Личные библиотеки представителей академического сообщества в цифровую эпоху: изменение форм и смыслов | Вестн. Том. гос. ун-та. Культурология и искусствоведение . 2020. № 37. DOI: 10.17223/22220836/37/27

Личные библиотеки представителей академического сообщества в цифровую эпоху: изменение форм и смыслов

Личные цифровые (электронные) библиотеки являются предметом растущего интереса исследователей. В данной статье они рассматриваются как часть персонального информационного пространства представителей академического сообщества. На примере персональных цифровых библиотек 19 исследователей и преподавателей Томского государственного университета предпринимается попытка определить, какие материалы и почему включаются в состав персональных цифровых библиотек, как и где они хранятся, и какую роль они играют в процессе создания научных текстов.

Personal digital libraries of academicians in the digital age: changing of forms and meanings.pdf 1. Введение Личные библиотеки, в том числе в научной среде, имеют длительную историю. В начале XXI в. они продолжают свое существование, оставаясь для ученых одним из важнейших элементов их академического окружения. Однако происходящие в последние десятилетия значительные изменения в способах фиксации и распространения информации и знаний, связанные с развитием цифровых технологий, неизбежно сказываются на их физической форме и видовом составе. Личные библиотеки все чаще становятся гибридными, включая в себя не только традиционные печатные или рукописные книги, но и электронные. По мнению О.В. Захаровой, личную библиотеку сегодня можно определить как совокупность зафиксированных на бумажных, фото-, кино, фоно- и электронных носителях документов, обладающую определенным смысловым единством и принадлежащую одному человеку [1. С. 10]. Персонифицированный характер личных библиотек делает их частью персонального информационного пространства, в которое специалисты в области персонального информационного менеджмента включают все накопленные человеком информационные объекты, а также средства, используемые для их организации [2. P. 41-46]. В контексте персональности разделение объектов на «созданные» индивидом и «собранные» им (т.е. приобретенные путем покупки, дарения, копирования и пр.) не является принципиальным [3. С. 3], поэтому в персональное информационное пространство входят все объекты, которые индивид считает своими и над которыми имеет определенную степень контроля [2. P. 41-46]. Особенностью персонального информационного пространства современного человека является его цифро-визация, т.е. возрастание объема и значения цифровых информационных ресурсов. Профессиональная деятельность представителей академического сообщества - ученых и преподавателей вузов - предполагает активное продуцирование информации и столь же активное ее потребление. Поэтому вполне закономерно, что оцифрованные или изначально цифровые публикации любого вида (тексты, аудио-, видеоизображения), аккумулированные различными способами в ходе повседневной деятельности, составляют сегодня значительную часть их информационных активов, которую мы рассматриваем в качестве личной цифровой (электронной) библиотеки, исходя из ее основного формального признака - хранение опубликованных и многотиражных произведений. При этом следует признать, что в цифровом мире разделение между библиотекой, архивом, собраниями различных документов может оказаться весьма условным как для их обладателей, так и для их исследователей42. В отечественной науке существует сложившаяся традиция изучения личных библиотек прежде всего в рамках книговедения и литературоведения, а также культурологии, истории и библиотековедения [4-9]. Однако личные цифровые библиотеки пока только становятся предметом научного интереса. Они изучаются исследователями, фокусирующимися на феноменах электронной книги и электронной библиотеки как таковых [10-15], на изменениях практик чтения и информационного поведения, связанных с появлением массивов электронных текстов [16, 17]. Наибольший интерес в контексте рассматриваемой нами тематики вызывает исследование личных библиотек профессорско-преподавательского состава российского вуза, проведенное Н.С. Струковой в Тамбовском государственном университете им. Г.Р. Державина [15]. Анализируя результаты проведенного опроса, автор устанавливает факт наличия / отсутствия библиотеки у преподавателей, состав личных библиотек, факторы (например, уровень доходов или возраст), которые могут влиять на структуру и размеры личных книжных коллекций. Как показано в работе, около трети респондентов хранят книги на электронных носителях. В зарубежной литературе интересующая нас тематика рассматривается главным образом в рамках такого исследовательского направления, как персональный информационный менеджмент (ПИМ) [2. Р 18-21]. Так, анализируя в целом особенности персональных информационных коллекций научных работников, М. Ал-Омар и Э. Кокс (M. Al-Omar, A. Cox) выделили в них, в частности, «материалы, аккумулированные для обзора литературы» («sources gathered for the literature review»), кратко описав мотивы их сохранения, к основным из которых они отнесли необходимость повторного поиска и обращения к материалам; формирование собственного наследия; совместное использование материалов с кем-либо; преодоление страха потери; формирование собственного образа в глазах