Материалы Всесоюзной библиотечной переписи 1934 г. как источник изучения деятельности сельских библиотек | Вестн. Том. гос. ун-та. Культурология и искусствоведение . 2011. № 4.

Материалы Всесоюзной библиотечной переписи 1934 г. как источник изучения деятельности сельских библиотек

История возникновения и деятельности библиотеки села Леботер Чаинского района Томской области рассматривается в контексте проведения Всесоюзной библиотечной переписи 1934 г. Анализируется методика подготовки библиотечных фондов и четных документов сельских библиотек к проведению переписи. Рассматриваются структура и порядок заполнения регистрационных карточек. Приводятся статистические данные о деятельности избы-читальни села Леботер, полученные в результате переписи. Проводятся аналогии с современным состоянием информационно-библиотечной деятельности Томской области.

Materials of the USSR library census of 1934 as a source of study of rurallibraries.pdf Начиная с первых месяцев установления советской власти молодое госу-дарство планомерно и целенаправленно занималось формированием и укреп-лением библиотечной системы, необходимой не только для просвещения иобразования широких слоев населения, но и для подготовки мощной идеоло-гической базы советского строительства. Необходимо было прежде всегосформировать совокупный государственный библиотечный фонд, позволяю-щий в дальнейшем решать стратегические задачи установления и укрепленияновой власти в стране. Решению данных задач способствовали, в частности,декреты Совнаркома «О порядке реквизиции библиотек, книжных складов икниг вообще» (1918 г.), «Об охране библиотек и книгохранилищ РСФСР»(1918 г.) и «О национализации запасов книг и иных печатных произведений»(1920 г.), объявившие все запасы книг и печатных произведений, принадле-жавших как организациям, так и частным лицам, собственностью государст-ва [1, 2, 3].Полученные в результате национализации книжные запасы требовалипринятия срочных мер по организации хранения, обработке и распределениюпо регионам. Решение указанных проблем осложнялось нехваткой как дейст-вующих библиотек, так и специалистов, имеющих профессиональное образо-вание и опыт практической работы. В этот же период библиотечное дело бы-ло передано в ведение Народного комиссариата просвещения [4. С. 147].Объединение ресурсов образовательной и библиотечной систем имело цельюосуществление эффективного управленческого и финансового контроля за ихдеятельностью. Тем не менее управление разрозненными библиотеками, ктому же расположенными по территории страны крайне неравномерно, быловесьма затруднено, поэтому появилась необходимость объединить их в чет-кую структуру. Пути решения данной проблемы намечены в 1920 г. декретомСНК «О централизации библиотечного дела в РСФСР». Библиотеки всех уч-реждений и ведомств объявлялись общедоступными, связывались в единуюорганизационную сеть и передавались в ведение Главного политико-просветительного комитета Наркомпроса. Кроме того, были рассмотренывопросы распределения совокупных книжных богатств страны через учетно-распределительные комиссии, а также комплектование вновь создаваемыхкнигохранилищ через Центральный библиотечный коллектор [5. С. 149].Большой проблемой для укрепления новой общественно-экономическойформации являлось крайне малое количество библиотек в сельской местно-сти, в то время как необходимость в них была колоссальной в связи с мини-мальным образовательным и культурным уровнем деревенского населения.Эти вопросы активно обсуждались на I Всероссийском съезде библиотечныхработников в 1920 г. Также был сделан акцент на усиление массового поли-тического просвещения населения. В этой связи были даны рекомендациибиблиотекам проводить фронтальные чистки фондов, изымать произведения,авторы которых обвинялись в нелояльности к политическому курсу государ-ства, а также создавать отделы специального хранения документов - «спец-храны» [6]. Результаты работы съезда также обусловили принятие ряда ру-ководящих документов по организации деятельности деревенских изб-читален (в 1924, 1929 и 1930 гг.) [7, 8, 9].