Антропоморфизация в традиционной культуре обских угров | Вестн. Том. гос. ун-та. Культурология и искусствоведение . 2012. № 1 (5).

Антропоморфизация в традиционной культуре обских угров

Статья посвящена явлению антропоморфизации, анализируемому на примере антропоморфных изображений у коренных народов Западной Сибири обских угров (хантов и манси). Выявляется знаковость изображений, маркирующих определенные этапы жизни человека: внутриутробное развитие, рождение и младенчество - обрядовая кукла, детство - игрушка девочек (кукла), взрослая жизнь - изображения духов, бытие после смерти - изображения умерших. Прослеживается эволюция материалов, используемых для изготовления антропоморфных изображений, дается их характеристика с точки зрения вещности и знаковости.

Anthropomorphization in traditional culture of the Ob-Ugric peoples.pdf Антропоморфизация является важной особенностью мифологическогомышления, возникающей вследствие перенесения на природные объекты чело-веческих свойств, приписывания им человекообразного вида [1. С. 164−165]. Вкультуре обских угров антропоморфный облик придавали обрядовой кукле,детским игрушкам, изображениям духов и умерших. При этом каждая катего-рия изображений соотносилась с определенным этапом в жизни человека. Оха-рактеризуем эти этапы, проследив эволюцию конструктивных черт антропо-морфных изображений, выявив их функции и символику.Первый этап жизни человека, согласно традиционному мировоззрениюобских угров, - это внутриутробное развитие. Манси на время пребыванияребенка в утробе матери делали куклу сос - заместителя ребенка [2. С. 82],ханты − Ушпай [3. С. 76−79]. Она представляла собой фигурку, которую из-готавливала пожилая женщина из кусочка мягкой чаги, служившего тулови-щем. Лицо имитировала монета. Готовую куклу сос освящали и украшали: нашею надевали бусы из бисера, прикрепляли косы. Куклу опоясывали нитью,концы которой свисали сзади, за них куклу брали в руки. Кукла предназнача-лась для духа Сянь («Мать») и обеспечивала связь между ним и матерью ре-бенка [4. С. 265] или между еще не родившимся ребенком и Сянь [2. С. 83].Изображение хранили в мешке для рукоделия, обернув в красивый платок имягкую шкуру. Впоследствии платок дарили духу Сянь. С помощью сос га-дали, благополучно ли доживет будущая мать до родов, хорошо ли развива-ется ребенок [4. С. 265−266].Второй этап жизни - рождение и младенчество. После рождения ребен-ка сос разбирали и составные части полностью использовали: нитью перевя-зывали пуповину, в растворе с сожженной чагой обмывали ребенка, чагу ис-пользовали и при обрядах очищения, бисерные низки надевали на ручки ре-бенку в качестве оберега [3. С. 78]. Интересно, что послед у юганских хантовповитуха обряжала «как куклу» − в платок, халат-сак, перевязанный поясом,или в кусочек красной ткани. «Куклу» она помещала в берестяную коробочкуи уносила в специальное место за селением, где привязывала к дереву на вы-соте человеческого роста. Дерево выбирали в зависимости от пола ребенка:послед мальчика вешали на кедр или сосну, а девочки - на березу [5. С. 213].Данная традиция прослеживается и у манси [6. С. 91−92]. И сос, и последможно назвать «обрядовой куклой». Как видим, обские угры куклу − замес-тителя ребенка − разбирали после его рождения, а послед хоронили. Данныедействия можно трактовать как ритуал, подтверждающий переход ребенка изиного, «невидимого» мира в мир людей. При этом обрядовая кукла мысли-лась материальной формой еще не родившегося человека и несла в себе не-сколько функций: знака, выражающего связь матери/ребенка и Сянь, манти-ки, очистительную и охранительную.Третий этап - детство. Жизнь девочки в этот период была связана с кук-лой. Статус девочки в будущем - хранительница очага, мать, поэтому по-средством игры в ней воспитывались такие личные качества, как хозяйствен-ность, доброта, терпение. Ухаживая за куклой-дочкой, девочка познавалаправила ухода за ребенком [7. С. 59, 61]. Таким образом, игра с куклой спо-собствовала выработке у девочек определенных личностных характеристик итрудовых навыков. В этом проявлялись психологическая и социальная функ-ции куклы, но этим ее значение не ограничивалось.Обращаясь к внешнему виду кукол, следует указать их наиболее отличи-тельный признак − все куклы не имели лица, чтобы в них не вселились «ду-хи» [8. С. 62]. Согласно традиционному мировоззрению обских угров, в изо-бражение с лицом вселялась душа. Следовательно, в кукле подчеркивалосьматериальное начало.