других [18. P. 158]. Подробное исследование того, какие информационные объекты и как сохраняются у ученых и преподавателей и каким образом они используются в процессе написания новых текстов было проведено К. Маршалл (C. Marshall) [19]. Корреляции между целью, местом, временем обращения к материалам персональных цифровых библиотек и природой читаемого текста (печатный или электронный), а также устройствами, используемыми для воспроизведения текстов, были изучены в работе Дж. Буканана (G. Buchanan) и др. [21]. В целом на сегодняшний момент в исследовательских полях, где персональные цифровые библиотеки так или иначе присутствуют как объект изучения, активно идет процесс сбора эмпирических данных, однако мало масштабных теоретических работ, содержащих комплексный анализ и обобщение накопленного опыта. Признается, что цифровая библиотека и цифровая книга являются «культурными феноменами», требующими теоретического осмысления. Однако пока потенциал личных библиотек как источников для проведения культурологических и исторических исследований в полной мере не раскрыт и не изучен [5. С. 63]. Последнее характерно и для бумажных библиотек, но особенно актуально для библиотек цифровых. Между тем материалы личных цифровых библиотек в силу особенностей технологий, на которых они основываются, могут отражать те движения исследовательской мысли, особенности профессиональной и личной жизни ученого, уловить которые невозможно, опираясь лишь на бумажные документы. Данная статья фокусируется на индивидуальных практиках создания, использования и сохранения цифровых библиотек как части персонального информационного пространства ученых и преподвателей. Особое внимание уделяется выявлению корреляций между материалами персональных цифровых библиотек и процессом научного и педагогического творчества. 2. Методы Сбор эмпирического материала осуществлялся с помощью полуструктурированных интервью, в которых принимали участие преподаватели Томского государственного университета, занимающиеся исследовательской и образовательной деятельностью. Сбор материала начался осенью 2014 г. и продолжается до сих пор. В статье представлены результаты анализа 19 интервью. Среди наших респондентов девять женщин и десять мужчин в возрасте от 27 до 78 лет. В соответствии с принятой в России двухуровневой системой научных степеней, 16 человек имеют степень доктора наук, 3 человека - кандидата наук. Двенадцать человек занимаются исследованиями в области гуманитарных и социальных наук, семь человек - естественных и технических наук. Большинство интервью было зафиксировано в аудиоформате. Для анализа данных были использованы два подхода. С позиций персонального информационного менеджмента формирование персональных цифровых библиотек рассматривалось в качестве повседневных практик, включающих поиск, организацию, хранение и использование информации [2]. Теория и практика цифрового архивирования были использованы для того, чтобы выявить основные стратегии и инструменты, используемые представителями академического сообщества для обеспечения сохранности цифровых материалов, определить причины, по которым эти материалы сохраняются в долгосрочной перспективе, и оценить потенциал этих материалов как источников по истории науки и техники, рассматриваемой сквозь призму повседневных профессиональных практик ученых и преподавателей. Учитывая многозначную природу термина «электронная книга», который может обозначать как цифровые файлы, так и устройство для чтения (ридер) [13. С. 305], отметим, что, говоря в статье об электронных (цифровых) книгах, мы будем иметь в виду именно первое из двух указанных значений, если иное не оговорено особо. 3. Персональные цифровые библиотеки исследователей 3.1. Видовой состав и каналы пополнения Как показали интервью, создание респондентами собственных цифровых библиотек связано в первую очередь с их профессиональной деятельностью. Все респонденты хранят электронные статьи и книги, связанные с их научной темой и курсами, которые они преподают. В то же время у них имеются в разных количествах и художественные произведения для чтения на досуге. Примечательно, что только два человека создали на своем основном компьютере папку с названием «Библиотека», и в ней хранится именно такая литература. Такое разделение на уровне названий папок, в которых хранятся элек-1 тронные книги , интересно и, возможно, коррелирует с результатами исследования персональных библиотек преподавателей Тамбовского государственного университета, которое показало, что значительная часть молодых преподавателей не воспринимают свои электронные собрания в качестве библиотеки [15. С. 156]. Однако этот вопрос требует прояснения на последующих этапах исследования. Помимо текстовой информации, которая является преобладающей, часть респондентов сохраняют музыку и фильмы. Один человек собирает коллекцию оцифрованных изображений для показа студентам. Достаточно мало распространенной является практика создания и сохранения скриншотов (снимков экрана). Такой подход в основном используется при работе с текстами веб-сайтов, защищенных от копирования. Наиболее распространенным способом пополнения цифровой библиотеки является поиск статей, книг и иных материалов через интернет. При этом поисковые стратегии в основном совпадают с описанными в литературе [22]. Осуществляя поиск в глобальной сети, опрошенные