округом, постановления попечительного совета, а в заключении - разные известия и актовые распоряжения относительно учебных дел, а также и музеев. В качестве примера можно привести распоряжение попечителя, помещенное в 1-м номере циркуляра за 1886 г. в разделе «Разные известия», о приеме пожертвований «для библиотеки и музеев Сибирского университета с сентября 1885 года». В этом документе отдельно отмечены пожертвования для палеонтологического и минералогического музеев [4. С. 25-28]. В циркулярах публиковались Высочайшие повеления, направленные на материально-финансовую поддержку университетских подразделений. Например, в сдвоенном 6-7-м номере за 1899 г. было помещено повеление об отпуске кредита на усиление средств Императорского Томского университета, согласно которому ежегодно выделялось 13 193 руб. 20 коп. на содержание личного состава и приобретение оборудования [5. С. 197]. Стоит отметить распоряжение Министерства народного просвещения, опубликованное в 1905 г. в сдвоенном номере 7-8 «О порядке беспошлинного пропуска подлежащими таможнями разрешенных для учебных заведений к приобретению за границей учебных пособий» [6. С. 343-344]. В сдвоенном выпуске за 1911 г. было помещено распоряжение Министерства народного просвещения о проведении в Петербурге Международной учебно-промышленной выставки «Устройство и оборудование школы» [7. С. 60-66]. Как видно, в циркулярах Западно-Сибирского учебного округа содержались актовые документы, регулировавшие научно-учебную сферу, в том числе музейно-выставочную деятельность, огромной территории Западной Сибири и части современного Казахстана. В ходе работы с циркулярами Западно-Сибирского учебного округа были выявлены законодательные и распорядительные акты, содействовавшие непосредственно развитию музейного дела Императорского Томского университета. Прежде всего речь идет о распоряжениях попечителя ЗападноСибирского учебного округа о поощрении благотворительности в пользу университетских музеев. Располагались они в разделе «Разные известия» и именовались как пожертвования для музеев Сибирского университета, иногда с уточнениями - для Ботанического, Зоологического, Палеонтологического, Минералогического или Археологического музея. В распоряжениях содержится информация о жертвователях, а также подробное описание переданных на музейное хранение предметов. Указано, где и при каких обстоятельствах был найден или получен предмет, приведены сведения о его размерах, материале изготовления, наличии орнамента и др. Характерно, например, такое описание: «От томского мещанина П.И. Сапожникова, кайла из красной меди, 13,5 длины, веретенообразной формы с острыми утонченными концами. Обломок такого же инструмента в 6 сант[иметров] длины. Бронзовый кельт с одним ушком, 11 сант[иметров] длины и 5 сант[иметров] ширины. Долото из красной меди, 10 сант[иметров] длины со втулкой, ширина острия 2 сант[иметра]. Два каменных яйца. Обломок орнамента колонны с рисунком в форме завитка. Все эти вещи найдены в Семипалатинской области, Усть-Каменогорскаго уезда, в 76 верстах от Усть-Каменогорска, по дороге в Зайсан, на Троицком золотом прииске гг. Степановых, под двумя аршинами золотоносного пласта» [4. С. 25-28]. В номере 2 за 1887 г. помещено следующее сообщение: «Редактором „Сибирской газеты"» А.В. Адриановым присланы 15 февраля для музеев Сибирского университета следующие предметы: 1) шкура антилопы со всеми необходимыми частями для определения вида и вполне пригодная для приготовления чучела, т.е. с нетронутой головой и нетронутыми плюсневыми костями. Доставлена из Бийска купцом И.П. Котельниковым; 2) череп (без нижней челюсти) допотопного носорога Rhinoceros (sp?); череп хорошо сохранившийся, отломан только с правой стороны и спереди кусок носовой кости, на которой сидел передний рог, и нет ни одного зуба. Череп добыт неводом в р. Чарыш близ села Коробейниковского и прислан из Бийска штабс-капитаном Г.Ф. Дубе-нецким; 3) две половины мамонтова зуба, служившие кибасьями (грузилами) у неводов остяков; 4) обломок лопатки мамонта; 5) две остяцких ловушки на зверей, одна из них носит название «клепцы». Все вещи под № 3, 4 и 5 доставлены Н.И. Березницким из села Ново-Ильинского, Кетской волости (Нарымского края). Точного указания местонахождения костей не дано, но несомненно, что они найдены на месте, откуда доставлены, т.е. в одной из проток р. Оби в Нарымском крае» [8. С. 83-84]. По характеру и кропотливости описания, в которых учтены все мельчайшие детали подаренных предметов, видно, что составлял их сам попечитель учебного округа, профессор В.М. Флоринский, который в то время как раз занимался формированием и описанием фондов Археологического музея и вскоре издал первый каталог этого музея [9]. Подобные распоряжения о принятии пожертвований опубликованы во всех выпусках циркуляров за 1886-1887 гг. В номере 9 за 1887 г. сообщается о пожертвовании для Археологического музея, поступившем от директора Красноярской учительской семинарии И.