С учетом конструктивных характеристик кукол можно разделить на двавида. Куклы, у которых в качестве основы использовались клюв и шкурка пти-цы. Такие куклы имелись у северных хантов, у восточных хантов на Салыме,Васюгане [8. С. 63]. Другой вид - это куклы, сделанные из ткани. У восточныххантов наблюдалось несколько вариантов оформления лица тканевых кукол: нар. Юган его рисунок из цветных полос близок овалу или полуовалу и в послед-нем случае напоминает утиную головку; на р. Аган и р. Тромъеган рисунок изполос имеет форму сердечка; на р. Пим - концентрических кругов [9. С. 20].Точкой отсчета в эволюции обско-угорских кукол следует признать изготов-ленные из шкурки с птичьим клювом. Образ куклы-человека выражался по-средством телесной оболочки птицы. Данное обстоятельство представляетсянеслучайным. Его трактовка предполагает обращение к мифологическим осно-вам человеческого мышления. Одним из его признаков является то, что «пер-вобытный» человек не выделял себя отчетливо из окружающего природногомира и переносил на природные объекты свои собственные свойства [1.С. 164-165]. Характерной чертой в понимании обскими уграми животного ми-ра было полное или частичное уподобление его человеку [10. С. 155-156]. Оче-видно, использование для основы куклы шкурки птицы раскрывает данныйархаичный пласт в воззрениях обских угров.Архаический материал - клюв птицы - становился куклой и приобреталантропоморфное изображение человека, только если на нем появлялась оде-жда. Следует отметить, что у хантов была зафиксирована игрушка-олень стуловом из клюва водоплавающей птицы. Характерно, что олени из «клюви-ков» предназначались только для девочек, ими изготавливались и хранились[11. С. 234]. Большое внимание, уделяемое одежде кукол, не случайно. Оде-жда мыслилась как атрибут культуры, поскольку выступала результатом дея-ний человека [12. С. 245-246]. Кроме того, одежда маркировала внешнююматериализованную оболочку человека, что хорошо прослеживается в мифо-логии и обрядовой сфере [13. С. 187]. На всех куклах присутствовал комплектверхней одежды. Более поздним материалом для изготовления кукол сталаткань. Смена материалов отразила разделение человека и природы в сознанииобских угров, поскольку ткань, наделенная признаком рукотворности, марки-ровала культурное начало. Кроме того, данная эволюция свидетельствовалаеще об одной тенденции в мировоззрении: смещении приоритета от духовно-сти в сторону материальности.Важной функцией кукол являлась подготовка к восприятию мифологиче-ской картины мира. Антропоморфный образ в кукле передавался через шкур-ку птицы. Символика птицы в мифологии обских угров многогранна. Онаслужила воплощением демиурга: кулика у хантов и гагары у манси, эманаци-ей верховного божества Торума и его сыновей, богини Калтась-эквы [14. С. 63,272, 172, 298-299, 353]. Разносторонность мифологического образа птицы не-сла идею единства окружающего мира в разных формах его бытия. Кукла спо-собствовала усвоению этой идеи, своей материальной основой подготавливаладетское сознание для этого мировоззренческого вывода. Использование в каче-стве основы шкурки птицы несло и иную символическую нагрузку: душа втрадиционной культуре обских угров представлялась в образе птицы [15.C. 154]. Таким образом, духовное начало передавалось через куклу не изобра-жением лица, а самой основой, используемой для ее изготовления.Кукле были присущи креативная и гносеологическая функции. Игруш-ки - это «набор предметов будущих занятий в миниатюре» [7. С. 62], т.е. мо-дели. Преобразование вещи в модельЧетвертый этап - взрослая жизнь. Данный этап связан с изображениямидухов. Классификация духов была проведена на рубеже XIX-XX вв.К.Ф. Карьялайненом. Исходя из местонахождения, он выделил две большиегруппы: привязанные к местности родовые и семейные духи и не привязан-ные к ней всеобщие [18. Т. 2. С. 7−8].Всеобщие духи изображений не имели. Они выражали представления об-ских угров о структуре Вселенной и выполняли довольно общие функции.Через их умозрительные антропоморфные образы транслировались осново-полагающие категории бытия − добро, зло, жизнь, смерть, благополучие. От-сутствие изображений всеобщих духов было обусловлено спецификой пер-вобытного мышления, оперировавшего образами: понятия вклеивалисьвнутрь вещей, которые служили образами. Вещь заменяла понятие [16.С. 127]. Следовательно, отсутствие изображений всеобщих духов и расплыв-чатость их образов являлись следствием позднего оформления категорий,соотносимых с данными изображениями.