обычно используют несколько (как правило, два-три) ключевых слов; незначительное количество респондентов прибегают к помощи логических операторов и специальных символов («», +, - и др.). При поиске в специализированных научных базах данных респонденты используют как ключевые слова, так и предоставляемые самой базой данных возможности конкретизации поискового запроса (исключение определенных слов, поиск по автору, заглавию и пр.). Важной особенностью научных баз данных или баз данных издательств, с точки зрения пополнения персональной цифровой библиотеки ученого, является возможность отслеживания и тех работ, на которые есть ссылки в конкретной статье, и работ, которые на нее ссылаются. Как правило, в процессе научного поиска для исследователей даже пертинентные результаты выдачи поисковой системы не являются конечной точкой поиска, а цепочка ссылок продолжает разворачиваться все дальше. Среди институализированных электронных библиотек, к которым респонденты обращаются напрямую, лидируют библиотека ТГУ, предоставляющая читателям доступ как к собственным цифровых и оцифрованным материалам, так и к большому количеству других полнотекстовых баз данных, «eLibrary.ru», «CyberLeninka». Использование и сохранение материалов, полученных через электронные библиотеки, может быть организовано по-разному и во многом зависит от политики, реализуемой самой библиотекой. Часто библиотеки не предоставляют возможности скачивания файлов на персональный компьютер или внешний накопитель пользователей [13. С. 304], которые в таких случаях вынуждены знакомиться с материалами через личный кабинет на сайте электронной библиотеки и там же сохранять их. Напрямую исследователи обращаются также к сайтам журналов, тематическим сайтам, имеющим открытые архивы, а также блогам. Набирающим популярность источником пополнения персональных цифровых библиотек интервьюируемых в возрасте до 35 лет, являющихся активными пользователями социальных сетей, становятся специализированные группы (сообщества) в этих сетях. Найденные в социальных сетях ресурсы могут копироваться на свою страницу в этой социальной сети (репост) или скачиваться на персональный компьютер, мобильное устройство или флеш-накопитель. Один респондент, работающий в области компьютерных наук, упомянул, что использует торрент-трекеры для скачивания интересующих его книг. В отдельных случаях наши информанты приобретают книги в цифровых форматах через коммерческие библиотеки и литературные агрегаторы, например, Литрес, Google Книги, Amazon Kindle и др. Приобретенные через такие ресурсы книги могут как скачиваться на персональный компьютер, так и храниться в личном кабинете на сайте или в соответствующем мобильном приложении. Следует оговориться, что через подобные сервисы, как правило, приобретается художественная литература или популярная литература в жанре нон-фикшн, поскольку узкоспециализированные издания появляются на таких площадках достаточно редко. Второй способ пополнения собственной цифровой библиотеки связан с возможностью создания копий публикаций во время научно-исследовательских командировок в другой город или страну. В этом случае исследователи либо делают цифровые копии бумажных изданий с помощью фотоаппарата, сканера, либо копируют цифровые материалы. Данный вариант является предельно экстенсивным, приводящим к резкому увеличению объема цифровой библиотеки. Вероятно, это связано с тем, что такое копирование происходит в условиях нехватки времени на «отсеивание» ненужной литературы. Один респондент рассказал, что таким образом у него образовалась коллекция книг и статей, насчитывающая около 1 000 наименований. Источником пополнения персональных цифровых библиотек служит и обмен с коллегами, которые могут передать копию файла с нужной публикацией или ее бумажный вариант для оцифровки. Один исследователь упомянул, что оцифровывает книги из своей бумажной библиотеки, чтобы с ними было удобнее работать и чтобы поделиться с другими. Таким образом, ведущим фактором накопления цифровых публикаций является текущая научно-образовательная деятельность научных работников. Расширение состава цифровых библиотек представляет собой многовариантный процесс, развивающийся с разной степенью интенсивности. При этом в отличие от бумажных книг, в некоторых случаях снабженных дарственными надписями, штампами, экслибрисами, личными пометками предыдущих собственников [6. С. 125], каналы поступления электронных материалов в персональную библиотеку отследить практически невозможно без участия самого собственника библиотеки. Для того чтобы иметь возможность хотя бы приблизительно очертить сеть таких каналов, исследователю необходимо иметь доступ не только к самой библиотеке, но и к совокупности личных кабинетов ее создателя на различных сайтах и в социальных медиа. 