Несмотря на обилие законодательных материалов, ситуация с организа-цией библиотечного дела оставалась весьма сложной. Анализу причин неэф-фективной организации библиотечного дела в стране, а также определениюкомплексных мер выхода из кризисной ситуации было посвящено Постанов-ление ЦК ВКП(б) от 30 октября 1929 г. «Об улучшении библиотечной рабо-ты» [10. С. 166]. Помимо организационного укрепления библиотечной сети,рассматривались вопросы улучшения материальноговенной и социально-политической литературы, недоставало новых периоди-ческих изданий. Подготовка и переподготовка сотрудников библиотек неимела четкой организации, проходила эпизодически, по принципу случайно-го отбора. Нередко местные руководители переселяли библиотеки в непри-способленные, не отвечавшие санитарно-гигиеническим требованиям поме-щения. Зачастую наблюдались случаи неквалифицированной «чистки» фон-дов, когда библиотека пыталась очистить фонды от всей дореволюционнойлитературы. В результате ценные и редкие книги безосновательно изымалисьиз библиотек либо передавались в закрытые фонды.Поскольку библиотечное дело должно было стать одним из основныхидеологических инструментов социально-политического и экономическогоразвития страны и управления населением, необходимо было обратить осо-бое внимание на максимально четкую и эффективную организацию даннойсферы деятельности.Постановление о библиотечном деле в Союзе ССР от 27.03.1934 [11] обо-значило комплекс действий, которые должны были вывести работу библио-тек на качественно новый уровень. Прежде всего необходимо было возло-жить на Народные комиссариаты просвещения в регионах обязанность госу-дарственного контроля за деятельностью всех библиотек, независимо от ихведомственной принадлежности. Руководство предполагалось осуществлятьчерез организацию библиотечных секторов и введение должности библио-течного инспектора в местных органах власти. Также Народным комиссариа-там просвещения вменялась в обязанность организация в каждой школе дет-ской библиотеки. При этом категорически запрещалось упразднять илиуменьшать уже существующие детские библиотеки или детские отделения вбиблиотеках для взрослых.Для укрепления библиотечной сети в сельской местности, а также в целяхпривлечения к чтению крестьянского населения необходимо было организо-вать при совхозах и машинно-тракторных станциях (МТС) «опорные библио-теки», возложив на них работуфонда, бесхозяйственном содержании библиотек, должны были привлекатьсяк уголовной и гражданской ответственности.Планируемые изменения могли принести максимальный эффект лишьпри наличии развитой системы контроля и учета библиотечной деятельности.Для этого Наркомпрос РСФСР принял решение провести в течение 1934 г.перепись всех библиотек и в дальнейшем установить их периодическую от-четность.Вопросами подготовки и проведения библиотечной переписи занималасьН.К. Крупская, в тот период курировавшая библиотечное дело в СССР, атакже занимавшая пост заместителя Наркомпроса РСФСР и председателяГлавполитпросвета. Ею была проведена разъяснительная работа для руково-дителей и сотрудников самых различных библиотек: «…правильно постав-ленная перепись библиотек будет иметь громадное значение, послужит осно-вой для правильного развития всего библиотечного дела» [12]. В значитель-ной мере успех переписи зависел от объективной предварительной регистра-ции библиотек, о которой говорилось и в Постановлении о библиотечномделе в Союзе ССР 1934 г. В местные органы управления 29 июня 1934 г. бы-ла передана подробная Инструкция о порядке проведении регистрации. Боль-шое внимание было уделено также созданию оптимальной методики прове-дения переписи, чему была посвящена конференция Центрального управле-ния народнохозяйственного учета (ЦУНХУ) в июне 1934 г. Эффективностьпереписи зависела от различных факторов: насколько важными и существен-ными будут предлагаемые вопросы и насколько будут соответствовать дей-ствительности ответы на них.Чтобы подготовиться к переписи, библиотеки должны были проделатьзначительную предварительную работу по разбору фондов и учету выдачикниг. Необходимо было уточнить размеры полезной площади, занимаемойбиблиотекой, а также количество книг, поступивших в библиотеку за теку-щий год. Особое внимание следовало уделить структуре библиотечного фон-да: литература для взрослых, детей и подростков, на русском и иностранныхязыках, также необходимо было определить тематико-видовой состав имею-щихся документов. Зачастую одним библиотекарям такую работу проделатьбыло не под силу, поэтому предполагалось создание общественных группсодействия, включавших членов комсомольских и профсоюзных организацийи наиболее активных читателей библиотек.