Местные (родовые) духи − это сверхъестественные существа, имеющиесилу на определенной территории или оказывающие содействие определен-ной социальной группе. Данные духи считались предками людей, рожденныхв пределах родовой группы [19. С. 281].Для обских угров были характерны мужские деревянные изображения свырезанным или обозначенным лицом; женские - с вырезанным лицом, безуказания пола - с обозначенным лицом. Только ханты использовали дере-вянные мужские и женские изображения с лицом, покрытым металлом; муж-ские многоголовые фигурки; манси р. Сосьва - деревянные мужские изобра-жения с нарисованной на лице птицей; иртышские ханты - деревянные изо-бражения без указания пола и без черт лица. Изображения в виде личин надеревьях были общими для обских угров. Характерным лишь для хантовр. Вах было изображение в виде личины на пне. Фигурки из камня использо-вались и хантами и манси. Они были без указания пола, с обозначеннымичертами лица. Изображения 743 , изготовленные из металла, без указания пола, свырезанными чертами лица зафиксированы у хантов и манси. Специфиче-ским для манси р. Манья было изображение женского духа, состоящее из зоо-морфных фигурок, для ляпинских манси - женская фигура в виде молота.Мужские и женские фигурки из свинца, с обозначенным лицом изготавлива-ли только ханты; из серебра - манси р. Сосьва (мужское зооморфное изобра-жение), манси р. Конда (женское изображение, с чертами лица); из олова -березовские ханты; из меди - манси рр. Ляпин, Северная Сосьва, березовскиеханты. Изображения из ткани, без черт лица бытовали у березовских, салым-ских хантов; манси р. Ляпин. У последних это были мужские и женские фи-гурки, а у первых - только мужские.Таковы вещные характеристики изображений местных духов у обскихугров. Для определения возможных абстрактных понятий, выражаемых черезкатегорию местных духов, рассмотрим с точки зрения знаковости их наибо-лее существенные вещные характеристики.Используемый для изготовления изображений местных духов архаичныйматериал - дерево − олицетворял стихийное, природное начало. Символикусвязи местных духов с природой отражал и характер их «одежды». Чаще все-го местные духи были раздеты, иногда обернуты тканью, очень редко - оде-ты. Напомним, что одежда маркировала культурное начало. Все изображениянаходились на священных местах, которые были выключены из сферы прак-тической деятельности человека. С большим уважением относились к самойтерритории, а также к изображениям, находившимся там. Территория мест-ного духа воспринималась как особый мир, который не подчинялся человеку,но от которого зависела жизнь людей. По этой причине отношение обскихугров к местным духам оставалось предельно почтительным. Таким образом,через изображения местных духов антропоморфизировалась природа какособый по отношению к человеку, культуре мир.Домашние (семейные) духи имелись у каждой семьи. Они охраняли оле-ньи стада, давали хороший улов, пеклись о здоровье, о супружеском счастье[20. С. 220].Общими для обских угров были изображения из дерева, без указания по-ла, с вырезанным или неоформленным лицом, с лицом в виде медной бляхи;изображения без твердой основы в виде женщины. Изображения из камня,без знаков пола, с лицом были характерными для хантов; из металла, без ука-зания пола, с обозначенным лицом, а также мужские изображения или безпризнаков пола, из ткани, без лица - для манси; изображения из кости - дляманси и северных хантов. Иртышские и васюганские ханты у деревянныхизображений лицо покрывали металлом; у иртышских хантов бытовали мно-гоголовые деревянные и металлические изображения. Металлические зоо-морфные фигурки, речную раковину для основы использовали березовскиеханты; изображения из стрел делали манси р. Северная Сосьва, из зеркала -манси р. Сосьва. Фигурки духов из ткани с вышитым лицом изготавливаликазымские ханты.Анализ вещных характеристик позволил выявить знаковость изображе-ний домашних духов. В качестве архаичного материала для их изготовлениявыступало дерево, отражающее природное начало. Чаще всего домашние ду-хи были одеты, иногда завернуты в ткань и очень редко - раздеты. Одеждакак творение рук человека подчеркивала в изображениях принадлежность кмиру культуры. Статусная двойственность домашних духов подтверждаласьи местом их хранения: в жилище на чердаке или у дальней стены, т.е. в про-странстве повседневного человеческого бытия, но вместе с тем в своем осо-бом месте, наделенном чертами сакрализации. Следовательно, они были свя-заны, с одной стороны, с миром человека, с его повседневной культурой, а сдругой - с миром духов и природным началом, так как могли обращаться кболее могущественным духам и посредством этого влиять на жизнь человека.