3.2. Сохранение и управление Индивидуальные стратегии сохранения и управления цифровыми ресурсами имеют принципиальное значение для описания персональных цифровых библиотек, так как эти стратегии определяют их дизайн и структуру. Большинство из наших респондентов не используют специализированное программное обеспечение для управления своими цифровыми ресурсами, поэтому все свои решения и действия по их организации они осуществляют в рамках функционала операционной системы и прикладных программ для создания и просмотра отдельных видов документов. В цифровых библиотеках респондентов хранятся файлы разных форматов. Подобная вариативность, с одной стороны, является исторически обусловленной, связанной со временем распространения того или иного формата, с другой стороны, зависит от конкретных действий пользователя. В отношении сохранения получаемых извне публикаций можно выделить по крайней мере две наиболее распространенные практики: файл остается в том формате, в каком он доступен, или происходит копирование всего содержимого в новый текстовый файл, который затем и сохраняется в качестве желаемого информационного объекта. Последний вариант особенно характерен при необходимости сохранить текст, опубликованный на сайте или в блоге. Как следствие, в цифровых библиотеках респондентов преобладают файлы в формате pdf и doc/docx. Преобразование в текстовый формат ярко демонстрирует утилитарное отношение к библиотеке, призванной обеспечивать комфортные условия для продуцирования собственных текстов: быстро добавлять цитаты, выделять фрагменты, комментировать, использовать машинный перевод. В целом опрошенные редко уделяют большое внимание форматам сохраняемых файлов, по умолчанию выбирая pdf или doc/docx как наиболее привычные и допускающие различные манипуляции с текстом. Более внимательно к выбору формата скачиваемого файла респонденты подходят в том случае, если планируют работать с текстом с помощью мобильного устройства (смартфон, планшет) или специализированного устройства (электронной книги), для которых существует множество собственных форматов [13. С. 307]. Другим широко распространенным изменением внешней формы является переименование файлов книг и статей. Подобная практика напрямую связана с тем, что часто имена файлов, доступных для скачивания, формируются автоматически и представляют собой случайный набор символов, а также со стремлением локализовать материал, переведя его название на русский язык. Новые имена, как правило, включают имя автора статьи / книги и ее название или другие слова, позволяющие исследователю быстро опознать файл и догадаться о его содержании. Исследования в области ПИМ показывают, что наиболее распространенными являются иерархические подходы к организации персональных цифровых материалов [20]. Наше исследование также подтверждает этот тезис. Для хранения необходимых материалов респонденты используют иерархии папок, организованные по тематическому или тематико-хронологическому принципу. Хотя преобладающим мотивом подобной организации служит удобство навигации в обилии информационных ресурсов, один из респондентов сказал, что выработанная им структура также помогает ему при осмыслении материалов. Такой подход отличается от способа организации по авторам или жанрам, который часто применяется для систематизации электронных художественных книг [10. С. 59-60]. Некоторые респонденты выделяют для хранения библиотеки отдельные папки, называемые обычно по типу публикаций (книги, статьи) и содержащие вложенные папки по отдельным темам. Другой распространенной практикой является смешанное хранение, когда публикации сохраняются вместе с материалами, создаваемыми самостоятельно. Характерная для цифровых информационных ресурсов распределенность между устройствами проявляется и в персональных цифровых библиотеках. Как показано в исследовании мобильного цифрового чтения [21], распределение между устройствами определяется многими факторами, в том числе местами чтения. В силу специфики организации кампусного пространства большинство наших респондентов не имеют своего рабочего места (офиса или компьютера) в университете. Отсюда доминирующим устройством у большинства из них является домашний компьютер или ноутбук, на котором и сосредоточена основная часть библиотеки. В качестве других мест хранения упоминались электронные книжки, внешние жесткие диски, флэшки, CD-диски. Только один человек использует предоставляемые инсти-туализированными цифровыми библиотеками возможности удаленного хранения интересующих материалов в личном аккаунте. Интервью, проведенные нами сравнительно недавно, а также интервью с преподавателями молодого и среднего возраста позволяют зафиксировать растущую популярность облачного хранения. Опрошенные в основном используют облачные хранилища, связанные с их почтовыми аккаунтами, например Google Disk или OneDrive. Сценарии организации материалов в облаке могут быть крайне разнообразны: в облачном хранилище может полностью воспроизводиться иерархия папок с их содержимым, созданная на персональном компьютере; может быть создана самостоятельная система папок, в которые помещаются наиболее важные файлы / папки и файлы, используемые в настоящий момент для работы с ними в облаке или «транспортировки»; может использоваться система папок, предложенная самим сервисом, и пр. Облачные хранилища, как правило, используются и для организации материалов, и для обеспечения доступа к ним из разных локаций (в этом смысле заменяя флеш-накопители), и в качестве резервного хранилища. Один респондент, обладающий соответствующими знаниями, имеет предельно распределенную систему хранения с многократным автоматическим дублированием сохраняемых ресурсов на нескольких серверах и в облаке. Лишь один респондент отметил использование специализированных сервисов для хранения и организации заметок (OneNote и Evernote). Удобство таких сервисов, с точки зрения информанта, заключается в том, что они