Т. Савенкова. Это был «бронзовый идол, имеющий форму пластинки с изображением круглого человеческого лица, отростком в шейной части и ушками на месте положения ушей. Одно ушко обломано; также, по-видимому, обломаны и края пластинки кругом головы. На нижней части лица изображено 13 коротких зубчиков, напоминающих очертания бороды. Ширина пластинки 9 сантиметров, длина от верхней части до подбородка 9% сантиметра. Найден на пашне близ с. Чадобец» [8. С. 337]. По имеющимся публикациям видно, что сбором пожертвований для университета занималась и Томская городская дума. Так, 17 сентября 1887 г. гласный думы директор Томского реального училища Г.К. Тюменцев предал в Археологический музей предметы, полученные от чиновника Николая Евгеньевича Кайдалова: каменная (из калыпташа) фигура длиной 18 сантиметров, шириной 5 см. Кроме того, от Н. Пасчака поступила рукопись, озаглавленная как «Книга утешение духовное или следование Иисуса Христа. Переведена с французского на российской язык через господина Андрея Федоровича Хрущева вомстердаме 1719 году». Среди дарителей, по сведениям Г.К. Тюменцева, были Григорий Яковлевич Прейсман, С. Чудновский, Николай Мартынович Чайгин, Илья Петрович Закомалдин, Федор Владимирович Порков, Доримидонт Русаков, Петр Васильевич Михайлов, Болеслав Петрович Шостакович, Петр Петрович Ширков, а также горный инженер Маюров [8. С. 338-342]. В сдвоенном номере 11-12 за 1887 г. помещено сообщение о получении кольчуги от томского губернатора, пожертвованной «бывшим родовым старшиною 1-й Алтайской дючины Т.Н. Тугановым» [Там же. С. 389]. Публикации сведений о благотворительных акциях и дарах в фонды Томского университета информировали о работе по созданию музеев и, на мой взгляд, служили для декриминализации пожертвований и принятых вещей. Распоряжения о пожертвованиях и приеме различных природных памятников и исторических артефактов являются важным источником изучения вопросов, связанных с формированием коллекций университетских хранилищ, и в этом отношении они имеют явное преимущество перед сообщениями в «Известиях Императорского Томского университета», в которых указывался только факт передачи предметов, но не раскрывалось их музейное значение, не говорилось о том, были ли они приняты и включены в состав музейных предметов. Важное значение для решения поставленной в статье задачи имеют сообщения о поощрениях дарителей и жертвователей в пользу музеев Императорского Томского университета. Так, в 9-м номере циркуляра за 1889 г. был опубликован Указ российского императора от 30 августа 1889 г. о производстве в действительные статские советники (чин IV класса по Табели о рангах) ординарного профессора Петровской земледельческой и лесной академии Германа Траутшольда за принесенную в дар Томскому университету палеонтологическую коллекцию, представляющую «в научном отношении весьма ценный вклад для университета» [10. С. 276]. Стоит также отметить высочайшую благодарность, объявленную потомственному почетному гражданину И.Г. Гадалову «за пожертвования в пользу Императорского Томского университета», опубликованную в 1-м номере циркуляра за 1890 г. В тексте благодарности описывается состав коллекции, состоящей «из 808 археологических предметов, большинство коих составляют изделия из бронзы и меди», высоко оценивается научная значимость пожертвованной коллекции, подчеркивается, что «до настоящего времени в музее Томского университета сосредоточивались преимущественно археологические предметы, находимые в Западной Сибири, пожертвованная коллекция состоит из предметов, найденных исключительно в Восточной Сибири в округах Минусинском и Енисейском», указывается также предыдущий владелец коллекции гражданин Бой-линг, у которого она была приобретена за 2 050 руб. [11. С. 5]. Большой интерес представляют распоряжения руководства ЗападноСибирского учебного округа по личному составу музеев и кабинетов, а также постановления о режиме работы учебно-вспомогательных учреждений, как они именовались в Университетском уставе 1884 г. Среди них можно выделить циркулярные распоряжения о назначении на должность и оплате труда хранителей и консерваторов кабинетов и музеев, о режиме их работы в каникулярное время и об увольнении в отпуск. Нужно отметить внимание административного управления к вопросу о соответствии должностей музейных работников с уставными документами. Так, в «Циркуляре по ЗападноСибирскому учебному округу» было опубликовано Высочайшее повеление «О предоставлении консерватору Зоологического музея в Томском университете права на производство двумя чинами выше класса должности» [12. С. 163]. В рассматриваемом