Участие во Всесоюзной библиотечной переписи 1934 г. принимали и массо-вые сельские библиотеки Томской области, в частности Чаинского района.Зарождающимся советским библиотекам отводилась активная роль вформировании и укреплении нового общественного строя, поэтому их дея-тельность находилась в ведении партийных и образовательных органов. Вархивных материалах Центра документации новейшей истории Томской об-ласти начиная с 1920 г. встречаются эпизодические упоминания о создании идеятельности партийных, городских и сельских библиотек. Так, например,«Обращение зав. Внешкольным отделом НКП Н. Ульяновой к Коммунисти-ческой партии о значении изб-читален в деревне» [13], Отчеты о деятельно-сти культпросветучреждений Томского губнаробраза за 1920 г. [14], Отчет одеятельности библиотеки Губкома за 1921 г. [15]. На период 1924-1925 гг. вНарымском округе Томской губернии было зарегистрировано 12 изб-читален[16]. Губернскими органами власти также был принят ряд распорядительныхи организационных документов, регламентирующих создание и работу изб-читален в деревне: Резолюция по библиотечному делу от 1925 г. [17], Планработы изб-читален на 1924-25 гг. [18], «Справочная работа в клубной избе-читальне и красном уголке» от 1925 г. [19], «О работе деревенских изб-читален» от 1926 г. [20], «Организация культурных баз на Севере» от 1926 г.[21]. В рамках выполнения руководящих указаний в Томском округе быланачата централизация библиотечного дела, для чего была организована еди-ная библиотечная сеть со следующими тремя типами библиотек: окружнаяцентральная библиотека с книжным коллектором и передвижным фондом;районные библиотеки и избы-читальни; городские клубные библиотеки. Темне менее наблюдались некоторые трудности в анализе и оценке библиотеч-ной деятельности из-за недостаточного развития статистической отчетнойбазы. Несмотря на активные призывы руководящих органов, в деятельностибиблиотек отмечались следующие проблемы: нерегулярное финансирование,неравномерное распределение средств и книжных фондов, недостаток ква-лифицированных кадров и актуальной литературы.Таким образом, к началу библиотечной переписи 1934 г. в Томском окру-ге была уже в общих чертах сформирована сеть библиотек различного под-чинения.В Центральной районной библиотеке села Подгорное бережно хранятся ко-пии материалов переписи - «регистрационные формы-карточки», заполненныебиблиотекарем села Леботёр (устар.: Лебатёр) Чаинского района [22, 23].По данным переписной карточки, Леботёрская изба-читальня была от-крыта в 1919 г. Указанную дату мы не можем считать установленной, так каксуществует информация (на основании устных сообщений библиотекарейсела Подгорное) об открытии этой избы-читальни 1 октября 1924 г. Также мыможем сослаться на данные, приведенные в статье директора Межпоселенче-ской центральной библиотечнойорганизации библиотечного дела страны представляет анализ не только со-держания, но и методики заполнения данных документов.Форма 1 «Карточка на библиотеку» [22. Л. 7] заполнялась по состояниюна 1 октября 1934 г. Учету подлежали все стационарные библиотеки - массо-вые и научные, открытые для общего пользования и предназначенные дляограниченного круга лиц, а также самостоятельные читальни и передвижныефонды, в которых работал хотя бы один оплачиваемый сотрудник, ведущийбиблиотечную работу. Библиотеки дошкольных учреждений и начальныхшкол, в порядке исключения, отдельных карточек не заполняли, а учитыва-лись в составе детского образовательного учреждения. При анализе материа-лов переписи обращает на себя внимание то, что в данный период считалисьразными организациями «библиотека» и «читальня», например: «…если чи-тальня составляет часть библиотеки, то на них заполняется одна общая кар-точка. Если же читальня является самостоятельной, например, читальня клу-ба при отсутствии библиотеки, то на нее составляется самостоятельная кар-точка…». Очевидно, что понятие «читальня» здесь эквивалентно современ-ному понятию «читальный зал».