позволяют в одном месте (одной заметке) хранить собственный текст, а также другие файлы, которые использовались или могут понадобиться для работы над ним. Так как сервисы имеют и онлайн, и десктоповые версии, нет необходимости сохранять эти материалы на флешку, а возможность присвоения меток (тегов) файлам и заметкам позволяет лучше ориентироваться в аккумулированных материалах. Распределенность цифровых библиотек не одинакова для респондентов разного возраста, а также изменяется во времени. Если в начале нашего исследования (2014 г.) распределенность объяснялась сохранением материалов на разных устройствах (например, CD-диск, флеш-носитель, жесткий диск, домашний компьютер и компьютер на кафедре / лаборатории), то в последние годы растущая популярность облачного хранения и социальных сетей приводит к тому, что значительная часть ранее хранившихся в разных местах материалов теперь аккумулируется в облаке. Однако сама по себе распределенность не становится меньшей, меняется ее структура: файлы могут храниться в разных облачных хранилищах, на мобильных устройствах, специализированных ридерах, кроссплатформенных приложениях для покупки и чтения книг, быть опубликованными на персональной странице в социальных сетях и пр. Стратегии удаления применительно к материалам цифровой библиотеки определяются объемами памяти устройств и индивидуальными привычками. Цепочка «прочитал / просмотрел и удалил» характерна как для художественной [10. С. 62], так и для профессиональной литературы, но в целом используемые для работы материалы удаляются реже, что связано с необходимостью обращения к ним для решения разных задач в разное время. При этом свою роль играет и ситуативный момент: не удаленный сразу файл может остаться на хранении просто потому, что про него в свое время забыли. В целом применительно к опубликованным материалам складывается спокойно-нейтральное отношение, поскольку их практически всегда можно получить снова вне зависимости от того, были они скачаны бесплатно или приобретены на платном ресурсе (копии таких файлов, как правило, сохраняются в личном кабинете пользователя в интернет-магазине). Некоторые пользователи даже не сохраняют большую часть интересных для них публикаций, прочитывая их онлайн. 3.3. Использование Одним из интересных моментов в организации цифровой библиотеки является ее использование в творческом процессе. Для написания нового курса или статьи большинство пользователей создают отдельную папку, часто помещая ее на рабочий стол. Ее наполнение происходит прежде всего за счет вновь найденных материалов. Вероятно, смысл этого действия заключается в том, чтобы обеспечить большую визуальную доступность файлов и сократить путь к ним. Ряд респондентов дублируют в этой папке сохраненные ранее публикации по теме, другие предпочитают обращаться к месту их постоянного хранения. Наиболее распространенный вариант написания текста с использованием своей цифровой библиотеки - это создание текстового файла-черновика, в который собираются цитаты. К собранным цитатам может применяться выделение цветом, после включения цитаты / материала в собственные текст, комментарии. Именно такой подход во многом обусловливает описанное выше стремление исследователей сохранять публикации в текстовом формате. Несмотря на то, что сегодня даже базовые версии программ для работы с PDF-файлами позволяют оставлять комментарии к тексту и выделять его фрагменты цветом, только некоторые опрошенные используют подобные инструменты в самом файле публикации. Не прибегают они и к возможностям программ распознавания текстов в PDF-файлах. Вышеописанное, с одной стороны, подпадает под типичные практики цифрового чтения, обусловленные спецификой самой цифровой среды [16. С. 84-85], а с другой стороны, показывает, что в цифровой форме зачастую воспроизводятся привычки работы с бумажными публикациями. Для историка, занимающегося историей науки и образования, комментарии и пометы в «черновых» файлах могут быть интересны, поскольку они непосредственно отражают ход мысли ученого, этапы работы над текстом. Однако практика создания черновиков, возможно, уходит в прошлое, так как все большее количество авторов осуществляют всю работу над текстом в одном файле, который из черновика постепенно превращается в итоговый вариант текста [23. P. 483]. Черновики и различные версии сохраняются в том случае, если текст был намеренно оставлен, например, для последующей переработки в другом проекте; если работа над текстом шла в облаке (хотя возможность доступа к этому тексту через длительный промежуток времени не гарантирована, что связано с особенностями архивирования материалов, хранящихся у третьих лиц, распределенно или за паролем); если промежуточные варианты текста пересылались по электронной почте. Одной из возможностей, которые современные текстовые редакторы и специализированные библиографические сервисы (например, Zotero) предоставляют пользователю, является автоматизация некоторых рутинных операций, связанных с оформлением научно-справочного аппарата и библиографии. Однако ни один из респондентов не говорил, что использует подобные программы и сервисы при написании собственных текстов. Вероятнее всего, это объясняется не сознательным отказом, а слабой информированностью о таких возможностях программного обеспечения. Положительно оценивая удобство работы с цифровыми