источнике также прописывался порядок действий относительно заведования учебно-вспомогательными учреждениями (к каковым относились и музеи) штатными и внештатными сотрудниками университета [13. С. 22-23]. Особое внимание привлекает «Закон об улучшении материального положения лиц, состоящих при учебно-вспомогательных учреждениях императорских российских университетов, об увеличении числа их и об усилении кредитов на учебную часть сих университетов», опубликованный в 1915 г. [14. С. 171-183]. Это последнее по времени издания имперское законоположение о музейных учреждениях и приложенное к нему расписание должностей, окладов и расходов на учебную часть позволяют выявить, помимо прочего, сведения о количестве сотрудников музеев и кабинетов всех университетов Российской империи - Варшавского, Казанского, Киевского (святого Владимира), Московского, Новороссийского, Петроградского, Томского, Харьковского и Юрьевского (Дерптского), обеспечивают возможность сравнительной оценки объемов финансирования музейных учреждений российских университетов. Так, на учебно-вспомогательные учреждения медицинского факультета Императорского Томского университета, в числе которых были кабинеты, лаборатории, музеи, ботанический сад, согласно изданному закону приходилось 40 950 руб. [Там же. С. 180-181]. Особо нужно отметить актовые документы, раскрывающие порядок комплектования университетских музеев. Так, в циркулярах Западно-Сибирского учебного округа содержатся распоряжения Министерства народного просвещения, регламентировавшие условия беспошлинной выписки из-за границы предметов и оборудования, в том числе и для университетских музеев. Подобные циркулярные распоряжения были мотивированы случаями несоблюдения учебными заведениями установленных в законе статей Таможенного устава, что приводило к недоразумениям, вызывающим «продолжительную переписку между ведомствами об освобождении учреждений» от уплаты пошлин. В результате было издано распоряжение Министерства народного просвещения «О том, чтобы учебные заведения, имеющие право выписки из-за границы беспошлинно предметов, при выписке таковых предметов соблюдали ст. 1048 Таможенного устава» [12. С. 13-14]. Указанные недоразумения потребовали укрепления межведомственного сотрудничества с целью устранения «замедлений в выпуске получаемых учеными и учебными заведениями из-за границы беспошлинно предметов». В итоге вслед за первым было подготовлено и опубликовано уже упоминаемое циркулярное распоряжение Министерства народного просвещения «О порядке беспошлинного пропуска подлежащими таможнями разрешенных для учебных заведений к приобретению учебных пособий» [6. С. 343-344]. Этот документ, несомненно, облегчал сношения Томского университета с зарубежными партнерами, позволял беспрепятственно выписывать оборудование, учебные пособия и музейные коллекции из-за границы. В циркулярах публиковались сведения об организации заграничных командировок преподавателей университета, в ходе которых они посещали музеи и научные учреждения, приобретали коллекции для университетских собраний. Например, в распоряжении Министерства народного просвещения, опубликованном в 1906 г., подробно описаны механизмы взаимодействия командируемых за границу с Министерством иностранных дел и посольствами России - «Об условиях, при соблюдении коих заграничные учреждения Министерства иностранных дел могут оказывать свое содействие лицам, командируемым с различными целями за границу» [15. С. 259-260]. Также в циркуляре сообщается о порядке выдачи открытых листов, обладатели которых имели право беспошлинного провоза багажа через государственную границу. Уточняется, что открытый лист выдается только в том случае, когда инициатором поездки явилось начальство и цель поездки конкретно определена [15. С. 267]. И действительно, если судить по имеющимся в литературе сведениям, профессора Томского университета выполняли заграничные командировки (и до, и после издания названых циркуляров 1906 г.) и доставляли сами или выписывали различные музейные предметы и коллекции. Так, еще в 1889 г. Н.Ф. Кащенко выписал для Зоологического музея 193 спиртовых препарата с зоологической станции в Неаполе. В том же 1889 г. профессор Н.М. Малиев совершил научную командировку в Германию и Францию, где осматривал анатомические музеи. В 1892 г. Н.Ф. Кащенко ездил с научной целью в Европу, работал в музеях Неаполя и других городах и «завел с ними обмен препаратами» [16. С. 85]. В заключение нужно сказать, что циркуляры Западно-Сибирского учебного округа представляют комплекс аутентичных актовых документов, которые характеризуют государственную политику по отношению к музеям, содержат достоверные данные о законодательном обеспечении формирования и пополнения музейных фондов Императорского Томского университета.