Томский губернский отдел агитации и пропаганды (Губагитпроп) приразработке тезисов и практических предложений «Об организации политико-просветительной работы в 1924-1925 гг.» четко обозначил разницу междубиблиотекой и избой-читальней. «Изба-читальня должна удовлетворять сле-дующим требованиям: наличие отдельного помещения; наличие достаточноквалифицированного работника; минимум 200 книг популярной литературы;кружковые занятия и громкая читка не реже 2-3 раз в неделю; обязательнаявыписка следующих газет: «Сельская правда», «Безбожник», «Крестьянскаягазета», «Томский крестьянин», «Комсомолец» и журналов: «Изба-читальня», «Крестьянка»; организация справочного стола. Где нет избы-читальни, там организуется Красный уголок в качестве ее первичной формы.Библиотека как самостоятельноевенности согласно Постановления ЦИК и Совнаркома СССР от 27 ноября1933 года за № 82/2530».Начиналось заполнение карточки с указания адреса библиотеки: Нарым-ский округ (согласно существовавшему на тот период административно-территориального делению), Чаинский район, село Леботёр. Далее следовалоопределить тип библиотеки: самостоятельная читальня, передвижной фонд ит.д. Изучаемая нами библиотека позиционировала себя как «самостоятельнаяизба-читальня при Леботёрском сельском совете», находящаяся в ведениирайонного отдела народного образования (РОНО).Следующие сведения касались степени общедоступности организации: от-крыта ли она для всех трудящихся или для определенного круга лиц. Данная из-ба-читальня, будучи по условиям работы массовой, предоставляла свои фондыдля всего населения, ведя обслуживание исключительно на русском языке.В этой связи необходимо отметить, что в Томском округе в данный пери-од проживало значительное количество коренного аборигенного населения -селькупов, до середины XX в. известных как «остяки» [26. С. 98], которыетакже должны были являться объектами библиотечной работы. В уже упомя-нутых документах Томской губернии об организации работы изб-читален вдеревне говорилось, что в районах со смешанным национальным населениемработа должна проводиться и на родном языке, а для кочевого населения -переноситься в «красные кибитки (юрты)». В материалах Всесоюзной пере-писи населения 1926 г. имеются данные о количестве остяков в сельской ме-стности Томского округа - 7939, в Чаинском районе их проживало всего 24, арусского населения - 10203 (для сравнения - в Александровском районе Том-ского округа остяков было зарегистрировано 2825, а русского населения -2787) [27. С. 248]. Можно предположить, что именно в силу малочисленно-сти коренного населения (причины резкого снижения его численности рас-смотрены в работе Н.А. Тучковой [26]) не представлено достоверной инфор-мации о работе Леботёрской избы-читальни на национальномВ регистрационных карточках переписи предусматривался достаточноподробный качественный и количественный анализ библиотечного фонда.Так, по состоянию на 01.10.1934 г. на инвентарном учете состояло 836 экзем-пляров книг, необработанных и неучтенных документов на данный период визбе-читальне не было. Необходимо заметить, что учет фонда в названиях(что является обязательным в настоящее время) не проводился, так как в силунебогатого финансового положения библиотек все документы приобрета-лись, скорее всего, в одном экземпляре. Таким образом, количество экземп-ляров и названий практически всегда совпадало. В течение 1934 г. в фондпоступило 136 экземпляров изданий, в числе которых 70 брошюр временногозначения кампанейского характера (в современной терминологии - «изданиявременного хранения»), а также 2 комплекта газет и журналов. Вся литерату-ра была на русском языке. Данных суммарного учета, предполагающих рас-пределение новых поступлений по темам и отраслям знания, а также чита-тельскому назначению, в предлагаемых регистрационных формах не былопредусмотрено. Такие данные могли бы дать ценные сведения не только опрофиле фонда (в настоящее время являющемся одной из основных характе-ристик библиотеки), но и о структуре информационных потребностей чита-телей.