публикациями, некоторые респонденты предпочитают ссылаться на бумажный вариант статьи или книги, если таковой имеется, даже когда в действительности они читали только электронный. Во многом это объясняется чрезвычайной динамичностью сетевых ресурсов, когда никто не может гарантировать, что ссылка, по которой изначально был обнаружен документ, будет доступна с течением времени. Возможно, сказывается большая степень доверия к бумажным изданиям, а также более простая и привычная схема оформления библиографических ссылок на них. Наличие подобной практики осложняет выявление роли собственно электронных публикаций в продуцировании научных текстов, поскольку на уровне ссылочного аппарата они сливаются с бумажными. Как ни странно, в этой ситуации недоверие оборачивается абсолютным доверием, когда исследователь фактически принимает решение об идентичности электронного и бумажного вариантов. Электронные библиотеки, предоставившие ресурсы, в этом случае остаются в тени. Однако, учитывая то, что все большее количество публикаций сегодня выходит исключительно в электронном виде, некоторые, в том числе и ведущие научные журналы, отказываются от твердых копий, можно предположить, что постепенно такая практика сойдет на нет. Традиционно личная библиотека определяется как библиотека «личного, т.е. индивидуального или семейного пользования» [9. С. 120]. Вероятно, в подавляющем большинстве случаев к очерченному в определении кругу пользователей могли добавляться друзья, коллеги и др. [15. С. 157]. Говоря о практиках использования персональных цифровых библиотек, мы можем отметить, что круг ее пользователей может быть значительно шире, при этом у ее владельца не всегда есть возможность не только отслеживать доступ третьих лиц к ее материалам, но и формировать даже приблизительное представление о потенциальной аудитории. В данном случае речь идет о пока мало распространенной, но существующей у некоторых респондентов практике. Двое опрошенных отметили, что они активно делятся профессионально ориентированными изданиями из личных цифровых библиотек с коллегами и студентами, публикуя соответствующие подборки на личных или админи-стрируемых ими страницах в социальных сетях, на образовательных платформах, где размещены преподаваемые ими курсы, или выкладывая тексты в корпоративное «облако». Таким образом, мы можем говорить о том, что цифровой характер библиотеки способствует более легкому распространению изданий из личных коллекций, при этом «свой» экземпляр появляется и у «дарителя», и у «приобретающего». В этой связи представляется интересным, сохраняет ли такая «распределенная» библиотека «личный» статус? Очевидно, что практики хранения, организации и использования материалов персональной цифровой библиотеки взаимосвязаны с ключевыми характеристиками электронных книг, к числу которых исследователи относят «способность совмещать разнородную информацию», «способность к клонированию», «неиссякаемость при копировании», «возможности дистанционного управления», «зависимость от программно-аппаратного обеспечения» [12. С. 75]. Е.В. Динер отмечает, что эти признаки также роднят электронную книгу с другими документами электронной природы [Там же. С. 76]. Для нашего исследования это замечание существенно, так как цифровые библиотеки представителей академической среды, кроме электронных книг, включают широкий спектр различных в типологическом отношении объектов (скриншотов, цифровых фотографий, скопированных в текстовый редактор веб-текстов и пр.), которые воспринимаются как элементы таких библиотек. Выявленные нами практики в целом совпадают с описанными в литературе [16, 17]. Наши респонденты часто обращаются к электронным текстам, особенно когда речь идет об интересующих их научных публикациях. На использование личных цифровых библиотек оказывает влияние уровень освоения функционала различных устройств и программного обеспечения, а также наличие устойчивых практик работы с информацией и ее источниками, которые сложились ранее в отношении традиционных объектов и теперь переносятся в цифровую среду, но существенным образом пока ею не модифицируются. 4. Заключение В результате интенсивной научно-исследовательской и образовательной деятельности в академической среде традиционно происходит накопление больших объемов информации, сохраняемой не только на институциональном, но и на индивидуальном уровне в виде личных (персональных) библиотек и архивов ученых, которые в современной ситуации становятся по преимуществу цифровыми. Персональные цифровые библиотеки довольно сложно отделить от персональных цифровых архивов, поскольку их формирование часто сопровождается изменениями форм и смыслов, которые ведут к взаимопроникновению одного в другое. Взаимодействие между ученым и аккумулированным им цифровым архивно-библиотечным комплексом происходит регулярно и оставляет доступные для изучения следы как в используемых материалах, так и в создаваемых на их основе текстах. С одной стороны, практики этого взаимодействия являются достаточно устойчивыми и постоянными, что позволяет высветить личные качества ученого, которому принадлежали библиотека и архив. С другой стороны, личные библиотека и архив представителей университетского сообщества подвергаются изменениям, связанным с развитием информационно-коммуникационных технологий, с масштабной цифровизацией частной жизни людей и их профессиональной