В традиционном сознании обских угров домашние духи символизировалиграницу, порубежье между природой и культурой. Очевидно, пограничныйстатус домашних духов определил и специфическое отношение к ним. Онобыло далеко не таким почтительным, как к местным духам: их можно былонаказать или вообще выбросить.Что касается эволюции материала для изготовления местных и домашнихдухов, то первоначально им служили дерево, камень, кость, затем металл,ткань или твердая основа отсутствовали вообще. Как видим, со временемприродные материалы дополнялись рукотворными, и через смену материалапрослеживается уже отмеченная динамика традиционного сознания − смеще-ние акцента от природного к культурному началу. Изображения духов, как икукол, выражали идею психосоматического единства, поскольку у нихоформлялось лицо и присутствовала одежда, либо ее символизировала ткань.Пятый этап - бытие после смерти. После смерти человека нужно былоизготавливать иттэрма − вместилище реинкарнирующейся души. Обычай егоизготовления связан с представлениями о способности этой души вселяться визображение человека после его физической смерти [21. С. 143].Наиболее распространенным материалом для изготовления изображенийумерших у обских угров было дерево. При его использовании наблюдалосьмаксимальное число вариантов исполнения лица. На втором месте по степенираспространенности стояли изображения из ткани, без черт лица или с раз-личными предметами вместо него. Еще реже встречались металлические фи-гурки. Изображения умерших без твердой основы изготавливали северные, втом числе нижнеобские, сынские ханты, у манси данные изображения встре-чались только на р. Ляпин. Менее распространенными были иттэрма, выпол-ненные из волос (нижнесосьвинские манси, березовские ханты). Эволюцияиттэрма от деревянных и тканевых фигурок к изображениям без твердой ос-новы символизировала постепенный отход от духовного и усиление матери-ального начала в символике иттэрма.Предшествующие исследователи видели в иттэрма пристанище душиумершего человека, опираясь при этом на интерпретацию, даваемую самиминосителями культуры. Однако знаковость иттэрма кодировалась не только науровне их осмысления, но и включала подсознательные стереотипы воспри-ятия. Для выяснения последних проанализируем представленную в иттэрмасимволику вещности.Для изображений умерших было характерно отсутствие единого канона воформлении лица. Это объяснялось тем, что изготовление иттэрма и почита-ние его как предка-покровителя было делом каждой отдельной семьи [21.С. 159]. Но имелись и другие причины. Согласно традиционному мировоз-зрению хантов и манси, лицо - это знак души. Поскольку лицо у деревянныхизображений заменяли пуговицы, монеты, у изображений из ткани - монеты,волосы, указанные предметы также должны были мыслиться знаками души.Возможно, набор знаков, выражающих идею человеческой души, отражалнеоднозначность самих представлений о духовной субстанции человека,свойственных обским уграм.Таким образом, знаковость иттэрма можно рассматривать в двух аспек-тах. С точки зрения осознаваемой символики в иттэрма через конструктив-ные характеристики подчеркивалась духовная сторона человека. С точки зре-ния вещности через одежду на подсознательном уровне акцентироваласьтелесная субстанция. В целом иттэрма также несли идею психосоматическо-го единства человека. Более того, в большинстве случаев на изображенияхумерших встречалась зимняя одежда. Акцент на зимнюю одежду можно объ-яснить ассоциативной связью данных изображений с потусторонним миром,миром мертвых, который мыслился как северная, холодная сторона. Такжеможно провести параллели с одеждой самих умерших: покойников обскиеугры одевали в зимнюю одежду [15. С. 153]. Следовательно, одежда на ит-тэрма характеризуется полисемантичностью.Как видим, в традиционной культуре обских угров антропоморфные изо-бражения символизировали полный жизненный цикл человека. При этомграницы человеческого бытия не совпадали с рубежами физического сущест-вования. Они мыслились шире последних и охватывали цикл бытия, вклю-чающий мир реальный и мир потусторонний. На каждом этапе маркировкиантропоморфные изображения имели различные конструкции, функции исимволику, сопряженную с базовыми мировоззренческими понятиями − че-ловек, культура, природа. Окружающий мир проецировался традиционныммировоззрением на человека и символически осмыслялся посредством ком-плекса антропоморфных изображений, в чем и состояло явление антропо-морфизации.