Анализ контингента читателей проводился по гендерному принципу: бы-ло зарегистрировано 83 читателя-мужчины и 52 женщины. Можно предпо-ложить, что такое распределение позволяло проследить развитие социальнойактивности женского населения в сельской местности. Все читатели обслу-живались только в рамках стационарной избы-читальни. Передвижнымибиблиотеками, коллективными абонементами и услугами книгоношества вданный период жители села пока не пользовались. Тем не менее наличиеданных разделов в регистрационной карточке свидетельствует о том, что вдругих библиотеках такие формы работы применялись. (В библиотечной сис-теме Чаинского района внестационарное обслуживание пользователей поя-вилось позже и остается актуальным до сих пор).Система книговыдачи предполагала как работу в читальном зале, так ивыдачу литературы индивидуальным читателям на дом. Так, за период с ян-варя по октябрь 1934 г. было выдано книг, брошюр (постоянного и временно-го значения), журналов и газет на дом - 52, в помещении читальни - 320 эк-земпляров. Можно предположить, что малое число выдачи литературы надом обусловлено не только заботой о сохранности документов, но и желани-ем приобщить к чтению в условиях скромного библиотечного фонда макси-мально возможное количество читателей.Форма 2 «Карточка на лицо, ведущее библиотечную работу» [23. Л. 8] за-полнялась на каждого сотрудника, ведущего оплачиваемую работу, незави-симо от величины и формы оплаты. Сотрудник библиотеки мог работать наполную или частичную ставку, со сдельной оплатой, по совместительству ит.д. Также регистрации подлежали и сотрудники других профессий, библио-течная работа которых являлась лишь одной из их должностных обязанно-стей, например: учителя, культработники, рабочие. В отчетах АгитпропаТомского окружкома ВКП(б) за 1926 г. учтена работа «избачей» по совмес-тительству в качестве руководителей школ политграмоты [28].Регистрационная карточка являлась универсальной для библиотек раз-личных видов, и городских, и сельских, поэтому библиотекарю предлагалосьуказать помимо территориального адреса еще и номера своих телефонов -рабочего и домашнего. Отдаленные села Чаинского района в исследуемыйпериод телефонизацией еще не были охвачены, поэтому данные разделы ос-тались незаполненными. Также важными представлялись сведения о принад-лежности библиотеки какому-либо политико-просветительному учреждению:клубу, школе, учебному или научному управлению и т. д. Изучаемая намиизба-читальня входила в состав Леботёрского сельсовета.В период переписи Леботёрской избой-читальней заведовала МещеуловаЕвдокия Васильевна, русская. По состоянию на 01.10.1934 ей исполнилось24 года. Важными для того времени были сведения о партийной принадлеж-ности - является ли сотрудник членом ВКП(б), ВЛКСМ или имеет статуссочувствующего. Е.В. Мещеулова являлась членом ВКП(б), что, безусловно,было необходимым в условиях возрастающей идеологической значимостибиблиотечного дела. Кроме этого, необходимо было указать уровень образо-вания библиотекаря. Специалистов, имеющих профессиональное библиотеч-ное образование, в тот период было совсем немного, поэтому предлагалосьуказать наличие хотя бы небиблиотечного образования: «начального, средне-го или высшего. Заведующая избой-читальней села Леботёр имела «началь-ное среднее образование 1-й ступени» [23. Л. 8], что соответствовало квали-фикационным требованиям для работников библиотек того времени. Чтобыобеспечить возможность получения профессионального библиотечного обра-зования в Томске «Резолюцией по библиотечному делу» 1925 г., утвержден-ной Томским окружкомом ВКП(б), рекомендовалось: «…учебной части ибюро внешкольной работы Сибкрайпартшколы включить в курс политико-просветительной работы библиотечное дело. Со 2-го триместра выделитькурсантов 1 и 2 ступени для прохождения практики по библиотечномулиотек). Именно по итогам переписи обозначилась необходимость в органи-зации передвижных, внестационарных форм библиотечного обслуживания,которые максимально приближают книгу к читателю и остаются актуальны-ми до сих пор, а также в привлечении общественности к помощи библиотекеи создании «библиотечных помощников» из числа наиболее заинтересован-ных читателей. Изучая работу сельских библиотек в современный период, мывидим, что практически в каждой библиотеке работает читательский актив,включающий как детей и подростков, так и взрослых.