деятельности. И в этом контексте изучение персональных цифровых библиотек может быть важно для книговедческой и библиотековедческой науки. Индивидуализированные практики использования многообразных возможностей, предоставляемых современными информационными технологиями, превращают персональную цифровую библиотеку в совокупности с цифровым архивом в некий слепок профессиональной деятельности академического работника. Этот комплекс материалов обладает безусловной ценностью как потенциальный источник по истории науки и культуры. Однако вполне очевидно, что в силу специфики этого источника, его эфемерности, обусловленной зависимостью от аппаратного и программного обеспечения, историку и культурологу предстоит расширить исследовательский инструментарий для того, чтобы полноценно изучить его, поскольку электронные собрания лишены многих традиционных информационных маркеров (внешние особенности, организация библиотеки в физическом пространстве жилища). Для некоторых направлений культурологических и исторических исследований, в которых большое внимание уделялось изучению традиционных личных библиотек и интерес исследователя был сосредоточен на каналах формирования и распространения знания, личности ученого, его самоидентификации, только предстоит ответить на вопрос, насколько продуктивным может быть обращение к личным цифровым библиотекам в качестве источ-никовой базы. Это связано с тем, что часто возможности детальной реконструкции личности ученого, особенностей его профессионального и творческого пути, которые дают нам современные технологии, носят теоретический характер, так как наблюдается явная типизация и набора используемых в повседневной жизни технологических инструментов, и практик их использования. Это в конечном итоге приводит к деиндивидуализации следов творческой деятельности. По всей видимости, чтобы в полной мере раскрывать ис-точниковый потенциал личной цифровой библиотеки и архива, они должны быть доступны для изучения не просто «как одно целое» [24. С. 439] в смысле полноты коллекции, но и с той инфраструктурой хранилищ и программных взаимосвязей, внутри которой они существует и без которой немыслима их целостность.

Ключевые слова

academic community, personal space of information, electronic libraries, digital libraries, personal libraries, персональное информационное пространство, академическое сообщество, личные библиотеки, цифровые библиотеки, электронные библиотеки

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Осташова Евгения АндреевнаНациональный исследовательский Томский государственный университеткандидат исторических наук, старший преподаватель кафедры истории и документоведения факультета исторических и политических наукevgeniya.ostashova@gmail.com
Рожнева Жанна АнатольевнаНациональный исследовательский Томский государственный университеткандидат исторических наук, доцент кафедры истории и документоведения факультета исторических и политических наукzhar@ido.tsu.ru
Всего: 2

Ссылки

Радишаускайте Н.В. Личные книжные собрания как часть культурного наследия: опыт работы Дальневосточной государственной научной библиотеки // Труды ГПНТБ СО РАН. 2018. № 13-2. С. 436-444.
Buchanan G., Cunningham S.J., BlandfordA., Rimmer J., Warwick C. Information Seeking by Humanities Scholars // Research and Advanced Technology for Digital Libraries: Proceedings of the 9th European Conference, ECDL 2005, Vienna, Austria, September 18-23, 2005. P. 218-229.
Becker D., Nogues C. Saving-Over, Over-Saving, and the Future Mess of Writers' Digital Archives: A Survey Report on the Personal Digital Archiving Practices of Emerging Writers // The American Archivist. 2012. Vol. 75. P. 482-513. URL: https://americanarchivist.org/doi/pdf/ 10.17723/aarc.75.2.t024180533382067 (access date: 10.09.2019).
Indratmo J., Vassileva J. A Review of Organizational Structures of Personal Information Management // Journal of Digital Information. 2008. Vol. 9 (1). P. 1-9. URL: https://www.rese-archgate.net/publication/220357408_A_Review_of_Organizational_Structures_of_Personal_Informati on_Management (access date: 10.09.2019).
Al-Omar М., Cox А. Scholars' research-related personal information collections: A study of education and health researchers in a Kuwaiti University // Aslib Journal of Information Management. 2016. Vol. 68. № 2. P. 155-173.
Buchanan G., McKay D., Levitt J. Where My Books Go: Choice and Place in Digital Reading // JCDL'15 Proceedings of the 15th ACM/IEEE-CS Joint Conference on Digital Libraries. URL: http://openaccess.city.ac.uk/id/eprint/12089/1/pubformGRB5a.pdf (access date: 10.09.2019).
Marshall C. From Writing and Analysis to the Repository: Taking the Scholar's Perspective on Scholarly Archiving. 2008. URL: http://research.microsoft.com/pubs/63703/p251-marshall-final.pdf (access date: 10.09.2019).
Лаврик О.Л., Плешакова М.А., Калюжная Т.А., Федотова О.А. Влияние персональных факторов на информационное поведение ученых и специалистов // Библиосфера. 2018. № 1. С. 42-50. URL: http://journals.tsu.ru/bibliosfera/&journal_page=archive&id=1653&article_id=3733 (дата обращения: 10.09.2019).
Назаров М.М., Ковалев П.А. Изменение медиасреды и современные практики чтения // Социологические исследования. 2017. № 2. С. 84-95. URL: https://www.isras.ru/in-dex.php?page_id=2624&jn=socis&jn=socis&jid=6561 (дата обращения: 10.09.2019).