Ключевые слова

обрядовая кукла, игрушки, изображения духов, изображения умерших, ceremonial doll, toys, images of spirits, images of dead people

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Золотарева Наталья ВладимировнаНациональный исследовательский Томский государственный университетаспирант кафедры музеологии, культурного и природного наследия Института искусств и культурыNatashik@sibmail.com
Всего: 1

Ссылки

Мелетинский Е.М. Поэтика мифа. М., 2000. 408 с.
Попова С.А. Обряды перехода в традиционной культуре манси. Томск : Изд-во Том. ун- та, 2003. 180 с.
Талигина Н.М. Обряды жизненного цикла у сынских хантов. Томск : Изд-во Том. ун-та, 2005. 176 с.
Соколова З.П. Манси. Семейная обрядность // Народы Западной Сибири. М., 2005. С. 265-278.
Мартынова Е.П. Семейные обряды и традиции. Родильный обряд // Салымский край. Екатеринбург, 2000. С. 212−217.
Попова С.А. Мансийские календарные праздники и обряды. Томск, 2008. 138 с.
Тахтуева А.М. Игры и игрушки в традиционном воспитании хантыйской семьи // Народы Северо-Западной Сибири. Томск, 1996. Вып. 3. С. 58-65.
Федорова Н.Н. Традиционная игрушка Обского Севера : куклы, олени. Синкретический характер игры и игрушки // Космос Севера. Екатеринбург, 2002. Вып. 3. С. 59-65.
Тахтуева А.М. Хантыйская колыбель, детская одежда и кукла // Народы Северо- Западной Сибири. Томск, 1994. Вып. 1. С. 15-20.
Кулемзин В.М. Человек и природа в верованиях хантов. Томск : Изд-во Том. ун-та, 1984. 192 с.
Федорова Н.Н. Традиционная игрушка хантов − олень и ее синкретичный характер // Система жизнеобеспечения традиционных обществ в древности и современности: Теория, методология, практика. Томск, 1998. С. 232-234.
Павлинская Л.Р. Игрушка и мир ребенка в традиционных культурах Сибири // Традиционное воспитание детей у народов Сибири. Л., 1988. С. 222-252.
Рындина О.М. Кукла обских угров в дихотомии реального и возможного // Этнокультурное наследие народов Севера России / О.М. Рындина, Н.В. Золотарева. М., 2010. С. 183-190.
Мифы, предания, сказки хантов и манси. М., 1990. 568 с.
Соколова З.П. Ханты : Семейная обрядность // Народы Западной Сибири. М., 2005. С. 142-166.
Леви-Строс К. Неприрученная мысль // Леви-Строс К. Первобытное мышление. М., 1999. С. 112-336.
Лукина Н.В. Введение // Мифы, предания, сказки хантов и манси. М., 1990. С. 5-58.
Карьялайнен К.Ф. Религия югорских народов. Томск, 1995. Т. 2. 284 с.
Гемуев И.Н. Манси : Мировоззрение, мифология и культовая практика // Народы Западной Сибири. МЇО ИVбЩ., 2005. С. 278-288.
Кастрен М.А. Сочинения : в 2 т. Тюмень : Изд-во Ю. Мандрики, 1999. Т. 1 : Лапландия. Карелия. Россия. 256 с.
Соколова З.П. Изображения умерших у хантов и манси // Шаманизм и ранние религиозные представления. М., 1995. С. 143−173.
 Антропоморфизация в традиционной культуре обских угров | Вестн. Том. гос. ун-та. Культурология и искусствоведение . 2012. № 1 (5).

Антропоморфизация в традиционной культуре обских угров | Вестн. Том. гос. ун-та. Культурология и искусствоведение . 2012. № 1 (5).

Полнотекстовая версия