И наконец, чтобы улучшить качество работы сельских библиотек, выяв-ленное в результате проведения переписи, в 1935 г. был объявлен Всесоюз-ный конкурс на лучшую сельскую библиотеку [30]. Эта форма работы оста-ется актуальной и в настоящее время. В библиотеках Томской области регу-лярно проводятся разнообразные конкурсы, призванные оценить, сравнить исовершенствовать различные направления библиотечно-информационнойдеятельности.Таким образом, результаты Всесоюзной библиотечной переписи 1934 г.имели большое практическое значение, позволив не только выявить и про-анализировать статистические показатели работы библиотек, но и наметитьдальнейшие направления развития и совершенствования библиотечного дела,особенно в сельской местности.Определить, насколько задачи, выдвинутые в результате анализа сведе-ний данной библиотечной переписи, а также следующей переписи, проведен-ной в 80-е гг. XX в., были реализованы, а также поставить новые цели помо-гут результаты современной Всероссийской библиотечной переписи 2009-2011 гг., проводящейся в соответствии с распоряжением Правительства РФот 04.02.2009 № 131-р. Министерством культуры РФ разработан и согласованс федеральными органами исполнительной власти главный инструментарийработ по сбору сведений о библиотеках - форма федерального статистиче-ского наблюдения № 1-ВПБ «Сведения о библиотеке». В качестве единицыстатистического наблюдения принимается библиотека, имеющая не менее1000 книг, отдельное помещение и работника, выполняющего функции биб-лиотечного персонала [31].Библиотеки Муниципального учреждения культуры (МУК) «Межпосе-ленческая центральная библиотечная система Чаинского района Томской об-ласти» также принимают активное участие в современной переписи, что по-сле подведения итогов даст возможность не только провести сравнительныйанализ показателей развития библиотек, но и обосновать оптимальные на-правления дальнейшего развития.

Ключевые слова

история библиотечного дела, сельские библиотеки, Томская область, библиотечная перепись, библиотечная статистика, history of librarianship, rural libraries, Tomsk region, the library census, library statistics

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Масяйкина Евгения АнатольевнаНациональный исследовательский Томский государственный университеткандидат педагогических наук, старший преподаватель кафедры библиотечно-информационной деятельности Института искусств и культурыeamasyaikina@rambler.ru
Всего: 1

Ссылки

О порядке реквизиции библиотек, книжных складов и книг вообще: декрет Совнаркома от 26.11.1918 [Электронный ресурс]. URL: http: // www.opentextnn.ru (дата обращения: 19.11.2011).
Об охране библиотек и книгохранилищ РСФСР: декрет Совнаркома от 17. 07. 1918 [Электронный ресурс]. URL: http: // www.opentextnn.ru (дата обращения: 19.11.2011).
О национализации запасов книг и иных печатных произведений: декрет Совнаркома от 20. 04. 1920 [Электронный ресурс]. URL: http: // www.opentextnn.ru (дата обращения: 19.11.2011).
О передаче библиотечного дела в РСФСР Народному комиссариату просвещения : постановление СНК РСФСР от 30 июня 1920 г. // Директивы ВКП(б) и постановления Советского правительства о народном образовании: сб. док. за 1917-1947 гг. М., 1947. С. 147-148.
О централизации библиотечного дела в РСФСР : декрет СНК от 03 ноября 1920 // Директивы ВКП(б) и постановления Советского правительства о народном образовании : сб. док. за 1917-1947 гг. М., 1947. С. 148-149.
Первый Всероссийский съезд библиотечных работников. 1924 [Электронный ресурс]. URL: http : // www.novrosen.ru (дата обращения: 19.11.2011).
Об избах-читальнях : Циркуляр ВЦИК и СНК от 18 сентября 1924 // Директивы ВКП(б) и постановления Советского правительства о народном образовании: сб. док. за 1917-1947 гг. М., 1947. С. 162-163.
Об избах-читальнях : Постановление ЦК ВКП(б) от 11 ноября 1929 // Директивы ВКП(б) и постановления Советского правительства о народном образовании : сб. док. за 1917-1947 гг. М., 1947. С. 167-168.
Об избах-читальнях: Постановление СНК РСФСР от 07 февраля 1930 // Директивы ВКП(б) и постановления Советского правительства о народном образовании : сб. док. за 1917- 1947 гг. М. : Изд-во АПН РСФСР, 1947. С. 168-169.
Об улучшении библиотечной работы: постановление ЦК ВКП(б) от 30 октября 1929 года // Директивы ВКП(б) и постановления Советского правительства о народном образовании : сб. док. За 1917-1947 гг. М., 1947. С. 166-167.