Струкова Н.С. Личные библиотеки преподавателей Тамбовского государственного университета им. Г.Р. Державина // Державинский форум. 2018. Т. 2, № 7. С. 153-158. URL: http://journals.tsutmb.ru/go/2542-2340/2018/7/153-158/
Злобин Е.В. Электронные библиотеки и электронные книги как феномен цифровой эпохи // Роль библиотек в информационном обеспечении исторической науки. М., 2016. С. 303309.
Макарова К.В. Электронная книга как современный культурный феномен // Историческая и социально-образовательная мысль. 2016. Т. 8, № 6/1. С. 195-200. URL: https://www.hist-edu.ru/hist/article/view/2509 (дата обращения: 10.09.2019).
Динер Е.В. Концептуальные решения проблемы определения электронной книги // Научные и технические библиотеки. 2016. № 2. С. 70-82. URL: https://ntb.gpntb.ru/jour/ar-ticle/view/21/22# (дата обращения: 10.09.2019).
Беляева Н.Е. Личные библиотеки в цифровом формате: постановка проблемы // Девятые Денисьевские чтения : материалы межрег. (с междунар. участием) науч.-практ. конф. по проблемам истории, теории и практики библиотечного дела, библиотековедения, библиографо-ведения и книговедения, г. Орел, 25-26 окт. 2012. г. Орел : Издатель Александр Воробьев, 2012. С. 116-119. URL: https://rucont.ru/file.ashx?guid=274050ca-a491-4f92-a1d9-0662a9075503 (дата обращения: 10.09.2019).
Полтавская Е.И. Классификация библиотек на основе структурной систематизации // Научные и технические библиотеки. 2018. № 9. С. 106-121. http://www.gpntb.ru/ntb/ntb/2018/9/ NTB9_2018_%D0%905_4.pdf (дата обращения: 09.09.2019).
Алексеевский М.Д. Домашние библиотеки в современной России: практики сохранения и систематизации прочитанных книг // Вестник Марийского государственного университета. 2014. № 3 (15). С. 55-63. URL: http://vestnik.marsu.ru/view/journal/article.html?id=829 (дата обращения: 10.09.2019).
Полтавская Е.И. Библиотека в системе социокультурных институтов: осмысление понятий // Научные и технические библиотеки. 2011. № 10. С. 5-20. URL: http://intranet.gpntb.ru/ subscribe/index.php?journal=ntb&year=2011&num=10&art=1 (дата обращения: 10.09.2019).
Ильина О.Н. Личные библиотеки как источник по истории культуры // Вестник Санкт-Петербургского государственного института культуры. 2003. № 1. С. 63-69. URL: http://vestnik.spbgik.ru/stati/287/ (дата обращения: 10.09.2019).
Мелентьева Ю.П. Объект библиотековедения и феномен личной библиотеки // Библиотеки и информационные ресурсы в современном мире науки, культуры, образования и бизнеса : материалы 12-й Междунар. конф. «Крым 2005». Судак, 4-12 июня, 2005 г. URL: https://ru-cont.ru/efd/159535 (дата обращения: 10.09.2019).
Карташова Т.П. Библиотека ученого (на примере библиотеки профессора Г.Г. Тельбер-га (1881-1954)) // Вестник Томского государственного университета. 2009. № 323. С. 122-125. URL: http://journals.tsu.ru/vestnik/&journal_page=archive&id=836&article_id=13691 (дата обращения: 10.09.2019).
Качин Н.А. Архив и коллекции В.М. Флоринского: опыт источниковедческого анализа: автореф. дис.. канд. ист. наук. Томск, 2019. 27 с.
Полтавская Е.И. Конкретизация категории «библиотека» посредством экспликации понятий «Библиотечно-социальный институт» и «Личная библиотека»: автореферат дис.. канд. пед. наук. Челябинск, 2009. 31 с. [Электронный ресурс]. URL: https://dlib.rsl.ru/01003469723 (дата обращения: 10.09.2019).
Jones W. Keeping found things found. The Study and Practice of Personal Information Management. Burlington, MA: Morgan Kaufman Publishers, 2008. 448 p.
Захарова О.В. Личная библиотека в культурном пространстве российской провинции: от XIX к XXI в.: на материале Мордовского края: автореф. дис.. канд. культурологии. Саранск, 2009. 20 с.
 Личные библиотеки представителей академического сообщества в цифровую эпоху: изменение форм и смыслов | Вестн. Том. гос. ун-та. Культурология и искусствоведение . 2020. № 37. DOI: 10.17223/22220836/37/27

Личные библиотеки представителей академического сообщества в цифровую эпоху: изменение форм и смыслов | Вестн. Том. гос. ун-та. Культурология и искусствоведение . 2020. № 37. DOI: 10.17223/22220836/37/27