Ключевые слова

museums of the Imperial Tomsk University, legislative acts, музеи Императорского Томского университета, законодательные акты

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Караченцев Иван СергеевичНациональный исследовательский Томский государственный университетаспирант кафедры музеологии, культурного и природного наследияivankarachencev@gmail.com
Всего: 1

Ссылки

Дмитриенко Н.М., Черняк Э.И. Музеи Императорского Томского университета: первые годы создания и деятельности // Вестник Томского государственного университета. 2015. № 397. С. 81-90.
Циркуляр по Западно-Сибирскому учебному округу. Томск, 1906. 594 с.
Циркуляр по Западно-Сибирскому учебному округу. Томск, 1889. 383 с.
Циркуляр по Западно-Сибирскому учебному округу. Томск, 1890. 381 с.
Циркуляр по Западно-Сибирскому учебному округу. Томск, 1901. 532 с.
Циркуляр по Западно-Сибирскому учебному округу. Томск, 1913. 526 с.
Циркуляр по Западно-Сибирскому учебному округу. Томск, 1915. 996 с.
Циркуляр по Западно-Сибирскому учебному округу. Томск, 1905. 610 с.
Циркуляр по Западно-Сибирскому учебному округу. Томск, 1911. 334 с.
Циркуляр по Западно-Сибирскому учебному округу. Томск, 1887. 392 с.
Флоринский В.М. Музей сибирской археологии и этнографии, основанный в 1882 году при Сибирском университете // Археологический музей Томского университета. Томск, 1888. Пагинация 2. С. 1-155.
Фролова М.И. Реализация нормативно-правовых актов в области общего образования России в организационно-управленческой деятельности Н.И. Пирогова как попечителя учебного округа // Отечественная и зарубежная педагогика. М., 2019. № 2 (59). С. 26-34.
Овчинников А.В. Циркуляры попечителя округа (к 200-летию Н.И. Пирогова) // Новое в психолого-педагогических исследованиях. М., 2010. № 4. С. 169-176.
Циркуляр по Западно-Сибирскому учебному округу. Томск, 1886. 466 с.
Циркуляр по Западно-Сибирскому учебному округу. Томск, 1899. 484 с.
Тихомирова Е.Е. Циркуляры по Западно-Сибирскому учебному округу как источник для изучения жизни русской классической гимназии конца XIX - начала XX в. // История и культура Сибири в исследовательском и образовательном пространстве: к юбилею профессора Е.И. Соловьевой : материалы регионал. науч.-практ. конф. / под ред. В.А. Зверева. Новосибирск, 2004. С. 239-242.
 Циркуляры Западно-Сибирского учебного округа как источник изучения законодательной деятельности в области музейного дела Императорского Томского университета (1886-1916 гг.) | Вестн. Том. гос. ун-та. Культурология и искусствоведение . 2020. № 37. DOI: 10.17223/22220836/37/22

Циркуляры Западно-Сибирского учебного округа как источник изучения законодательной деятельности в области музейного дела Императорского Томского университета (1886-1916 гг.) | Вестн. Том. гос. ун-та. Культурология и искусствоведение . 2020. № 37. DOI: 10.17223/22220836/37/22