О библиотечном деле в Союзе ССР: постановление Центрального исполнительного комитета СССР от 27 марта 1934 года // СЗ СССР. 1934. № 18. С. 141.
Крупская Н.К. Всесоюзная перепись библиотек 1934 г.: [Электронный ресурс]. URL: http : // lib.ru.ec/b/ (дата обращения: 06.11.2011).
Обращение зав. Внешкольным отделом НКП Н. Ульяновой к Коммунистической партии о значении изб-читален в деревне // ЦДНИ ТО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 711. Л. 16.
Отчеты о деятельности культпросветучреждений Томского Губнаробраза за 1920 г. // ЦДНИ ТО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 1600. Л. 1-2.
Отчет о деятельности библиотеки Губкома ВКП(б) за 1921 г. // ЦДНИ ТО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 1268. Л. 4.
Статистический отчет о работе Нарымского уездного комитета ВКП(б) // ЦДНИ ТО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 1165. Л. 7-9.
Резолюция по библиотечному делу Томского окружкома ВКП(б). 1925 г. // ЦДНИ ТО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 1385. Л. 63-64.
План работы изб-читален на 1924-25 гг. // ЦДНИ ТО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 1398. Л. 24.
Справочная работа в клубной избе-читальне и красном уголке. 1925 г. // ЦДНИ ТО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 1400. Л. 2.
О работе деревенских изб-читален. 1926 г. // ЦДНИ ТО. Ф.1. Оп. 1. Д. 289. Л. 29.
Организация культурных баз на Севере. 1926 г. // ЦДНИ ТО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 289. Л. 69-72.
Всесоюзная библиотечная перепись 1934 г. Форма 1. Карточка на библиотеку с. Лебатер // Муниципальный архив администрации Чаинского района. Ф. 9. Оп. 1, ед. 11. Д. 1. Л. 7.
Всесоюзная библиотечная перепись 1934 г. Форма 2. Карточка на лицо, ведущее библиотечную работу в с. Лебатер // Муниципальный архив администрации Чаинского района. Ф. 9. Оп. 1, ед. 11. Д. 1. Л. 8.
Стукалова Н.А. Очаг знаний и духовности: Чаинская районная библиотека // Земля Чаинская: сб. науч.-попул. очерков к 100-летию с. Подгорное / отв. ред. Я.А. Яковлев. Томск, 2001. С. 298-304.
Об организации политико-просветительной работы в 1924-1925 гг. // ЦДНИ ТО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 1398. Л. 236.
Тучкова Н.А. Селькупы реки Чаи // Земля Чаинская: сб. науч.-попул. очерков к 100-летию с. Подгорное / отв. ред. Я. А. Яковлев. Томск: Изд-во Том. ун-та, 2001. С. 98-114.
Всесоюзная перепись населения 1926 г. Сибирский край. Отдел 1: Народность, родной язык, возраст: грамотность: отдельный оттиск табличной части. М.: ЦСУ СССР, 1928. 339 с.
Отчеты Агитпропа Томского окружкома ВКП(б) за 1926 г. // ЦДНИ ТО. Ф. 76. Оп. 1. Д. 319. Л. 52.
Крупская Н.К. О сельской библиотеке: [Электронный ресурс]. URL: http : // lib.ru.ec/b/ (дата обращения: 06.11.2011).
Крупская Н.К. О задачах Всесоюзного конкурса на лучшую сельскую библиотеку [Электронный ресурс]. URL: http: // lib.ru.ec/b/ (дата обращения: 06.11.2011).
Всероссийская библиотечная перепись 2009-2011 гг. URL: http: // stat.rulibrary.ru/ (дата обращения: 06.11.2011).
 Материалы Всесоюзной библиотечной переписи 1934 г. как источник изучения деятельности сельских библиотек | Вестн. Том. гос. ун-та. Культурология и искусствоведение . 2011. № 4.

Материалы Всесоюзной библиотечной переписи 1934 г. как источник изучения деятельности сельских библиотек | Вестн. Том. гос. ун-та. Культурология и искусствоведение . 2011. № 4.

Полнотекстовая версия